ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » Статьи Касатонова, Кара-Мурзы и др. авторов.


Статьи Касатонова, Кара-Мурзы и др. авторов.

Сообщений 21 страница 30 из 225

21

DFCalendar v1.4
Licensed under the MIT License
Copyright © 2010 Dmytro Feshchenko df-studio.net

     
   Фонд
Стратегической
Культуры

           
   ПОЛИТИКА | ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА 

        1 августа 1914 года: возможен ли обратный ход российской истории (II)?
            Ольга ЧЕТВЕРИКОВА | 29.07.2012 | 00:00  Комментариев: 2
 

Часть I

Хотя в 1914 г. Россия и являлась четвёртой индустриальной державой мира, они никоим образом не рассматривалась ведущими странами Запада как равноправный партнёр, поскольку, во-первых, находилась от них фактически в полуколониальной зависимости, а, во-вторых, обладала по сравнению с ними слишком малым промышленным потенциалом. Общий капитал промышленных и торговых компаний в России достигал 2 млрд. долл., что равнялось капиталу одной «Юнайтед Стил Корпорейшн» и составляло 1/9 часть капитала, инвестированного в США только в железные дороги. Зато Россия к началу войны занимала первое место в мире по размерам внешнего долга…

* * *

Внешние займы, так щедро предоставляемые России Западом, имели не только экономические, но ещё более серьёзные политические последствия. Финансовые рычаги воздействия, применённые англо-французской верхушкой в отношении России, оказались настолько эффективными, что русское правительство было лишено возможности проводить самостоятельную политику и оказалось втянуто в события, сценарий развития которых был написан за рубежом.

В конце ХIХ века межгосударственные отношения в Европе определялись англо-германским соперничеством, которое стало главной пружиной борьбы за передел мира. Баланс сил в Европе был настолько нарушен, что мирными средствами восстановить его было уже невозможно. Британия готовилась к войне с Германией, но если одностороннее противостояние на море Англия выдержала бы, то на суше – нет. Поэтому решением «германского вопроса» могла стать только общеевропейская война и при непременном участии России, которая должна была взять на себя 3/4 всей тяжести войны против Германии на суше. При отсутствии острых германо-российских противоречий главная задача англичан заключалась в том, чтобы вытеснить Россию и Германию из тех сфер, где они могли совместно бороться с другими государствами, и сконцентрировать их интересы в районе, где русско-германские отношения можно было довести до крайней степени напряжённости, – на Балканах. Для этого Британия и начала создавать такую систему союзов, которая привела бы к противостоянию Россию и Германию, а ключевую роль в обрабатывании российских правящих кругов призвана была сыграть Франция, «главный ростовщик» Европы, давно стремившаяся в целях достижения реванша после франко-прусской войны к заключению антигерманского военного союза с Россией.

Как уже говорилось, с 80-х годов в связи с начавшимся промышленным подъёмом и подготовкой к переходу на золотой стандарт в России резко возросло значение зарубежных займов (существенная часть их тратилась на приобретение золота). В 1888 году после ссоры России с Германией российское правительство переориентировалось с германского на французский финансовый рынок, разместив здесь первый крупный «железнодорожный заём» в 8 млрд. золотых франков, который был осуществлён под русское «залоговое золото». Затем последовали новые займы, и с этих пор французские банки начали вытеснять германские и активно вкладывать свои капиталы в русскую индустрию (металлургию и угольную промышленность). Это тесное финансовое «сотрудничество», в основе которого лежали интересы политико-стратегического порядка, и стало основой для франко-российского военно-политического сближения. Об опасности этого сближения, открыто противопоставлявшего Россию Германии, предупреждал российский министр иностранных дел Николай Карлович Гирс, утверждавший, что «даже видимость того, что Россия ищет дружбы Франции, скорее ослабит, чем укрепит наши позиции». Сотрудник Гирса Ламздорф выражался ещё более откровенно, указывая, что для России дружба с Францией подобна мышьяку – в умеренной дозе она полезна, а при малейшем увеличении становится ядом. Однако именно Гирс и был вынужден в итоге в 1891 году подписать с Францией соответствующее политическое соглашение, на основе которого в 1892 году была заключена секретная военная конвенция, ратифицированная в 1893 году. Объяснялось это тем, что, когда России понадобился очередной крупный заём, французские Ротшильды согласились устроить его только при условии подписания военного договора, а Ротшильды уже тогда финансировали значительную часть железнодорожного строительства и контролировали большую часть банковской системы России, что делало всё более влиятельной при российском дворе французскую партию.

С переходом России при С.Ю. Витте на золотой стандарт в 1897 году значение внешних займов ещё более возросло, поскольку сохранение золотой валюты обходилось очень дорого. Как писал уже упоминавшийся выше П. Оль, «поддержание в России золотой валюты в течение 18 лет стоило ей увеличения внешней задолженности в виде государственных, железнодорожных и городских займов на 4200 млн. руб. и за то же время увеличило её внешнюю задолженность привлечением в Россию иностранных капиталов в банковские и торгово-промышленные предприятия на сумму 2100 млн. Итого внешняя задолженность России за 18 лет выросла на 6300 млн. рублей».

Между тем франко-российский договор стал опорой для формирования тройственной Антанты, происходившего в два этапа. Вначале в 1904 году Англия заключает договор с Францией о разделе сфер влияния в Северной Африке («Сердечное согласие»), а затем приступает к выполнению главной задачи – вовлечению в свой лагерь России. Важным шагом на пути к этому стала Русско-японская война 1905 года, развязанная Японией благодаря финансовой поддержке со стороны Великобритании, заключившей с ней в 1902 году военный договор.

В этот период Россия переживала глубокий экономический кризис и свои финансовые задачи решала исключительно за счёт роста государственной задолженности, обусловленной увеличением военных потребностей, строительством флота, многочисленных железнодорожных займов. Причём в то время, как финансовое положение России резко ухудшалось, С.Ю. Витте путём получения косвенных налогов и систематического покрытия чрезвычайных расходов за счёт займов создавал видимость финансового благополучия. С 1905 года под влиянием охватившей общество тревоги начался перевод русских капиталов за границу, что привело к отливу золота за рубеж, принявшему угрожающий характер. В этих условиях С.Ю. Витте и В.Н. Коковцов (министр финансов с апреля 1906 года) затеяли переговоры о новом крупном международном займе в 2,2 млрд. франков. Но и на этот раз предоставление займа было обусловлено поддержкой Россией Франции в её споре по марокканскому вопросу с Германией и урегулированием острых вопросов англо-российских отношений – ведь парижский Ротшильд отказывался вести переговоры о займах без лондонского Ротшильда. Заём был предоставлен, финансовое положение России было на время улучшено, но достигнуто это было ценой подписания в 1907 году англо-российского соглашения о разделе сфер влияния в Центральной Азии.

Как и русско-французский договор, это соглашение было встречено с большим неодобрением в российских кругах и среди виднейших российских дипломатов, так как означало окончательное присоединение России к антигерманской Антанте. Российские правящие круги совершили, таким образом, коренной стратегический поворот, как бы дав свой ответ на слова Бисмарка: «Есть одно благо для Германии, которое даже бездарность германских дипломатов не сможет разрушить: это англо-российское соперничество». Но у Бисмарка было и ещё одно верное замечание: «Политика Англии всегда заключалась в том, чтобы найти такого дурака в Европе, который своими боками защищал бы английские интересы».

Теперь Россия окончательно была втянута в сферу англо-французских интересов, её непосредственные цели оказались сосредоточены на Балканах, а вся последующая политика была обусловлена необходимостью подготовки к войне с государством, с которым у неё не было серьёзных противоречий, но сокрушение которого выдвигалось в качестве главной задачи англо-французской Антанты. Соответственно и развитие самого хозяйства страны оказалось тесно связано с интересами французских и английских правящих кругов.

В начале века Франция занимала первое место в России по капитальным вложениям, в её руках находилось около 53,2% контролируемой заграницей части русского банковского капитала. Общая сумма российского долга Франции накануне войны составляла 27 млрд. франков. Французские банки напрямую финансировали российскую, и в первую очередь южнороссийскую, промышленность, на которую опирались морские вооружения. Под их контролем находилась не только донецкая промышленность, но и связанные с ней верфи в Николаеве, так что они были в крайней степени заинтересованы в решении проблемы Черноморских проливов. Отсюда такое внимание, которое уделяла Франция российскому морскому флоту, и не случайно доверенным лицом крупного французского банка «Сосьете женераль», осуществлявшего финансовый контроль над николаевскими верфями, был морской министр России Григорович, подбивавший своих коллег в правительстве к агрессивной политике в отношении проливов.

Последний крупный внешний заём России был получен в 1909 году. В этот год наступил срок уплаты по внешним займам 1904 и 1905 годов, а бюджеты могли быть только дефицитными, так что министр финансов Коковцов принял решительные меры по подготовке почвы к размещению во Франции займа в 1,2 млрд. франков для погашения обязательств. Переговоры шли с трудом, условия, выдвигаемые французами, были крайне тяжёлыми и опять-таки были связаны с интересами русско-французского союза в период предвоенного обострения политической обстановки в Европе. Коковцов был вынужден признать в письме министру иностранных дел Чарыкову: «Уже не первый раз мне приходится встречаться в вопросах денежных операций с такой точкой зрения, которую мне трудно совместить с политическим достоинством России и с отношением к ней Франции как союзницы…» (2)

Важно подчеркнуть, что ни один крупный заём русского правительства не обходился без активного политического вмешательства и согласия французского правительства, о чём свидетельствуют публикации русских дипломатических документов. Займы успешно размещались на парижской, лондонской и иных биржах не только потому, что они приносили держателям большой процент, а банкам, кроме того, специальную прибыль, а ещё и потому, что они отвечали совершенно определённым политическим и военно-стратегическим соображениям союзников. Важнейшей целью внешних займов была стабилизация курса рубля на базе золотого обращения, но иностранные биржевики укрепляли золотую валюту главным образом из политических расчётов и в надежде использовать многомиллионную Русскую армию для достижения своих целей, не упуская при этом из виду и высокую сверхприбыль, получаемую из России.

В последние предвоенные годы правительство России пыталось решать свои задачи, не прибегая к внешним займам. Иностранные банкиры ещё давали деньги на производительные расходы, связанные с военно-промышленными нуждами (главным образом на строительство стратегических железных дорог), но отказывались давать их на покрытие дефицита в обыкновенных расходах. Так что «бездефицитный бюджет» становится краеугольным камнем финансовой политики, и, чтобы обеспечить его, правительство перешло к жёсткому сокращению расходов, при котором удовлетворение многих важнейших нужд государства, не относящихся прямо к военным потребностям, искусственно сдерживалось.

В расходной части бюджета сильно росли теперь только две графы: расходы по займам и военно-морские расходы. В 1910 году Коковцов писал: «Задолженность страны, сильно поднявшаяся во время последней войны (с Японией – О.Ч.), не останавливается в своём возрастании и уже приближается к 9 млрд. рублей; соответственно увеличиваются с каждым годом и расходы на платежи по займам… Эти неизбежные и обязательные для страны расходы, требуя ежегодной уплаты почти миллиарда рублей, несомненно, сильнейшим образом сокращают средства, предоставляемые на развитие производительных потребностей государства. Очевидно, что более широкое удовлетворение этих потребностей при указанных обстоятельствах не может быть достигнуто без повышения податного обложения» (2).

Как указывалось в специальном документе, предназначенном только для членов Совета министров, в действительности две статьи – платежи по государственным долгам и военные расходы – пожирали 56% чистого расходного бюджета (без расходов на железные дороги и винную монополию). Что касается займов, то, как писал Коковцов, даже те из них, что были заключены на бесспорно производительные нужды, всё же приводили, в конце концов, к тому же результату, что и займы на непроизводительные нужды, то есть к расстройству государственного кредита и всего финансового положения страны. Отвергнув путь новых займов, правительство Столыпина–Коковцова стало финансировать в предвоенные годы все потребности страны за счёт бюджетных поступлений и введения новых налогов.

На первом месте в расходной части бюджета стояли расходы на армию и флот, стратегические железные дороги и порты. Причём большее внимание уделялось морскому флоту (о чём заботился уже упомянутый нами Григорович), а не сухопутной армии и её технической оснащённости (хотя готовились к войне именно с сухопутными силами Германии). В итоге за пять предвоенных лет расходы по Морскому министерству утроились, при этом Черноморский флот стоял в центре внимания.

Следующей по значимости статьёй расходов были платежи по государственным займам, опустошавшие народное хозяйство и подрывавшие основы финансовой системы страны. Среднегодовые платежи достигали 405 млн. руб. и равнялись совокупным расходам ряда ведомств на общее управление. Для сравнения – если на платежи по займам шло 14% госбюджета, то расходы на народное образование и всю систему просвещения за пять лет составили менее 3,5%. На душу населения в 1913 году на просвещение тратилось менее одного рубля, так что неудивительно, что грамотными в России были только 30% населения.

В целом государственный бюджет страны в самой минимальной степени использовался на производительные затраты, в основном это были расходы на армию и флот, на государственный бюрократический аппарат, полицию и тюрьмы (рост расходов на последние превышал рост расходов на образование), так что девять десятых населения поставляли в бюджет средства, ничего от него не получая.

Задолженность России породила накануне войны ещё одну, новую для неё проблему, в очередной раз продемонстрировавшую характер отношения к ней «союзных» держав.

В 1914 году внешний долг России (крупнейший в мире) составлял 6,5 млрд. руб. При этом 4,3 млрд. руб. – это был государственный долг (3 млрд. руб. – Франции), а остальные – частная задолженность (городские займы, торгово-промышленных предприятий, кредиты торговых фирм и коммерческих банков). Между тем пассивный расчётный баланс, огромная задолженность и потребность торговли и промышленности в иностранной валюте вынуждали правительство держать за границей большой запас золота из эмиссионного обеспечения Госбанка. Большая часть золота хранилась во Франции и Германии, объём денежных расчётов с которыми был особенно велик. Безусловно, всё это лишало устойчивости всю денежную систему России и ставило вопрос о возможной конфискации в случае войны средств за границей. Поскольку русское правительство беспокоилось о вкладах не во Франции и Англии, а в Германии и Австрии, буквально накануне войны оно перевело деньги из германских банков в союзные страны.

Однако с началом войны «союзные» банкиры не только перестали давать новые кредиты под государственные обязательства, но и стали чинить препятствия в расходовании принадлежавшей казне золотой российской наличности, находившейся на счетах иностранных займов. При этом особые трудности сложились во Франции – главном «союзнике» России, где находилось почти 80% всей свободной наличности (431 млн. руб.). Опираясь на провозглашённый мораторий, французские банкиры фактически лишили Россию возможности располагать в желаемых размерах этими средствами, рассчитывая за счёт них покрыть большую задолженность русских акционерных банков, а последняя составляла тогда 233,2 млн. руб. (без долгов промышленных и торговых фирм). Русское правительство отказалось оплатить задолженность частных банков за счёт своей золотой наличности, но французские банки проявили непреклонность и в итоге заморозили всю наличность русского правительства, которая была почти вдвое больше задолженности банков.

И хотя Комитет финансов России считал недопустимым использовать для погашения задолженности казённую валюту, он в то же время не мог остаться в стороне от разрешения этой проблемы, так как это мешало размещению военных заказов. Так что в итоге было признано полезным урегулирование вопроса «официальным путём» через МИД, и правительство выступило в роли своеобразного гаранта банков, признавая их кредитоспособными, но не могущими в условиях военного времени найти иностранную валюту. Правительство взяло на себя заботы не только о довоенных расчётах банков, но и о предоставлении им дальнейших кредитов иностранными банками под свою гарантию, а Французский банк открыл русскому Государственному банку кредит на покрытие краткосрочных долгов и обязательств, заключённых русскими банками и промышленными учреждениями на французском рынке. Так «союзники» вновь продемонстрировали, что среди равных есть «более равные».

Завершая краткий анализ проблемы внешней финансовой зависимости предвоенной России, хотелось бы подчеркнуть, что в современных условиях эта проблема представляет не исторический, а практический интерес.

(1) Цит. по: Сидоров А.Л. Указ. соч. – С.89.
(2) Цит. по: Сидоров А.Л. Указ. соч. – С.78.

 
Метки: Германия Россия Франция Великобритания Ротшильд Витте 
 

 
Комментарии
 
31.07.2012
Modus loquendi
Очень интересный и важный материал. Спасибо автору.
Если состояние государственных финансов принять за один из основных показателей состояния экономики, то при такой "веселенькой" ситуации в конце 19-го и начале 20-го вв. почему многие историки и публицисты говорят о подъеме экономики в России, низких ценах и всеобщем благоденствии?

--------------------------------------------------------------------------------

15.08.2012
история
Значит в 17-ом году большевики, отказавшись платить по царским долгам, просто цинично "кинули" европейские финансовые дома и банки. Теперь понятно почему Черчилль и Ко так ненавидели Ленина и Сталина, ведь они их так "развели" на такие "бабки". А эти банкиры - хозяева Европы и её окрестностей, ничего не смогли им сделать. От этого Черчилль не просто ненавидел Ленина и Сталина, но относился к ним с уважением. Хороший урок истории для современных политиков... Как говорил Остап Бендер:"Больше цинизма. Людям это нравится."

   
     
   
Ольга ЧЕТВЕРИКОВА
     
              http://s3.uploads.ru/t/GORvV.gif

22

DFCalendar v1.4
Licensed under the MIT License
Copyright © 2010 Dmytro Feshchenko df-studio.net
    Фонд
Стратегической
Культуры

 

Что сделает ФБР США с украденными украинскими активами?
Валентин КАТАСОНОВ | 18.04.2014 | 08:00   

Пресс-служба Госдепа США на днях сообщила, что США направили на Украину группу сотрудников ФБР, Министерства юстиции и Министерства финансов с целью оказания содействия Киеву в возвращении из-за рубежа украденных украинских активов. 29 апреля США и Великобритания проведут по данному вопросу многостороннюю встречу с участием украинских чиновников. Предполагается, что во встрече примет участие Международный центр по возвращению активов (ICAR), работающий в Базеле.

Украина - на грани крупномасштабного дефолта и социальных взрывов и даже голода. Украине нужны деньги, чтобы национальная экономика не рухнула окончательно. Правда, Вашингтон мало волнует, что будет с украинской экономикой, - его волнует способность Украины погасить свои долги перед западными кредиторами. На данный момент внешний долг Украины оценивается в 145 млрд. долл. Сегодня новых кредитов никто на Западе Украине давать не желает. А те суммы, которые фигурируют в СМИ и которые исчисляются миллиардами долларов и евро, - не более чем «вербальные интервенции» украинских политиков и западных чиновников.

Есть явные признаки того, что скоро банковский сектор Украины рухнет. Национальный банк Украины (НБУ) обсуждает вариант спасения коммерческих банков по «кипрскому варианту», то есть путем конфискации депозитов вкладчиков либо принудительного превращения вкладчиков в «инвесторов» («акционеров») банков. За счет этого киевский режим рассчитывает мобилизовать несколько миллиардов долларов; такое откровенное ограбление может спасти несколько банков, но оно не спасёт страну от крупномасштабного дефолта. Для этого нужны суммы, исчисляемые десятками миллиардов долларов.

По большому счету, для того чтобы расплатиться по долгам перед внешними кредиторами, у Украины остается всего два собственных источника. Первый – приватизация государственной собственности, включая природные ресурсы страны. Второй – внешние активы Украины.

Вот ФБР, Министерство юстиции и Министерство финансов США и решили помочь Киеву использовать второй источник.

* * *

Внешние активы Украины складываются из нескольких компонентов. Прежде всего, это международные резервы НБУ. Они постоянно таяли с середины 2011 года (тогда они достигли рекордной планки в 38 млрд. долл.). Сегодня их уровень ниже 15 млрд. долл., этого запаса не хватит на погашение взятых ранее государственных долгов и их обслуживание даже до конца текущего года. Есть еще частные внешние активы. Досконально известно, что накопленные прямые частные инвестиции Украины за рубежом не дотягивают даже до 10 млрд. долл., однако это лишь прямые инвестиции. А еще есть портфельные инвестиции, займы, кредиты, средства на банковских счетах и наличная иностранная валюта. Всего на конец прошлого года все виды зарубежных активов составляли более 140 млрд. долл. Как раз сумма, примерно равная величине совокупного внешнего долга Украины. Причем около 70 % активов приходилось на наличную валюту и средства на счетах в зарубежных банках - весьма ликвидную форму активов.

Однако официальные зарубежные частные активы Украины – лишь верхняя часть айсберга. Основная часть украинских активов за рубежом сформировалась в результате нелегального вывоза капитала представителями высшего чиновничества и олигархами. Они вообще не учтены в статистике платежного баланса НБУ.

В прошлом году украинские СМИ опубликовали рейтинг 100 самых богатых граждан Украины (Top-100). Так вот, активы этой первой сотни в 2012 году достигли 130 миллиардов долларов (80 % ВВП Украины). При этом внешние активы большинства олигархов превышают внутренние. Однако в этих данных почти не учитываются средства на банковских счетах олигархов. Это уже абсолютная «тень».

За последние годы выявлялись неучтенные активы украинских олигархов и чиновников в разных офшорах. Яценюк в запале разоблачений «преступного режима Януковича» заявил, что за годы его президентства из страны было выведено в офшоры 70 миллиардов долларов. Однако о том, сколько было выведено при Ющенко и Тимошенко, новоиспеченный премьер умолчал. По оценкам американского аналитического центра Tax Justice Network, за годы независимости из Украины в офшоры всего было выведено 167 миллиардов долларов. Заявленная сумма чуть меньше объема валового внутреннего продукта за 2012 год и заметно превышает величину совокупного внешнего долга страны. Вот на внешние активы как потенциальный ресурс решения финансово-экономических проблем Украины и нацелился киевский режим вместе с его покровителями из Вашингтона.

***

Существует международный опыт возвращения на родину зарубежных активов. В мировой практике были попытки возврата денег Саддама Хусейна, Муаммара Каддафи, Хосни Мубарака, Франсуа Дювалье, Роберта Мугабе и других. Почти всегда операции подобного рода проходили под лозунгом «Вернуть награбленные богатства народу».

Имеется определенный алгоритм действий в таких операциях:

1. Принятие пострадавшей страной законов, необходимых для проведения операции по возвращению активов, а также заключение соглашений с другими странами.

2. Поиск и обнаружение зарубежных активов.

3. Замораживание активов.

4. Доказательство незаконного происхождения активов.

5. Представление пострадавшей страной программы использования возвращаемых активов.

6. Перевод активов (перечисление денег) в пострадавшую страну и реализация программы.

Так примерно выглядит последовательность действий в руководствах, разработанных Международным центром по возвращению активов (ICAR), Всемирным банком и другими организациями. На деле до последней стадии дело часто не доходит. Отчасти это связано с тем, что действительно бывает сложно распутывать хитроумные схемы выведения активов из пострадавших стран. Отчасти - с тем, что Запад, где находятся активы, заинтересован в максимально длительном замораживании активов, особенно если речь идет о банковских счетах. Об этой стороне вопроса почти ничего не говорится. А ведь замороженные средства, исчисляемые нередко миллиардами долларов, для банка, где находятся такие средства, являются царским подарком. Любой банк только может мечтать о том, чтобы открываемыми счетами их клиенты не пользовались.

Даже если специалисты представят необходимые доказательства преступного происхождения зарубежных активов, власти страны, где спрятаны такие активы, не бросятся немедленно размораживать их и возвращать «народу» обворованной страны. Логика рассуждений страны, «крышующей» незаконные активы, примерно такова: если мы вернем эти активы (деньги), они будут еще раз разворованы. Мы можем их передать пострадавшей стране лишь при наличии обоснования предполагаемых затрат и механизмов контроля целевого использования денег. Примерно такими формулировками пользуются США, для того чтобы удерживать у себя наворованное.

***

Для того чтобы оценить вероятность возвращения на Украину хотя бы малой части отнятых у неё и выведенных за рубеж десятков миллиардов долларов, полезно вспомнить историю с бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко. Он отбывает тюремный срок в США за отмывание денег. Федеральный суд США квалифицировал деньги, которые были обнаружены на счетах в банках разных стран, открытых на Лазаренко, как преступные. Оценки сумм этих денег достигают 1 млрд. долл., но не по всем счетам еще доказано, что эти деньги имеют отношение к бывшему премьер-министру или что эти деньги имеют преступное происхождение. Бесспорными (доказанными) на сегодняшний день являются суммы, равные 250 млн. долл. С момента ареста П. Лазаренко в США прошло 15 лет, но до сих пор Украина не получила ни одного доллара из арестованных средств бывшего премьер-министра. И никогда не получит…

Чуть более оптимистично выглядит опыт сотрудничества с Вашингтоном Казахстана. Астане удалось выцарапать из США 84 млн. долл. при экспертных оценках незаконных активов казахстанского происхождения в США, достигающих многие миллиарды долларов. Как говорится, гора родила мышь.

Интересен также опыт Ливии. После свержения Каддафи началась широковещательная кампания по поиску в банках различных стран активов, принадлежащих лично ему, а также его родственникам и ближайшему окружению. СМИ сообщали о различных находках, которые в совокупности уже исчисляются даже не миллиардами, а десятками миллиардов долларов. Однако в Ливию до сих пор не попал ни один цент. Ливийский прецедент интересен тем, что Вашингтон еще в самом начале агрессии против Ливии громогласно заявил, что «активы диктатора должны быть возвращены народу». Когда активы были обнаружены, было заявлено, что ливийский народ задолжал Вашингтону немалые суммы, истраченные американцами на установление демократии в этой стране. Речь идет о расходах США на проведение военных операций, в ходе которых погибли тысячи мирных граждан Ливии. Некоторые эксперты уверены, что деньги Каддафи и других ливийских граждан просто перечисляются с банковских счетов в федеральный бюджет США. Вполне вероятно, что такая судьба ожидает и украинские активы, когда американцы найдут.

И последнее. Недавний арест украинского олигарха Дмитрия Фирташа - это чёрная метка всей офшорной аристократии Украины. Зарубежные счета Фирташа арестованы на том основании, что лежащие на них деньги имеют преступное происхождение. И в дальнейшем они могут пойти на погашение долгов того же Фирташа перед западными банками. А если что-то еще останется, это пойдёт на погашение государственных внешних долгов Украины перед МВФ и другими «приоритетными» кредиторами. Народу Украины не достанется ничего.

             
   
Валентин КАТАСОНОВ

Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова     http://s3.uploads.ru/t/GORvV.gif

23

DFCalendar v1.4
Licensed under the MIT License
Copyright © 2010 Dmytro Feshchenko df-studio.net

       Фонд
Стратегической
Культуры
 
       
     
   
          Русский генерал о золотой валюте и русской катастрофе (К 150-летию со дня рождения А.Д. Нечволодова)
                 Валентин КАТАСОНОВ | 06.04.2014 | 00:00     

7 апреля 2014 года исполняется 150 лет со дня рождения известного русского генерала Александра Дмитриевича Нечволодова (родился 25 марта 1864 г. по старому стилю; скончался 5 декабря 1938 г. в Париже).

А.Д. Нечволодов – русский генерал, историк, экономист

Известен он, прежде всего, своим фундаментальным трудом «Сказания о русской земле». В 1912 году состоялся разговор А.Д. Нечволодова с государем Николаем II. Царь заметил, что в России существует большая потребность в доступном и национально ориентированном учебнике по истории, так как книги Н.М. Карамзина в этом отношении безнадежно устарели. В 1916 году четырехтомная история Нечволодова была уже написана, а затем и напечатана в царской типографии. Однако тут подоспела революция 1917 года, и «Сказания о русской земле» канули в забвение на много десятилетий. В этой книге Нечволодов проявил себя и как историк, и как прекрасный литератор, и как специалист по военному делу, и как глубокий экономист.

О том, что Нечволодов был не только военным и историком, но и экономистом, знают немногие. А между тем он был блестящим знатоком экономики. Об этом свидетельствует его небольшая книга «От разорения к достатку». Вышла она в 1906 году в Санкт-Петербурге и наделала тогда много шуму; некоторые её положения были развиты в брошюре под названием «Русские деньги», вышедшей годом позже. Прошло более века с момента появления этих работ, однако они не только не устарели, но стали ещё более актуальны. О чем работы? О мире денег и о банкирах. О золоте как ядре мира денег. О России, которая в конце XIX века оказалась втянутой в мир золотых денег. О путях выхода России из того золотого капкана, в котором она оказалась.

Заметим, что А.Д. Нечволодов был не единственным русским мыслителем, который видел опасность в золотой валюте. Его выводы совпадали, например, со взглядами известного русского экономиста С.Ф. Шарапова, написавшего еще в 1895 году свой бессмертный труд «Бумажный рубль».

Адам Смит, Давид Рикардо и золотая валюта

Для понимания того, что такое золотая валюта, Нечволодов дает краткий обзор истории становления золотого стандарта в Европе. В любом учебнике по экономике можно прочитать, что золотой стандарт начался с Англии. Известно также, что именно в Англии произошла первая промышленная революция. Но вот тонкий момент, на который обращает внимание Нечволодов: классик английской политической экономии Адам Смит был сторонником не золотых, а бумажных (причем не разменных на золото) денег. Второй тонкий момент: промышленная революция в Англии совершалась с помощью бумажных, а не золотых денег. Нечволодов эту мысль формулирует еще более жёстко: если бы Англия имела золотую валюту, то никакой промышленной революции там просто бы не было.

А вот другой классик английской политической экономии Давид Рикардо не только склонялся к золотой валюте, но даже дал развернутое теоретическое обоснование её преимуществ по сравнению с бумажными деньгами. В чём дело? Дело в том, что этих двух экономистов разделяет рубеж эпох. Время Давида Рикардо – это уже эпоха после наполеоновских войн. В мире финансов появились Ротшильды, сказочно обогатившиеся на этих войнах и сумевшие сосредоточить в своих руках большую часть европейского золота. Драгоценный металл, поняли Ротшильды, не должен лежать мертвым грузом, он должен стать капиталом и приносить прибыль, для чего надо обеспечить постоянный спрос на золото. А для этого обществу необходимо внушить, что лучшими деньгами является золото, которое может выполнять не только функцию накопления (образования сокровищ), но и функции меры стоимости (всеобщий эквивалент), средства платежа и средства обмена. Сначала появилось «научное» обоснование золотых денег, а затем последовали шаги по практическому внедрению золотого стандарта.

Золотой стандарт – денежная система, которая предусматривает использование золота не столько как средства обращения (золотые монеты), сколько как средства обеспечения бумажных денежных знаков, выпускаемых центральным банком. Золотой стандарт предусматривает фиксированный процент покрытия эмиссии бумажных денежных знаков драгоценным металлом, который находится в резервах центрального банка. Сторонники золотого стандарта обосновывают его необходимость тем, что, мол, такая денежная система гарантирует от злоупотреблений денежным печатным станком и обеспечивает доверие общества к денежным знакам.

А.Д. Нечволодов о разрушительных последствиях введения золотого стандарта в Европе

Однако, несмотря на эту убедительную, казалось бы, аргументацию, во многих странах достаточно настороженно отнеслись к идее введения золотого стандарта. Первой золотую валюту ввела Англия в 1821 году. Натан Ротшильд, захвативший контроль над Банком Англии, пользовался в этой стране безграничным влиянием. Это произошло на пике промышленной революции. Еще лет тридцать в Англии продолжалось по инерции промышленное развитие, хотя она уже постепенно теряла позиции «мастерской мира», сальдо торгового баланса стало ухудшаться, наметился отток золота из страны. В 1857 году Англия столкнулась с банковским кризисом, возник мощный отток золота. Остановить его удалось только благодаря повышению процентных ставок по банковским депозитам. Деньги внутри английской экономики стали крайне дорогими, началось медленное умирание английской промышленности, Лондон стал превращаться в международный финансовый центр, английский капитализм стал приобретать признаки паразитического капитализма. Так вкратце Нечволодов описывает историю английского капитализма, увязывая её с золотым стандартом.

Еще более драматичными были последствия введения золотого стандарта в континентальной Европе. В 1870-1871 гг. произошла франко-прусская война, которая завершилась победой Пруссии и созданием единого германского государства под руководством «железного» канцлера Бисмарка. Правильнее его назвать «золотым» канцлером, потому что он инициировал введение в 1873 году золотой марки. Обеспечением её стало золото, которое Германия получила в виде контрибуции от побежденной Франции – всего 5 млрд. золотых франков. После этого начался бурный процесс перехода к золотому стандарту многих стран. В учебниках по экономической истории говорится, что с 1873 года в Европе началась экономическая депрессия, но при этом редко упоминается, что завершилась она лишь через 23 года, в 1896 году. Это была великая депрессия, ещё более продолжительная по сравнению с той, которая началась на Западе с паники на фондовой бирже в октябре 1929 года. Нечволодов подчеркивает, что депрессия 1873-1896 гг. была вызвана исключительно массовым переходом стран на золотую валюту. Разрушительный эффект золотой валюты был налицо. Тем удивительнее, что Россия в конце XIX века на всех парах помчалась к золотому рублю. Нечволодов объясняет это печальное обстоятельство рядом причин.

О денежной реформе С. Витте и «золотой удавке» для России

Во-первых, сыграло свою роль предательство многих представителей российской правящей верхушки, фактически выступивших агентами влияния клана Ротшильдов. Главным агентом влияния Нечволодов и другие русские патриоты называли тогдашнего министра финансов С.Ю. Витте, тесно связанного с масонскими ложами и банковскими домами Европы. С.Ю. Витте вел подрывную работу против России по многим направлениям, но, пожалуй, главным из них была подготовка к введению в России золотого рубля.

Во-вторых, представление в народе о том, что такое деньги, банки, золото, было смутным и удивляться здесь нечему: значительная часть населения России не умела ни читать, ни писать.

В-третьих, большая часть образованного общества была отравлена экономическими теориями, убеждавшими, что настоящими деньгами может быть только золото. И тут немалую роль сыграла не только английская политическая экономия в лице Давида Рикардо, но и «Капитал» Маркса. Через эту книгу красной нитью проходит мысль о том, что золото и только золото годится на роль денег как всеобщего эквивалента. Мол, золото имеет устойчивую внутреннюю стоимость, которая выражается затратами общественно необходимого труда. Нечволодов в своей работе разбил это утверждение. Он показал, что как раз золото (по сравнению со многими другими товарами) является тем товаром, затраты на производство которого подвержены сильным колебаниям. Эти затраты определяются геологическими условиями залегания металла. Здесь можно вспомнить и революцию цен, которая началась в Европе в эпоху Великих географических открытий, когда из Америки хлынули большие количества золота.

Нечволодов обратил внимание на то, что уникальностью золота по сравнению с другими товарами является его неуничтожимость - в отличие от хлеба и даже египетских пирамид, которые потребляются и/или амортизируются и должны замещаться другими аналогичными продуктами труда. Золото может быть добыто много тысяч лет назад, за это время стать объектом тысяч и тысяч различных сделок, тысячи раз менять своих владельцев и пользователей, но изначальные затраты на его производство будут теми же. Тут возникает очень непростой вопрос: а какова на самом деле стоимость золота? Надо ли первоначальные затраты на его производство умножать на тысячи оборотов (сделок)? Или же, наоборот, следует эти затраты делить на эти тысячи оборотов (сделок)? В первом случае получаем стоимость каждого грамма золота, уходящую в бесконечность, во втором – стремящуюся к нулю. Маркс все эти вопросы обходит стороной. Трудно поверить, чтобы он не понимал этих тонкостей. Нечволодов предполагает, что он выполнял социальный заказ Ротшильдов по продвижению золотой валюты.

Итак, в 1897 году России был навязан золотой рубль. А.Д. Нечволодов, С. Ф.Шарапов и некоторые другие предупреждали, что эта денежная реформа приведет Россию к катастрофе. После восшествия на трон государя Александра II в России начались реформы, развернувшие направление социально-экономического развития страны. Россия встала на путь капитализма. И помещики, и бывшие крепостные крестьяне вступили в мир товарно-денежных отношений. По разным оценкам, денег при тех же масштабах производства и потребления стало требоваться в 2-3 раза больше по сравнению с серединой XIX века. А их после начала финансовых реформ стало даже меньше. Реформаторы руководствовались западными теориями, согласно которым дефицит денег гораздо лучше, чем их избыток. А когда Россия перешла к золотому стандарту, стало совсем худо. Наступило окончательное разорение. Денежная масса в стране сжалась до количества золота в подвалах Государственного банка Российской империи. В стране началась дефляция, которая особенно больно ударила по сельскохозяйственному производителю. Чтобы поддерживать денежную массу хотя бы на уровне, достаточном для выживания, требовалось поддерживать золотой запас. А он таял. Золото требовалось для покрытия дефицита торгового баланса, выплаты процентов по кредитам и дивидендов иностранным инвесторам. Как Россия могла поддерживать золотой запас? Нечволодов называет три способа.

Во-первых, форсируя экспорт, особенно вывоз хлеба. Ещё предшественник Витте министр финансов Вышнеградский любил повторять: «Недоедим, но вывезем». Это было в период подготовки к введению золотого рубля, но продолжалось и после его введения. Нечволодов на цифрах показывает эту страшную картину недоедания, которое отражалось на физическом здоровье народа.

Во-вторых, добывая драгоценный металл на территории России. Страна богата и рудным, и россыпным золотом, но в начале ХХ века масштабы его добычи были весьма скромными (30-40 тонн в год). Кроме того, часть золота, добывавшегося на Дальнем Востоке, уходила нелегально за границу через Китай в Гонконг и в конечном счете оказывалось в сейфах банков Ротшильдов. Нечволодов описывает эту контрабанду со знанием дела, поскольку был участником русско-японской войны и неплохо знал ситуацию на Дальнем Востоке и в Восточной Азии.

В-третьих, обращаясь за золотыми кредитами к Ротшильдам. И этот способ стал главным. Потому Нечволодов и говорит, что золотой стандарт превратился для России в золотую удавку. Выплата Россией иностранцам процентов и дивидендов в валюте в начале ХХ века приближалась к полумиллиарду золотых рублей. И это притом, что годовой бюджет Российской империи в то время лишь немного превышал 2 млрд. золотых рублей. Сложилась иллюзия бурного экономического развития России в последние десятилетия перед Первой мировой войной (этот предрассудок многие разделяют и сегодня), но это была именно иллюзия, ибо страна жила в долг и незаметно переходила под контроль иностранного капитала. А знаменитый золотой рубль Витте был обеспечен на 100 % не собственным золотом, а заёмным. Перед Первой мировой войной Россия по многим видам промышленного и сельскохозяйственного производства занимала 4-6 места в мире, зато по величине внешнего государственного долга она оказалась мировым лидером.

В качестве альтернативы золотому рублю А.Д.Нечволодов, С. Ф.Шарапов, Г.В.Бутми и другие предлагали бумажный рубль, причем не разменный на золото. Однако власть их не услышала. Страна продолжала катиться к катастрофе.

Творческое наследие А.Д.Нечволодова и современный мир денег

Не востребованные в преддверии революции 1917 года экономические работы Александра Дмитриевича Нечволодова (1864-1938) сегодня приобрели новую актуальность. Современная денежная система России базируется не на золоте, она базируется на долларе. В условиях усиливающегося экономического давления США после воссоединения Крыма с Россией это особенно опасно. Напрашивается сравнение. Перед обвалом 1917 года Россия привлекала для обеспечения внутреннего денежного обращения жёлтый металл в запасы Государственного банка, сегодня она привлекает иностранные займы и инвестиции, увеличивающие международные резервы Банка России. Тогда Россия форсировала вывоз хлеба, сейчас наращивает экспорт нефти и газа для увеличения валютных резервов. Следующие отсюда угрозы для экономической безопасности страны очевидны…

Мир живет сегодня в условиях бумажного денежного стандарта. Последняя связь денежного обращения с золотом была прервана в 1970-е годы. С печатного станка ФРС США был снят «золотой тормоз», и станок заработал на полную мощь. Это привело к глобальному финансовому кризису. В 2007-2009 гг. мы наблюдали лишь первую его фазу. Мир в любой момент может быть накрыт второй волной кризиса, гораздо более мощной и разрушительной. Экономисты, политики, государственные деятели судорожно ищут способы предотвращения кризиса, кардинальной перестройки международной финансовой системы и национальных финансовых систем. Всё чаще звучат призывы вернуться к золотому стандарту в той или иной форме. Во время последних президентских выборов в США в 2012 году Митт Ромни и другие республиканские кандидаты включили в свои предвыборные программы пункты о необходимости возвращения к золотой валюте. Алан Гринспен, покинув пост председателя ФРС, вспомнил о золотом стандарте и сейчас активно его пропагандирует. Идут постоянные разговоры о возможности превращения в золотую валюту китайского юаня. Не раз раздавались призывы вернуться к золотому рублю в российской Государственной Думе. Человечество подзабыло уроки эпохи золотого стандарта XIX - начала ХХ веков. И труды русского генерала А.Д. Нечволодова звучат предупреждением нашему поколению, рискующему ещё раз угодить в золотой капкан, расставленный мировыми хозяевами жёлтого металла.

 
Метки: Россия Нечволодов 
     
Валентин КАТАСОНОВ

Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

24

DFCalendar v1.4
Licensed under the MIT License
Copyright © 2010 Dmytro Feshchenko df-studio.net
   
   Фонд
Стратегической
Культуры

     
         
   
     
     
           О двух круглых датах мировой финансовой истории
                     Валентин КАТАСОНОВ | 18.02.2014 | 00:00
 

Летом 2014 года исполнится 70 лет со времени проведения международной конференции в Бреттон-Вудсе (штат Нью-Хэмпшир, США), на которой были приняты решения, определившие архитектуру мировой финансовой системы на последующие три десятилетия. Доллар США был приравнен к золоту, а Вашингтон гарантировал денежным властям других стран свободный размен долларов на жёлтый металл по фиксированной цене 35 долларов за тройскую унцию. Доллар США в 1944 году наконец-то занял монопольную позицию международной валюты номер один, победив в конкуренции британский фунт стерлингов.

80 лет назад: конфискация и национализация золота в США

Другая круглая дата – 80-летие принятия в США закона о золотом резерве (Gold Reserve Act of 1934), ставшего финальным актом «золотой конфискации и национализации». Проследим шаги этого процесса.

Шаг первый. 6 марта 1933 года президент США закрыл банки страны и запретил им производить платежи или экспортировать золотые монеты и слитки, воспользовавшись чрезвычайными полномочиями, которые предоставлялись ему законом о торговле с враждебными государствами, принятым во время Первой мировой войны.

Шаг второй. Законодательным актом от 9 марта 1933 года «по созданию условий для выхода из чрезвычайного положения, сложившегося в банковской системе государства, и для других целей» конгресс США предоставил президенту США Франклину Рузвельту полномочия для предотвращения «накопительства» золота.

Шаг третий. 5 апреля 1933 года Франклином Рузвельтом был издан указ № 6102 о фактической конфискации у населения и организаций золота, находящегося в слитках и монетах. Все находящиеся на территории США физические и юридические лица (в том числе иностранные граждане и компании, хранящие золото на территории США), за редким исключением, были обязаны до 1 мая 1933 года обменять золото на бумажные деньги по цене 20,67 долларов за тройскую унцию в любом банке на территории США, имеющем право принимать золото. Объявлялись незаконными любые контракты и ценные бумаги, номинированные в золоте, выплаты по ним предписывалось производить бумажными деньгами в соответствии с указанным обменным курсом. Золото надо было сдать быстро – до 1 мая 1933 года. С этого момента частное владение золотом для граждан США стало незаконным. Любой факт незаконного хранения золота наказывался штрафом в размере 10 тыс. долл. и 10 годами тюрьмы.

Шаг четвертый. 30 января 1934 года был принят закон о золотом резерве (Gold Reserve Act of 1934). Чеканка золотых монет была прекращена, все золото должно было храниться в Казначействе в виде слитков. Право владения запасами монетарного золота страны, включая золото на сумму 3,5 млрд. долл., хранившееся в федеральных резервных банках, было передано Казначейству США. Кроме того, закон предоставил президенту США полномочия по переоценке доллара в пределах 50-60% того золотого содержания, которое было установлено законом 1900 года (закон, установивший золотой стандарт в США) и подтверждено законом 1911 года.

Шаг пятый. На следующий день после принятия закона о золотом резерве, то есть 31 января 1934 г. президент США подписал указ, согласно которому золотое содержание доллара было уменьшено с 25 8/10 грана до 15 5/21 грана золота 900-й пробы. Таким образом, долларовая цена золота повысилась на 59,04% по отношению к паритету, зафиксированному законом о золотом стандарте 1900 года. Фиксированная цена золота поднялась с 20,67 до 35,00 долл. за унцию. Чрезвычайные полномочия президента по изменению золотого содержания доллара были делегированы ему на период до 1 июля 1943 года, но больше пересмотров золотого содержания доллара не было.

Каковы же практические результаты принятых в США в 1933-1934 гг. мер по изъятию золота у граждан и организаций? Прежде всего, в США был окончательно демонтирован золотой стандарт. Между прочим, Америка была единственной страной, которая даже во время Первой мировой войны не отменяла и не приостанавливала действие этого стандарта. После войны ведущие европейские страны с большим трудом восстановили золотой стандарт, но в усеченном виде – как золотослитковый. В США продолжал действовать до 1933 года «классический», золотомонетный, стандарт (обмен банкнот на золотые монеты).

Форт-Нокс как символ золотых конфискаций и национализаций

Зачем понадобились такие меры? Обычный ответ - для того, чтобы провести «Новый курс» Франклина Рузвельта, основанный на идеях английского экономиста Джона Кейнса. Кейнсианство не только допускало, но даже поощряло государственное потребление, призванное компенсировать недостаточный платежеспособный спрос со стороны частного сектора экономики и населения. Кейнсианство считало нормой дефицитное бюджетное финансирование, использование государственных заимствований и рост государственного долга. Существование золотого стандарта затрудняло (по сути, делало невозможным) реализацию экономической политики на основе кейнсианства.

В силу беспрецедентных полномочий, которыми было наделено федеральное правительство в период правления администрации Рузвельта, оно конфисковало у своих граждан с 1933 по 1954 год около 5 миллионов унций золота в слитках, официально оцененных примерно в 1,6 миллиарда долларов. Казначейство переплавило золотые монеты и другие предметы законопослушных граждан в золотые бруски. Золотой запас государственной казны США увеличился на много миллиардов долларов за счет металла банков, которые получили в обмен так называемые золотые сертификаты. Золотые активы правительства выросли в физическом выражении, но в стоимостном выражении они выросли в еще большей степени. Изменение официальной цены на золото увеличило номинальную стоимость правительственных золотых запасов, что позволило, по данным Министерства финансов США, выпустить дополнительно 3 миллиарда долларов в бумажной валюте. Кроме того, был девальвирован доллар, была стабилизирована денежная система, а оптовые цены выросли более чем на 33%.

Буквально за одни сутки сказочно обогатились те граждане и банкиры, которые кое-что знали о готовящихся акциях президента США и еще в начале 1933 года вывели свое золото за пределы Соединенных Штатов. Одновременно эти меры принесли убытки владельцам золота и лишили их металла, который они хранили для обеспечения своего будущего.

Для того чтобы разместить конфискованные запасы драгоценных металлов, Казначейство США приступило к строительству крупнейшего в стране хранилища в Форт-Ноксе. Это одно из самых укрепленных и недоступных для граждан (даже американских конгрессменов) зданий в Америке. На его сооружение ушло 16 000 кубических футов гранита, 4200 кубических ярдов бетона, 750 тонн арматуры и 670 тонн строительной стали. У мраморного входа золотыми буквами выгравирована надпись: «Хранилище Соединенных Штатов» с золотой печатью Казначейства. Работы по сооружению хранилища были завершены в декабре 1936 года, и в течение всего первого полугодия 1937 года Казначейство занималось перевозкой туда конфискованного металла.

Бреттон-Вудс был бы невозможен без Форт-Нокса

Америка при Рузвельте энергично наращивала свой золотой запас. Если в 1928 г. на США приходилось 37,7% официальных золотых резервов капиталистических стран, то в 1936 году эта доля выросла почти до 50%. Для сравнения: в том же 1936 году доля Франции была 13,2%, а Великобритании – 11,4%. К концу Второй мировой войны золотые хранилища ведущих европейских стран полностью опустели, а доля США в мировых золотых резервах капиталистического мира, по разным оценкам, увеличилась до 75-80%.

А теперь мы опять возвращаемся к теме Бреттон-Вудской конференции, которая проходила 70 лет назад. На этой конференции шла острая дискуссия между американской и английской делегациями, они задавали тон всей встрече. Первую возглавлял помощник министра финансов США Гарри Г. Уайт, вторую – Джон М. Кейнс. Первый продвигал интересы США, второй – Великобритании. Хотя знаменитый английский экономист интеллектуально переигрывал своего оппонента, американцы взяли верх. Бреттон-Вудская система – на 90 % проект Гарри Уайта. В чем причина такого исхода?

Причина проста. Америка сумела убедить всех участников конференции (участвовали 44 государства), что доллар так же хорош, как и золото. А чтобы ни у кого не было на этот счет сомнения, Америка обещала беспрепятственно обменивать бумажные доллары на желтый металл. Сразу после Бреттон-Вудса стоимость золотых резервов Соединенных Штатов по отношению к долларовой массе (коэффициент золотого покрытия наличного денежного обращения) составляла 75%. Это был отличный показатель. И все проголосовали за предложения Г. Уайта. А через полтора года после конференции решения Бреттон-Вудса были ратифицированы большинством стран-участниц (СССР эти решения не ратифицировал).

Так родилась Бреттон-Вудская система, которая просуществовала до 15 августа 1971 года, когда президент США Ричард Никсон объявил о прекращении размена долларов на золото. В тот момент в золотых запасах Казначейства США жёлтого металла было всего 16% по отношению к долларовой массе, которая обращалась в США и за их пределами.

В 1971 году «золотое окошечко» Казначейства США захлопнулось. Сегодня мир существует в условиях бумажно-долларового стандарта, при котором печатный станок ФРС, работающий без каких-либо ограничений, довёл мировую экономику до полного краха… И снова идут разговоры о необходимости возвращения к какой-то форме золотого стандарта. Ностальгически вспоминается конференция в Бреттон-Вудсе. Государственные деятели разных стран все чаще намекают на необходимость Бреттон-Вудса –2.

Президента Ф. Рузвельта много раз спрашивали, чем было обусловлено принятие решения о конфискации у американцев золота в 1933-1934 гг. Членораздельный ответ Рузвельт так и не дал. Предполагают, что это решение готовилось за кулисами официальной власти. Многие авторы просто фиксируют эти события, не объясняя их смысл. Некоторые говорят, что золотой стандарт мешал проведению кейнсианского «нового курса». Но ведь золотые стандарты в 1931-1936 гг. были отменены и в Европе, однако никаких конфискаций и национализаций золота там не проводилось. А вот в Америке произошла национализация. И возникает подозрение в том, что кто-то уже за 10 лет до Бреттон-Вудса начал готовить Америку к этому событию. Так или иначе, без сосредоточения всего золота в руках американского Казначейства Вашингтону не удалось бы навязать миру послевоенный финансовый порядок, основанный на золотодолларовом стандарте.

Отсюда вывод. Если мы хотим понять, насколько вероятно возвращение современного мира к золотому стандарту и кто может быть главным исполнителем проекта Бреттон-Вудс – 2, нужно внимательно следить за тем, где происходит сосредоточение основной части мировых запасов жёлтого металла.

 
Метки: США ФРС 
 

           
Валентин КАТАСОНОВ

Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

25

DFCalendar v1.4
Licensed under the MIT License
Copyright © 2010 Dmytro Feshchenko df-studio.net
       
     Фонд
Стратегической Культуры       

http://www.fondsk.ru/news/2014/01/29/me … 25460.html       
     
Международный наркобизнес и отмывание грязных денег
                Валентин КАТАСОНОВ | 29.01.2014 | 00:00
 

С 1 января 2014 года Россия заняла председательское место в Большой восьмерке (G8) - международном клубе, который объединяет правительства Великобритании, Германии, Италии, Канады, России, США, Франции и Японии. На долю стран-участниц G8 приходится 50% мирового ВВП, 35% мирового экспорта и 38% импорта. 40-й саммит Группы восьми пройдёт 4-5 июня 2014 года в Сочи. Россия предложила повестку дня саммита, в которой на первом месте стоит борьба с международным наркобизнесом.

Отмывание грязных денег – основа союза наркобизнеса и банков.

Тема наркобизнеса чрезвычайно обширна. Организованные преступные группы, занимающиеся этим бизнесом, решают, как правило, четыре основные задачи:

а) обеспечение производства, переработка наркотиков и их доведение до оптовой торговой сети;

б) организация сбыта наркотиков по каналам оптовой и розничной сети, доведение их до конечных потребителей и получение наличных денег за товар;

в) легализация полученных наличных денег, то есть их отмывание путем закачки в банковскую систему и превращение в безналичные деньги;

г) размещение денег с банковских счетов в различных секторах легальной экономики, завершение «отбеливания» грязных денег.

Деятельность наркобизнеса предполагает его тесное взаимодействие с банками, принимающими грязные деньги. Иногда наркомафия использует банки «втемную», но это обычно при небольших объемах закачиваемой в банковскую систему наличности. При значительных суммах и регулярных операциях наркомафия напрямую договаривается с банкирами о долгосрочном сотрудничестве. Во время последнего финансового кризиса наблюдалась уникальная картина: банки сами стали искать выходы на наркомафию, бороться за привлечение грязных денег как средства спасения от банкротства…

Понятия «грязные деньги» и «отмывание»

Термин «отмывание» денег (money laundering) впервые был использован в 80-х гг. ХХ века в США применительно к доходам от наркобизнеса и обозначает преобразование нелегально полученных денег в легальные деньги. Предложено много определений этого понятия. Президентская комиссия США по организованной преступности в 1984 году использовала следующую формулировку: «Отмывание денег — процесс, посредством которого скрывается существование, незаконное происхождение или незаконное использование доходов и затем эти доходы маскируются таким образом, чтобы казаться имеющими законное происхождение».

В международном праве развернутое определение легализации (отмывания) доходов от преступной деятельности и перечисление видов и способов такой легализации содержатся в Венской конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 19 декабря 1988 года, оказавшей большое влияние на развитие соответствующего законодательства западных стран. Венская Конвенция ООН 1988 года признала преступлением отмывание денег, полученных от незаконного оборота наркотиков, но развитие организованной преступности привело к росту доходов преступных организаций, получаемых в других сферах преступной деятельности (работорговля, проституция, торговля человеческими органами, нелегальная торговля оружием, вымогательство, тайное размещение радиоактивных и других особо опасных веществ и т.п.). Часть этих доходов стала также отмываться и инвестироваться в легальную экономику.

Конвенция Совета Европы № 141 «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» от 8 ноября 1990 года признала преступлением действия, связанные с отмыванием денег, полученных не только от наркобизнеса, но и от других видов преступной деятельности. Статья 6 Конвенции определяет перечень правонарушений, связанных с отмыванием средств. Различия в законодательстве отдельных стран связаны, прежде всего, с определением перечня деяний, являющихся источником происхождения легализуемых средств. В законодательстве некоторых стран под определение грязных денег попадают все доходы, получение которых сопровождается любым нарушением уголовного права; в некоторых – только доходы, полученные в результате тяжких уголовных нарушений; в третьих странах – даже доходы, связанные с нарушениями гражданского и административного права. В ряде стран в категорию грязных денег включаются также деньги, полученные в виде взяток (коррупция).

Наркобизнес – главный поставщик грязных денег в банковский сектор

Наиболее полная картина о доходах организованной преступности в мире содержится в опубликованном в конце 2011 года докладе Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), который называется «Оценка нелегальных финансовых потоков, порождаемых торговлей наркотиками и другими видами организованной преступной деятельности» (1).

Общий оборот всех видов преступной деятельности в мире в 2009 г., по данным указанного доклада, был близок к величине 2,1 трлн. долл., что эквивалентно 3,6% мирового ВВП. В докладе содержится еще более узкая оценка, которая включает доходы транснациональной организованной преступности. К ней в докладе отнесены международная торговля наркотиками, контрафактной продукцией, людьми, человеческими органами, редкими видами животных, рыб, растений и деревьев, произведениями искусства и предметами культурного наследия, легким оружием. За рамками узкой оценки остались доходы, которые, по мнению авторов доклада, связаны преимущественно с нелегальной деятельностью в рамках отдельных государств. Это доходы от мошенничества, разбоев, шантажа, хищений, рэкета и т.п. Обороты транснациональных преступных операций составили, по данным доклада, примерно 875 млрд. долл., или 1,5% мирового ВВП. Среди видов преступной транснациональной деятельности на первом месте находится торговля наркотиками: на нее, по данным доклада, пришлось не менее половины всех доходов, т.е. в абсолютном выражении почти 450 млрд. долл., или 0,75% мирового ВВП. Наркобизнес действительно следует отнести к организованной преступности с высокой степенью интернационализации операций: более 90 процентов всего «товара» потребляется за пределами стран, которые его производят.

Впрочем, в публикациях по вопросам мирового наркобизнеса встречаются и другие оценки оборотов торговли наркотиками. Самые консервативные оценки – 400 млрд. долл., самые высокие – 1,5 трлн. долл. Цифру по доходам от наркобизнеса, содержащуюся в докладе УНП ООН, следует рассматривать как весьма консервативную. Если в докладе ООН говорится, что на наркобизнес приходится примерно ½ всех доходов организованной преступности в мире, то в других источниках встречаются более высокие значения – 70% и даже выше (2).

Табл. 1.

Оценки доходов от криминальной деятельности в США, млрд. долл. (3)

1990
1995
2000
2010

Доходы от торговли наркотиками

97
69
64
64

Доходы от прочих видов криминальной деятельности*
112
137
160
236

Всего доходы от криминальной деятельности*
209
206
224
300

Доля наркобизнеса в общих доходах от криминальной деятельности, %
46
33
29
21

Общие доходы от криминальной деятельности к ВВП, %
3,6
2,8
2,3
2,0

Доходы от торговли наркотиками к ВВП, %
1,7
0,9
0,7
0,4

* Без учета доходов, получаемых в результате налоговых преступлений.

В приведенной выше таблице даются оценки доходов от преступной деятельности в целом и доходов от наркобизнеса в США. Там доля наркобизнеса в общих доходах от преступной деятельности ниже, чем в целом по миру. Даже наблюдается тенденция к некоторому относительному снижению уровня доходов от наркобизнеса. Но это означает, что в других частях мира, особенно на периферии мирового капитализма показатели по доходам от наркобизнеса выше среднемировых значений. Например, в Афганистане, который сегодня превратился в главного поставщика наркотиков в мире, доходы от производства и экспорта наркотиков превысили 50% ВВП этой страны. В соседней с США Мексике, согласно консервативным оценкам, доходы наркобизнеса составляют 2-3% ВВП.

Никакой другой отдельно взятый вид преступной деятельности даже близко не приближается к наркобизнесу ни по абсолютным объемам доходов, ни по рентабельности (норме прибыли). Например, ежегодные доходы от подпольной торговли людьми в мире, по оценкам Федерального бюро расследований США (ФБР), в середине прошлого десятилетия составляли 9 млрд. долл. По оценкам Всемирного фонда дикой природы, объем нелегальной торговли дикими видами животных и растений в середине прошлого десятилетия был равен 6 млрд. долл., а норма прибыли в этом бизнесе была на втором месте после наркобизнеса и составляла от 500 до 1000 процентов.

Траектории движения грязных денег

Какова судьба денег, полученных от преступной деятельности? Часть грязных денег остается в «черной» экономике в виде расходов на оплату заработной платы находящихся в ее сфере работников, на оплату «товара» (тех же наркотиков, выращиваемых крестьянами), на закупку оружия и т.п. Грязные деньги при этом могут перетекать из одного сектора «черной» экономики в другой. Например, доходы от наркобизнеса могут инвестироваться в нелегальную торговлю оружием, проституцию, торговлю людьми и т.п. Однако большая часть грязных денег идет на отмывку, которая может осуществляться как в той стране, где эти деньги получены, так и за ее пределами. В упомянутом докладе УНП ООН отмечается, что отмывку прошли более ¾ грязных денег, полученных от всех видов преступной деятельности и 2/3 грязных денег, полученных от транснациональной преступной деятельности.

Табл. 2.

Оценки мировых доходов от преступной деятельности и их отмывки, 2009 год (4)

Доходы, полученные от всех видов преступной деятельности
Доходы, полученные от трансграничных видов преступной деятельности

(1)
(2)

Все доходы, трлн. долл.
2,1
0,9

Доходы по отношению к ВВП мира, %
3,6
1,5

Доходы, прошедшие «отмывание», трлн. долл.
1,6
0,6

«Отмытые» доходы по отношению к ВВП мира, %
2,7
1,0

«Отмытые» доходы по отношению ко всем доходам
3/4
2/3

Особенности отмывки «кокаиновых» денег

Что касается уровня отмывки грязных денег, полученных от торговли наркотиками, то в литературе встречаются оценки от 60 до 80 процентов. В докладе УНП ООН применительно к доходам, полученным от торговли кокаином, этот показатель был определен в 62%. Примечательно, что уровень отмывки грязных денег, полученных оптовыми торговцами кокаина, был намного выше, чем уровень отмывки в розничной торговле: 92 и 46 процентов соответственно.

В этом нет ничего удивительного: суммы доходов оптовиков могут измеряться миллионами и десятками миллионов долларов, такие деньги надо куда-то инвестировать, а для инвестирования необходимы чистые деньги. Доходы отдельных участников розничной торговли на один или два порядка меньше. Значительная часть таких доходов идет на личное потребление (если это не очень крупные покупки), часть их возвращается в «черную» экономику. Розничные торговцы вообще существенную часть своих денег не выводят из «черной» экономики, грязные деньги там находятся в постоянном кругообороте..

В докладе УНП ООН приводятся некоторые оценки, относящиеся к мировому кокаиновому бизнесу. Анализ цифр показывает, что:

1) подавляющая часть потребления наркотиков осуществляется за пределами стран, производящих эти наркотики;

2) за пределами этих стран образуется подавляющая часть всей прибыли от данного вида бизнеса;

3) существенная часть денег, получаемых от наркобизнеса, отмывается не в странах потребления наркотиков, а за их пределами.

По данным доклада, в 2009 г., объем розничных продаж данного вида наркотика составил 85 млрд. долл., при этом валовая прибыль торговцев (оптовых и розничных) была равна 84 млрд. долл. (т.е. прямые затраты на производство кокаина находились на уровне примерно в 1 млрд. долл.). При этом подавляющая часть валовой прибыли была получена в Северной Америке (35 млрд. долл.) и странах Западной и Центральной Европы (26 млрд. долл.). На месте производства кокаина (Южная Америка, включая страны Карибского бассейна) было получено валовой прибыли в размере 3,5 млрд. долл., т.е. всего 4 процента всей валовой прибыли от торговли данным видом наркотика в мире.

(1) «Estimating Illicit Financial Flows Resulting from Drug Trafficking and Other Transnational Organized Crimes». United Nations Office on Drugs and Crime. Vienna, October 2011.
(2) Специалист в области международной организованной преступности М. Глени, например, оценивает долю наркобизнеса в 70%.
(3) Peter Reuter. Chasing Dirty Money – the Fight against Money Laundering. - Washington 2004, p. 20; ONDCP, What America’s Users Spend on Illegal Drugs, Washington D.C, December 2001, p. 3. World Bank. World Development Indicators (WDI), 2011.
(4) Таблица составлена по данным доклада: «Estimating Illicit Financial Flows Resulting from Drug Trafficking and Other Transnational Organized Crimes». United Nations Office on Drugs and Crime. Vienna, October 2011.
 
Метки: США Афганистан ООН G8 Ближний Восток Латинская Америка 
 

Валентин КАТАСОНОВ

Профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Отредактировано Zlata (26-04-2014 05:09:26)

26

http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=35

 
   

М.Я.Лемешев. Российская матрица: портрет кризиса     
Автор Редсовет     
10.01.2010 г.

Наиболее дальновидные специалисты России и зарубежных стран активно заговорили о неизбежности возникновения финансового и экономического кризиса еще в середине 2007 года. При этом речь шла в основном о кризисе банковской системы США и перерастании его в системный мировой кризис.
Эти прогнозы базировались на несостоятельности монетарной теории управления экономическим развитием. Высшие руководители финансовых служб США в погоне за максимальной прибылью, с их стремлением к глобальному лидерству в мире, с неукоснительной верой во всемогущество доллара, развернули безудержное мультиплицирование (эмиссию) денег и недопустимо высокое привлечение заемных средств, что привело к возникновению виртуальной платежно-банковской системы и ее отрыву от реальных товарно-денежных потоков. В результате чего и произошло массированное перетекание свободного капитала из производственной сферы в спекулятивную, увеличив до небывалых размеров рост паразитического потребления внутри страны за счет ограбления других государств, использующих доллар как средство платежа.
Поскольку международная торговля и финансово-банковские межгосударственные операции осуществляются с использованием доллара, не обеспеченного материально-вещественной ценностью, то кризис, спровоцированный Федеральной резервной системой США, распространился практически на весь мир. Что же касается Российской Федерации, то здесь он принял особо разрушительный характер. 

Корни российского кризиса
Анализ последствий развернувшегося мирового кризиса показывает, что финансовые, социальные и экономические потери, которые несет РФ, намного превосходят аналогичные потери США, стран Западной Европы, не говоря уже о Китае, где они столь незначительны, что не могут существенно повлиять на динамическое развитие этой страны. Правительство В.В.Путина и его экономический блок, прежде всего Министерство финансов, Центральный банк и Минэкономразвития лицемерно предпринимают попытки объяснить колоссальный ущерб, наносимый населению и экономике страны «объективными про­явлениями мирового кризиса». В действительности же бедствие, постигшее Россию, является непосредственным результатом антигосударственных и антинародных   «реформ», начатых М.С.Горбачёвым, Б.Н.Ельциным и с особым упорством проводимых В.В.Путиным на посту президента РФ в период с 2000 по 2008 год, имеющих ложной целью «вхождение России в западную цивилизацию и мировую экономику».
Трагические шаги этого вхождения зримы и впечатляющи. Главные из них приведем в виде упрощенной матрицы (см. таблицу).
«Эта категория потребителей с их ностальгией по советскому прошлому является серьезной помехой на пути развития рыночных отношений в современной РФ»
Для здравомыслящих экономистов, да и не только для них, очевидно, что мотивы либеральных политиков о необходимости «реформирования» носят не просто наивный и лживый, но и злонамеренный характер, и имеют цель - разрушение былого величия России, именуемой ее врагами «империей зла», и недопущение ее возрождения.
Высшими структурами либеральной власти РФ предпринято множество других, более мелких, шагов, которые ведут страну в том же направлении.

Социально-экономические бедствия, порожденные экономическим кризисом
Перечень бед, принесенных российскому обществу кризисом, нескончаем. Они поразили все сферы жизни страны - ее экономику, финансы, промышленность, строительство, сельское хозяйство, науку и культуру. Но самый тяжкий удар кризисом был нанесен по и без того низкому уровню благосостояния большинства населения России.
Статья 7 Конституции Российской Федерации, принятой ельцинистами в 1993 году, представляющей собой незначительно измененный «Билль о правах» США, провозглашает: «Российская Федерация - социальное государство... в котором охраняется труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты».
Нет нужды доказывать, что и до наступления кризиса эти конституционные требования оставались лишь провозглашенными. Убедительным подтверждением тому является сопоставление долей расходов на социальные нужды в РФ и в странах Западной Европы. В Германии, Франции, Италии, Норвегии, Швеции эта доля составляет 24-28% от общей суммы расходов, а в нашей стране она находится на уровне 11-13%, то есть в 2,5 раза ниже. Что же касается абсолютных величин социальных расходов в расчете на душу населения, то они в 10-15 раз ниже, чем в указанных западных странах. Кризис же, застигший Россию, окончательно подрывает даже эту символическую защиту населения со стороны государства. Самым болезненным проявлением кризиса выступает безработица, поразившая все сектора реальной экономики. Миллионы трудящихся увольняются с предприятий на определенный срок в 1-4 месяца, а то и вовсе без указания срока отстранения от работы. Еще большие контингенты трудового люда переводятся на неполную рабочую неделю (3-4 дня) с соответствующим сокращением заработной платы. Администрация предприятий и организаций под угрозой увольнения вынуждает своих работников подписывать соглашения о работе с оплатой труда наполовину или на одну треть меньше по сравнению с прежней ее величиной.
Бедственное положение людей резко усугубляется странным поведением цен на российском рынке. Кризис, как известно, мировой, и он обусловил значительное снижение цен в западных странах, США и Японии, в России тот же самый кризис привел к обратному явлению. Цены на промышленные товары, на строительные материалы и продовольствие существенно повысились. Ныне в Москве 1 кг мяса стоит дороже, чем в США, на 63 рубля, сливочное масло - на 15 рублей, молоко - на 11 рублей, литр бензина - дороже вдвое. В итоге нищета поражает все более широкие слои населения. Из регионов поступают сведения о многочисленных случаях отмены из-за недофинансирования авиарейсов, электропоездов, автобусных маршрутов, что не только усложняет жизнь людей, но и вносит дезорганизацию в ритмичность работы многих производств, наносит большой экономический ущерб.
Снижение платежеспособного спроса населения, естественно, ограничивает рост производства и оказание услуг, так что прирост ВВП в 2008 году оценивается в 2% вместо намеченных правительством 7%. В 2009 году началось резкое падение ВВП, в январе его темп составил 8,8%, в феврале - 7,3%. Кризис обнаружил фантастические долги перед зарубежными банками, сделанные российскими корпорациями под гарантии государства, о наличии которых правительство РФ предпочитало умалчивать.

Оценка антикризисных мер, предпринимаемых правительством РФ
На протяжении почти всего 2008 года правительство РФ во главе с В.В.Путиным категорически утверждало, что начавшийся мировой финансово-экономический кризис России не коснется, не помешает динамичному развитию ее экономики. Более того, Россия объявлялась «островом безопасности» среди других стран мирового сообщества, подверженных бедствиям, наносимым кризисом. Гарантией такой безопасности называлась пресловутая финансовая «подушка безопасности», над наполнением которой в последние 8 лет неустанно трудились Министерство финансов и Центральный банк РФ. За «плодотворность» этих трудов министр финансов А.Кудрин даже возведен был в ранг первого вице-премьера правительства. Мифическая неуязвимость российской экономики была столь прочна, что на съезде пар­тии «Единая Россия», состоявшемся в конце ноября 2008 года, ее беспартийный лидер В.В.Путин заявил: «Финансовый и экономический кризис нам в известной степени даже немного поможет. Почему? Потому что заставляет нас действовать более рационально, заставляет нас применять новые технологии, заставляет оптимизировать производство, повышать качество персонала, заниматься переподготовкой кадров».
Оставим в стороне свой риторический вопрос о том, почему нельзя было заниматься решением этих проблем в течение 8 долгих предкризисных лет.
На указанном съезде премьер-министром была сформулирована и такая задача: «Сегодня нам необходимо решать вопрос кредитования отечественных компаний и предприятий практически полностью за счет собственных финансовых ресурсов. Все возможности для этого есть. Национальные сбережения в России находятся на достаточно высоком уровне. Отечественная экономика генерирует большой объем доходов».
И вновь возникает столь же риторический вопрос: почему именно» сегодня? Ведь все предыдущие 8 лет при избытке денег в казне их не предоставляли в виде кредитов реальной экономике страны, а отсылали зарубежным банкам и ипотечным компаниям США под 3% годовых.
В результате к середине 2008 года внешний долг РФ составил 527 млрд долларов. Теперь долги надо отдавать в условиях, когда Россию захлестнул кризис и прекратился обильный дождь нефтедолларов. Откуда взять эти огромные средства? Естественно, из финансовой «подушки безопасности», в которой было накоплено 740 млрд долларов, из них золотовалютные резервы Центрального банка 597 млрд    дол­ларов и в Фондах развития и национального благосостояния (бывший Стабилизационный фонд) 163 млрд долларов. Вот с расходования этих средств, накопленных посредством обнищания большинства населения России и содержания реальной экономики на голодном инвестиционном пайке, правительство РФ начало борьбу с «неожиданно» разразившимся российским кризисом. Первой акцией этой борьбы стало выделение денег крупнейшим банкам страны, которым грозило неотвратимое банкротство. На эти цели из указанных резервов государство направило свыше 5 трлн рублей, что по курсу дол­лара сентября 2008 года составляло 220 млрд долларов.
Эти огромные вливания должны были пойти на кредитование производства, но до конкретных производственных предприятий не дошли. Банки использовали их для валютных спекуляций. В первые же дни после принятого правительством решения банкирами было переведено за рубеж около 50 млрд долларов. Это вызвало «суровый» упрек со стороны В.В.Путина, который 31 октября 2008 года прилюдно заявил: «Российские деньги должны работать в России. А любой ведомственный, корпоративный экономический эгоизм  дол­жен жестоко пресекаться. Должны жестоко пресекаться попытки направить на валютный рынок и вывезти из страны средства, которые мы выделяем на поддержку реального сектора российской экономики». Дай бог, чтобы это было так, однако не исключена ситуация, при которой все завершится банальным итогом, описанным И.А.Крыловым: «...а Васька слушает и ест...».
За этим последовала помощь коммерческим банкам и корпорациям в лице «эффективных собственников» и «талантливых менеджеров». В частности, лидер российских долларовых миллиардеров О.Дерипаска получил от государства 4 млрд дол­ларов. Зачем же самому богатому олигарху этот дар от нищающего государства? Оказывается, для уплаты долгов, размер которых, по оценке экспертов, достигает 30 млрд долларов. Эту оценку сам олигарх не опровергает, следовательно, он разорен. Как же такое могло случиться? По идеологии либералов, самый богатый человек - это и самый умный. Если наш олигарх такой умный, то почему же он не предвидел кризисной ситуации? Почему разорился? А если он не суперумный, то зачем ему дарить народные деньги? Но ведь Дерипаска не один такой нуждающийся. Аналогичные дары получили от щедрого правительства и другие не менее «эффективные собственники» - Р.Абрамович, В.Потанин, П.Авен, далее по списку.
Российская промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение задыхаются без средств, а означенные «эффективные собственники» направляют получаемые деньги на развлекаловку. Дерипаска щедро финансирует спортивный клуб «Динамо», Абрамович не жалеет миллиардов для любимой команды «Челси», Прохоров озабочен проблемами некоего баскетбольного клуба в США, не отстают в этом от них и государственные корпорации. Газпром тратит 100 миллионов евро в год на содержание команды «Зенит» и еще 25 миллионов евро в год на то, что на майках немецких футболистов команды «Шальке-04» изображается буква «G» - логотип Газпрома. Акционерная компания РЖД 30-40 млн долларов в год отчисляет футбольной команде «Локомотив», а пассажиры недоумевают, почему чуть ли не ежемесячно повышается плата за проезд в пригородных электропоездах.
Не оставляет правительство РФ без внимания и нужды иностранных банков. Пол­ной ясности в этом вопросе нет. Депутатам из оппозиционной фракции в Госдуме стало лишь известно, что действующие    на территории России «Юникредит» и «Райф­файзен-банк» получили по 80 млрд рублей.
Особую заботу правительство проявляет о благоденствии российского чиновничества.
Всем известно, какую остроту приобрела в России жилищная проблема. По официальным статистическим данным, ветхий, не пригодный для жилья фонд в 1998 году составлял 40 млн кв. м, а к 2009 году он увеличился до 100 млн кв. м. Специалисты же считают, что в действительности он составляет не менее 500 млн кв. м. Это означает, что 25 млн граждан России проживают в непригодных домах, квартирах и общежитиях. Три года назад по инициативе Д.А.Медведева был принят так называемый приоритетный национальный проект «Доступное и комфортное жилье». Из-за мизерного финансирования реализация этого проекта не изменила критического положения в жилищной сфере к лучшему. Если в 1990 году в расчете на душу населения строилось 0,5 кв. м жилья, то к 2008 году этот показатель сократился до 0,3 кв. м. Иначе и быть не могло, даже при более обильном финансировании, поскольку за годы реформ была разрушена индустриальная база строительства. По сравнению с 1990 годом производство цемента сократилось в 2 раза, кирпича - в 2,5 раза, пиломатериалов - в 5 раз, продукции крупного панелестроения - в 6 раз, экскаваторов - в 10 раз, башенных кранов - в 14 раз. В этих условиях доступное и комфортное жилье - это привилегия богатых.
Именно из такого понимания проблемы правительство РФ в составе антикризисных мер выделило 10 млрд долларов на улучшение жилищных условий государственных служащих, но как подчеркивается в соответствующем постановлении, которые «нуждаются в таком улучшении». Последнее уточнение представляется довольно комичным, поскольку трудно найти такого чиновника среднего уровня властной иерархии, не говоря уже о более высоком ее уровне, который не нуждался бы в улучшении собственных жилищных условий.
Доказать такую нуждаемость просто: у большого чиновника особняк на Рублевке просторный, он записан на тетю, а квартирка в Москве маленькая, а то и вовсе он ютится в общежитии. А то, что «эффективные собственники» и «талантливые менеджеры» заселили уже многие центральные улицы Лондона и островов Майорка и Фиджи - это вообще не принимается во внимание.
И еще один дополнительный взгляд на эффективность антикризисных мер, принимаемых правительством.
Одним из самых тяжких ударов, наносимых кризисом по социальной жизни российского общества, является растущая безработица. Уменьшить последствия этой социальной беды, поразившей миллионы трудоспособных граждан страны, правительство пытается выплатой пособий по безработице в размере 850-4900 рублей в месяц каждому потерявшему работу в течение трех месяцев после увольнения. Но это сугубо поверхностный и нерадикальный способ лечения болезни. Не говоря уже о том, что размер пособия примерно вдвое меньше потерянной людьми зарплаты, получаемой до увольнения. Безработица наносит страшный удар по социальному статусу человека, его психологическому и нравственному состоянию, порождает осознание того, что государство вместо заботы о благополучии его и его семьи решило откупиться от него своей нищенской подачкой за лишение его жизненного права на труд.
Следовательно, главная задача власти должна состоять не в «благотворительности», а в создании новых рабочих мест для миллионов граждан трудоспособного возраста, преимущественно в тех отраслях экономики, которые в результате проводимых «реформ» доведены до упадка. Это прежде всего обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, транспортное, дорожное и жилищное строительство.
Предпринимаемые антикризисные меры сопровождаются многообещающими заявлениями о необходимости борьбы с коррупцией. Это действительно важнейшее условие оздоровления всей экономической жизни государства и общества. Однако обращает на себя внимание серьезный изъян в самом понимании сути коррупции. Борьба с этим злом в основном сводится к преследованию лиц, дающих и получающих взятки. При этом упускается из виду, что взяточничество порождается и стимулируется самой либеральной идеологией личного обогащения. Используется насквозь лживое представление о том, что взяточничество проистекает от бедности.
Что, если чиновникам госаппарата предоставить высокую зарплату, то у них не только не будет необходимости, но и интереса получать взятку. Исходя из этой лживой посылки, по инициативе Путина выс­шему слою чиновничества устанавливается умопомрачительный уровень вознаграждения, который по здравому смыслу даже нельзя назвать заработной (заработанной) платой. Это касается не только частных фирм, но и органов государственной власти.
Приведу лишь один, не самый одиозный, пример. «Зарплата» членов правления Сбербанка России, который ныне возглавляет неприкасаемый Герман Греф, составляет 3 млн 400 тысяч рублей в месяц. Не намного от них отстают и руководители госкорпораций, таких, как Роснанотехнологии, возглавляемая Чубайсом, и другие. Разве не очевидно, что у чиновников нижестоящего звена, у алчных бизнесменов возникает соблазн дать взятку вышестоящему дельцу, чтобы занять аналогичную должность и самому получать «откаты». Не ясно ли, что такая практика привела к чудовищному распространению коррупции и недопустимому социальному расслоению российского общества.
Наконец, еще несколько слов о борьбе с инфляцией. На протяжении последних 10 лет финансово-экономический блок правительства РФ свою главную задачу видел в борьбе с инфляцией. Результатом этой борьбы явились нищенская оплата труда у 90% дееспособного населения и отсутствие инвестиционных и оборотных средств в отраслях реальной экономики, что явилось главным препятствием на пути расширения внутреннего рынка как главного стимула развития производства. Между тем зарубежными и российскими учеными доказано, что инфляция, не превышающая 10-15%, не препятствует экономическому росту. Более того, эффект от снижения инфляции не компенсирует ущерба, наносимого замедлением экономического роста, обусловленного недостатком денег, находящихся в обращении. Уместно напомнить здесь суждение по этому вопросу выдающегося экономиста - автора немецкого экономического чуда Людвига Эрхарда, который утверждал: «Инфляция - не закон развития, а дело рук дураков, управляющих государством». Поэтому государству необходимо сделать однозначный выбор между борьбой с инфляцией и стимулированием экономического развития в пользу последнего.
Из проведенного анализа следует неизбежный вывод о необходимости отказа от либерального подхода в управлении экономикой, который не позволяет прервать дрейф страны к ее разрушению.

Стратегические задачи перехода России к бескризисному развитию
Нет сомнения в том, что мировой финансовый кризис явился следствием неспособности рынка эффективно регулировать современное мировое экономическое и социальное развитие. Потерпела крах программа США по достижению мирового господства посредством глобализации всемирного хозяйства с помощью мифической способности доллара регулировать реальное экономическое развитие в планетарном масштабе. Одновременно с этим потерпела крах и сама либерально-рыночная идеология управления общественным развитием. Именно использование этой порочной идеологии российским руководством в последнее десятилетие ХХ века и первое десятилетие наступившего XXI сто­летия обусловило социально-экономические разрушения, происходящие в нашей стране.
Российский системный кризис имеет весьма отдаленное отношение к мировому финансовому кризису. Если мировой финансовый кризис вызван избытком виртуального денежного капитала, то российский кризис обусловлен жесточайшим недостатком реальных денежных средств в национальной рублевой валюте. Правительство РФ целенаправленно отказывалось от создания эффективной системы кредитования реальной экономики страны. Результатом такой политики явилось полное разрушение финансовой основы роста и развития экономики. Доля кредита, направляемого на развитие производства в структуре ВВП в 2000-2008 годы была в 5-6 раз ниже ее оптимальной нормы, необходимой для динамичного развития экономики. Отсюда депрессия, поразившая всю социально-экономическую систему страны.
Успешно преодолеть тяжелейшие по­-след­ствия кризиса и вывести страну из депрессии невозможно без кардинального усиления роли государства в управлении экономикой, чего не хочет осознать нынешнее руководство страны. Поэтому и антикризисные меры, предпринимаемые нынешним правительством РФ, носят поверхностный краткосрочный характер и не способны устранить пороки в сложившейся рыночно-спекулятивной системе управления.
Сверхзадача государства состоит в том, чтобы не только, по возможности в короткие сроки, предотвратить колоссальный ущерб, наносимый продолжающимся кризисом населению и экономике страны в целом, но и создать такую систему управления общественным и экономическим развитием, которая гарантировала бы нашу страну от будущих кризисных потрясений.
Такая система может быть создана только при условии возрождения всеобъемлющего государственного планирования и управления социально-экономическим развитием, способного гармонично сочетать общественные и личные интересы. Поэтому необходима безотлагательная разработка стратегической программы развития страны на предстоящий, по меньшей мере пятилетний, период. В соответствии с методологией программно-целевого планирования и управления такая программа должна содержать согласованную иерархию целей и ресурсов, перечень последовательно выполняемых задач с указанием средств, сроков и конкретных исполнителей.
Главной целью программы должно стать обеспечение благосостояния всех членов общества, для чего необходимо решение следующих задач:
- создание условий для воспроизводства населения (решение демографической проблемы);
- обеспечение работой всех трудоспособных граждан с достойной оплатой труда, минимальный размер которой должен быть не ниже норматива, установленного ООН;
- бесплатное образование и здравоохранение;
- решение жилищной проблемы;
- развития аграрно-промышленного комплекса, гарантирующего продовольственную независимость страны;
- активная государственная поддержка развития культуры на базе национальных традиций.
Для гарантированного решения поставленных задач потребуется:
- изменение структуры народного хозяйства в направлении преимущественного развития обрабатывающей промышленности, прежде всего машиностроения, а также отраслей, производящих товары народного потребления;
- развитие фундаментальной и прикладной отраслевой науки;
- создание современных вооруженных сил, оснащенных новейшими видами военной техники;
- восстановление органов централизованного стратегического (долгосрочного), текущего и оперативного планирования с использованием высокоэффективной методологии построения межотраслевых балансов производства и распределения продукции, в первую очередь Госплана и ГКНТ.
В «Программе» правительством РФ о необходимости решения данных задач даже не упоминается. Все перечисленные в ней меры сведены к частным и малозначащим финансовым операциям.
Ярким примером такой практики является оказание денежной помощи растущей армии безработных из расчета 850-4900 рублей на каждого потерявшего работу. При этом ничего не говорится о создании дополнительных рабочих мест, особенно в приоритетных, указанных выше секторах экономики.
Второй пример. «Программой» предусмотрено «оказать адресную помощь при переезде в другую местность 15 тысячам человек». Это решение принято на фоне того трагического факта, что за 2000-2008 годы численность населения на Дальнем Востоке сократилась на 40%, в районах Крайнего Севера - на 60%. В Сибири исчезло 11 тысяч сел и деревень, 290 городов.
Третий пример. Правительство выделяет 17 млрд рублей (0,5 млрд долларов) для погашения кредитов, полученных организациями АПК. Это «благодеяние» предпринимается в условиях, когда РФ затрачивает 36 млрд долларов на закупку продовольствия за рубежом, в большинстве своем очень низкого качества.
Подобных примеров в «Программе» множество, и они свидетельствуют о беспомощности мер, принимаемых по преодолению кризиса.
Детальная разработка мероприятий, обеспечивающих защиту экономики страны от кризисных потрясений, должна быть произведена применительно к каждой из вышеперечисленных задач по достижению главной цели социально-экономического развития, сформулированной выше.
Здесь же мы остановимся на возможном решении лишь одной из задач общей стратегической программы, а именно, на развитии аграрно-промышленного комплекса и спасении гибнущего села.
Выше указывалось, что на закупку продовольствия страна расходует 36 млрд дол­ларов (1,2 триллиона рублей). Очевидно, что сразу полностью отказаться от импорта продовольствия страна не может. Но постепенно от такой искусственно созданной ситуации необходимо избавляться.
Необходимо постепенно, но безотлагательно, начиная буквально с первых месяцев 2010 года отказаться от финансирования зарубежных «благодетелей-экспортеров» и обогащения российских хапуг-импортеров низкокачественного продовольствия. За предстоящие 5 лет это позволит направлять на развитие АПК эти огромные, уплывающие за рубеж народные средства. За их счет в стране можно построить 15 тыс. км сельских дорог; 150 тыс. жилых домов; 60 тыс. школ,
библиотек, здравпунктов; приобрести 600 тыс. тракторов и 100 тыс. комбаинов.
Уже первая такая созидательная акция явится серьезным шагом на пути к оздоровлению экономической и социальной жизни на селе.
Это не те жалкие 17 млрд рублей, которые правительство намерено выделить на субсидирование процентных ставок по кредитам, полученным предприятиями АПК.
Кроме этих средств должно осуществляться более основательное ежегодное финансирование АПК из консолидированного бюджета страны в размере не менее 1 триллиона рублей.
Итак, для возрождения АПК и спасения гибнущего села в предстоящие 5 лет необходимо ассигновать, с учетом собственых и заемных средств предприятий и организаций, не менее 2 триллионов рублей, что составит около 20% расходной части бюджета страны. Полнокровное финансирование этой сферы экономической и социальной жизни России - это не «черная дыра», как утверждают либералы, а высокоэффективное вложение капитала. Если в США мотором развития экономики считается автомобилестроение, то в России таким мотором, несомненно, может и должен стать АПК.
Это мое убеждение базируется на том факте, что особенностью сельскохозяйственного производства является быстрый оборот вкладываемых средств. Так, затраты, произведенные на возделывание зерновых, уже через 4 месяца после посева окупаются урожаем зерна, цены на которое в современном мире очень высоки и продолжают возрастать. Такая же картина наблюдается в развитии мясного птицеводства на промышленной основе, где цыплята-бройлеры при минимальных затратах труда и средств производятся за 90 дней и представляют собой высокоэффективный товар, пользующийся неизменным спросом на внутреннем рынке, который ныне покрывается пресловутыми «ножками Буша».
Особо следует отметить, что возрождение АПК, сопровождаемое техническим перевооружением сельского хозяйства, развитием пищевой промышленности, дорожного, производственного, жилищного и культурно-бытового строительства, создает емкий рынок, а следовательно, и стимул развития отечественного машиностроения и стройиндустрии, ныне пребывающих в агонии.
Изложенный здесь эскизный проект антикризисного развития лишь одного сектора экономики вполне может послужить аналогом для подобной разработки по решению всех задач, обеспечивающих достижение главной цели - повышение благосостояния народа на основе бескризисного развития экономики.
Но это уже масштабная задача органов государственного планирования, необходимость восстановления которых очевидна.
Эффективность централизованного государственного планирования подтверждается уникальным опытом его использования в СССР. Уместно вспомнить, как во времена великой депрессии, поразившей США и западные страны в 1929-1933 годах, советская экономика не только не пострадала от кризиса капиталистической системы, но и ускорила темпы индустриализации страны. По гениальному замыслу И.В.Сталина и под его руководством была организована широкомасштабная закупка у западных стран, пораженных кризисом, обесценившейся новой техники, целых заводов, технологических линий, лабораторного оборудования и приглашение на работу в нашу промышленность высококлассных специалистов. Это обеспечило высочайшие темпы индустриализации страны и послужило созданию современной материально-технической базы для перевооружения Красной Армии, без чего победа в Великой Отечественной войне была бы крайне затруднена.
В заключение принципиальный вопрос правительству РФ: почему оно упорно навязывает государству и обществу частнособственническую идеологию, тогда как статья 13 Конституции РФ утверждает: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»?

Михаил Яковлевич ЛЕМЕШЕВ, доктор экономических наук

Советская Россия

______________

Другие статьи данного автора на сайте ДЗВОН:

Михаил Лемешев. Плач по погибели русской деревни

М.Я.Лемешев. Русский язык – сама Россия.

М.Я.Лемешев. Все о русском хозяйстве

М.Я.Лемешев. Будет ли жить Москва?

М.Я.Лемешев. Слово о русском гении

М.Я. Лемешев. Неотложные задачи сохранения русской цивилизации

Отредактировано Zlata (03-05-2014 08:15:52)

27

М.Лемешев Экологические деревни. http://file-rf.ru/analitics/635

28

Презентация книги М.Лемешева
   "Стратегия востановления жизнеспособности России"

  http://www.za-nauku.ru//index.php?optio … ;Itemid=39

29

Выступление В.Касатонова на заседании клуба "Русская мысль". (видео)
http://ruskline.ru/video/2014/04/30/vys … kaya_mysl/

30

Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия

   Говорить правду
Василий   Симчера, Русская народная линия

Ассоциация Украины с ЕС и мятеж евроинтеграторов / 06.05.2014

Корень зла нашего общества - в разрыве между словом и делом …

Как у нас всё обстоит с достоверной информацией о положении дел в стране? Почему её так мало, почему она столь неадекватная и неполная? Почему ложь и обман в нашей жизни доминируют, а упрямые цифры и факты, которые дорогого стоят, игнорируются, как будто бы их в природе не существует? Почему даже заслуживающие полного доверия статистические данные игнорируют международные стандарты их сбора, обработки и публикации, доводятся до сведения общественности в столь усложнённом содержании, неадекватном виде и архаичной форме, что оказываются по преимуществу недоступны не только рядовому потребителю, но и специалисту? Не потому ли нам не доверяют и с подозрением относятся к нам даже там, где мы, казалось бы, абсолютно прозрачны? И не только за рубежом, но и многие наши сограждане? И не по этой ли, внешне не столь важной причине за ширмой закона и порядка мы сегодня повсеместно и почти во всём наблюдаем форменный произвол, потери, воровство и беспорядок?

Украинский Майдан-2014 как ничто иное во всей полноте обнажил все информационные изъяны нынешней власти, которые, как это было незамедлительно обнаружено, оказались её самым слабым звеном. Современная статистика, как наука о доказательствах, основанных на фактах, неопровержимо свидетельствует: 99% людей на Майдане Украины, как и у нас в России, не против власти как института порядка и арбитра справедливости. Люди, как показывают массовые опросы, исчерпав ресурс доверия, терпения и надежды, протестуют против существующего произвола власти. Они, как подтверждают данные этих опросов, не хотят больше безропотно работать на вороватых олигархов и поддерживать пир во время чумы пресыщенных и безответственных упырей от власти, обманывающих их чаяния и надежды. Их не устраивает циничный принцип: доходы, награды и дворцы во всём мире - нам, властям предержащим; потери, убытки, отбросы и Сибирь с Ледовитым океаном - вам, ничего не имущим. Уберите из власти всё это - и готовых хоть завтра бунтовать на улицах останутся единицы. Списывать всё на радикалов, которых сегодня, возможно, немало не только на Майдане, но и во власти, - дело нехитрое, но бесполезное.

Корень зла - в разрыве между словом и делом, в форменном обмане, на котором, как на штыках, власть долго в одних руках не удержишь. Не зря же продвинутые режимы уже давно на регулярной основе персонифицированно меняют власть. Уроки Майдана нас этому учат. Если мы их не усвоим и ничего полезного для себя из них не извлечём - нас ждёт свой Майдан! Имя ему будет не Болотная площадь, но Лобное место на Красной площади в Москве! Таковы законы истории.

Подводя итоги 2013 года, российские власти огласили новые цифры о развитии экономики России. О чём говорят эти цифры? О том, что наша экономика в обозреваемом году развивалась «...в целом неплохо». Всё, что надо, у нас случилось и подросло (особенно население, о чём не без гордости за наших женщин было уверенно заявлено впервые за последние 25 лет), а что не захотело подрасти - подрастёт, если надо, потом. Власти предержащие заверили всех, что, несмотря на мировой кризис и вопреки коррупции, сегодня у нас в стране в целом дела обстоят не только неплохо, но, как, например, с инфляцией, очень неплохо и даже, как в случае с жильём, и в ещё более исключительном случае, в сельском хозяйстве, - хорошо! Но так ли это на самом деле?

И впрямь, кое-что в истекшем году в нашей экономике, согласно официальным данным, оказывается, действительно подросло: ВВП на 1,4-1,5% (правда, на месте этой невзрачной цифры, значение которой не выходит за пределы допускаемой - в таком грубом счёте - статистической погрешности, долго уверяли, что, как чёрт из табакерки, выскочат, как в прошлом году, все приличествующие и возможные при правильном ходе дел 3,5%), инфляция подросла - на 6,1% вместо 6,6% в прошлом году (непонятно вообще, как можно радоваться инфляции, которая есть иное выражение роста цен; да ещё такой, которая в четыре раза выше, чем в переполненных фиктивными деньгами США и почти в три раза выше, чем в хиреющей, как в войну, Европе), сельское хозяйство подросло на 6,8% против его падения в неурожайном 2012 г. на 5% (то есть за два года прирост призрачный), а жилищное строительство (при циклическом падении темпов производственного строительства и почти полностью за счёт индивидуального строительства) - на 12,1% против 5,6% в предыдущем году.

По тем же данным, на 5,5% повысилась в прошлом году реальная зарплата и на 3,6% - реальные доходы населения (против 4,6% в предыдущем году). Прирост реальных трудовых пенсий вообще составил странную величину - в целом за год 1,3%, а реальная месячная прибавка всего 334 рубля, а не якобы все 952 рубля, как это следует из тех цифр, которые правительство оглашало ранее, заявляя о повышении в 2013 году среднего размера трудовой пенсии в России с 9790 до 10 742 рублей. Правда, ответственные чиновники при этом не говорят, о каком росте может идти речь, когда качество товаров и услуг, которые наши люди на эти деньги могут получить, в отчётном году - впрочем, как и в предыдущих, - понижалось, а по многим позициям оставалось попросту отвратительным. Но и это не главное. Главное в том, что приводимые цифры якобы реального роста реальной зарплаты и доходов бедных, как и роста реального размера пенсий, у нас целиком, без какого-либо остатка, съедает реальная инфляции, превышающая 9-10% в год, которая, особенно для бедных и пенсионеров (12-15% в год), в два раза выше официальной (6-7% в год). Удручает (и не только одних бедных и сирых) ещё более фундаментальный факт, заключающийся в том, что в действительности реальная зарплата, реальные пенсии и располагаемые реальные доходы как таковые, за исключением побочных, подсобных и серых доходов, уже давно не растут вообще у всех 90-95% граждан России. На самом деле в России растут одни дивидендные барыши и «парашюты» богатых резидентов и нерезидентов, которые к реальным доходам граждан никакого отношения не имеют и, как полагается в нормальном обществе, должны бы квалифицироваться отдельно. Что, слабо или кому-то политически невыгодно хотя бы более правдоподобно номинировать доходы наших и не наших в России?

Наконец, в качестве ещё одного перла правительство сообщает, что профицит, то есть положительное сальдо торгового баланса у нас в отчётном году составило 146,8 млрд долл. Непонятно, это что, много или мало, с чем сравнивать, как понимать, что это в целом неплохо, хорошо или всё-таки не очень? Ведь всем известно, что в прошлом году профицит нашего внешнеторгового баланса зашкаливал за 200 млрд долл. И в этом году он ожидался примерно на том же уровне. Однако и здесь, на последнем рубеже наших тылов, в отчётном году «что-то пошло не так»: экспорт впервые с 2000 года упал (и сразу на все 44 млрд долл.), импорт забуксовал на точке замерзания, профицит в годовом исчислении сжался на целых 9%, резко ухудшились общие условия и климат внешнеторговых связей, в том числе и прежде всего - со странами СНГ. Однако, что оказалось особенно неожиданным, - вопреки огромным усилиям и материальным тратам в истекающем году не только забуксовал, но и, на радость этнократам всех мастей, стал крениться в обратную сторону весь маховик евразийской интеграции, под прессом которого стали трещать не только потенциальные новые, вроде украинских, но и многие уже налаженные связи в рамках самого Таможенного союза, за что России в отчётном году пришлось заплатить много большие деньги, чем те 15 млрд долл., которые были переданы братской Украине.

Пытаться заместить весь этот негатив громадных потерь и упущенных выгод декоративными эффектами присоединения к нашему Таможенному союзу сегодня дружественных нам Армении и Киргизии (а возможно, Монголии и даже Израиля), но при этом игнорировать пусть и не самые лучшие шансы интеграции с Евросоюзом - дело заранее проигрышное.

На этом фоне ещё одним диссонансом прозвучало заявление российской стороны на заседании Высшего экономического совета глав России, Беларуси и Казахстана в Москве 24 декабря 2013 года о переносе на год и более (с 1 января 2014 года на неопределённую дату в 2015 году) сроков запуска Евразийского экономического союза (ЕАЭС), срыв которых, произошедший по вине чиновников Евразийской экономической комиссии во главе с ранее провалившим всё в нашей стране небезызвестным В.Б. Христенко и ещё более небезызвестной, но в узких кругах, Т.Д. Валовой, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев назвал безответственным, а президент Беларуси Александр Лукашенко - позором для всех трёх стран. Определённо, евразийская интеграция - это качественно новый шаг в будущее. Но ещё более определённо, что с такими кадрами и с такими методами, как сейчас, её не выстроишь. Очевидно: для этого требуются и новые механизмы работы, и новые исполнители.

Дела с накоплением инвестиций и освоением опережающих технологий, развитием промышленности, транспорта, дорог и обновлением нашей в конец изношенной производственной инфраструктуры, не говоря уже о строительстве новых заводов и фабрик и системном создании на этой базе новых рабочих мест, в прошлом году, видимо, обстояли ещё хуже, раз у нашего руководства не нашлось ни единого слова об этом.

Конечно, с нарисованной картиной, да ещё на большом и удалённом от всех кремлёвском экране, даже с нашими поправками, у правительственных чиновников получается вроде всё неплохо и даже хорошо. Цены растут, но темпы роста инфляции, оказывается, падают, денег ни на что нет, инвестиции сокращаются, а вывоз капитала, как никогда раньше, ускоряется, доллар и евро, как саранча, пожирают тающие золотовалютные запасы, рубль дешевеет, поборы растут, террористы и взяточники звереют, пустая казна беспардонно залезает в ещё недавно «неприкасаемые» резервные фонды, материнский капитал и деньги будущих поколений, бесстыдно урезая жалкие социальные льготы и трудовые пенсии, посягает на последнее, бедность крепчает, народ безмолвствует, но жить в рисуемой нашими чиновниками «потёмкинской деревне» становится якобы всё лучше и веселее. На картине, возможно, всё так, проблем нет, концы с концами у наших чиновников сходятся, Рублёвка отдыхает.

Но как быть с реальными цифрами и фактами, которые изрядно портят навязываемую нам всем искажённую и откровенно надоевшую картину? Куда нам идти с нашей реальной жизнью и с нашими, как есть, реальными цифрами и фактами, которые её без прикрас отображают? Что с ними-то делать, куда их девать?

Как быть, например, с тем, что оценки амортизации и износа основных фондов у нас кратно различаются, а по сути, как иное выражение одного и того же явления, должны совпадать? Или с тем, что более 80% наших основных фондов действительно и окончательно изношены и могут в одночасье системно обрушиться? Воевать с ними, как с оппозицией? И при этом (при точном счёте учредителей наших предприятий, истинная принадлежность которых выявляется только в пятом, а то и более дальнем колене) как быть с тем, что почти равная с российской доля капиталов, в том числе в банках, принадлежит не нам, а нашим конкурентам (и скорее всего, потенциальным противникам) - нерезидентам: физическим и юридическим лицам США, Англии, Франции, Израиля, Италии, Германии, Голландии и т.д., действующим, а подчас и попросту бесчинствующим у нас под прикрытием безродных подставных лиц и офшорных компаний? Как быть с угрозой, которую они создают не только нашему национальному капиталу, но и суверенитету нашей страны? Не потому ли экономика нашей страны оказывается в принципе неулучшаемой и в корне неэффективной, а её массовая база - малые и средние предприятия - на системной основе прямо на корню чахнут и пачками сгорают и навсегда исчезают с лица земли? Можно ли в таких зыбких условиях гарантировать нашу общую безопасность, в том числе и прежде всего - продовольственную безопасность как наиболее уязвимую?

Или как быть, например, с тем, что, располагая наибольшими в мире природными и интеллектуальными ресурсами, мы до сих пор освоили едва ли 15% их общего потенциала, а из этой освоенной малости по факту используем всего лишь четвёртую часть! Почему так мало и почему даже наши скромные уровни их использования непостижимо падают? Почему все рыночные активы России сегодня в разы недооценены, а все её пассивы и обязательства кратно переоценены? Как можно в таких просто кабальных условиях гарантировать и поддерживать эффективное развитие экономики России? Какие конкретные меры в первоочередном порядке должны быть приняты руководством страны (и, без подсказок, буквально лично самим президентом), чтобы в кратчайшем будущем, буквально здесь и сейчас, а не когда-либо потом, когда никого из нас не будет, исправить существующее абсолютно ненормальное положение?

Почему в России бедность растёт? Главная причина? Коррупция или бесхозяйственность? Или бедность в России растёт в первую очередь потому, что человек в России получает лишь треть заработанного, а в мире - минимум половину? Почему в России считают и кое-как помогают монетарно бедным, но при этом игнорируют деградировавших, обманутых и обездоленных людей, заброшенная армия которых сегодня превышает армию формально бедных? Ведь именно эти, потерявшие самих себя люди в первую очередь нуждаются в милосердии и справедливой помощи, не так ли? Как их реанимировать и вернуть к нормальному труду и жизни? Не они ли (по сравнению с созданием до 2020 года 25 млн новых модернизированных рабочих мест стоимостью 50 тыс. долл. каждое) должны рассматриваться как более высокий, а возможно, и главный из главных приоритетов страны? Мы ради кого радеем? Разрывы в доходах между богатыми и бедными в России зашкаливают за 18 раз (по неофициальным оценкам - 40-50 раз), а по регионам России они ещё выше. Мировая норма, кстати, - всего 7 раз. Сколько нам нужно ресурсов и времени, какие конкретно меры должны быть приняты нашими властями, чтобы исправить это унизительное положение?

Почему по всем швам, толком не стартовав, трещит евразийская интеграция? Почему мы, как сообщество просвещённых граждан, не способны настоять на том, чтобы привлечь и поставить во главе этой работы лучшие наши умы, в частности, выдающегося учёного-экономиста, академика РАН О.Т. Богомолова, признанного во всём мире как создателя теории международной экономической интеграции? Почему наши власти скоропалительно отрешили от этой работы другого нашего выдающегося учёного-академика С.Ю. Глазьева, заложившего прочные основы для успешной работы Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана? Неужели лишь для того, чтобы освободить комфортные места международных чиновников нашим провальным министрам и сыто устроить некоторых отставных этнократов и таких же, как наши, провальных «либерально-рыночных» деятелей других стран? Мы что, имеем дело с недружественными кознями или с некими объективными причинами, которые составляют предмет некоей тайны, которую нам не положено знать?

Не потому ли по-настоящему реальных достижений в евразийской интеграции до сих пор нет, или они призрачные и явно неадекватны тем огромным надеждам и затратам, которые они потребовали? Ведь созданный три года назад Таможенный союз трёх стран, вопреки заложенным в нём здоровым началам, по сегодняшний день для нас убыточен, а образованная на его базе Евразийская экономическая комиссия, только и «прославившаяся» за год работы во главе с приснопамятным В.Б. Христенко широко известными огромными тратами и корыстолюбивыми претензиями на расширение своих чиновничьих полномочий, толком сегодня так и не заработала, по существу, позорно провалив здесь всё, что только можно было провалить. В результате мы, вопреки многократным официальным заверениям, к началу 2014 года так и не сумели образовать никакого единого по существу - не только реального, но и декоративного - экономического пространства и, соответственно, запустить в работу не только на деле, но даже на словах Евразийский экономический союз. Вновь намеченный старт этого союза в 2015 году предметно тоже никак не определён, а опять всего лишь виртуально обозначен.

Следовательно, не только в истекшем, но и в будущем году присоединяться, кроме декораций, по существу, не к чему и, стало быть, незачем! Если бы это было не так, сегодня, по факту, мы бы не являлись свидетелями не только почти полного отсутствия, но и полной потери интереса к евразийской интеграции. И не только со стороны Украины как самого потенциального и вероятного её участника, но прежде всего - со стороны Китая как ключевого партнёра, представляющего главную ударную мощь и основу основ всего могучего и неделимого евразийского интеграционного пространства, его всеобщий и никакими силами несокрушимый фундамент.

Действительно, с кем сегодня наяву и без узконационального умысла интегрироваться, что присоединять и к чему, по существу, присоединяться? К мнимым успехам убыточной российской экономики, запаздывающим во всём методам её реформирования и насквозь коррумпированным формам управления? Или к ещё более убыточной экономике других стран СНГ, её искорёженной до основания структуре и никак не реформируемой клановой системе управления? К фиктивному взаимному импорту и экспорту, в том числе белорусских и казахских товаров в Россию, их контрабанде и демпингу с неприглядным совместным этнократическим спекуляциям на завышении цен, тарифов и курсовых разниц? Или к убитым на корню былым высоким советским военно-промышленным технологиям и былым, ещё более высоким, стандартам специализации, кооперирования и комбинирования производства, о которых сегодня остались одни воспоминания? К руинам десятков тысяч в мирное время разрушенных заводов и сёл, изношенной до дыр технической и убитой до основания социально-экономической инфраструктуре? Вы кого-нибудь вне России заставите стремиться к генетически модифицированным продуктовым полкам или к вечным монетарным дефицитам и грубым страстям вокруг них? Можно ли стремиться к дикому имущественному и социальному неравенству, социальному дну, постоянным обидам и нарушениям прав человека, разгулу пьянства и наркомании, порождающим в России ежегодный миллионный рост бедности и деградации широких масс ещё недавно социально активных и здоровых людей? Или другие страны можно заинтересовать нашим социально искажённым образом и по факту падающими у всех (кроме воров и олигархов) уровнями и качеством жизни, чудовищной смертностью, которая в мирное время у нас на протяжении целых десятилетий превышала и до сих пор ещё превышает рождаемость? Или, наконец, какое-либо серьёзное взаимное внимание можно привлечь нашими (а вслед за нами и практически всех других, кроме Китая, евразийских стран) предпоследними местами в современных мировых рейтингах? Где конец вместе взятым наивным иллюзиям и хронических и всех отталкивающих лжи и обмана? Где та правда, к которой только и будут присоединяться другие страны и народы?

Барьеры для процессов евразийской интеграции сегодня стоят именно здесь, и именно их в первую очередь надо преодолевать, чтобы по-настоящему открыть все эффективные пути в будущее. Конечно, было бы неправильно считать, что никаких определённых заделов и/или светлых исключений на этом мрачном пути у нас нет. Безусловно, они есть, но мы характеризуем ситуацию в целом, а частности без изменения целого нигде и практически никогда ничего не решают и, кроме утешений, ничего не дают.

Почему экономический рост на хронической основе у нас буксует? В стране хроническая рецессия и кризис чего: экономики или беспомощных форм управления ею, кризис управленческих мозгов? Может ли страна сплошного дефицита стоять, как стоят в Москве каждый день машины в пробках, при наличии всего необходимого для обеспечения и поддержания высоких темпов производства? Где действенные механизмы перехода от спада к подъёму? Где команда тех профессионалов, которые не на словах, а на деле способны обеспечить такой подъём? Почему уже давно отстранены от этой работы настоящие учёные, до деталей знающие своё дело, а её выполнение по-прежнему доверяется либералам, провалившим в России за 20 прошлых лет всё, что только можно было провалить? Создаётся впечатление, что наши власти и их горе-советники сегодня весьма примитивно представляют саму суть экономики, пытаясь ставить и решать одновременно разные по своей природе проблемы безработицы (и не только одной рабочей силы, но и природных ресурсов, основных фондов, денег и т.д.), с одной стороны, и инфляции (и опять-таки не только денег, но и всех других, в том числе материальных, активов), с другой стороны, предопределяемые прямо противоположными процессами избыточного роста предложения (первый тип экономики) и, соответственно, избыточного спроса - (второй её тип), которые требуют применения совершенно разных методов и инструментов её регулирования и управления. Кто персонально в ответе за это и когда начнёт платить по счетам?

Как нам реформировать нашу экономику, не разрушая хотя бы то, что осталось в промышленности высоких технологий, науке, образовании, медицине и культуре? Как заново выстроить в стране системный комплекс, включающий 12-15 тысяч заводов и фабрик нового уклада, на основе которого только и возможно выстроить по-настоящему независимую экономику и обеспечить устойчивый её рост, а не ограничиваться латанием дыр и созданием в год 12-15 сборочных предприятий вчерашнего дня для окормления властей предержащих и беспробудно плестись в хвосте мировых цивилизаций.

Кто и что больше сегодня мешает у нас дельным реформам и искомому подъёму? Не останавливаясь на причинах, перечислю (по убывающей степени их важности) те меры, которые необходимо предпринять для исправления ситуации:

- снизить примерно вдвое нынешние карающие кредитные и фискальные ставки: кредитные ставки - с 12% до 6%, привязав их к индексам динамики инфляции; а фискальные ставки (в сумме) - с нынешних 55% до вполне возможных 33% (для малых предприятий - 20%), при которых темпы экономического роста ориентировочно составят не менее 7-8% в год;

- прекратить неадекватное ослабление курса рубля и возможное резкое падение импорта высоких зарубежных технологий, в том числе технологий вторичного пользования, на которых сегодня только и держится на плаву вся наша конкурентоспособная промышленность;

- задействовать скрытые резервы производства, которые у нас по своим масштабам и возможности использования превосходят все другие, вместе взятые, факторы повышения темпов экономического роста;

- прекратить неоправданный, в том числе коррупционный, увод инвестиций и других дефицитных ресурсов, в том числе композитных материалов и IT-оборудования, с рынков производства на мнимо престижные рынки новаций, развлечений и шоу-бизнеса (три мировые Олимпиады, мировой чемпионат по футболу, АТЭС, Транссиб, БАМ, «Сколково» и др.), поглотившие в истекшие годы до четверти всех дефицитных ресурсов и отбросившие уровень технико-экономического развития ущемлённых отраслей экономики на рубеж 60-х годов прошлого века;

- повысить качество технологического, технического, технико-экономического и социального проектирования, лицензирования и опытного тестирования запускаемых в производство проектов и образцов, порождающего их упрощённую унификацию, нарушение авторских прав, произвольную подмену, включая подлоги, и закономерно предопределяющего понижение уровня, качества и конкурентоспособности изготавливаемой на их базе продукции, абсолютное доминирование на современных рынках подставных производителей и суррогатных товаров и услуг.

Кто мешает в России преодолению этих административных помех? Само правительство РФ, которое эти помехи своими противоречивыми решениями как раз и создаёт! И поэтому не случайно, а вполне закономерно, что в Госдуме всё громче раздаются голоса об отставке правительства.

Особенность 2013 года состояла в том, что он как бы в мирных условиях, без особого оппозиционного надрыва и истерики, всем ясно и чётко продемонстрировал: экономика страны выдохлась. Эксклюзивы государственного спроса и предложения исчерпаны. Олимпийскими проектами, пафосными обещаниями и обильной «ложью во спасение» её движение в пропасть не остановить, проклятым советским прошлым, западными кознями и глобальным коварством не объяснить. Делать всеобщим пугалом и списывать невообразимую бездарность и громадные потери на одну коррупцию и расточительность нашего чиновничества - стратегия сколь жалкая, столь и тупиковая. Закручивать гайки и под прикрытием улучшения урезать бизнес, увеличивая налоги, поборы и штрафы, с одной стороны, и заниматься крохоборством, разоряя беззащитные малые и беря под защиту столь же криминальные крупные банки, обесценивая рубль и уничтожая доступ к импорту, отбирая у бедных последнее, с другой стороны, - дело вообще неприглядное, если не позорное. Словом, хвататься не за что и прятаться не за кого. Все углы открыты и со всех сторон простреливаются. Судя по объективным показателям, наша страна находится на пороге всеобщего банкротства и социального взрыва.

Кому на руку в России все эти безобразия - в частности, безумное обесценивание рубля, курс которого только за последний месяц упал у нас на 3,3%, за три месяца на 7,2% и за год - на все 12,6% (в евро соответственно - на 2,3%, 5,5% и 14,6%), разом уничтожив всю годовую прибыль и процентные накопления нашего населения и предприятий. И в очередной раз подорвав доверие к стабильности рубля, а заодно и всем другим опорам нашей власти? Для 90-95% нашего населения и отечественных товаропроизводителей обесцененный рубль - это ещё одна удавка на их шее. Известно, что в России при росте курса доллара на 15% цены производителей автоматически повышаются на 25%, а цены для потребителей поднимаются ещё выше. Разве такая курсовая политика преследует и защищает интересы людей? Тем более если знать, что при обменном курсе в 35 рублей реальная цена доллара у нас не поднимается выше 20 рублей. Но нет, это так наше правительство пополняет бюджет, а либерал во главе Центробанка Эльвира Набиуллина утончёнными казарменными методами улучшает показатели работы банковской системы. В чьих интересах совершается у нас очередная денежная интервенция - известно: кучки вороватых офшоров и богатых нерезидентов. И после всего этого власти нашим людям лукаво объясняют, что это не рубль у нас позорно опускается, а курс доллара повышается?! Кому, кроме умственно отсталых, предназначаются такие оглуплённые объяснения, «что в лоб, что по лбу»? Ответ прост: вы нам до уровня инфляции ограничили рост тарифов на продукцию естественных монополий, урезали траты и «парашюты» и заставили изрядно поиздержаться на офшорах (40 млрд долл.), Олимпиадах и саммитах (ещё около 50 млрд долл.) - вот вам бешеный рост курсовых разниц, которого нет нигде в мире. Должен же кто-то за всю эту роскошь платить! Не нам, упырям от власти, тратиться! Наши 15-20% прибыли при увеличении ВВП на 1,5% в год - дело святое. Отдайте и не грешите! И до тех пор, пока бенефициары валютной халявы у нас не будут - поимённо! - привлекаться к уплате налога на валюту и не будут от своего имени и за свой личный счёт покрывать указанные траты, обесценивание рубля будет у нас продолжаться сколь угодно долго. И его стабильного даже на кратно опущенной отметке не жди! Увы, Россию ждёт очередной дефолт...

И на этом фоне как нам быть с явно тенденциозными оценками итогов 2013 года? Умалчивать нельзя оглашать! Так, что ли? Не теряем ли мы свою привлекательность, отказываясь от таких реальных оценок? Не увеличиваем ли мы энтропию недоверия, не отталкиваем мы от себя многих верных друзей подозрениями в честности и достоверности наших оценок? Не пора ли и не выгоднее ли нам отказаться от культивируемой у нас практики лжи - даже не во имя спасения, как у врачей, а во имя комфортного пребывания во властных креслах - замалчивать и забалтывать правду? Не пора ли нам, как в суде, вести себя честно и достойно и, свидетельствуя без принуждения и без присяги, всегда и везде, независимо от сословной принадлежности и служебного положения, сообщать, заявлять и говорить правду, только правду, и всю правду. Ведь правда во все времена и у всех народов, и в особом порядке на Руси, всегда, даже на войне, ценилась выше любого «благородного» вранья и лжи!

И при этом всегда было важно (а сегодня, быть может, важнее всего) народное умение так мудро и добропорядочно сказать правду, чтобы, несмотря на всю её горечь, никого не обидеть и не множить между людьми реактивные чувства подозрений, неприязни, злобы и мести. Как бы научить наших чиновников так достойно говорить такую драгоценную правду нашему народу сегодня? Ведь более мощной силы, чем правда, на свете нет! Именно благодаря ей наш народ выигрывал все самые страшные и лютые войны! Так почему мы так плохо и расточительно используем этот наш самый главный и драгоценный ресурс сегодня? Почему наши чиновники так скупо окормляют государственную Россию, не говоря уже о нас, правдой? Почему у них правда, как последняя сирота, на привязи и в загоне? Кого они боятся? Или они знают что-то такое, чего мы принципиально не знаем и знать не можем? Кто ответит нам на эти вопросы? Ответов нет, народ безмолвствует...

Не затишье ли это перед бурей?

Василий Михайлович Симчера, доктор экономических наук, профессор

Изборский клуб

  --------------------------------------------------------------------------------

     
Другие статьи этого автора11.04.2014 | Студия «Славянофил». Встреча с выдающимся русским и русинским ученым и мыслителем. Часть I

все статьи автора


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » Статьи Касатонова, Кара-Мурзы и др. авторов.