ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » Статьи Касатонова, Кара-Мурзы и др. авторов.


Статьи Касатонова, Кара-Мурзы и др. авторов.

Сообщений 181 страница 190 из 217

181

http://www.dal.by/news/109/06-01-17-8/   
     
    Государственная идеология дезинформации (часть2)

     "ПРОПАСТЬ МЕЖДУ БОГАТЫМИ И БЕДНЫМИ ЗАШКАЛИВАЕТ ЗА ОТМЕТКУ 44 РАЗА"
— В том же своем труде вы писали, что официально оцениваемый разрыв в доходах 10 процентов самых богатых и 10 процентов самых бедных составляет 16 раз, а фактически зашкаливает за 28 - 36 раз. В связи с нынешним кризисом ситуация как-то изменилась?

— Резко ухудшилась. Номинальные доходы бедных за истекшие два года снизились на 18 процентов, а цены на приобретаемые ими товары и услуги возросли минимум на 22 процента. Следовательно, их реальные доходы за этот относительно короткий отрезок времени упали на все 33 процента. Доходы богатых при этом, несмотря на кризисные санкции, за это время увеличились на 15 процентов, а у особо богатых (за счет повышения монопольных цен, падения рубля и поглощения громадных курсовых разниц) — на все 32 процента. При этом цены на товары и услуги, приобретаемые богатыми, растут медленнее, чем цены на товары, приобретаемые бедными, — таков закон опережающего роста цен на товары массового спроса. А в критических ситуациях, как правило, повышаются еще в два раза медленнее. Таким образом, в отличие от бедных, реальные доходы богатых и в этом случае росли (их прирост, по нашим оценкам, в этот раз превысил 9 процентов), а пропасть между ними еще больше увеличилась и, по нашим очищенным оценкам, зашкаливает за отметку 44 раза, которая в 10 раз превышает допустимую мировую норму МОТ.

Однако сегодня неравенство и бедность — это не только аномальные разрывы в доходах и еще большие разрывы в уровнях и качестве неравноценно наполненного реального потребления, но и чудовищные имущественные и социальные контрасты. Прежде всего контрасты между неоправданно высокими министерскими и депутатскими зарплатами, зашкаливающими за 400 - 700 тысяч рублей в месяц и уж совсем возмутительно фантастическими месячными доходами Сечиных и прочих российских "эффективных собственников" с одной стороны, и попросту нищенскими размерами минимальной оплаты труда (МРОТ) и величинами прожиточного минимума с другой, которые составляют в месяц округленно соответственно 6,7 и 9,5 тысяч рублей и которые к тому же наше правительство в марте 2016 года умудрилось еще на 221 рубль урезать. Или размерами разных социальных пособий и доплат, которые в условиях ныне бешено растущих цен граничат с подаяниями нищим. Понятно, почему у нас дефицит денежного дохода малоимущего населения, который в социальном государстве должен непрерывно снижаться, в России устойчиво растет (с 2000 года он увеличился в целых три раза). Чтобы скрыть обнажаемую проблему, Росстат определяет этот дефицит в процентах к общему объему денежных доходов населения, что бессмысленно, а не к суммарным объемам МРОТ или прожиточного минимума, что характеризовало бы суть дела. Так наяву наша власть выполняет свою священную функцию нерушимой защиты бедных слоев нашего безмолвного населения. Хотите персонально почувствовать эту справедливость — примерьте на своей зарплате и собственном бюджете приведенные цифры!

— Какое количество бедных на сегодня в стране?

— По официальным оценкам, у нас сегодня 21 миллион, а по разным неофициальным оценкам, от 25 до 30 миллионов бедных. Но, кроме того, у нас, по разным оценкам, еще практически столько же тех, у кого планка уровня жизни, быть может, выше критического минимума, но они сами оценивают себя и живут как бедные люди. Или, возможно, еще хуже, чем бедные люди. И это не только биологически больные и психически ущемленные люди, численность которых по медицинским показаниям в любом обществе может достигать 5 - 7 процентов общей численности здоровой части населения. В большинстве своем это социально депрессивные и деклассированные люди, которые не удовлетворены своей работой и жизнью, люди, лишенные возможности заниматься тем, что нравится, протестующие против несправедливости и не верящие в пустые обещания. Это, строго говоря, не столько безработные, беспризорные и бездомные, сколько социально неустроенные, неблагополучные и потому никому — ни себе, ни обществу — не нужные люди. Своего рода неудачники, деградирующие в этой жизни, которых в экстремистских кругах называют еще изгоями общества и квалифицируют как социальное дно.

Достоевский писал, да и другие классики, что в бедности есть своя прелесть. А вот в депрессии, деклассированности и опущенности ее нет. У нас одних только опустившихся на социальное дно алкоголиков и наркоманов почти 20 миллионов человек. Они, за исключением особых вырожденных случаев, нигде не учитываются. По определению асоциальные, способные поддержать как самое ценное, дорогое в стране, так и самое отвратительное, преступное, эти люди в нашей стране намного более несчастны и, следовательно, социально проблемные, чем бедные.

Как ни крути, несмотря на решение целого ряда проблем бедности (создание материнского капитала, повышение заработной платы учителям и врачам и т. д.), в стране за истекшие тучные годы сформировалось целое громадное сословное поколение деклассированных депрессивных людей, которые сегодня представляют едва ли не самую серьезную угрозу факту выживания самой России, по сравнению с чем санкции и прочая нынешняя суетня — ничто. Ведь на кону здоровье и выживание самого народа, без чего никаких государств и никаких других проблем не бывает и быть не может! Но по таким ключевым направлениям, как улучшение образования, здравоохранения и общего пенсионного обеспечения, снижение уровня преступности или в добровольном повышении ответственности бизнеса в оздоровлении общества (например добровольном принятии им прогрессивной шкалы налогообложения или освобождении от налогов социально незащищенного населения) продолжался беспробудный застой. И для преодоления социальных контрастов и порождаемой ими розни и напряженности в обществе в истекшие тучные годы, похоже, мы упустили (бездарно пропили и проели, а кто смог, преступно угнал на Запад и выморочил) лучшие шансы. Теперь, чтобы не погибнуть, нам, наполовину больным и обедневшим, с упавшими ценами (и отнюдь не на одну только нефть и позорно обесцененным рублем), вопреки всему, здесь и сейчас, а не только в одном Крыму, надо срочно компенсировать упущенное. Вчера, по мнению наших беспечных властей, возможно, было рано, но завтра, и это по общему мнению, точно будет поздно.

— Какие последствия могут быть от увеличения сословия упомянутых вами депрессивных людей?

— Самые разорительные, начиная от усиления в обществе разброда и шатаний и кончая самым слепым и беспощадным бунтом. Депрессивная когорта людей, особенно та, которая связывает свои надежды с несбыточными чаяниями, очень чувствительна к тем безобразиям, которые творятся вокруг. Между тем эти люди, несмотря на все их слабости и пороки, о чем я говорил раньше, если не лучшая часть, то очень продвинутая часть нашего общества. Они при определении рейтингов и на выборах, потворствуя властям, сами лицемерят и обманывают себя и других. Обманываемые на протяжении долгого времени, они на самом деле сегодня крайне разочарованы и способны отнюдь не на то, что им вменяют и что от них ожидают нынешние власти. Разрыв между их ожиданиями и реальным положением уже давно зашкаливает за отметку не в 40, а 140 раз. В этом проблема. Отсюда пьянство, наркомания, бездомность, болезни, грязные дворы, квартиры, подъезды, массовые бытовые преступления и пожары, отсюда потеря социального статуса и иммунитета и, как общее следствие, массовая деклассированность. А деклассированные орды людей (и это я нахожу нужным еще раз подчеркнуть) — это самая большая опасность для страны, намного более опасная, чем бедность. Хватит врать при определении рейтингов поддержки нынешних наших властей, в том числе зашкаливающих рейтингов нашего президента, что якобы кому-то, даже нашему последнему отпетому лизоблюду, подобные порядки и достижения на самом деле могут нравиться, и он их в ущерб самому себе якобы с чистой совестью одобряет.

— Есть ли в России средний класс? Становится ли он меньше и кого можно к нему отнести?

— Значительная и самая болезненно и несправедливо уязвленная часть в когорте ныне депрессивных людей — это именно тот самый былой средний класс, вложивший в бизнес последнее, в том числе собственное жилье, втянутый несбыточными посулами и ожиданиями, а потом разоренный и выброшенный на обочину истории, этот ныне безработный класс представляет едва ли не самый наглядный пример культивирования гибельных начал в развитии России. Если среди бедных большая часть — пенсионеры, старые люди, то в когорте социально опущенных людей большая часть — это экономически активные люди средних возрастов, которые могут и хотели бы, но лишены возможности работать в своей стране и вынуждены искать свою судьбу вне России.

Чтобы изменить положение, малому и среднему бизнесу и его еще уцелевшим в нем здоровым людям, в России на равных должен быть открыт доступ ко всем, а не только к малым делам, как это ныне навязывают ему рьяные подельники ОНФ, не замечая того, что они занимаются откровенной сегрегацией "по-нашему". Ведь среди предпринимателей, обитающих в малом и среднем бизнесе, масса талантов, которые (кроме родства или случайного везения) по всем деловым качествам могут в разы превосходить больших бизнес-модераторов или дутых крупных особ, приближенных к власти. По какому такому праву ОНФ изначально обрекает этих людей на занятия малыми делами и на вечное пребывание в низах, а подчас очевидной бездари заранее оговаривает место и гарантирует высокую должность в верхах? Ведь по делу в социальном государстве с верховенством справедливой конкуренции все как бы должно обстоять как раз наоборот.

Однако в пользу малого бизнеса сегодня звучат только одни старые мантры. Государство с его уполномоченными, численность которых сегодня едва ли не превосходит численность штатных работников самих малых предприятий, преисполненное намерений помогать среднему классу, впредь будет расширять и укреплять малый бизнес, предоставлять дополнительные льготы, увеличивать количество малых и средних предприятий. На самом деле, как и раньше, ничего толком не делается. Из-за непомерных налогов, кредитов и поборов эффективность работы малых предприятий в массовом порядке падает, они банкротятся и закрываются (в 2015 году было ликвидировано более 600 тысяч таких предприятий). Дополнительные рабочие места не создаются, численность среднего класса, как в засуху, убывает, фантазии о появлении в России 25 миллионах новых рабочих мест, в том числе половина из них в малом и среднем бизнесе, выброшены на свалку, градус социального напряжения в обществе повышается. Словом, для среднего класса в России и сегодня не его день. По-прежнему в стране все делится иначе: друзьям и их сынкам — все, народу — закон, а частному бизнесу и, следовательно, среднему классу как врагам и конкурентам этих друзей — убыток или ничего.

"РЕГИОНЫ — ПОДСОБНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ"

— Перейдем к регионам, где живет большинство. Тогда же вы писали, что разрыв в уровне валового внутреннего продукта по регионам официально оценивается в 14 раз, а фактически — в 42 раза. Федеральная власть сбрасывает в регионы все больше и больше социальных обязательств. По вашему мнению, сейчас что-то изменилось в региональном расслоении? Чего ждать от центра регионам в условиях бюджетного дефицита?

— Разрыв увеличился, теперь зашкаливает за 50 раз. Долги регионов растут. Официально это 1,5 триллиона в бюджетном исчислении, а реально — в три раза больше. Манипуляции тоже растут. Рейтинги деловой активности, инвестиционной привлекательности и региональной конкурентоспособности практически все дутые. В рейтингах проблем, тормозящих современное экономическое развитие, неэффективная работа местных властей стоит на первом месте. За исключением Москвы, во всех наших регионах нет реальной экономической базы для самостоятельного реального развития. Регионы у нас — это своеобразное обслуживающее подсобное хозяйство центральной власти, ее своего рода феодальный или даже колониальный придаток, но отнюдь не самостоятельно хозяйствующие территориальные комплексы, как, скажем, штаты в США или земли в Германии, какими они должны быть по определению.

Главная проблема в том, что в значительной части субъектов России люди знают, как поднять регион, знают, как действовать, но им обрубили не только руки, но и ноги. Они не могут (но в условиях требуемой самостоятельности сполна могли бы) использовать тот местный ресурс, которым располагают в разы толковее, эффективнее, чем сейчас, будучи связанными центральной властью. В результате там неудовлетворительно используется или попросту пропадает до 2/3 местных ресурсов и резервов. Нынешний губернаторский корпус — это во многом бесправные наемные люди, которые призваны скорее угождать центру, чем работать на равных. Исключения, конечно, встречаются, но они, как правило, тут же исчезают. Обремененные всякими предписаниями, которые не могут на своей территории вне коррупционных схем реализовать ни один мало-мальски нормальный проект, эти люди обречены на пассивное созерцание, а не на творческое созидание. На их на глазах безработица (и не только людей, но и региональных производственных мощностей) порой зашкаливает ныне за 66 процентов. Но как чиновники они могут только хорошо отписываться от просьб сирых и обездоленных, выпрашивать льготы и улаживать собственные дела.

На чем держится бизнес нынешних региональных чиновников, почему они жируют, а народ в регионах большей частью хиреет? В основном эти люди зарабатывают на спекулятивных схемах, а не производством благ и услуг. Они уже давно отвернулись от своего населения и вовлечения его в дела, пусть и малые, но многочисленные, что на местах всегда было доступно и можно было делать независимо от центра. Где выход? Любой актив и любая проблема в регионе имеют точную фамилию, имя и отчество, которую на месте каждый житель охотно укажет. И поэтому в каждом регионе необходимо провести инвентаризацию всех наличных проблем и активов и разработать поименный мобилизационный план полномасштабного вовлечения их в оборот и безотходного рачительного использования, что на местах успешно может делать народ и никак не может центральная власть. Прямо президенту дам совет: монопольной властью хотя бы на местах и хотя бы частично с народом пора делиться! А поэтому в регионах впредь надо не назначать, а избирать — и не только одних губернаторов — всем народом. Легко и безответственно увиливать от решения многих проблем перед центром, как видим, в регионах удается многим. Перед народом, который у себя дома все знает и видит, так легко и безнаказанно это вряд ли можно будет делать. Вот и надо весь контроль на местах передать прямо в руки народной власти.

— Но все-таки и среди регионов есть успешные. Например тот же Татарстан, Белгородская или Калужская область.

— На самом деле, это во многом мнимо преуспевающие регионы. Успехи одних регионов — это, как правило, урезанные ресурсы, а то и беды всех других регионов. Если вы посмотрите табель о полученных кредитах или других предоставленных послаблениях и льготах, то легко заметите, что все ныне преуспевающие регионы в сопоставимом виде (в расчете на одного жителя или единицу ВВП) в истекшие годы получили кредитов и субсидий в разы, а подчас в десятки раз больше, чем другие. Заставьте сегодня губернатора донорской области погасить набранные кредиты, и он будет банкрот. Поэтому это не реальный успех, а административный ресурс, своего рода допинг. Если ранжировать наши регионы по единой шкале условий производства, труда и ресурсо-финансового обеспечения, можно легко заметить, что практически все ныне донорские регионы в одночасье становятся дотационными. Или, во всяком случае, преимущественно дотационными.

Может быть, Татарстан и нет, поскольку в республике все еще работает инерционный фактор, накопленный хороший задел режимов благоприятствования прошлых тучных лет. Может, и в ряде других случаев это будет не так. Но, к сожалению, многое и сегодня в преуспевающих регионах держится на административном ресурсе, своеобразном допинге, а не реальных достижениях. Людям же нужны реальные успехи, а не разного рода политиканство и манипуляции, которыми грешат многие нынешние губернаторы.

— Разве человеческий фактор не играет никакой роли? Ничего не зависит от того, кто стоит во главе региона, страны?

— Играет, но само по себе губернаторство, президентство, роль власти вообще как фактора успешного развития у нас неадекватно преувеличивается. А главное — эта высокая (и в персональном случае президента Владимира Путина), исключительная и растущая роль не совсем коррелирует, а в последние годы и вовсе не коррелирует, с ускорением общего развития. Рейтинги президента как грибы после дождя вместе с ценами и курсами евро и доллара непрерывно растут, а темпы экономического роста и уровень жизни обратно пропорционально падают. А почему 95 процентов при хорошем президенте и губернаторе не используется, если они действительно хорошие? Почему природные и интеллектуальные ресурсы в России до сих пор освоены всего лишь на какие-то 15 - 20 процентов, а освоенные ресурсы в целом используются едва ли больше, чем наполовину? Почему в России, этой светочи современного социального государства равенства и справедливости, одни группы людей и регионов вольготно и безнаказанно жируют, процветают за счет других людей? И вообще, как это так, что деятельность президента РФ у нас одобряет 82 процента населения, а проводимый им курс — всего 35 процентов? Выходит так: чем больше власти, тем дела в стране идут хуже. Похоже, что большинство не одобряющих нынешний курс предпочло бы, чтобы в стране все обстояло иначе: рейтинги ниже, власти меньше, а благополучных дел и реальных успехов гораздо больше. Очевидно, что тогда сторонников процветания России (и у нас дома, и во всем мире) прибавлялось намного больше, и мы бы в ускоренном режиме могли избавиться от нынешних санкций и многих других отягчающих притязаний и обременений.

"ЧЕРЕЗ 5 ЛЕТ МАЛО ЧТО ИЗМЕНИТСЯ, НО ЧЕРЕЗ 20 ЛЕТ ИЗМЕНИТЬ МОЖНО МНОГОЕ"

— Какой вы видите Россию через 5 - 10 или 20 лет? Два варианта: если все идет так, как идет, или если что-то меняется.

— Через 5 лет мало что изменится, потому что за такие для истории короткие сроки при решении фундаментальных задач (а почти все стоящие перед нами задачи сплошь фундаментальные) мало что можно изменить. Но через 20 лет изменить можно многое. Если поменять кадры, если привлечь и дать людям действительно то, за что боролись и из-за чего погубили Советский Союз: свободу, права по реализации этой свободы, настоящую работу и настоящие рабочие места, производственные площади и землю (что формально обещали, но по факту не дали большевики: заводы — рабочим, землю — крестьянам, власть — народу), то изменить не только многое, но почти все можно. За 20 лет можно многое изменить, потому что есть, что менять, и даже есть, кому менять. Был миллион директоров при Сталине, который поменял Россию. А нам надо меньше, всего половину с правами и возможностями Путина, которые при правильной постановке вопроса в стране, безусловно, найдутся. Их надо подготовить, продвинуть, поддержать, дать им в руки заводы и фабрики, банки, землю, следовательно, всю полноту реальной власти. И при этом прекратить пустую болтовню о том, что альтернативы Путину как дельному и в целом успешному менеджеру в нашей стране не только нет, но и быть не может. Тогда страна может поменяться.

Я думаю, что так оно и будет. Мы очень зациклились на теперешних мелочных делах, в том числе на собственных примитивных делах. Многие миллионы толковых людей, в том числе сотни тысяч чиновников, сегодня не имеют в руках реальных дел, занимаются опустошительной бюрократической перепиской, мельчают и деградируют. Я уже говорил, что начинать надо с того, чтобы провести всеобщую перепись всех материальных, трудовых, финансовых и интеллектуальных активов России. Твердо и предметно, а не понаслышке знать, что есть что и кто есть кто в России. А не формально, тратя кучу денег на повторяющуюся одну и ту же перепись населения, выяснять то, что уже известно: сколько людей проживает в России и какого они возраста, пола — сведения, которые ежедневно дают наши загсы.

Ясно, что быстро все это сделать невозможно, поскольку страна стоит, как транспорт в Москве, в пробке. Ее на этой почве в одночасье не изменишь. Надо, чтобы страна начала каждодневно работать. А работать — это запустить механизм вовлечения в дела всего народа, а не одних только родственников и друзей. Надо, чтобы не малые и личные дела были выше всенародных, а наоборот. И с них начиналось решение любых малых дел. Надо, чтобы страна производила блага, а не деньги, чтобы не устраивала ажиотаж вокруг сиюминутных сенсаций. Надо, чтобы все сводилось не к тому, к чему сейчас сводится — к финансам, обменному курсу, кредиту, денежному обращению, банкротству банков одних в пользу других, мелкой эгоистической наживе, убивающей в человеке всякие мотивы. Надо, чтобы сектор материального производства был выше и приоритетнее, чтобы там решались проблемы, а не в финансовом секторе, где все проблемы вторичны.

Все это можно сделать. Только надо упростить страну, упростить государственные и законодательные решения. Надо иметь 100 законов, а не 16 тысяч, которые невозможно ни понять, ни реализовать, ни запомнить. Наша теперешняя Госдума не понимает, что таким диким количеством законов (и еще более чем десятикратным числом подзаконных актов) можно лишь окончательно забюрократизировать людей и страну и полностью убить в ней последние ростки нашей демократии. Надо потихоньку и сознательно менять нынешних угодливых чиновников на не очень угодливых и покладистых, но дельных людей. Вот они и наладят все. Так во всем мире делалось.

Тогда мы даже не через 20, а через 10 лет получим завод Ford, который избавит нас от навеки убыточного завода ВАЗ, 200 таких же заводов преобразуют не то что Татарстан, но всю страну сделают в 10 раз эффективнее. Тогда вопрос, кого и как величать (менеджера — президентом или президента страны — первым уполномоченным менеджером) будет абсолютно второстепенным. Тогда у нас станет второстепенным и вопрос, кто будет следующим президентом РФ. Это будет иметь мало значения, потому что от этого фундаментальные преобразования будут мало зависеть. Субъективному ручному управлению будет положен конец. Страной будут править дела, свободная конкуренция, а не случайные мнения подчас случайных людей о них.

Если мы начнем двигаться по этому пути не формально и не под давлением, не будем, как в прошлые годы, заниматься имитацией (изображать борьбу с коррупцией и преступно нажитым имуществом, а на самом их умножать, 15 лет противодействовать офшоризации, отмыванию денег и вывозу капитала, а на самом деле еще в больших масштабах продолжать заниматься этим узаконенным воровством и т. д.), и если мы будем это реально делать, то рано или поздно мы своего добьемся.

И принципиально ничего не добьемся, пока не эти перемены не станут реальностью — так было в свое время и в США, так еще раньше было и в старой Европе. Хватит задираться и хвастаться, что определенные провокационные круги России проделывают это сегодня. Хватит заниматься политиканством и имитирующими иностранными заговорами. Хватит врать. Надо прекратить вульгарно ругать Америку и Европу, сначала надо сделать хотя бы 10 процентов того, что они сделали. Не стоит нам хвастаться, что у нас там глубоко огромные залежи полезных ископаемых. Они и до нас были залежами и после нас, возможно, еще сотни, если не тысячи лет будут залежами, если будем себя так вести и так относиться к ним. И наших вложенных в них усилий, кроме затрат на охрану, почти никаких. Еще и сегодня не в малой мере живем мы за чужой счет — за счет советских людей и советских предприятий. Отобрать у нас все это, отобрать нефть — тогда увидим, кто мы. Я посчитал, чем была бы Россия, если бы у нее не было 3,5 триллионов долларов, заработанных на нефти и сырьевых ресурсах, и 5 триллионов, вырученных на всех экспортно-импортных операциях. Похоже, что нынешняя России уже давно была бы другой Россией, а то и вовсе не Россией.

Впрочем, не только наша экономика, но и вся теперешняя наша жизнь и ее окружение (природа, люди, власть, оппозиция) больны и требуют лечения.

— Так что лечить?

— Прежде всего лечить надо всякого рода подмены: подмены умных и одаренных специалистов посредственными и бездарными исполнителями, науки — псевдонаукой, образования — псевдообразованием. Ничего не получится, пока не будет вылечен этот главный нерв, пока наука и ее верные служители не станут в стране первой законодательной властью, а образование — первым приоритетом и локомотивом ее грамотного преобразования. Лечить этот недуг надо знающим людям, профессиональными интервенциями, а не бюрократическими рефлексивными волевыми методами или, как в прошлом, грубыми революционными наскоками, которые гарантируют всегда простые, но неправильные решения. И лечить надо, как рак, своевременно, а если только хоть как-то возможно, то заблаговременно. Помня, что всякое правильное решение, принятое с опозданием, является ошибочным и, следовательно, не только неправильным, но и вредным.

Во-вторых, лечить надо конфликт современных знаний, образования, науки и культуры, которые пришли в полное противоречие с интересами бизнеса. Слова, цели, программы у тех и других сторон одни и те же, а вот интересы и результаты, представления о распределении результатов совместной деятельности совершенно разные: доходы и бонусы — бизнесу, расходы и убытки — науке, образованию и культуре. Это второй самый больной и чувствительный нерв.

В-третьих, должна претерпеть коренные изменения снизу доверху вся современная кадровая система государственной власти и управления, 70 процентов должностей в которой (в высших эшелонах — 80 процентов) занимают люди, не имеющие базового образования и минимального годичного опыта работы по специальности. Это третий самый чувствительный и больной нерв.

И только потом и только на этой оздоровленной основе лечить надо саму экономику. Страна устала от экономики глупостей и безобразий. Она созрела и нуждается в цифровой экономике, экономике знаний. Одними таблетками и подачками такую экономику не вылечишь. А как? А так, как предлагают здравые умы России, мнение которых я разделяю: власть и ее адепты сегодня должны совпадать со здравым смыслом не только в одних и тех же общих словах, призывах и программах, что представляет собою одно вызывающее лукавство, но в целях и чаяниях здравых людей, их предложениях, решениях и результатах. А иначе получается криво и как-то не так: Госдума выступает против, но голосует, как правило, за.

— А правда, что когда вы уходили из Росстата, вы заявили: "Надоело врать"?

— Нет, я заявил: "Ухожу! Потому что мне надоело бороться с теми, кто врет". Тем не менее я наивно продолжаю это делать: бороться с теми, кто врет. Это неправда, что, если вы хотите установить истину, вы обязательно должны врать. Неправда и то, что врать сегодня выгоднее, чем держаться правды. Правда, в конце концов, всегда берет верх. Если хочешь сам что-то и по-настоящему сделать в жизни, вот за нее и держись.

Василий Михайлович Симчера

Родился 26 февраля 1940 года в Закарпатской области в семье железнодорожника. Школу (в 1954 году), техникум (в 1957 году), институт (в 1961 году) закончил с отличием. В 1965 году окончил аспирантуру в Москве по специальности «статистика» с защитой кандидатской диссертации в АН СССР, а в 1978 году — вечерний факультет совершенствования дипломированных специалистов по иностранным языкам МГПИИЯ им. Мориса Тереза по специальности английского языка.

До 1971 года работал там же старшим научным сотрудником, а после этого заведующим сектором НИИ ЦСУ СССР (1972 - 1973), заведующим отделом ВНИИ проблем организации и управления ГКНТ (1973 - 1983), завкафедрой статистики ВЗФЭИ (1983 - 2000). В 2000 ‑ 2010 годах был директором НИИ статистики Росстата.

В течение многих лет занимается статистическим моделированием и эконометрическими расчетами, в том числе международными. Докторскую диссертацию по той же тематике защитил в 1975 году.

Является членом более 10 научных обществ и академий, в том числе вице-президентом Академии экономических наук. В 2001 году избран действительным членом Международного статистического института, Гаага, Нидерланды, в 2006 году — членом Американского биографического института (Редклиф, Северная Каролина, США), в 2007 году — Международной библиографической ассоциации (Кембридж, Англия). Имеет более 550 публикаций, в том числе более 50 крупных монографий.

--------------------------------------------------------------------------------
Источник

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (07-01-2017 21:52:09)

182

http://www.dal.by/news/4/14-01-17-3/

        Капитализм атакует Россию

     По всей России проходит волна задержек заработных плат. В основном, это касается частных предприятий, бюджетные государственные организации пока деньги платят исправно.

Сами по себе задержки зарплат - это уже трагедия для наемных работников и членов их семей, но, если смотреть глубже, это еще иактивное наступление буржуазии в классовой борьбе.

В чем это выражается?

Во-первых,поскольку уровень прибавочной стоимости из-за кризиса и сворачивания экономики резко упал (в некоторых случаях владельцы предприятий уже терпят убытки), капиталистам жизненно важно восстановить прибыль, иначе последует неминуемое разорение. Самый легкий путь восстановить полноту своего кошелька (не самим же пояса потуже затягивать!) - это залезть в карман собственным работникам, резко снизив или вообще убрав оплату необходимого труда, требуемого для восстановления рабочей силы. То есть оплата труда временно исключается из списка расходных статей. Звучит банально, выглядит бесчеловечно. Такие действия можно назвать геноцидом класса наемных работников, несмотря на то, что прямой задачи уничтожения их физически не стоит. Задача не стоит, но действия в этом направлении совершаются.

Во-вторых, многие люди, столкнувшиеся с невыплатой заработной платы, увольняются и ищут другую работу, поскольку ждать "у моря погоды" они себе позволить не могут. Такие работники, скорее всего, свою законную зарплату уже никогда не увидят, а если подадут в суд и выиграют процесс (а это еще надо постараться), то им выплатят компенсацию только с той части зарплаты, которую они получали официально ("белой"). А много ли частных предприятий, где вся зарплата "белая"? Кроме того, на наиболее ретивого работника всегда можно повесить какой-нибудь сломанный агрегат или недостачу, тогда в результате он еще и должен останется. В борьбе с наемными работниками все карты в руках у руководства предприятия.

В-третьих, работодатель (читай - капиталист) может пойти на крайние меры и вообще не выплатить заработную плату работникам, окончательно присвоив себе их необходимый труд. Делается это, например, по следующей рабочей схеме: все средства производства передаются во вновь открытую частную фирму, например, под видом слияния, затем юридическое лицо, с которым у работников заключен трудовой договор банкротится (тоже, кстати, не быстрая процедура), а имущество (которого уже почти нет к этому моменту) пускается с молотка. За счет вырученных средств (а это копейки) выплачивается заработная плата, естественно, далеко не в том объеме, в котором на самом деле должно предприятие. В результате, капиталист со всех сторон в выигрыше, да еще и абсолютно чист перед законом. Работники остаются, как всегда, у разбитого корыта.

В-четвертых, если предприятие, задолжавшее своим наемным работникам, очень крупное и имеет федеральное или областное значение, то после банкротства (или, чтобы предотвратить банкротство), долги такого предприятия возможно выплатят из бюджета того или иного уровня. То есть залезут опять-таки в карманы трудящихся. В результате сократится финансирование социальных объектов или вырастут местные налоги.

В-пятых, даже если работодатель не станет банкротить свое предприятие (бывает, что это невыгодно по тем или иным причинам) и все-таки выплатит зарплату работникам через некоторое время, то эти выплаты уже будут с налетом инфляции. Пусть на 10-15 %, но они уже будут легче в реальном выражении, нежели несколько месяцев (лет!) назад. Эти 10-15 % уже сыграли свою роль в кармане у капиталиста и вовремя обрели форму товаров, валюты или банковского вклада, дабы снизить любые материальные потери хозяина предприятия.

Как ни крути, а капиталист всегда в выигрыше. Так уж устроена буржуазная общественно-экономическая формация со всеми ее антинародными законами.

Какие же пути выхода из сложившейся ситуации находят наемные работники?

1. Жалуются во все инстанции (от трудовой инспекции до президента) и получают от них ничего не значащие отписки. Ничего удивительного: если в государстве установлена диктатура буржуазии, то и органы государственной власти преследуют интересы исключительно правящего класса. Штрафы и санкции (когда договориться "на месте" не удается), которые в результате проверок надзорными органами будут наложены на предприятие и руководство, невыгодны как раз самим наемным работникам, потому что это те деньги и материальные средства, которые теоретически могли бы быть использованы для погашения задолженности в том числе в случае банкротства.

2. Митинги, стачки, забастовки. Совсем недавно произошел ярчайший случай такого поведения: попытка ростовских шахтеров доехать до Москвы и устроить там митинг. Конечно, полиция получила указание блокировать эту поездку (что и было незамедлительно сделано), чтобы не тревожить высшую власть такими мелочами.

Стачки и забастовки также не имеют большого значения, поскольку предприятия-должники, скорее всего, итак "на ладан дышат" и работают в полсмены по три дня в неделю. Единственное, к чему приведут такие действия - это создание еще одного повода для увольнения "лишних" наемных работников по статье с гарантированной невыплатой заработной платы. Я не говорю о том, что трудящимся совсем не следует применять активные способы сопротивления беспределу работодателя, но и ждать от таких способов полного решения насущных вопросов - значит тешить себя несбыточными мечтами. Собрать коллектив на митинг, стачку или забастовку - это большая работа и немалый риск для наемных работников, а отменить собственные решения, принятые под давлением снизу, для капиталиста, вообще, не составляет труда.

3. Голодовка. Отчаянная, но безрезультатная мера. Жизнь и здоровье наемных работников, а также членов их семей ничего не значат для капиталиста, а рассчитывать на серьезный общественный резонанс бессмысленно. Под удар общественного негодования традиционно попадает лишь руководство предприятия, а не собственник, который обычно трудно вычленяется и в таких случаях остается в тени.

4. Распространение информации с помощью СМИ и подпись петиций. Да, если нарушение в области трудового законодательства масштабное (долг большой, а предприятие значимое), новость об этом затмит на некоторое время новостные таблоиды. Уже через неделю об этом все забудут, а зарплаты так и не будут выплачены.

Про петиции. Даже если удастся собрать нужное количество подписей последствия будут такие же, как и в пункте

1. Кроме того, нужно учитывать, что задержки заработных плат происходят и на небольших предприятиях, соответственно, и задолженность перед наемными работниками бывает не настолько внушительной. Для СМИ такой вариант будет неинтересен, а собрать подписи под петицией будет вообще невозможно.

Расскажу историю из жизни.

Лично подвозил одного строителя, добирающегося на перекладных до дома. Его, не побоюсь этого слова, "кинули" на заработную плату за четыре месяца работы. Работодатель, он же директор подрядной фирмы-однодневки, исчез в неизвестном направлении, как только был сдан строительный объект. Бригада была набрана из разных городов, раскиданных по всей нашей необъятной Родине. На улице стоял жуткий мороз, а у этого человека не было денег на еду, на дорогу до дома и ночевку.

Какую реальную общественную или юридическую борьбу со своим работодателем мог вести такой бесправный наемный работник? Скорее всего он обвинил самого себя в глупости и доверчивости и постарался забыть эту историю, как страшный сон. Мошенник-капиталист же стал еще богаче и скорее всего в тот момент набирал уже новую строительную бригаду.

5. Действуют индивидуально (по собственному усмотрению). Например, увольняются, подают в суд или работают дальше как ни в чем не бывало. В случае увольнения, как уже упоминалось выше, про заработную плату можно забыть. Руководство предприятия успешно дотянет до окончания срока исковой давности (всего 3 года) и вообще ничего не выплатит. Подав в суд, заплатив адвокату, и пройдя семь кругов ада (а у капиталиста тоже есть свои обученные юристы, да и суды наши - самые неподкупные суды в мире), можно все равно ничего не получить (простая схема выше уже была озвучена). И даже, если владелец предприятия проиграет суд, он все равно ничем не рискует: подадут в суд десятки, выиграют единицы, соответственно, выплаты составят несоизмеримую с основной задолженностью сумму. Про тех штрейкбрехеров, которые, отрываясь от коллектива, смирно терпят экономическое издевательство и безропотно ожидают выплаты долгов, и говорить нечего. Эти люди заслуживают к себе такое отношение.

Как мы видим, из вышеперечисленных вариантов поведения нет ни одного действительно эффективного. Так или иначе, наемные работники, действуя в рамках буржуазного законодательства, проигрывают прямую схватку с капиталистами. У последних в руках власть, ресурсы, деньги, юристы и связи. У первых - только рабочие руки.

Вроде бы, сам собой напрашивается вопрос: зачем вообще тогда дергаться? Может быть, правы те штрейкбрехеры, которые спокойно продолжают работать, невзирая на трудности и нарушение собственных прав? А вдруг буржуй сжалится и выплатит кровно заработанное?

Надеяться на это, все равно, что ожидать от волков вегетарианства.

Наемные работники сильны коллективом. Их объединение для активной защиты своих интересов даже в небольшом количестве, заставляет правящий класс трястись в припадке и прибегать к крайним мерам по любому незначительном поводу.

Товарищи! Пора уже понять, что в условиях капитализма трудящимся не удастся полноценно защитить свои интересы. За них придется бороться, бороться до тех пор, пока не будет провозглашен социализм.

Как можно больше наемных работников должны осознали свои классовые интересы и задачи, только в этом случае можно, всерьез, рассчитывать на противостояние капиталистической бесчеловечной системе, только в этом случае можно добиться победы!

Артур Тагиров

--------------------------------------------------------------------------------
Источник

   

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (14-01-2017 21:27:27)

183

http://www.dal.by/news/19/23-01-17-2/   http://s2.uploads.ru/D7NWE.gif

      Технологии запланированного старения товаров

     Планируемое, запланированноеили плановое устаревание — создание товара с неоправданно коротким сроком эксплуатации с целью вынудить потребителя делать повторные покупки.

Может использоваться как прямое ограничение срока эксплуатации (товар ломается, перестаёт работать), так и различные непрямые способы (выходит из моды, прекращается поддержка и др.).

Запланированное устаревание имеет потенциальный плюс для производителя, так как его товар ломается, и потребитель вынужден купить товар снова либо от того же самого производителя (сменная часть или более новая модель) или отконкурента, который также может прибегнуть к плановому устареванию.

Цель запланированного устаревания состоит в сокрытии реальной стоимости (информационная асимметрия) использования товара от потребителя и в завышении цены на товар более, чем потребители желали бы заплатить (или хотели потратить одномоментно).

Для промышленности запланированное устаревание стимулирует запросы, поощряя покупателей купить скорее, если они хотят иметь функционирующий товар.

Есть, однако, и обратная реакция потребителей, которые узнают, что изготовитель вкладывал деньги (их деньги) в то, чтобы сделать товар быстрее устаревшим; такие потребители могли бы выбрать производителя (если таковой существует), который предлагает более надёжнуюальтернативу.

Планируемое устаревание было впервые развито в 1920—1930-х годах (широко известен примеркартеля Phoebus, установившего срок службы ламп в 1 тысячу часов), когда развернулосьширокомасштабное поточное производство, и каждая минута производственного процесса была подвергнута анализу.

Оценки запланированного устаревания могут влиять на решение компании о разработке товара. Компания может использовать при этом наиболее дешёвые компоненты, которых, однако, будет достаточно для запланированной жизни товара. Такие решения — часть более широкой дисциплины, известной как функционально-стоимостный анализ.

Использование запланированного устаревания не всегда легко точно определить, и это связано с другими проблемами, такими, как конкурирующие технологии или добавление функциональности (фичемания), которое расширяет функциональные возможности в более новых версиях продукта.

Терминология

Термин "планируемое устаревание" впервые появляется в 1932 году с выходом памфлетаБернарда Лондона "Конец депрессии через планируемое устаревание". Однако сама фраза была впервые популяризована в 1954 году Бруксом Стивенсом — американским промышленным инженером. Стивенс выступил с речью на рекламной конференции вМиннеаполисе в 1954 году, которую назвал "Планируемое устаревание".

От этого момента "запланированное устаревание" стало броской фразой Стивенса. По его определению запланированное устаревание "Прививало покупателю желание иметь кое-что немного более новое, немного лучше, немного скорее чем необходимо".

Термин Стивенса вскоре стали обсуждать, и его собственному определению бросили вызов. К концу 1950-х запланированное устаревание стало обычно используемым термином для товаров, разработанных так, чтобы легко сломаться или быстро выйти из стиля.

Фактически это понятие было так широко признано, что в 1959 Volkswagen использовал его в своей легендарной рекламной кампании. Признавая широко распространённое использование запланированного устаревания среди автомобильных производителей, Volkswagen предлагал себя как альтернативу. "Мы не верим в запланированное устаревание", — сообщала реклама. — "Мы не изменяем автомобиль ради изменения".

В 1960 году культурный критик Вэнс Паккард издал книгу "Ненужные производители", в смысле производители, которые участвуют в "систематических попытках бизнеса сделать нас расточительными, обременёнными долгами, надолго недовольными людьми."

Вэнс Паккард разделил запланированное устаревание на две дополнительных категории: желательное устаревание и функциональное устаревание. "Желательное устаревание", также названное "психологическое устаревание", ссылалось на попытки торговцев как бы стереть продукт в уме владельца. Дизайнер Джордж Нельсон писал: "Проект... — попытка делать взнос через изменение. Когда никакой взнос не сделан или он может делаться в единственном процессе, доступном для того, чтобы дать иллюзию изменения (изменение стиля)".

Идея стратегии

Идея стратегии заключается в повышении объема продаж из-за уменьшения времени между покупками (из-за коротких циклов замены). Фирмы, придерживающиеся этой стратегии, верят, что добавленные продажи дадут им больше, чем потери от добавочных вложений наисследования и перестройку производственных линий.

Это не бесспорное преимущество: в конкурентоспособной индустрии это вообще может бытьрискованной стратегией, потому что пользователь может решить покупать у конкурента. Поэтому при этой стратегии производитель должен одурачивать покупателей на мгновенной стоимости использования по сравнению с конкурентом.

У сокращения цикла замены есть как много критиков, так и много сторонников. Критики, такие, как Вэнс Паккард, говорят, что короткий цикл замены повышает использованиересурсов и эксплуатирует клиентов. Ресурсы расходуются для чисто косметических изменений, которые не слишком уж важны клиенту. Сторонники утверждают, что это ускоряет технический прогресс и способствует материальному благосостоянию.

Они утверждают, что рыночная структура запланированного устаревания и быстрыхновшеств может быть предпочтительней товарам на долгое время и медленным новшествам. В быстро изменяющейся конкурентоспособной промышленности рыночный успех требует, чтобы продукты скорее были сделаны устаревшими, при активном развитии замены. А ожидание конкурента, чтобы он сделал устаревшим товар, является верной гарантией будущего поражения.

Главная мысль противников запланированного устаревания не в существовании этого процесса, а в его отсрочке. Они обеспокоены тем, что усовершенствование техники не применяется даже при том, что оно могло бы быть. Их волнует то, что фирмы могут воздержаться от развития новых товаров, или отложат их появление из-за того, что новый товар функционально заменяет собой более старый товар.

Например, если период окупаемости для товара составляет пять лет, фирма могла бы воздержаться от создания нового товара в течение, по крайней мере, этих пяти лет даже при том, что для них может быть возможно начать производство через три года. Эта отсрочка выполнима только в монополистических или олиголистических рынках. В более конкурентных рынках конкурирующие фирмы воспользуются этой отсрочкой, и начнут производить свои собственные товары.

Типы устаревания

Техническое или функциональное устаревание

Проект большинства товаров включает в себя ожидаемую среднюю жизнь товара, которая влияет на все дальнейшие стадии развития. Из-за этого требуется раннее решение (особенно в сложном проекте) на какой срок всё это разработано, для того, чтобы каждая деталь могла быть сделана по этому требованию. (быть может, стоит иногда отказываться от подобных ранних решений).

Планируемое устаревание делает стоимость ремонта сопоставимой со стоимостью замены (через запланированный промежуток времени) или товар не будет обслуживаться целиком или частично. Определённый товар вообще может быть создан необслуживаемым (несмотря на то, что это может быть всё-таки возможно). Создание новых линий для товара, который несовместим (вот она, проблема совместимости) по каким-то причинам со старым товаром, быстро делает старый товар устаревшим, что форсирует его замену.

Запланированное функциональное устаревание — тип технического устаревания, в котором компании вводят новую технологию, которая целиком заменяет старую. У старых товаров нет тех же самых функциональных возможностей как у новых. Например компания, которая продавала видеомагнитофоны, одновременно разрабатывая устройства записи DVD, участвовала в запланированном устаревании.

Она активно планировала сделать свой существующий товар (видеокассеты) устаревшим, развивая замену (записываемые DVD) с большими функциональными возможностями (лучшее качество записи). Сопутствующие товары, которые являются необходимыми дополнениями (комплементами) к старым товарам, также становятся устаревшими с введением новых товаров. Например держателей видеокассет ждала та же самая судьба как и видеокассеты и видеомагнитофоны.

Аккумуляторы

Портативная потребительская электроника зачастую работает от литиевых аккумуляторовособой конструкции. До того, как аккумулятор начнёт быстро терять ёмкость, он способен отработать около 500 циклов "заряд-разряд".

Литиевые аккумуляторы довольно капризны, и, чтобы не допустить перезаряда и взрыва, в них всегда встраивают микросхему, контролирующую заряд. Эта схема ведёт статистикуаккумулятора, чтобы определить для него текущую точку полного заряда.

Но производитель может выбрать для неё излишне консервативный алгоритм, или даже основывать этот алгоритм на усреднённой модели f(t), а не на реальном поведении аккумуляторных банок — так что к концу срока аккумулятор может значительно недозаряжаться. К тому же производство запасных аккумуляторов останавливается одновременно с производством товара, для которого они нужны — всё это вынуждает заменять технику на новую.

Некоторые технические специалисты сбрасывают данные о состоянии аккумулятора, записанные в микросхеме, и перепаковывают аккумуляторы — это повышает срок службы, но может нести за собой определенные риски, связанные с безопасностью эксплуатации. Стоимость процедуры ниже цены новой аккумуляторной батареи.

Системное устаревание

Запланированное системное устаревание — преднамеренная попытка сделать товар устаревшим, изменяя систему, в которой он используется таким образом, чтобы сделать его длительное использование затруднительным.

Новые версии программ и компонентов, зачастую несовместимы с более старыми их версиями, а старые версии не обновляют для поддержки протоколов с новых версий. Якобы просто отсутствие хорошо продуманной совместимости между версиями программ, является часто хорошо продуманным стратегическим шагом и вынуждает многих пользователей переходить на новые версии программы только для совместимости с ними (ср. "Привязка к поставщику"). Чем больше рынок программ зависим от правил одного монополиста (или закрытой группы), тем более эффективна эта стратегия.

С другой стороны, разработчики аппаратных средств часто специально не допускаютобратной совместимости с более старыми версиями, к примеру, это касается старых взаимозаменяемых между собой картриджей и всевозможных коммерческих разъёмов (передача данных между устройствами и разъёмы для процессоров, например).

Другой путь ввести системное устаревание — это отказать в обслуживании и поддержке для товара. Когда товар ломается, пользователь вынужден покупать новый товар.

Однако эта стратегия редко работает, поскольку обычно находятся третьи лица, технически и организационно способные на обслуживание и поддержку товара. Эта стратегия работает внесвободном (проприетарном) программном обеспечении, где авторское право запрещает этим находчивым третьим лицам некоторые виды сервиса, используя лазейку — аргумент нарушения авторских прав ввиду изменений без разрешения или разработки неофициальных запчастей, дополнений, модификаций, нарушающих авторские патенты своим исполнением.

Один из примеров этого типа устаревания — завершение Microsoft поддержки своих операционных систем. Точно так же Apple создала macOS (развитие операционной системыNeXT от 1997 года), которая базируется на UNIX и несовместима с предыдущими версиями операционных систем компании (хотя некоторая совместимость поддерживалась на протяжении ряда лет).

У этой стратегии может быть непреднамеренное последствие; если пользователь не зависит от определённой проприетарной системы, он может переключиться на другую систему в надежде на более длинную поддержку.

В свободном программном обеспечении могут наблюдаться точно такие же феномены, обусловленные, к примеру, недостатком интереса, или фактом, что предмет продажи все равно присутствует — им является не программное обеспечение, а услуги обслуживания.

Иногда может возникнуть конфликт между дешевой поддержкой старого продукта, и более дорогим в создании, но более совершенным новым продуктом. Причем новый продукт может требовать кардинальных архитектурных изменений, делая его технически трудно совместимым (высокозатратным) со старыми версиями, а поддержка старых версий не принесет должных доходов.

Эстетическое устаревание

Маркетинг может также управляться эстетическим дизайном. Категории продуктов отображаются в этом случае в виде цикла моды. Непрерывно вводя новую моду, и изменяя или прекращая другую, изготовитель может "оседлать цикл моды".

В категории товаров, зависящих от моды, входят автомобили с их списком обновляемых каждый год моделей, полностью управляемая стилем швейная промышленность (оседлавшая циклы моды); и индустрия мобильных телефонов с их постоянно обновляемыми расширениями и изменениями стиля.

Планируемое стилевое устаревание происходит, когда маркетологи изменяют стиль товара так, чтобы пользователь покупал товар более часто. Изменение стиля делается так, чтобы те, кто владеет старой моделью почувствовали себя "устаревшими". Это также делается для того, чтобы было возможно отличить товар от конкурента, что уменьшает ценовую борьбумежду ними.

Пример стилевого устаревания — автомобильная индустрия, в которой производитель обычно делает стилевые изменения каждый год или два. Президент General MotorsАльфред Слоанзаявил в 1941 году: "Сегодня появление нового автомобиля — наиболее важный фактор с точки зрения окончательных продаж, возможно, с точки зрения бизнеса это самый важный фактор, так как каждый знает, что машина будет ездить".

Устаревание встроено в эти продукты в том смысле, что специалисты по маркетингу знают о краткости своих жизненных циклов продукта, таким образом они работают в пределах того ограничения.

Другая стратегия состоит в том, чтобы использовать в своих интересах вид изменения, часто называемые циклом моды. Цикл моды — повторное введение, повышение, популярная кульминация, и снижение стиля, и это работает через различные социальные группы.

Маркетологи которые "оседлали циклы моды" изменяют или смешивают стили так, чтобы они были направлены на различные сегменты рынка. Это сильно распространено в швейной промышленности. Определённый стиль одежды будет первоначально нацелен на очень дорогой сегмент рынка, но он будет постепенно перенастраиваться, чтобы сделать этот стиль одежды доступным при более низкой его стоимости.

Цикл моды может повторить себя, когда стилистически устаревший товар может возвратить популярность и, соответственно, прекратить быть устаревшим.

Устаревание с уведомлением

Некоторые компании развивают и другой вид устаревания, в котором товар информирует пользователя о том, что пришло время для покупки замены. Например, водяные фильтрычерез определённое время отображают уведомление о необходимости замены, а заменяемые бритвы имеют полоску, меняющую цвет.

Независимо от того, получает ли пользователь эту информацию прежде, чем произойдет фактическое ухудшение товара, или товар просто ухудшится быстрее, чем это необходимо, но в результате всё равно получится запланированное устаревание. Таким образом запланированное устаревание может быть внедрено без разработки компанией "более современной" замены продукта.

В некоторых случаях, уведомление об устаревании может быть объединено с преднамеренным отключением продукта, вновь вынуждая пользователя покупать замену.

Некоторые изготовители струйных принтеров используют коммерческий "умный" чип вкартриджах, чтобы воспрепятствовать их использованию после определённого порога (число страниц, время, и т. д.), даже при том, что картридж может всё ещё содержать пригодные для использования чернила или может быть снова наполнен этими чернилами.

Также, эти производители вводят в принтеры конструкции, например пружинные лапки для считывания информации с чипов, которые неизбежно после определённого количества смен картриджа, ломаются. Некоторое медицинское оборудование также использует эту методику, для гарантии устойчивого потока дохода от продаж расходных материалов замены. Это составляет запланированное устаревание, в котором нет никакого случайного компонента в снижении функциональности.

Экономика планируемого устаревания

Планируемое устаревание хорошо работает на производителей, составляющих олигополию.

Перед введением планируемого устаревания производитель должен по крайней мере знать, насколько вероятно то, что пользователь купит замену от них.

В случае с планируемым устареванием есть информационная разница между производителем, который знает, как долго товар будет производиться и поддерживаться, и конечным пользователем, который этого не знает.

Когда рынок становится более конкурентным, начинается тенденция к повышению срока службы товара.

Когда японские автомобили с длинным сроком службы попали на американский рынок в 1960-х и 1970-х годах, американские производители были вынуждены дать ответ в виде более долгой службы вновь произведённых автомобилей.

Есть некоторые индустрии с достаточной конкуренцией, где потребитель будет выбирать те товары, что будут устаревать более быстро в любом случае. Всё что нужно для этого, это более высокая вероятность замены товара товаром от того же самого производителя, нежели вероятность того, что пользователь выберет товар этого производителя изначально.

Даже в ситуации, где запланированное устаревание выбирается и производителем и потребителем, там также может быть нанесён существенный вред обществу в форме отрицательных последствий.

Продолжающаяся замена, вместо ремонта товара, создаёт намного больше мусора,загрязнений, и использует намного больше природных ресурсов, что приводит и к росту потребительских расходов.

Ответом на это может стать более опытный пользователь, способный дать более технико-сохраняющее решение на основе своих знаний о мире, действующий с новейшим оборудованием подобно человеку, что знает и подлинную цену старому оборудованию, так как стремление к самому новому неизбежно сместит домашний бюджет в более дорогую область, в то время как использование старых вещей там, где замена их функционально не обоснована, это стратегия, быть может, более направленная к жизни.

Эти пользовательские стратегии могут противостоять навязываемому устареванию.

Другие защищают запланированное устаревание как необходимую движущую силу новшеств и экономического роста.

Много товаров, таких как DVD, становятся и более дешевыми и более полезными, и более распространёнными, нежели когда-либо были видеокассеты.

Планируемое устаревание также имеет тенденцию приносить пользу компаниям с самыми современными продуктами, таким образом имеет смысл вносить ободрительные дополнительные инвестиции на исследования и разработку товаров, которые часто весьма неплохо смотрятся.

Устаревание и долговечность

Если маркетологи ожидают, что товар станет устаревшим, они могут произвести его рассчитанным на определённое время жизни. Если товар устареет технически или стилистически в 5 лет, то многие производители будут производить его только на этот промежуток времени. Это делается посредством процесса, называемого функционально-стоимостный анализ.

Для примера электроника для домашних развлечений построена с движущимися компонентами, подобно моторам и шестерням, которые не устареют до того, как технические или стилистические новшества не сделают всю электронику устаревшей. Эти детали могли бы быть произведены с применением более дорогих компонентов (переинженеринг), но они не производятся с ними, поскольку это прибавляет ненужную стоимость товару, стоимость, которую оплачивает покупатель.

Функционально-стоимостный анализ снижает стоимость товаров и понижает цену для покупателей.

Компания будет, как правило, использовать менее дорогие компоненты, которые удовлетворяют рассчитанному времени жизни товара.

Использование методов функционально-стоимостного анализа привело к запланированному устареванию, что также связано с ухудшением продукции и понижением её качества. Вэнс Паккард утверждает, что это может дать инженерам плохое имя, так как направляет творческую энергию инженеров к краткосрочной рыночной цели, а не к более высокой и интересной технической цели.

Планируемое устаревание в программах

Компании — разработчики программного обеспечения, как иногда думают, преднамеренно перестают поддерживать старые технологии как рассчитанная попытка вынудить пользователей купить новые продукты, заменяющие устаревшие.

Большинство коммерческого программного обеспечения в конечном счёте достигает точки конца жизни, в которой изготовитель прекратит обновления и поддержку. Но, посколькусвободное программное обеспечение может всегда обновляться и поддерживаться конечным пользователем, пользователь не находится здесь только в руках у какой-нибудь корпорации.

Планируемое устаревание и экология

Планируемое устаревание наносит прямой вред окружающей среде:

•Для производства новых изделий требуются новые ресурсы и энергия, добыча которых весьма неэкологична.

•Устаревшие изделия отправляются на свалку, увеличивая загрязнение окружающей среды.

•В случае переработки снова требуется энергия и новые материалы.

Таким образом, планируемое устаревание поощряет расточительное использование природных ресурсов и ухудшение состояния окружающей среды в целом.

--------------------------------------------------------------------------------
Источник
   

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (23-01-2017 22:05:15)

184

http://www.dal.by/news/4/05-02-14-3/

Краткая история Госбанка СССР и Центробанк РФ, как угроза суверенитета России

    Сторонники "рыночных" реформ на разные лады повторяют либеральную мантру насчет того, что Центробанк, де, должен быть "независимым" от государства, только так он может более эффективно выполнять свои функции. Однако под вывеской "независимости" скрывается еще более жесткая подчиненность Банка России Федеральной резервной системе США

В.Ю. Катасонов - проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Считается, что наш банковский сектор имеет смешанную форму собственности. Давайте разбираться по порядку. Центральный банк Российской Федерации, или Банк России, стал в свое время аналогом Госбанка СССР. До сих пор считается, что это государственный институт. С формально-юридической точки зрения - это действительно государственное учреждение, потому что уставной капитал сформирован государством. Но при этом, как ни странно, Центробанк не относится к категории органов государственного управления. Он не имеет отношения ни к одной из ветвей государственной власти. А в Федеральном законе о ЦБ вообще записано, что Центробанк не отвечает по обязательствам государства, а государство - по обязательствам Центробанка.

Если в СССР монополистом в денежно-кредитной системе страны было государство, то сегодня таким монополистом стала Федеральная резервная система - частная корпорация, принадлежащая небольшой горстке мировых олигархов.

ЦБ России - лишь филиал Федерального резерва. Федеральный же резерв, опираясь на монопольные позиции доллара, стремится установить эффективный контроль над денежно-кредитными системами всех стран мира. В том числе и России.

Что касается коммерческих банков, число которых сегодня в России без малого тысяча, то нам говорят: это банки разной формы собственности. Даже встретил такое выражение: "многоукладная банковская система Российской Федерации". Действительно, есть частные банки, на 100% принадлежащие российским инвесторам (акционерам). Каждую неделю узнаем о том, что такой-то российский банк обналичил миллиард рублей, такой-то банк объявил о своем банкротстве, оставив вкладчиков с носом (естественно, банкротство ложное), такой-то банк вывел свои активы за границу и т.п. Частные банки, по определению, представляют собой идеальные машины по деланию денег "из воздуха" и обкрадыванию клиентов. Особенно в "рыночной" среде. Особенно когда их "курирует", а фактически "прикрывает" центральный банк, который развернут не в сторону отечественной экономики, а в сторону Запада. Частные банки нас с вами богаче сделать в любом случае не могут, они могут нас только обокрасть.

Есть у нас и иностранные банки (с разной долей участия в капитале). Между прочим, доля иностранного капитала в совокупном акционерном капитале российских банков приближается к 30%. Это официально. А неофициально, учитывая двойное гражданство некоторых акционеров, подставных лиц и сложные, многоуровневые схемы участия в капитале, она может быть и 50%.

Присутствие иностранного капитала в банковском секторе экономики намного опаснее, чем в любой отрасли экономики. Поскольку любой коммерческий банк является эмиссионным институтом, выпускающим безналичные (кредитные, депозитные) деньги.

Нельзя забывать, что деньги - важнейший атрибут государственной независимости. Если к их выпуску получают доступ иностранцы, возникает угроза суверенитету.

Есть у нас и государственные банки. Среди государственных называют таких российских гигантов, как Сбербанк, Газпромбанк, Внешторгбанк (ВТБ). Во-первых, в этих банках участие государства частичное. Там есть частные акционеры, в том числе иностранные. К тому же сомнительно называть Сбербанк вообще государственным банком, поскольку под "государством" там понимается такой акционер, как Центробанк. Во-вторых, смешанная государственно-частная форма собственности в любой отрасли экономики при нашем коррумпированном правительстве - самая идеальная форма для того, чтобы перекачивать деньги из государственного бюджета и государственного сектора экономики в частные карманы наших клептоманов.

Спрашивается, как же тогда должна выглядеть государственная монополия на банковское дело?

Этот принцип впервые был сформулирован еще до революции В. Ленином. После вооруженного переворота 24 октября 1917 года центральная контора Государственного банка Российской империи была захвачена восставшими. Одним из первых декретов советской власти стал декрет ВЦИК от 27 декабря 1917 года о национализации банков: банковское дело объявлялось государственной монополией. Все частные акционерные банки и банкирские конторы объединялись с Государственным банком, на основе которого учреждался Народный банк РСФСР.

Примечательно, что национализация промышленных предприятий и предприятий иных отраслей экономики большевики стали проводить позднее, причем национализация не была тотальной. Они понимали особую роль банков в экономике страны. На практике слияние частных банков с Народным банком было завершено лишь к концу 1919 г. Правда, в условиях гражданской войны и экономической разрухи государственная банковская система начала разрушаться. Практически банковская система перестала существовать после того, как в январе 1920 г. Народный банк РСФСР был упразднен, а остатки его аппарата перешли под начало Народного Комиссариата Финансов (НКФ). Когда начался НЭП, Народный банк был восстановлен (в октябре 1921 г.) под новой вывеской: "Государственный банк РСФСР". В период НЭПа в банковском секторе кроме чисто государственных (специализированных) банков еще существовали акционерные банки. Также существовало несколько тысяч кредитных кооперативов и товариществ, которые были, по крайней мере формально, негосударственными учреждениями. В феврале 1922 г. был учрежден Покобанк (Банк потребительской кооперации), чуть позднее в том же году появился Торгово-промышленный банк, затем акционерное общество "Электрокредит" (через два года было преобразовано в специальный банк для финансирования электрификации и электропромышленности - "Электробанк"). В 1923 г. был учрежден Всероссийский коммерческий банк для налаживания коммерческих связей с иностранными банками, реорганизованный в следующем году в Банк для внешней торговли (Внешторгбанк)[1].

Декретами 24 января и 20 февраля 1922 г. были признаны кредитные и ссудо-сберегательные товарищества, существовавшие до революции. Потом появились общества сельскохозяйственного кредита. Позднее были признаны общества взаимного кредитования, которые были частными учреждениями. Появились также коммунальные банки. Бум учредительства банков пришелся на 1922 - 1926 гг. На завершающей фазе НЭПа количество банковских и кредитных учреждений было крайне большим (больше, чем до революции). На 1 октября 1929 г. кредитование народного хозяйства осуществляли 1312 кредитных учреждений (многие из них были акционерными банков, участие государства в капитале некоторых банков было символическим) и их филиалов, не считая более 10.000 кредитно-кооперативных обществ.

Но вот началась индустриализация и формирование "сталинской экономики".

В результате кредитной реформы 1930-1932 гг. были окончательно ликвидированы акционерные банки, а затем - кредитные кооперативы. Что касается обществ взаимного кредитования, то они исчезли еще даже до начала реформы.

Реформа началась с Постановления ЦИК СССР и СНК СССР "О кредитной реформе" от 30 января 1930 г. Постановление предусматривало, что Госбанк сосредоточивает в своих руках все краткосрочное кредитование.

Создаются четыре специальных банка долгосрочного кредитования, которые выводятся из-под контроля Госбанка и передаются в ведение Народного комиссариата финансов. Все расчеты, платежи и кассовые операции сосредоточиваются в Госбанке. В результате кредитной реформы деятельность Госбанка окончательно утратила коммерческий характер, и сформировались основные функции Госбанка: (1) плановое кредитование хозяйства, (2) организация денежного обращения и расчетов, (3) кассовое исполнение государственного бюджета и (4) осуществление международных расчетов. Само собой Госбанк стал единым эмиссионным центром советской ДКС.

Общая характеристика советской денежно-кредитной системы, так называемой "сталинской экономики", такова - это была некая система отношений и институтов, тесно между собой связанных и функционирующих по определенным правилам. В рамках этой системы существовали подсистемы, которые были непосредственно связаны с деньгами.

Их можно назвать кредитной, банковской, денежной, финансовой подсистемами. Все подсистемы были органически взаимосвязаны. Фактически они образовывали единую систему, в рамках которой создавались деньги, регулировалось и контролировалось обращение денег в экономике, происходила аккумуляция денег в специальных фондах и их последующее распределение и перераспределение в масштабах всей экономики, осуществлялись расчеты между предприятиями и организациями, регулировались денежные отношения страны с другими странами и т.п.

Для упрощения описания объединим денежную, кредитную и банковские подсистемы в одну, которую назовем денежно-кредитной системой (ДКС). Другой, связанной с деньгами системой была финансовая система, которая включала в себя государственный бюджет, внебюджетные государственные фонды, финансы предприятий, страхование (страховые фонды).

Рассмотрим подробнее ДКС "сталинской экономики". С институциональной точки зрения, она представляет собой систему банков и небанковских кредитных организаций, а также организаций, осуществляющих общее руководство денежно-кредитной системой. С точки зрения функциональной в рамках ДКС осуществлялись такие виды деятельности и операции, как создание и уничтожение денег, кредитование, расчеты и платежи внутри страны, контроль за использованием кредитных ресурсов, регулирование денежной массы и поддержание устойчивости денежной единицы, кассовые операции с наличными деньгами, осуществление международных расчетов. Если судить по названиям институтов (различные банки), а также набору функций, то разницы между ДКС "сталинской экономики" и ДКС капиталистических стран (а также современной России) сразу можно не заметить. Формы похожи, а содержание разное. Вот некоторые важные особенности "сталинской" ДКС:

- государственная монополия на банковское дело;
- государственная монополия на денежную эмиссию;
- высокая централизация управления ДКС;
- сосредоточение всей денежной эмиссии и всего денежного оборота в одном государственном банке;
- централизация кредитных отношений;
- запрет на осуществление кредитных сделок "по горизонтали", т.е. между предприятиями (коммерческий кредит, денежные займы);
- подчинение ДКС решению задач социально-экономического развития СССР, определяемых пятилетними планами;
- планирование денежного обращения;
- контрольная функция ДКС;
- постоянный контроль со стороны банков за текущей финансово-экономической деятельностью предприятий (соблюдение платежной дисциплины, эффективность использования основного и оборотного капитала, обоснованность кредитных заявок, контроль исполнения кредитных договоров и др.);
- государственная валютная монополия;
- использование особых методов поддержания покупательной способности денежной единицы (рубля), обеспеченность денежной эмиссии;
- наращивание государственного золотого запаса как стратегического ресурса;
- независимость внутреннего денежного обращения от золотого запаса;
- опора на внутренние источники финансирования и кредитования народного хозяйства;
- опора на сбережения населения и внутренние займы;
- двухконтурная система денежного обращения.

На протяжении 56 лет (1932 - 1988 гг.) в кредитно-банковской системе СССР существовала государственная монополия. Центральная роль принадлежала Госбанку. Госбанк работал в самой тесной связки с Наркоматом (позднее Министерством) финансов СССР. Госбанк был автономным подразделением финансового ведомства. В период 1932-1988 гг. происходили лишь некоторые корректировки в части набора институтов банковского сектора СССР, их функций и полномочий. Но все они непременно были государственными.

Государственный банк расширял сеть своих территориальных учреждений и расчетно-кассовых центров. Наблюдалась усиление централизации управления ДКС в Государственном банке. Может быть, последний акт централизации произошел в 1959-1960 гг. В апреле 1959 г. в связи с реорганизацией кредитной системы Госбанку была передана часть операций Сельхозбанка, Цекомбанка и местных коммунальных банков (все указанные банки были упразднены). Госбанк взял на себя финансирование и кредитование сельского и лесного хозяйства, потребительской кооперации, а также банковское обслуживание населения, которое ранее осуществляли коммунальные банки. C 1960 г. Госбанк начал составлять планы кредитования долгосрочных вложений. В 1962 г. Государственному банку были переданы сберегательные кассы, которые до этого находились в ведении Минфина СССР.

Из банков долгосрочных вложений остался лишь Промбанк (часть функций упраздненных банков были переданы и ему). Он был реорганизован во Всесоюзный банк финансирования капитальных вложений и стал называться Стройбанком. Обслуживал капитальное строительство во всех отраслях народного хозяйства. При этом банк был переведен из под-под Минфина СССР под непосредственное кураторство правительства.

Был еще третий государственный банк - Банк для внешней торговли (Внешторгбанк), который занимался кредитованием внешней торговли, международными расчетами, а также операциями с иностранной валютой, золотом и другими драгоценными металлами. Внешторгбанк был призван обеспечивать государственную валютную монополию, начало которой положил Декрет СНК РСФСР от 22 апреля 1918 г. "О национализации внешней торговли".

Государственная монополия начала размываться в ходе "перестройки", когда были приняты законы, легализующие частную форму собственности в банковском секторе.

В 1988 году в Советском Союзе зарегистрированы первые частные коммерческие банки. Нескольких специализированных государственных банков (самый крупный из них - Промстройбанк) были акционированы и приватизированы. Накануне развала СССР их число составляло несколько сотен.

Думаю, что никаких дополнительных доказательств и фактов не надо приводить для того, чтобы читатель мог почувствовать разницу между государственной банковской монополией, которая работала на укрепление экономики страны, и нынешней "многоукладной" банковской системой РФ, которая работает на чужую экономику, разрушая свою собственную.

[1] который, впрочем, имел весьма своеобразную историю создания. Мы уже говорили о том, что в 1912 года под патронажем представителя крупнейшего клана банкиров, будущего члена совета Рейсхбанка и главы IG Farben Макса Варбурга в Стокгольме создается "Nya Banken" (Новый банк) под управлением Олофа Ашберга, через который позже пойдут деньги большевикам, но не только деньги от немецкого правительства и американских банкиров.

(Напомним, что семейка Варбургов происходит из итальянской династии еврейских ростовщиков, которые стали "Варбургами" в XVI, приехав в вестфальский городок Варбург из Болоньи (в которую перебрались из Венеции). В 1798 году, братья Моисей-Марк и Герсон Варбурги основали в Гамбурге банк "M. M. Warburg & Co.", по сей день крупнейший частный финансовый институт Германии. Его брат был первым главой ФРС США. Семья до сих пор владеет крупнейшими американскими банками, являясь родственниками Ротшильдов, Лёбов, Шиффов, Леманов и др. "видных представителей финансового кагала. Именно к ним до сих пор льнёт и мерзкий предатель Горбачёв)

К этому времени Абрам Животовский - крупнейший банкир России, а по совместительству дядя (и тесть!) Лейбы Бронштейна-Троцкого, он же компаньон чиновника Минфина (родственника заводчика) А.Путилова и акционер "Русско-Азиатского банка", входит в тесный контакт с управляющим "отмывочного" "Ниа-банка" Ашбергом и создает с ним "Шведско-Русско-Азиатскую компанию". Через этот же отмывочный банк "интернационала", от имени министра финансов РИ П.Л. Барка в 1916 году пойдут и официальные закупки оружия в США для российской армии, на что моргановский Guaranty Trust выделяет 50 млн кредита. В том же 1916 году Ашберг в Петрограде уже вместе с представителями Guaranty Trust и National City Bank занимается организацией займов в рублях для консорциума Моргана - Ротшильда, собрав им... 150 млн. рублей. Т.е. финолигархия получает деньги от процентов за кредит, взамен обеспечивая себе гарантию его возврата. До конца Первой Мировой через Nia Banken прошло около 800 военных контрактов на сумму $500 млн. При этом часть денег (более 8 млн. руб.), выделенных из русских фондов, оседает на счете М. Козловского - адвоката РСДРП(б).

После переворота 1917 года банк открывает контору в "революционном Петрограде". В совете директоров банка входят:

- Яков Ганецкий-Фюрстенберг - будущий член коллегии наркомфина Совнаркома, доверенное лицо Ленина, через которого Германия финансировала большевистскую партию. В 1915-1917 годах он вместе с Парвусом возглавлял подставную фирму, через которую Германия финансировала партию большевиков, а летом — осенью 1917 года вместе с Лениным, Троцким и др. проходил по делу о "большевиках — агентах германского Генерального штаба" - дело вел следователь Павел Александров, позднее расстрелянный НКВД;
- Лев Красин - по совместительству матерый немецкий агент, поставлявший оружие через представительство Simens;
- пресловутый Парвус-Гельфанд, русофоб, агент немецкой разведки и организатор возвращения Ленина из эмиграции через территорию Германии.

Компанию им в банке составили:

- Михаил (Моше) Грузенберг - официальный главный агент "интернационалистов" в Скандинавии, кузен(?) интернационалиста С.Зорина (Александра Гомберга) - главы ревтрибунала, "министра иностранных дел", бывшего литературного агента Троцкого в Нью-Йорке, а затем переводчика "гаитянской армии" миссии Красного Креста. Он же являлся доверенным советником банка "Чейз Нэшнл Бэнк" в Нью-Йорке, позже становится организатором Гоминьдана в Китае. О его двойной игре знали все, а его история - показательна для "истории болезни интернационализма";

- Михаил "Митька" Рубинштейн, - масон, банкир-аферист, крутившийся вокруг Распутина, арестованный в 1916 за государственную измену (сотрудничество с немцами) и финансовые махинации, после залпа "Авроры" освобожденный "интернационалистами" из тюрьмы и направленный в Швецию в качестве финансового агента;

- Абрам Животовский (дядя и тесть Лейбы Бронштейна) - уютно обосновывается в Стокгольме[31], где вместе с Ашбергом занимается реализацией награбленных режимом "племяннико-зятем" ценностей. В 1923 Животовский оказывается в Париже, где проворачивает аферу с одним из банков, пытаясь получить концессию на Криворожские заводы. Это была попытка подмять под себя еще один европейский банк, "для каковой цели большевики согласились ассигновать 25 млн. франков. Инициаторами этого дела в Париже были евреи: Высоцкий, Златопольский, Добрый, Цейтлин, братья Животовские, Лесин и другие...".

После того, как в 1918 г. вскрывается история с финансированием большевиков со стороны Германии и скандала с документами Сиссона, "Nya Banken" заносится в черные списки банков США и Антанты, поэтому он реструктуризируется в Svenska Economibolage. 18 августа 1922 года при содействии советского правительства "большевистский банкир" Ашберг создает и возглавляет "Российский коммерческий банк". Учредителем числится Svenska Economibolaget, директором иностранного отдела становится президент моргановского Guaranty Trust Макс Мэй, лондонским агентом - Эрл Грей, бывший коллега Сесила Родса. Ныне банк нам известен как "Внешэкономбанк".

Т.е. с поражением Германии (и публичного - отвлекающего? - скандала), контроль над валютными запасами большевиков переходит от "германо-американской" ветви ротшильдовского кагала к "чистой" "англо-американской" ветви - пока от этого крана их не оторвал "кровавый тиран Сталин" (см. подробнее - К. Мямлин, "Бнай-Брит и проект "интернационал". Часть III. Искусство стричь купоны с "русского" бунта, "бессмысленного" и беспощадного"

   Источник
 
    Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (29-01-2017 23:31:06)

185

Сорос: ЕС должен погрузить Украину в войну — или Украина похоронит ЕС

186

Выделенные статьи можно прочитать в оригинале.

http://www.dal.by/news/19/12-02-17-4/   http://s3.uploads.ru/t/2v7cN.gif

        Оцифрованный мир денег

    Я уже писал, что на наших глазах происходит стремительная "цифровая трансформация" мировой экономики. Имеется в виду, что все страны, все отрасли, все рынки, все компании и граждане будут выстраивать свои экономические отношения на основе использования информационно-компьютерных технологий (ИКТ).

Эксперты выделяют три основные сферы применения ИКТ: 1) производство, где всё большую роль будут приобретать роботы; 2) торговлю, где динамично развивается электронная коммерция; 3) денежно-кредитную сферу.

Остановимся подробнее на оцифровке денежно-кредитной сферы. Многие виды операций здесь уже давно подверглись оцифровке на 100 процентов. Скажем, расчёты и платежи между банками. Достаточно вспомнить информационную систему СВИФТ, через которую ежегодно проходит 2,5 млрд. платёжных поручений. Одновременно СВИФТ является международным кооперативным обществом, охватывающим более 9 тысяч банков и иных организаций из 200 с лишним государств. На региональном уровне одной из наиболее известных является платёжная система TARGET2, соединяющая информационные системы центральных банков стран-членов Европейского союза.

Читайте также: Кредитная система от кабальной до идеальной

В каждой стране есть своя национальная платёжная система, обслуживающая банки и крупные организации. Например, в США к таковой можно отнести Fedwire (Federal Reserve Wire Network). Это федеральная автоматизированная система денежных переводов для осуществления брутто-расчётов в режиме реального времени, управляемая федеральными резервными банками и позволяющая осуществлять перевод средств между участниками, число которых превышает 9 тысяч. Подключённые к сети Fedwire кредитные организации совершают свыше 99% всех платежей в США.

Однако такая оцифровка денежно-кредитной сферы на макроуровне была завершена уже в конце ХХ века. Сейчас началась новая фаза оцифровки - на микроуровне. Здесь можно выделить три главных направления.

Первое связано с появлением и широким распространением банковских пластиковых карт (дебетовых и кредитных) и созданием банками сети банкоматов. Банковская карта — инструмент, дающий возможность доступа к своему личному счёту в банке. Специальный карточный счёт (СКС) открывается банком для отражения всех совершаемых клиентом операций с использованием банковской карты. В 2012 году количество эмитированных банковских карт в мире перевалило за 10 миллиардов (2,3 карты в расчёте на одного взрослого жителя планеты). К 2018 году количество карт может увеличиться до 13,6 млрд. единиц. Число установленных банкоматов в мире не известно никому, но, по оценкам производителей данного вида техники, уже в конце 2011 года их могло быть 2,3 миллиона.

Второе направление связано с выстраиванием прямых денежных отношений между физическими лицами в обход официальной банковской системы. Речь идёт о так называемых криптовалютах - виртуальных деньгах. Я уже писал о криптовалютах, квалифицируя эту игрушку как инструмент азартных игр, имеющий весьма опосредованную связь с настоящими деньгами.

Третье направление охватывает отношения между банками и клиентами и называется цифровым банкингом (digital banking), или электронным банкингом (e-banking). Используются и другие термины: онлайн-банкинг, интернет-банкинг, дистанционный банкинг. Услуги электронного банкинга включают: 1) снабжение клиента выписками по счетам; 2) предоставление информации по банковским продуктам (депозиты, кредиты, ПИФ и т. д.); 3) заявки на открытие депозитов, получение кредитов, банковских карт и т. д.; 4) внутренние переводы на счета банка; 5) переводы на счета в других банках; 6) конвертацию средств. Если первые два вида услуг могут осуществляться с использованием средств мобильной связи, то другие, как правило, требуют уже Интернета. Сегодня всё большую роль в связи "клиент - банк" приобретает мобильный Интернет. Современные банки осваивают новое перспективное направление развития брокерских услуг - предоставление физическим лицам доступа с помощью Интернета к международным валютным и фондовым рынкам (интернет-трейдинг).

Читайте также: Гангстеры, банкиры и власть

Дистанционный банкинг появился впервые в США в виде системы home banking в 1980-е годы. Система давала возможность вкладчикам проверять свои счета, подключаясь к компьютеру банка через телефон, сначала стационарный, потом мобильный. Появился SMS-банкинг, основанный на SMS-сообщениях. В 1990-е годы стали возникать аналогичные уведомительные системы, основанные на использовании Интернета. В те же 90-е годы была апробирована система дистанционного перевода средств клиентов. В начале 2000-х годов у Bank of America услугами дистанционного банкинга для перевода средств пользовались уже 20% клиентов. В 2001 году количество таких переводов у банка составило около 3 миллионов, а общая сумма переведенных средств превысила 1 млрд. долл.

Появился так называемый электронный банк (ЭБ). Это многофункциональная система информирования клиента и дистанционного управления его счетами в банке. В рамках ЭБ клиенту предоставляются сегодня следующие категории услуг: Интернет-Клиент; Банк-Клиент; SMS-Услуги; Телефон-Клиент; Личный кабинет; Быстрая подпись; Визирующая подпись.

Трудно точно сказать, сколько людей в мире пользуются интернет-банкингом. Одни прибегают к дистанционным услугам банков лишь эпизодически, для других это стало образом жизни. Вот некоторые цифры по Соединённым Штатам. В 2010 году интернет-банкингом пользовалось 46% взрослого населения США, в 2013 году этот показатель увеличился до 51%. Это примерно 70 миллионов американских граждан. В 2010 году дистанционными банковскими услугами пользовались 58% пользователей Интернета, в 2013 г. - 61%. Среди тех, кто считается пользователями сотового телефона (а таковых среди взрослого населения почти 100%), лишь 18% использовали телефонный аппарат в качестве средства интернет-банкинга. В США из 100 крупнейших банков 86 оказывают интернет-услуги.

Читайте также: Манифест банкиров (1892 год)


Ниже привожу информацию по странам Европейского союза. В 2007 году услугами ЭБ пользовались 25% взрослого населения стран ЕС, в 2011 г. этот показатель вырос до 40%, а в 2015 году он достиг 46%. Среди пользователей Интернетом доля пользователей услугами ЭБ с 44% в 2007 году выросла до 54% в 2011 г. и до 57% в 2015 году. Если в целом по ЕС (28 государств) доля населения, которая пользовалась ЭБ, была равна 46%, то в 15 странах она была выше среднего показателя. Это следующие страны: Норвегия - 90; Финляндия - 86; Нидерланды - 85; Дания - 85; Эстония - 81; Швеция - 80; Люксембург - 65; Латвия - 64; Бельгия - 62; Франция - 58; Австрия - 51; Литва - 50; Чехия - 48; Мальта - 47.

А вот страны ЕС, в которых показатели вовлечённости населения в пользование услугами ЭБ были ниже среднего уровня: Испания - 39; Венгрия - 34; Словения - 34; Хорватия - 33; Польша - 31; Португалия - 28; Италия - 28; Кипр - 20; Греция - 14. И уж совсем отсталыми на среднеевропейском фоне выглядели три страны - Болгария, Македония, Румыния (у всех по 5). Россия по степени вовлеченности населения в услуги ЭБ сопоставима с такими восточноевропейскими странами, как Венгрия, Словения, Хорватия, Польша.

В крупных и крупнейших банках США и Европы интернет-банкинг ещё не стал самым приоритетным направлением деятельности, эти гиганты продолжают пока делать свои миллиарды на других видах бизнеса. А вот для банков малого и среднего калибра интернет-банкинг является спасительной соломинкой. В сфере малого и среднего банковского бизнеса появляется такое новое явление, как виртуальные банки. Давайте задумаемся: по некоторым оценкам, до 75% всех банковских операций граждане США и Европы осуществляют, не заходя в офис банка, то есть через телефон, Интернет, банкомат, банковский терминал. Выясняется, что важным средством конкуренции и выживания для малого и среднего банка может стать экономия на персонале и помещении. И банки в привычном для обывателя физическом понимании начинают исчезать, но при этом продолжают из какого-то другого мира общаться с клиентами и оказывать им услуги. Средством общения становятся компьютеры, SMS-сообщения, банкоматы и железный голос робота-автоответчика.

Европа сегодня опережает Америку по части развития виртуального банковского бизнеса. Отчасти этому способствует принятие законодательства, которое облегчает оказание услуг интернет-банкинга в масштабах всего Европейского союза. Имеется в виду введение на территории Еврозоны единых платёжных стандартов и создание единой общеевропейской платёжной территории — Single Euro Payments Area (SEPA). В Западной Европе (Германии, Испании, Франции, Нидерландах) электронных банков в два раза больше, чем в США. Наиболее активно банковские интернет-услуги развиты в скандинавских странах — Финляндии, Норвегии, Швеции — ими охвачены 95% банков и пользуются 70% клиентов.

Читайте также: Банкиры раскрыли сатанинскую суть электронных банковских карт


Сегодня у организаций, которые получили название интернет-банков, пока есть ещё хотя бы один офис, есть несколько сотрудников, есть телефон, по которому вполне реальная, а не виртуальная секретарша может отвечать на вопросы, есть почтовый адрес. Однако завтра, как говорят эксперты, все это может исчезнуть, останутся одни пароли, логины, номера, автоответчик и... робот, оказывающий банковские услуги. Это и будет 100-процентный цифровой банкинг.

Для части населения интернет-банкинг стал уже, как я сказал, образом жизни. Общая численность пользователей услуг интернет-банкинга в США и Европе составляет сегодня примерно 150 миллионов, или 35-40% совершеннолетнего населения. Большая часть из них - пока пассивные и нерегулярные получатели услуг ЭБ. К тем, кто управляет дистанционно своими банковскими счетами (активные пользователи) и делает это на постоянной основе, можно отнести не более ¼. Получается около 30-35 миллионов, или 9-10% взрослого населения. Величина пока умеренная, но эта часть активных и постоянных пользователей услуг интернет-банкинга может уже в ближайшее время сильно возрасти. На смену консервативному поколению, относящемуся к дистанционным услугам банков с недоверием, приходит новое поколение, которое такими "предрассудками" не страдает.

Валентин Катасонов

--------------------------------------------------------------------------------
    Источник

Отредактировано Zlata (12-02-2017 20:36:56)

187

http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=39

   

     Через "дыры" в капитале банков утекают миллиарды     
               Автор Редактор     
                    14.02.2017 г. 
                       Татьяна Куликова


      На днях (31 января) стало известно, что Минфин предложил поправки в Положение о Банке России и в Закон о страховании вкладов, согласно которым сотрудники Центробанка и Агентства по страхованию вкладов (АСВ) не могут быть привлечены к судебной ответственности за решения, принятые в рамках их профессиональной деятельности.

Лишиться иммунитета они могут лишь в случае, если будет доказано, что имели место злоупотребления должностными полномочиями или коррупционные преступления (доказать это крайне сложно).

Замминистра финансов Алексей Моисеев объяснил, что указанные поправки должны гарантировать защиту служащих Центробанка и АСВ от ответственности за непреднамеренные ошибки при принятии решений в рамках процедур по банкротству и ликвидации банков, что необходимо для их беспрепятственной профессиональной деятельности.

Таким образом, получается, что принимая решения, которые могут стоить обществу многие миллиарды рублей, чиновники не будут нести никакой ответственности за их последствия. Такая «свобода» принятия решений особенно впечатляет в случае проведения Центробанком и АСВ процедур санации (т.е. финансового оздоровления) проблемных банков. При принятии решения о санации и при ее проведении особенно много зависит от субъективных суждений чиновников, и цена таких процедур непосредственно для государственного бюджета может быть очень велика.
Напомню, в чем состоит процедура санации банка (или страховой компании). Если выясняется, что у некоторого банка объем активов меньше объема обязательств (т.е. у банка появилась «дыра в капитале»), то Центробанк как регулятор банковской системы принимает решение, что делать с этим банком. Вариантов два: либо начинать процедуру банкротства, либо проводить санацию. При банкротстве банк закрывается, предприятия и крупные вкладчики, которые в нем держали счета, теряют деньги, а государство (в лице АСВ) берет на себя выплаты по вкладам физических лиц в пределах 1 млн. 400 тыс. руб. на одного вкладчика. Но банкротство банка может иметь серьезные негативные последствия для экономики – особенно, если банк крупный или значимый для какого-то конкретного региона или, что немаловажно, для авторитета власти. Поэтому в подобных случаях может быть принято решение сохранить банк; тогда АСВ обычно выделяет деньги на его оздоровление – либо непосредственно для проведения процедуры санации (для выплат по обязательствам банка), либо как долгосрочный льготный кредит инвестору, изъявившему готовность взять на себя эту процедуру. При этом решение о целесообразности санации, выбор инвестора-санатора и объем выделяемых средств в значительной мере зависит от субъективного суждения и оценок сотрудников Центробанка и АСВ. 
К настоящему времени на санацию проблемных банков государством уже потрачено порядка 1.2 трлн. руб., а в целом расходы на поддержку государством коммерческих банков превысили уже 3 трлн. руб. (Здесь учтены также расходы на докапитализацию крупных банков – т.е. на увеличение их капитала с помощью государственных средств – которая, кстати, тоже проводилась волюнтаристски и не достигла заявленной цели активизации кредитования реальной экономики.) Формально говоря, большая часть этих денег – не расходы, а возвратные кредиты; но поскольку это кредиты в рублях сроком на десятки лет и по ставке близкой к нулевой, то вполне можно считать эти средства расходами государства.

Вот несколько наиболее ярких примеров проведения санации банков и субъективности связанных с ней решений регулирующих органов.

Самый дорогой для государства случай санации – это Банк Москвы, который теперь входит в группу ВТБ. Для финансового оздоровления Банк Москвы в 2011 году получил от АСВ (из средств целевого кредита Центробанка) кредит 295 млрд. руб. на срок 10 лет по ставке 0.51% (да-да, именно так: кредит в рублях под полпроцента годовых!). В 2015 году этот кредит был продлен еще на 5 лет – до 2026 года. Как говорилось в отчетности ВТБ, продление понадобилось из-за «неблагоприятной политической и макроэкономической обстановки, которая влияет на выполнение плана финансового оздоровления Банка Москвы».

Другой показательный пример – санация Мособлбанка (вместе с двумя аффилированными с ним небольшими банками), где санатором выступает СМП-банк небезызвестных братьев Ротенбергов. В 2014 году АСВ выделило на санацию Мособлбанка 117 млрд. руб., но затем в 2015 году санаторы запросили у АСВ еще денег, мотивируя это тем, что в ходе санации обнаружилось, что дыра в капитале Мособлбанка больше, чем они изначально предполагали. И деньги были выделены: сначала 12 млрд. руб., а потом еще 43 млрд. руб.

Еще один громкий случай – это банк Траст. В 2014 году ФК «Открытие» выиграло конкурс на проведение санации этого банка, взявшись провести ее за 127 млрд. руб. (это было заметно меньше, чем предлагали другие участники конкурса – Альфа-Банк и Бинбанк). Эти деньги были выделены (кредит 99 млрд. на 10 лет под 0.51% и кредит 28 млрд. руб. на 6 лет под 6%). Однако в декабре 2015 года ФК «Открытие» обратилось в АСВ за дополнительным финансированием в размере 47 млрд. руб., ссылаясь на то, что в результате более тщательного анализа выданных банком Траст кредитов выяснилось, что дыра в капитале банка составляет не 68 млрд. руб., как предполагалось изначально, а 114 млрд. руб. Однако на этот раз ЦБ дополнительных денег не выделил – по крайней мере, пока. Предполагалось, что будет проведен новый инвестиционный конкурс, но он пока тоже еще не состоялся.
Приведенные примеры показывают, как дорого может стоить государству санация банков и сколько произвола в принятии решений может быть в этой процедуре.
Да и банкротство банков – тоже затратное дело для государства. Так, например, за первые три квартала минувшего года ответственность АСВ перед вкладчиками банков-банкротов составила порядка 400 млрд. руб. (на 64 страховых случая).

И это еще не конец! Так, по оценкам некоторых экспертов (Олег Солнцев из ЦМАКП), совокупный объем еще не выявленных дыр в капиталах банков составляет порядка 1 трлн. руб. То есть рано или поздно государству придется оплатить значительную часть расходов – либо на выплаты вкладчикам, либо на санацию.
Кстати, дыры в капиталах банков чаще всего возникают в результате сознательного вывода собственниками активов из банка (усиливающегося непосредственно перед отзывом лицензии) и перевода их за рубеж. И это также является следствием недосмотра со стороны Центробанка – как надзорного органа для банковской системы. Масштаб этого «недосмотра» огромен: совокупный объем выявленных за последние три года дыр в капиталах банков составляет порядка полутора триллионов рублей! Кстати, большинство банкиров, виновных в этих нарушениях, благополучно избежали наказания, вовремя покинув Россию.

Результатом недостаточной эффективности банковского надзора является еще одно масштабное явление – незаконный вывод средств за рубеж с использованием российских банков. Недавний яркий пример – это участие московской «дочки» немецкого Дойче Банка в криминальном выводе из России 10 млрд. долл. в период с 2011 по 2014 годы; расследование этого эпизода американским надзорным ведомством завершилось на днях наложением на Дойче Банк штрафа в 425 млн. долларов.
Все эти ошибки сотрудников банковского надзора в Центробанке также стоят государству огромных денег. Однако до сих пор никто не понес за них наказания. Правда, в октябре прошлого года лишились своих постов две ключевых фигуры в банковском надзоре: Алексей Симановский – первый зампред ЦБ, курировавший банковский надзор, и Дмитрий Сухов – зампред ЦБ, курировавший департамент надзора за системно значимыми кредитными организациями. Однако они были уволены «с благодарностью за проделанную работу», и уж конечно, ни о какой правовой оценке их действий речи не шло. 
Суммируя сказанное: неверные решения в области регулирования и надзора за банками и другими финансовыми организациями могут иметь очень серьезные последствия для государства, поэтому и ответственность лиц, принимающих такие решения, должна быть очень серьезной. И освобождение их от такой ответственности может привести к разбазариванию огромных государственных средств.
Дополнение: Сегодня утром, когда эта статья уже была готова к печати, стало известно, что Центробанк прорабатывает возможность передачи правоохранительным органам сведений, составляющих банковскую тайну, для расследования эпизодов вывода активов. Мера совершенно необходимая, хотя и сильно запоздалая. Но лучше поздно, чем никогда!

 
    Последние статьи 
•Движение за возрождение отечественной науки
•Правительство РФ резко сократило финансирование высшей школы России
•Через "дыры" в капитале банков утекают миллиарды
•А.В. Иванов. Антиэлита
•Пора объединяться всем, кто всерьез за свою страну
•О. Дмитриева: Специфика России – отсутствие экономических свобод при высоком социальном неравенстве
•Обращение к Президенту России В. В. Путину о необходимости признания ДНР и ЛНР
•Самый восточный "миллионник" России Красноярск медленно умирает!
•Михаил Лунин. Юбилей минского позора
•Валентин Катасонов. «Операция «Девальвация» как ограбление России 3.0»

Отредактировано Zlata (15-02-2017 20:00:46)

188

http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=39   http://s2.uploads.ru/D7NWE.gif

   

       Россию распродадут за бесценок     
           Автор - публикатор     
                 20.02.2017 г. 


    Валентин Катасонов: нас ждет новая волна приватизации — «бандитская в квадрате»
Многие текущие международные события (например, приход в Белый дом Дональда Трампа, обострение ситуации на юго-востоке Украины, война в Сирии и т. п.) отодвинули на второй и даже третий план острейшие проблемы внутренней жизни России. Прежде всего проблемы прогрессирующей деградации экономики страны.

Причем основной вклад в эту деградацию вносит не мировой рынок (скажем, падение цен на «черное золото»), не экономические санкции Запада против России (они, наоборот, несколько оживили внутренний рынок), а действия либерального блока российского правительства (или, наоборот, полное бездействие). Начался 2017 год, и чиновники продолжают свою разрушительную деятельность.   

Вот одно из последних таких деяний. 2 февраля правительство приняло программу приватизации на ближайшие три года (2017−2019 гг.), а премьер-министр Дмитрий Медведев ее утвердил (подписал 8 февраля соответствующее распоряжение). Всего в 2017—2019 годы планируется приватизировать 477 АО, 298 ФГУПов, доли РФ в десяти ООО, а также 1041 объект имущества государственной казны. Власти с гордостью заявляют, что за три года программа даст в бюджет без малого 17 млрд руб.

Либо власти сами разучились считать, либо думают, что считать разучился народ. В расчете на один из 1826 объектов приватизации средняя выручка составит 9,2 млн. рублей! Для справки отмечу, что сегодня в Москве на рынке недвижимости столько стоит очень скромненькая квартира (одно- или двухкомнатная).

Бюджет Российской Федерации, сверстанный на 2017 год, предполагает расходную часть в размере 16.241 млрд долл. Доходы от приватизации, запланированные на этот год (5,8 млрд руб.) составят лишь 0,03% по отношению к бюджетным расходам. Такой бюджетный эффект эквивалентен введению или повышению любого акциза (на водку, ювелирные изделия, иные предметы роскоши). 5,8 млрд. рублей при нынешнем курсе рубля (кстати, неожиданно выросшем в начале текущего года) эквивалентны всего 100 млн долл. Это меньше, чем годовая прибыль многих компаний и организаций, включенных в программу приватизации.

Например, в программе значится компания «Совкомфлот», прибыль которой в 2015 году составила около 400 млн долл. Прибыль другого фигуранта программы — компании «Алроса» — только за первую половину 2016 года составила 186,7 млрд руб., в валютном эквиваленте это около 3 млрд. долларов. Следовательно, в расчете на год получается что-то около 6 млрд долл. Власти готовы отдать «куриц», несущих «золотые яйца», практически бесплатно!

Наверное, мы уже устали от произвола нашей власти, если оставляем без реакции подобного рода решения. Кажется, даже в «лихие 1990-е» годы такого не было. А ведь тогдашнюю приватизации справедливо называют «бандитской». Нынешнюю приватизацию можно смело назвать «бандитской в квадрате».

Можно предполагать, что уже выстроилась очередь «бенефициаров», которым были обещаны жирные куски государственной собственности. В списках программ мы находим такие объекты приватизации, как «Новороссийский морской торговый порт», «Совкомфлот», «Объединенная зерновая компания», «Приокский завод цветных металлов», «Кристалл», «Алроса», ВТБ и многие другие флагманы добывающей и обрабатывающей промышленности, морского транспорта, финансового сектора и других отраслей.

Раньше правительство убеждало нас, что, мол, ничего страшного нет, поскольку многие сделки не являются полной приватизацией. Мол, государство сохранит за собой контрольный пакет (50% капитала + одна акция). На нынешнем этапе приватизации государство может утратить (или уже утратило) контроль над многими компаниями, постепенно превращаясь в миноритарного акционера. Возьмем, например, уже упоминавшийся выше «Совкомфлот». Это крупнейшая российская судоходная компания, одна из лучших в мире. Особенно сильны ее позиции в сегменте компаний по морской транспортировке углеводородов (нефти и сжиженного газа), в том числе из районов со сложной ледовой обстановкой, а также обслуживанию шельфовой разведки и добычи нефти и газа. Крупнейший в мире владелец танкеров ледового класса. (из общего флота компании, насчитывающего более 150 судов, треть имеет высокий ледовый класс). Компания полностью принадлежит государству (Росимущество). Так вот программа предусматривает снижение доли государства в «Совкомфлоте» с нынешних 100% до 25% + 1 акция (в этом году ожидается продажа первых 25%).

Другой фигурант программы — крупнейший (наряду со Сбербанком) российский банк ВТБ. Не так давно уже проводилась его частичная приватизация, на сегодняшний день доля государства составляет 60,9%. Программа предусматривает снижение доли до 25% + 1 акция. В плане приватизации на текущий год — приватизация 10,9% акций банка. Единственно, что спасает ВТБ от приватизации, — сохранение экономический санкций Запада, что для наших чиновников создает сложности с поиском иностранного инвестора. Своих они почему-то не рассматривают.

Приведу третий пример — «Алроса». Между прочим, это крупнейший в мире продуцент алмазов (примерно ¼ мировой добычи). Долю Росимущества в этой компании уже понижали, и она уже упала до критического уровня 33%. К 2019 году эту долю планируется сократить до 29% + 1 акция. Среди акционеров фигурирует также Якутия (как субъект РФ) и муниципалитеты, находящиеся на территории указанной республики. Программа предусматривает, что эти акционеры также будут выходить из капитала «Алросы».

Вранье по поводу «целесообразности» и «эффективности» приватизации оказывается в вопиющем противоречии с реальной жизнью и даже официальной статистикой. Вот, например, руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев в сентябре 2016 года поднял панику по поводу того, что «государство наступает». Мол, в 2005 году в государственном секторе экономики создавалось 35% ВВП, а в 2015 году этот показатель вырос до 70%. Мол, государство «душит» конкуренцию, подрывает основы «рыночной экономики». Артемьев тут явно что-то перепутал, поскольку конкуренцию «душит» не государство, а монополия. Причем частные монополии это делают порой даже более успешно, чем государственные. В Америке еще более века назад появилась своя «ФАС», которая боролась с монополиями Рокфеллера и других олигархов, правда, успехи были весьма скромными.

Но в данном случае я не собираюсь читать лекцию господину Артемьеву на тему «Монополии и конкуренция». Я обращаю внимание на приведенную им цифру доли государства 70% ВВП. Аргумент «засилье государства в экономике» у многих чиновников финансово-экономического блока правительства стал любимым и основным. Многие из них оперировали этим аргументом на последнем Гайдаровском форуме, который проходил в прошлом месяце. Тогда я обратил внимание на два момента.

Во-первых, у каждого своя собственная цифра доли государства в создании ВВП РФ. Встречаются цифры и более скромные, чем у господина Артемьева: в 60%, и в 50% ВВП. Например, Минэкономразвития обычно приводил цифру в 50%. Подобная статистическая какофония показывает, что власти не умеют слажено врать, у каждого чиновника своя «личная» статистика. Это касается, конечно, не только показателя доли государства в экономике, но и многих других экономических показателей.

Во-вторых, я на месте чиновников, лоббирующих бандитскую приватизацию, поостерегся бы оперировать подобными показателями. Они как раз доказывают, что приватизацию категорически нельзя проводить. Почему? Давайте будем исходить из минимальной оценки участия государства в создании ВВП, равной 50% и сравним ее с некоторыми другими показателями, которые можно найти на сайте Росстата. А каково количество компаний и организаций российской экономики? —  Росстат дает цифру 4,9 млн. Он дает раскладку компаний и организаций по формам собственности. На компании государственного сектора (с участием Российской Федерации и субъектов РФ) приходится 2,3%; еще 4,5% - муниципальные предприятия. Итак, если мы даже учтем муниципальные предприятия, то общее число компаний и организаций, которые можно в широком определении назвать «государственными», равняется 6,8%. Некоторые могут справедливо сказать, что, мол, исчисление удельного веса государственного сектора по числу организаций не корректно, поскольку государственные организации могут быть заведомо крупнее частных. — Согласен. Поэтому предлагаю оценить долю государственного сектора с помощью показателя «основные фонды». В начале 1990-х годов (до приватизации Чубайса) в государственном секторе, по данным Росстата, находилось около 90% основных фондов российской экономики. К 2000 году (после бандитской приватизации 90-х гг.) этот показатель упал до 25%. В 2010 году он опустился до 19%, а в настоящее время составляет всего 18%.

Надеюсь, читатель догадывается, какой вывод можно сделать из сопоставления показателей. При доле государства в основных фондах, равной 18%, оно умудряется создавать 50% ВВП страны. А господин Артемьев даже настаивает на том, что 70% (кстати, на последнем Гайдаровском форуме И. Шувалову и другим либералам больше по душе оказалась цифра 70%). Следовательно, на частный сектор приходится более 80% основных фондов и всего 50% или даже 30% создаваемого ВВП. Диагноз однозначен: частный сектор не эффективен, а для экономического восстановления (или даже рывка) необходимо усиление позиций государства. России нужна не приватизация, а национализация.

О том, что некоторые члены правительства все-таки понимают, что собой представляет программа приватизации, свидетельствуют некоторые фрагменты упомянутого Гайдаровского форума. Так, «свежий» министр экономического развития Максим Орешкин достаточно трезво подошел к оценке приватизации. В интервью газете Financial Times он подчеркнул, что для оживления российской экономики необходима здоровая конкуренция, приватизация как таковая не поможет: «Если мы просто приватизируем крупные государственные компании, которые доминируют в определенных секторах, то конкурентная ситуация не улучшится, и не окажет серьезного влияния на общий рост». Правда, на заседании правительства 2 февраля, когда обсуждалась и утверждалась программа приватизации на 2017−2019 годы, Максим Орешкин благоразумно воздержался от озвучивания своих сомнений по поводу приватизации.

Еще один забавный момент на форуме. Вице-премьер Ольга Голодец рискнула высказать мысль, что у власти есть простой способ пополнить казну: отказаться от единой ставки подоходного налога (13%) и перейти к прогрессивной шкале. Мысль не новая (благодаря этой мере можно запросто удвоить доходную часть бюджета), на для чиновника такого ранга крамольная. Мы помним, что премьер-министр Д. Медведев резко и болезненно отреагировал на заявление Голодец. Не только потому, что нынешнее правительство, похоже, представляет интересы олигархического капитала. Но и потому, что такое «простое» решение бюджетной проблемы лишит правительственных лоббистов приватизации важнейшего аргумента: мол, «разгосударствление» необходимо для пополнения казны. Я уже отметил, что принятая правительством программа позволил увеличить доходную часть бюджета на целых 0,03%!

https://svpressa.ru/economy/article/166636/

 

 

 

 

 

 

   
Последние статьи 
•Движение за возрождение отечественной науки
•Русская Весна на Донбассе. Продолжение следует…
•Валентин Катасонов - о том, что обвал рубля неизбежен
•Бояринцев В.И. Кто «подставляет» президента?
•Россию распродадут за бесценок
•Россия на последнем месте по эффективности здравоохранения
•В.М. Ковалёв. Торгашеские формы геноцида
•В ЕС прозрели насчет Украины и собираются прекратить поддержку страны
•Строительство жилья: кризис уже близко
•Эксперт: Мы выплачивали долги всего Советского Союза и явно переплатили

Отредактировано Zlata (21-02-2017 19:01:50)

189

http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=39

      Ограничение оборота наличных – еще один подарок банкам и платежным системам     
            Автор - публикатор     
               24.02.2017 г. 
                     Татьяна Куликова

     На днях (21 февраля) стало известно, что Минфин и Минэкономразвития прорабатывают ряд мер по ограничению использования наличных средств при выплате зарплат или при оплате крупных покупок.

Утверждается, что основная цель этих мер – борьба с теневой экономикой. Однако к значимому прогрессу в этом направлении ограничение оборота наличных приведет только в случае, если будет частью целого комплекса мер по борьбе с коррупцией и уклонением от налогов. А иначе все сведется лишь к очередному «подарку» банковской системе, оплачивать который будут, как всегда, предприятия и население.

Напомню, что Минфин уже делал подобные предложения в 2012 году, но тогда проект не был реализован «из-за отсутствия необходимой инфраструктуры». А сейчас, похоже, решено заняться им более серьезно.

Какие конкретно ограничения оборота наличных будут приняты, пока не известно. Одна из рассматриваемых мер предполагает ограничение продаж автомобилей, недвижимости и предметов роскоши (свыше какой-то пороговой суммы) за наличные. Совершенно ясно, что сама по себе эта мера как инструмент борьбы с теневой экономикой работать не будет, поскольку ее легко обойти с помощью довольно простых финансовых схем. Напомню, что сейчас банки обязаны сообщать в Росфинмониторинг о разовых операциях своих клиентов на сумму от 600 тыс. руб. Поэтому, если покупатель хочет сделать крупную покупку, то он может положить наличные деньги на счет в банк несколькими взносами, не превышающими 600 тыс. руб., а потом перевести деньги продавцу несколькими платежами, не превышающими 600 тыс. руб. каждый. При этом Росфинмониторинг ничего не узнает и никаких вопросов о происхождении денег не возникнет в принципе.

Можно, конечно, прикрыть эту простую схему, обязав банки передавать в Росфинмониторинг информацию по всем платежам, осуществленным по одному договору, если они в сумме превысили некоторое пороговое значение, но это лишь приведет к использованию более креативных финансовых схем. Кроме того, даже если бы всю информацию удалось собрать, вряд ли у Росмониторинга сейчас есть достаточно ресурсов для проверки происхождения средств по покупке каждой иномарки.

Таким образом, для борьбы с коррупцией, теневой экономикой и уклонением от налогов ограничение наличных платежей ничего не добавит. Единственным значимым эффектом от этой меры будет то, что либо покупателю придется оплатить банковскую комиссию за перевод средств, размер которой при больших суммах платежей может быть весьма высоким (до 2% от суммы платежа), либо продавцу придется оплатить комиссию платежной системы (в случае оплаты покупки по банковской карте).

Помимо ограничения оплаты покупок наличными рассматривается еще одна мера – запрет или ограничение выплаты зарплат наличными. А это уже «подарок» скорее не всей банковской системе в целом, а конкретно Сбербанку и, в меньшей степени, другим госбанкам. Дело в том, что, во-первых, во многих населенных пунктах в российской глубинке Сбербанк является единственным банком и, во-вторых, в результате банковской чистки последних лет доверие к остальным банкам, особенно мелким, подорвано окончательно и предприятия опасаются держать в них свои расчетные счета и зарплатные проекты.

Более того, за пределами крупных городов в регионах банковская инфраструктура все еще не готова к тотальному внедрению банковских карт. Зачастую в глубинке до ближайшего банкомата надо ехать в райцентр, а продукты приходится покупать в автолавке, которая приезжает пару раз в неделю и, уж конечно, не имеет терминала для обслуживания банковских карт.

Таким образом, предложения Минфина по ограничению оборота наличных не помогут бороться с теневой экономикой, но приведут лишь к дополнительным проблемам и расходам – как для предприятий, так и для населения.

   
 
Последние статьи 
•Движение за возрождение отечественной науки
•СЕРГЕЙ КАШИРИН. РОЛЬ ЛИЧНОСТИ СОЛДАТА В ИСТОРИИ
•Ограничение оборота наличных – еще один подарок банкам и платежным системам
•Миф о перевооружении ВС РФ
•Тройной подвиг сибиряков
•Реформа РАН признана провальной: ФАНО расширяется, институты выселяют
•Патриоты России, объединяйтесь! (21.02.17.-телеканал Красная линия)
•Георгий Малинецкий: Кризис жанра
•Владимир Стечкин. Почему в СССР пшеницу покупали, а РФ продает?
•Великий сын России: И.Р.Шафаревич. 1923 - 2017

Отредактировано Zlata (25-02-2017 22:28:00)

190

http://www.dal.by/news/149/27-02-17-3/

       Банкротство - привилегия для российской элиты

    Закон о банкротстве физических лиц не оправдал чаяний тысяч россиян, по макушку погрязших в кредитах. Пока из многомиллионной армии заемщиков им смогли воспользоваться несколько тысяч человек.

Минэкономразвития РФ решило упростить процедуру банкротства - нулевое чтение законопроекта уже прошло в Общественной палате РФ.

Федеральный закон №476-ФЗ (о банкротстве физических лиц) преследовал благую цель - помочь людям в тяжелой жизненной ситуации: если они потеряли работу или сгорел дом, или пережили развод с агрессивным разделом имущества... То есть человек лишился регулярного дохода и получил дополнительные расходы.


Но закон оказался "неподъемным" для простых граждан - цена банкротства в среднем по России начинается с 80-120 тыс. руб. Это госпошлина, оплата услуг арбитражного управляющего, обязательные публикации объявлений в прессе о банкротстве...

В итоге почти за полтора года с момента вступления закона в силу от граждан, желающих признать себя банкротами, было принято всего 25 тыс. заявлений.

Читайте также: США: массовые банкротства городов

При этом, согласно статистике, потенциальных банкротов в стране почти в 20 раз больше - только за год количество граждан с кредитом более 500 тыс. (это минимальный порог) и задолженностью более трех месяцев выросло с 460 тыс. до 622 тыс. человек.

Новый закон, уверяют авторы законопроекта, позволит даже малоимущему объявить себя банкротом - общий объем расходов на банкротство по упрощенной схеме составит не более 5 тыс. руб.

Впрочем, "упрощенка" подойдет далеко не всем - в новом законе прописан ряд требований:

сумма долга должна составлять не более 900 тыс. руб., должник обязан быть просто физическим лицом, но никак не индивидуальным предпринимателем, при этом он должен не иметь недвижимого и прочего имущества, которое при обычной процедуре банкротства продается за долги. Правда, меняется и нижняя планка долга - теперь, чтобы объявить себя банкротом, достаточно накопить просроченных долгов на сумму всего лишь 50 тыс. руб. (против прежних минимальных 500 тыс.).

Однако, предупреждают юристы, радоваться должникам рано - чтобы их признали банкротами, нужно доказать, что вы - добросовестный заемщик. Так, суд отказал грузчику из Новосибирской области Валерию Овсянникову - тот набрал кредитов в четырех банках на сумму 630 тыс. руб., имея заработную плату 17 тыс. в месяц.

Суд посчитал, что гражданин изначально знал, что не сможет выплатить такие большие долги. А значит, он является недобросовестным заемщиком. В итоге, по решению суда, гражданину была предложена рассрочка долгов (реструктуризация). При рассрочке учитываются сегодняшние возможности должника, и исходя из этого составляется новый график выплат.

Признать недобросовестным заемщика могут за намеренное непредоставление данных о доходах, сокрытие имущества, за намеренную неоплату кредита (банки пытаются доказать, что у должника все-таки были возможности вносить плату) и так далее.

Психологи заверяют, что заведомых мошенников среди потенциальных банкротов единицы - граждане берут кредиты, поддавшись рекламе и испытывая крайнюю нужду.

Читайте также: Дефективная экономика эфективных собственников

"Человек, попавший в тяжелую жизненную ситуацию, редко отдает себе в этом отчет. Обычно он питает иллюзии, что это все временно, что завтра все изменится. Беря кредит, человек просто не понимает, что завтра он будет таким же нищим, и даже еще беднее, и что этот кредит навсегда загонит его в долговую яму", - комментирует социолог Роман Заваришин.

КОММЕНТАРИЙ председателя Ассоциации адвокатов России за права человека Марии БАСТ:

- Идея банкротства хорошая, но на практике "списание долгов" не работает даже во многих цивилизованных странах - долги переходят детям и внукам, которые платят банкам десятки лет. Просто так заплатить 300 рублей госпошлину и забыть про долг не получится - в России мощное банковское лобби, обычно суды выносят решения в пользу банков, а не обычного гражданина.

Когда должника признают банкротом, через суд и арбитражного управляющего его просто перекредитовывают, но человек должен постоянно платить банку, всю жизнь жить в долгах. Так что возлагать какие-либо надежды на банкротство не стоит: кредит - это ловушка, единственное спасение - не брать никаких кредитов.

Аделаида Сигида

--------------------------------------------------------------------------------
    Источник
 

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (27-02-2017 21:32:09)


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » Статьи Касатонова, Кара-Мурзы и др. авторов.