ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » НАША ИСТОРИЯ


НАША ИСТОРИЯ

Сообщений 11 страница 20 из 176

11

Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия

информационно-аналитическая служба

  Слобожанщина: этническая история
Сергей  Лебедев, Русская народная линия

Ассоциация Украины с ЕС и мятеж евроинтеграторов / 25.03.2014

Слобожанщина или Слободская Украина - историко-географический регион на территории нынешней северо-восточной части Украины и юго-востока Черноземья в России. Этот регион родился на стыке русского Черноземья, бывшего «Дикого Поля», и Малороссии.

Название региона пошло от казацких поселений пользовавшихся большими вольностями - слобод, жители которых были «ослобождены» (то есть освобождены) от многих податей и тягла. В настоящее время термин «Слобожанщина» используется как неформальное название Харьковской области.

По административно-территориальному делению регион охватывает почти целиком Харьковскую область, а также соседние ей южные районы Сумской, и северные части Донецкой и Луганской областей Украины. На территории Российской Федерации, к Слобожанщине относятся большая часть Белгородской области и соседние южные районы Курской и юго-восточные районы Воронежской областей.

В дореволюционной географии Харьковскую губернию вместе с Черниговской и Полтавской губерниями относили к Малороссии. В советские времена экономические географы Слобожанщину не выделяли в отдельный регион, относя ее вместе Донбассом к Юго-Западному экономическому району. Наконец, обычно Слобожанщину объединяют под общим названием Левобережная Украина, и иногда еще более неопределенно - восточная Украина. Однако по своей этнической истории этот небольшой регион отличается от соседних земель по левому берегу Днепра, от Новороссии, и тем более от остальных территорий Украины. Следовательно, с этнологической точки зрения Слобожанщину необходимо рассмотреть как самостоятельный регион.

На заселение «Дикого Поля» значительное влияние оказывали местные реки. Регион находится на водоразделе бассейнов Днепра и Дона. Днепровские притоки - Псёл, Сула, Ворскла связывали Слобожанщину с Полтавщиной; река Сейм, которая впадает в Десну, давала возможность общаться с Черниговщиной. На территории Слобожанщины днепровские реки сближаются с донскими.

В настоящее время этот край считается степным. Лесов во времена заселения было, однако, несоизмеримо больше, чем в настоящее время. Леса и поляны чередовались по всему краю. Северная часть района (север Сумской области) находится в зоне смешанных лесов, Харьковская область почти полностью находится в Лесостепной зоне, только восточная часть Харьковской области является чисто степной.

Природа щедро наделила Слобожанщину. Почвы края - благодатный чернозём. Водилась птица, дикие животные (зубры, медведи, волки, лоси, кабаны), пушнина; в степях встречались сайгаки и дикие кони. В широких степях легко было разводить табуны коней, рогатый скот, овец. Росли плодовые деревья. Прекрасные условия были для пчеловодства. Минералов было мало. В достатке была только соль. Добывали камни для жерновов, мел, который использовали для строительства «хат-мазанок», гончарную глину.

Дикое поле

Территория Слободской Украины была заселена еще во время раннего палеолита. Множество следов оставили проживавшие в краю в разные времена скифы, разноэтнические племена черняховской культуры, среди которых были и предки славян. Видимо, славяне стали преобладающим населением края достаточно давно. Археологи открыли поселение северян VIII-IX веках.

С конца IX-го века часть территория Слобожанщины вошла в состав Киевского государства. После распада Киевской Руси на удельные княжества эта земля принадлежала Черниговским князьям. Некоторые территории принадлежали Переяславскому и Новгород-Северскому княжествам.

В X-XII веках вблизи современного Харькова располагалась древнерусская крепость Донец - один из самых отдаленных форпостов Киевской Руси в борьбе со степняками.

Половецкий натиск конца XI - начала XII веков отбросил славянское население под защиту северных лесов. Территория будущей Слободской Украины стала пограничьем между Половецкой Степью и Русью. Разумеется, какое-то разноплеменное население здесь оставалось, но в целом этот край стал ничейной территорией.

В первой половине XIII века во время монголо-татарского нашествия Донец и другие славянские поселения были уничтожены, а край окончательно опустошен. Таким образом, первая славянская попытка закрепиться на Востоке закончилась поражением и на несколько столетий будущая Слобожанщина остается безлюдным «Диким полем».

Дикое поле было коридором для кочевых татар между Донским казачеством и Гетманщиной. Через него татары хорошо знали пути в заселённую Русь и выбирали те, по которым не приходилось переплавляться через глубокие и широкие реки. Древняя «Книга Большому Чертежу» перечисляет одиннадцать татарских бродов - Каганский, Абашкин, Шебелинский, Изюмский, Татарский и др.

Многие известные в Диком Поле пути также использовались татарами при набегах на Русь. Муравский шлях начинался от крымского Перекопа и лежал до Тулы (а это всего 160 верст до Москвы) по междуречью Донского и Днепровского водозаборов. От Муравского ответвлялись Изюмский и Кальмиусский шляхи, которые большей частью пролегали по территории Харьковщины.

Заселение Слобожанщины

В течение XV - первой половины XVI веков, по мере ослабления Золотой Орды, территория опять начинает заселяться крестьянами и казаками. Однако только с конца XVI века начинается регулярное и массовое заселение края. Ещё в 1571 году Царь Иван Васильевич Грозный устраивает сторожевую службу на Слобожанщине для защиты от татар. Князь Воротынский, дьяк Матвей Ржевский, князь Михаил Тюфякин и боярин Юрий Булгаков получают начальство над пограничной линией. На столетних дубах по их распоряжениям вырезались двуглавые орлы - символ российского владения этими землями[1]. Нужно отметить, что в росписи мест, которые должен был объезжать рыльский голова, для наблюдения за татарами, сказано: «да вниз по реке Удам, через Павлово селище, к Донецкому городищу, да к Хорошеву городищу, через Хорошев колодезь, да чрез Удския ровни». Таким образом, уже в это время эпизодический контроль над незаселенной территорией осуществляло московское правительство.

В конце XVI столетия при Фёдоре Иоанновиче построены были Воронеж, Валуйки, Белгород, Курск, Ливны. Степная граница теперь продвигается на юг, на так называемую «польскую», то есть степную, украйну.

Продолжавшееся продвижение русских в южные черноземные степи неминуемо привело их к появлению на некогда славянской земле, ставшей Слобожанщиной. Строительство Белгородской и Изюмской «засечных черт» не только обезопасили край, но и способствовали быстрому заселению и хозяйственному освоению этих благодатных земель. Характерной чертой заселяемого края было то обстоятельство, что среди переселенцев весьма значительную часть составляли «черкасы» - малороссы, бежавшие от польского владычества в пределы Московского царства. Кроме того, поскольку край граничил не только с Диким Полем, но и с Речью Посполитой, здесь сложился особый порядок управления. Здесь не было ни «чисто» казачьего самоуправления, ни централизованной воеводской власти. Крепостнические отношения практически отсутствовали в крае вплоть до конца XVIII столетия.

В 1591 году приказ царя Федора Иоанновича (точнее, правителя Бориса Годунова), гласил: «другую станицу послать к Донцу, до Изюмскаго кургана, меж Донца и Оскола, а переезжати той станице на Донце перевозы: Бишкинской, да Шабалинской, да Булуклейской, да Савинской, да Изюмской».

Семь лет спустя только что вступивший на престол Борис Годунов положил построить на правом берегу Оскола, 50 км южнее нынешнего Чугуева,- город «в свое имя»- Царев- Борисов, в защиту с крымской стороны.

Разразившаяся в начале XVII века Смута на время приостановила русское продвижение в степи. Напротив, были сожжены и разграблены многие русские города и крепости на степных рубежах. Однако вскоре после воцарения Михаила Романова и «успокоения» Московского царства продвижение в степь продолжилось. Помимо московских служилых людей сюда устремились и черкасы.

В 1617 году 10 тысяч казаков из Запорожья поселились на реке Донец. В 1638 году запорожский гетман Яков Остряница со своими людьми, примерно с 1 тысячью казаков, оставив пределы Речи Посполитой, с позволения Московского царя поселился на месте нынешнего Чугуева. Вместе с казаками в Чугуеве поселились также московские стрельцы. В 1640 году еще 5 тысяч черкасов селятся в том краю под «высокой рукой» русского царя. Одновременно была построена крепость Хотмыжск.

Массовый исход днепровских казаков на Слобожанщину начался в период освободительного восстания против Польши, поднятого Богданом Хмельницким. Количество переселенцев из польских владений теперь исчислялась сотнями тысяч. Большинство из них поселились в соседних владениях Московского царства.

В 1651-м году казаки из Корсуня основали Краснокутск. В 1652-м переселенцы из Черниговского и Нежинского полков во главе с полковником Иваном Дзинковским основали Острогожск и создали первый и самый большой на Слободской Украине Острогожский полк. В этом же году прибыли переселенцы из городка Ставище Белоцерковского полка во главе с Герасимом Кондратьевым, основав Сумы, создали там Сумской полк. В 1654-м году переселенцы из прежних польских владений основав Ахтырку, сформировали Ахтырский полк. В том же 1654 году строятся Змиёв, Печенеги, Хорошево.

В 1654 (по другим данным, в 1656 году) был основан город Харьков, ставший центром края. Название связывают с легендарным казаком Харько (Харитоном), имевшим здесь хутор, и погибшим в бою с татарами. Харьковом стала называться местная река, и, видимо, уже в честь реки и назвали город. В свою очередь, в честь города был назван Харьковский полк.

В 1654 году на Слободской Украине насчитывалось уже 80 000 жителей, состоявших из казаков, несущих военную службу и владельческих крестьян-подданных, которых было не так много. Великорусская колонизация края осуществлялась путём переселения на Слобожанщину служилых людей - стрельцов, детей боярских, русских казаков и т.д.

Новые крупные переселения черкас произходили и позднее.

В 1659-м осадчим Иваном Семененком основан Салтов. В 1660-х годах Яков Черниговец основывает Балаклею. Поселения продолжаются и в дальнейшем: в 1674-м году запорожец Мартын Старочудный строит Волчанск.

В 1679-1680 гг., была сооружена Изюмская черта (Новая линия). От г. Царева-Борисова вдоль рек Северский Донец и Мжа она протянулась на 530 верст[2]. Под прикрытием укреплений Июмской черты строились новые города и селения.

В 1680 году была воздвигнута крепость Изюм, ставшая южным форпостом Слободского войска. В Изюм в 1682-м был перенесён центр Балаклейского полка. На базе Балаклейского и части Харьковского полков в 1685-м создан Изюмский полк. К концу 1680-х гг. население Слободской Украины превышало 250 тысяч человек[3].

Для своевременного оповещения о татарской угрозе близ каждого укрепления, каждого хутора сооружались, по древнему казачьему обыкновению, маяки из хвороста и соломы, пропитанных смолой и дёгтем. Впрочем, вплоть до 1736 года крымские татары проникали на Слобожанщину, жгли, грабили и убивали.

В 1680-м году Слобожанщина подверглась особенно крупному массированному натиску крымских татар. Но в жестокой битве под Золочевом их наголову разбил Харьковский полковник Григорий Донец-Захаржевский. В 1688 и 1692 годах татары подступали к Змиёву, в 1697-м к Харькову, но всякий раз были отбиты. Последними боевыми действиями на Слобажанщине стали события 1736 года, когда татары в третий раз пытались взять Змиёвскую крепость, но были разгромлены.

Окончательно как своеобразная этническая территория Слобожанщина сформировалась в первой половине XVIII столетия. В 1731-33 для защиты границ Российской империи от турецко-татарских набегов усилиями казаков левобережных и слободских полков и крестьян была построена система укреплений - Украинская линия. Заселена она была почти исключительно однодворцами-великороссами. Но вообще великороссы составляли в Слобожанщине лишь 6 % населения. Впрочем, это объясняется тем, что великороссами считались однодворцы и другие представители неказачьего сословия. В Чугуевском уезде великороссы преобладали абсолютно, их было здесь в XVIII столетии более 86 %.

Для России Слобожанщина была продолжением Засечной черты, жители которой выступали как охрана южных границ царства от крымских и ногайских татар, именно поэтому царское правительство освобождало поселенцев от уплаты налогов, позволяло свободно заниматься промыслами. Переселенцы безвозмездно владели определенным количеством свободной земли (право заимки), за ними сохранялись казацкие привилегии и самоуправление. Поселения, которые создавались переселенцами, назывались слободами, откуда и название «Слободская Украина». Слово «Украина» означало только окраинное местонахождение края в пределах России, а вовсе не украинское население, тем более, что вплоть до начала XX столетия местные жители считали себя русскими.

Помимо московских служилых людей и черкас с конца XVII века здесь стали селиться старообрядцы. Впрочем, сколько их было на самом деле, сосчитать невозможно, поскольку они всячески старались избегать переписчиков официальной власти.

Наконец, для заселения присоединяемых территорий привлекались, в большом количестве, крещеные татары, чуваши, мордвины и другие народности, переходившие в подданство московского царя. Так, в 1696 году в Чугуеве поселились 1,5 тысячи калмыков.

Как и Север, южные степи активно осваивало и православное духовенство, основавшее ряд монастырей.

Постепенно, по мере того, как исчезла многовековая опасность со стороны степей, край все более терял свой военный характер. Казачество постепенно превращалось в мирных земледельцев, ремесленников, городские торговцев. Казачья старшина все больше сближалось с российским дворянством по своему быту и ментальности.

Развивалось постепенно в крае и образование. В 1732-м году в четырех полках Слобожанщины действовали 124 школы. В Харьковской коллегии училось около 500 учеников. На Слобожанщине жил философ Григорий Сковорода. Основанные во второй половине XVII-го века как крепости Харьков, Сумы, Ахтырка, Острогожск превратились в XVIII-м в торгово-ремесленные центры. Здесь возникли Ахтырская табачная, Глушковская суконная и др. мануфактуры. В Харькове и Сумах действовали большие ярмарки.

Самоуправление Слобожанщины

С момента начала колонизации в конце XVI-го и вплоть до второй половины XVIII-во века. Слобожанщина имела самоуправление. Слободская Украина отличалась как от самоуправляемой Гетманской Украины, так и централизованных уездов России. Поскольку этот край не входил ранее ни в Великое княжество Литовское, ни в Речь Посполитую, но при этом был значительно ближе от Москвы, чем казачьи области Дона и Запорожья, здесь развилась собственная система самоуправления.

Здесь сложилось полково - сотенное устройство, где полк одновременно был как военной, так и территориальной единицей. Всего имелось пять полков - Острогожский (иначе - Рыбинский), Харьковский, Сумской, Ахтырский и Изюмский. В отличия от Гетманщины слободские полки не имели выборных войсковых или кошевых атаманов, и вся военная, административная и судебная власть на территории полка принадлежала назначенному царем полковнику. Он имел при себе символы власти полка: печать, литавры, полковую хоругвь. В военную и гражданскую администрацию входила полковая старшина (аналог офицерства): обозный, судья, есаул, хорунжий, и два писаря, которая составляла полковой Совет.

Все пять слободских полков разделялись на сотни. Сотенное управление осуществляли избираемые казаками сотник, атаман, есаул, хорунжий и писарь. Каждый десяток имел десятника.

В политическом и военном отношении слободские полковники подчинялись белгородскому воеводе, назначенному из Москвы (позже из Петербурга). Взаимоотношения с ними были далеко не безоблачными. В Москве жестко пресекали все попытки старшины стать независимой по запорожскому образцу. В свою очередь, казачья старшина все более тяготилась особым статусом края, не позволявшим ввести здесь крепостное право, как в обычных «нормальных» уездах России.

В середине XVII века слободские полки были подчинены Разрядному приказу, а с 1688 г. - Великороссийскому отделу Посольского приказа. Заметим, что Гетманщина управлялась отдельным Малороссийским приказом. Ни власть малороссийского гетмана, ни какие-либо административные меры из Москвы в отношении Малороссии, никогда не касались Слободской окраины.

Шестым полком Слободской Украины был Чугуевский. Как уже говорилось, он в основном состоял из великороссов. Чугуевцы напрямую подчинялись Белгородскому воеводе.

При Петре Великом автономия слободских полков была серьезно ослаблена. Так, в 1711 г. Пётр I наделил перешедших в русское подданство молдавского князя Дмитрия Кантемира и его приближённых чернозёмными угодьями из резервов Харьковского полка. Мнения самих казаков по поводу такой бесцеремонности царь не спросил.

При создании в России губерний вся территория Слобожанщины вошла в состав Киевской губернии. С 1726 казацкие полки Слобожанщины переданы в ведение Военной коллегии. Следует заметить, что слободские казаки были совершенно верными царю, храбро сражаясь против шведов и прочих врагов России.

Указом Анны Иоанновны от 12 марта 1732 г. казацкие полки были преобразованы в армейские, полковники названы премьер-майорами, ликвидировано право заимки, внедрен подушный налог, запрещен свободный выход из Слободской Украины. В том же 1732 г. столицей Слобожанщины стали Сумы.

Императрица Елизавета Петровна в 1743 году упразднила указ 1732 года, и возобновила автономию Слобожанщины. Столица края была перенесена в Харьков.

Впрочем, и при Елизавете продолжалось наступление на автономию Слобожанщины. В 1749 году, например, служащим казакам было запрещено не только покидать Слобожанщину, но и оставлять свои полки.

Благодатные природные условия, отсутствие крепостничества, прекращение татарских набегов способствовало быстрому росту населения. Между 1745 и 1762 гг количество слобожан увеличилось на 22, 8 %.

Концом Слобожанщины как автономии в составе России можно считать манифест Екатерины II от 28-го июля 1765-го года. Казаки лишились привилегий и превращены в военных обывателей, вынужденных платить подушный налог. При этом казачьей старшине был предоставлен выбор либо уйти в отставку, либо вступить в регулярные полки. В случаи последнего казачьи чины менялись на армейские. Старшины без боевого опыта получали звание чином ниже.

Этим же манифестом, все слободские полки были упразднены. На месте их создались Харьковский и Чугуевский уланские и Сумской, Острогожский, Ахтырский и Изюмский гусарские полки. Многие казаки остались служить и в дальнейшем все эти полки отличились во многих войнах Российской Империи.

Сама Слобожанщина была преобразована в Слободско-Украинскую губернию с административным центром в Харькове. Согласно переписи 1773-го года, в Слободско-Украинской губернии проживало свыше 660 тысяч человек, в том числе 390 тысяч военных обывателей, 226 тысяч государственных и помещичьих крестьян. В 1780-м году Слободско-Украинская губерния была упразднена и, за исключением Острогожского уезда, вошла в состав Харьковского наместничества. В 1796-м году после упразднения наместничества вновь создана Слободско-Украинская губерния, к которой присоединили также Купянский уезд Воронежской губернии. Наконец, в 1802 году была создана Харьковская губерния. Это была уже «обычная» российская губерния без каких-либо особенностей в управлении. Так завершилась история Слободской Украины.

Харьковская губерния

Харьковская губерния, примерно охватившая всю территорию прежней Слободской Украины, быстро развивалась благодаря благоприятным природным условиям, выгодному географическому положению и особенностям социального устройства края, в котором крепостничество было слабо развито. В масштабах всей Российской империи губерния и город Харьков стали довольно заметным экономическим и культурным центром.

В 1789 году в Харькове открылся театр, в 1805 году в городе был основан университет, пятый по времени создания в России. В 1812 году были учреждены институт благородных девиц и кадетский корпус. Особенно впечатляет то обстоятельство, что сам Харьков на тот момент был еще крайне незначительным городом с 12 тысячами жителей. Впрочем, «отцы города» смотрели в будущее с оптимизмом, понимая, что выгодное расположение города, центра процветающего края, быстро отразится на его росте. И они не ошиблись.

Основным занятием харьковчан в первой половине XIX столетия было земледелие. Получили распространение и ремесла - гончарство, скорнячество (выделка овчин), рымарство (выделка кожи), чеботарство, коцарство (потопление шерстяных ковров - коцов), кузнечное ремесло, изготовление одежды, а также ювелирных изделий - перстней, сережек, разнообразных украшений. Значительный вес в экономике города имело винокурение и кирпичное производство. Наряду с ремеслами и промыслами развивалась торговля - в Харькове несколько раз в год проводились ярмарки. В середине XIX века товарооборот харьковских ярмарок составлял почти 50 процентов товарооборота всех ярмарок на Украине.

Харьков стал одним из центров газетного дела южной России. В 1804 году при университете была открыта одна из первых типографий Харькова, в которой печатались книги, газеты и журналы. В 1816 году начали издаваться журналы - в частности, сатирический журнал «Харьковский Демокрит», а также журнал «Украинский вестник». В 30-х годах XIX издаются литературные сборники.

Население города увеличилось с 11 тысяч в 1794 году до 41 861 человека в 1850 году.

После отмены крепостного права развитие Слобожанщины пошло особенно стремительно. В конце XIX-го века Слобожанщина по производству промышленной продукции занимала одно из ведущих мест южной России. Здесь насчитывалось свыше 900 промышленных предприятий. Если до 1870-х годов в Слободской Украине ведущей отраслью промышленности было сахароварение, то к началу XX-го века - металлообрабатывающая промышленность и машиностроение

Харьков стал узлом нескольких важных железных дорог. Близость к Донбассу и Криворожью с их развивающейся каменноугольной и железорудной промышленностью, повышение спроса на машины для нужд сельского хозяйства определили основное направление развития промышленности Харькова, ставшего центром машиностроения и металлообработки всероссийского масштаба.

Быстро росло население Слобожанщины. В 1851 году население Харьковской губернии насчитывало 1 866 тысяч жителей, а в 1897 году - уже 2 510 тысяч. Впечатляет рост Харькова - в 1861 году городское население составляло 50 тысяч человек, 1897 году - 175 тысяч жителей, в 1901 году-198 273 человека, в 1917 году - 382 тысячи человек.

В конце XIX века в Харькове находились: университет, духовная семинария, ветеринарный институт, 3 классических гимназии, классическая прогимназия, коммерческое училище, реальное училище, техническое железнодорожное училище, институт благородных девиц, 6 женских гимназий, 9 частных учебных заведений, 6 городских училищ, 3 воскресные школы, 72 начальных народный училищ, 7 церковно-приходских школ, 3 еврейские хедеры, издавались свыше 20 городских газет.

Расширялась сеть начальных и средних учебных заведений. Но, как и прежде, школы в основном были доступны лишь детям из зажиточных слоев населения. В 1878 году в 68 учебных заведениях обучалось 7 849 человек, что было значительно меньше, чем в других крупных городах России. Около 70 % населения Харькова до революции оставалась неграмотным.

В Харькове были открыты общественная библиотека и городской промышленно-художественный музей, музыкальное училище, оперный театр. В городе устанавливаются памятники А. С. Пушкину, Н. В. Гоголю, основателю Харьковского университета В. Н. Каразину.

В 1897 году в городе было 259 фабрик и заводов с 11 тысячью рабочих, с годовым производством свыше 16 миллионов рублей. Ремесленников здесь числилось до 4 100 человек.

В начале XX века Харьков продолжает расти как крупный промышленный центр юга России. К 1917 году количество рабочих в Харькове увеличилось по сравнению с 1899 годом более чем в три раза и составляло свыше 35 тысяч человек. В конце XIX-начале XX века в городе открывается ряд банков, здесь обосновались конторы крупнейших в России синдикатов «Продамет» и «Продуголь», проходили съезды горнопромышленников.

Велись работы по благоустройству города. На центральных магистралях строились мостовые. В 1871 году в Харькове на смену масляным фонарям пришли газовые, а в начале XX века - электрические. В 1882 году проложена первая линия городской конной железной дороги (конки). В 1897 году в Харькове была построена первая электростанция, появилось трамвайное сообщение.

Впрочем, социальные проблемы привели к тому, что край стал одним из центров революционного движения. Еще в 1872 году в городе произошло стихийное выступление рабочих и ремесленников против произвола полиции и местных властей. Два дня продолжались волнения, в которых приняло участие около трех тысяч человек. Рабочие и городская беднота разгромили полицейские участки и квартиры некоторых чинов полиции. На подавление выступления была мобилизована вся полиция города, а также воинские части. Чуть позже в Харькове действовала местная организация «Народной Воли», организовавшая покушение на харьковского губернатора. В начале 1890-х годов возникли первые марксистские кружки. В 1898 годов создан харьковский комитет РСДРП. В дальнейшем Харьков был одним из центров большевизма.

Впрочем, в Харькове появились также и украинские самостийнические организации. Летом 1891-го года несколько харьковских студентов создали организацию Братство тарасовцев. В 1897-м году в Харькове возникло тайное Украинское студенческое общество. Наконец, в январе 1900 года на собраниях студенческих обществ Харькова создана первая в России украинская политическая партия - Революционная украинская партия (РУП), по своим программным целям близкая к социал-демократам. Впрочем, «руповцы» быстро раскололись и сошли со сцены. Впрочем, как и во всей Малороссии харьковские самостийники были малочисленными - не более ста человек во всех вместе взятых организациях, и были совершенно незаметны на фоне социал-демократов, эсеров или кадетов.

В начале XX века в Харькове неоднократно происходили забастовки и массовые манифестации. Во время революции 1905-1907 годов на Слобожанщине состоялся ряд политических забастовок и вооруженных выступлений рабочих, крестьянских беспорядков.

Харьковская губерния также переживала экономический подъем, хотя губернский центр «оттянул» на себя большую часть промышленности. В 1901 в губернии проживало 2 773 047 человек (1 427 869 мужчин и 1 345 178 женщин). В городах проживали 395 738 человек или 14 % всего населения, в селениях - 2 377 309 или 86 %. На 1 кв. в. приходилось 57,9 жителей. Малороссы - 80, 6 %, русские - 17,7 %. Естественный прирост населения был велик. Так, в 1901 году он равнялся 2 % в год.

В составе Украины

После падения монархии в феврале 1917 года в Харькове, как и по всей России, стали активно возникать советы. Кроме советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в Харькове был образован совет студенческих депутатов - сказывалось наличие университета, студенты которого были проникнуты радикальными взглядами.

24 декабря 1917 года в здании Дворянского собрания открылся I Всеукраинский съезд Советов. Съезд принял решение о признании на Украине всех декретов и постановлений правительства Ленина и провозгласил советскую Украину федеративной частью Советской России. Практически сразу же развернулась гражданская война, которая на Украине носила особенно ожесточенный и запутанный характер. Власти в Харькове менялись с калейдоскопической быстротой.

Город побывал столицей Донецко-Криворожской республики (февраль-май 1918 года), находился под германской оккупацией (май-ноябрь 1918 года), под властью Директории УНР (ноябрь-декабрь 1918 года), после чего в нём во второй раз была установлена советская власть (январь-июнь 1919 года), затем город был взят деникинской армией (июнь-декабрь 1919 года), а с декабря 1919 года в нём в третий раз установилась советская власть. 19 декабря 1919 года Харьков был объявлен столицей Украинской Советской Социалистической Республики. Вплоть до 1934 года Харьков был столицей Украины. Впрочем, и уступив полномочия республиканской столицы Киеву, Харьков оставался важнейшим центром промышленности и науки всесоюзного уровня.

Харьков в эти годы стремительно развивался. Советская индустриализация проявила себя в этом городе особенно заметно. Город стремительно рос - в 1939 году здесь проживали уже 833 тысячи человек.

Национальный состав Харькова на 1939 год, в тыс. человек, был таков:

Украинцы      403,606           (48,5 %)

Русские          274,173           (29,7 %)

Евреи  130,250 (15,6 %)

Поляки           4,613   (0,55 %)

Белорусы       4,193   (0,5 %)

Армяне          4,056   (0,49 %)

Татары           2,824   (0,34 %)

Немцы            2,116   (0,25 %)

Другие           7,082   (0,85 %)

По своему экономическому развитию город стал третьим после Москвы и Ленинграда индустриальным центром СССР. Машиностроение Харькова до Великой Отечественной войны давало около 40 % продукции всей машиностроительной промышленности Украины и 5 % - СССР.

В 1930- 31 гг под Харьковом был в рекордные сроки построен тракторный завод - один из крупнейших в мире. В годы первых пятилеток в Харькове были возведены многие заводы-гиганты. Символом роли Харькова в советской индустрии был знаменитый Дом государственной промышленности - первый советский небоскреб высотой 63 метра, построенный в стиле конструктивизма на центральной площади города в 1928 году. Сама же площадь считается самой большой в Европе и второй по величине в мире (после площади Тяньаньмынь в Пекине).

Развивалась и наука. В Харькове впервые в СССР в 1932 году было осуществлено расщепление атомного ядра. В целом, Харьков превратился в третий по значению научный центр Советского Союза.

Не лишено пикантности, что русскоязычный Харьков, будучи столицей УССР в годы масштабной украинизации, сам почти не воспринял украинскую мову, сохранив русский язык и культуру.

В годы Великой Отечественной войны Харьков, в силу своего экономического значения, стал ареной жестоких боев. Немецкие войска заняли Харьков в октябре 1941 года. Харьков оказался самым крупным из всех советских городов, оккупированных в годы войны. Советские войска в общей сложности предприняли четыре попытки вернуть Харьков. В феврале-марте 1943 года Харьков был освобожден, но в результате немецкого контрнаступления вновь занят противником. Только в августе 1943 года Харьков был освобожден окончательно.

Город жестоко пострадал за время оккупации. Были уничтожены значительная часть городских кварталов. Но благодаря напряженному труду советских людей Харьков был достаточно быстро - к середине 50-х гг, восстановлен.

Послевоенные года были для Харькова временем определенного экономического процветания. Хотя в политическом смысле Харьков, перестав быть республиканской столицей, уже не влиял на принятие политических решений в стране, он оставался индустриальным городом всесоюзного значения. В Харькове был открыт метрополитен. На харьковских предприятиях производилось продукции на многие миллиарды рублей.

Население Харькова достигло осенью 1962 года рубеж в миллион жителей. Два десятилетия спустя харьковчан стало уже полтора миллиона.

Харьковская область, историческая Слобожанщина, оставалась в тени своей столицы. Тем не менее, область прошла стадию индустриализации, ее население достигло 3 миллионов человек, из которых половина приходилась на сам областной центр.

В области сложились свои центры промышленности. Так, Купянский литейный завод поставлял детали для транспортного и сельхозмашиностроения. Цементно-шиферный завод в Балаклее - один из крупнейших в Европе, снабжал своей продукцией весь регион. Родина художника И. Е. Репина город Изюм известен как центр производства оптики. Химический завод в Первомайском также был известен как один из крупнейших в Европе.

Все изменилось после провозглашения «незалежности» Украины. Как и вся Украина, Слобожанщина пришла в жесточайший всеобъемлющий кризис. Рухнула индустрия региона. Исчезли многие знаменитые предприятия Харькова, Например, обанкротились и были закрыты завод тракторных двигателей, приборостроительный завод «Серп и молот», завод «Радиодеталь», научно-производственное объединение «Хартрон», изготовлявшее системы управления ракет и спутников (в самом деле, самостийной Украине не нужны спутники, ей нужны только «писанки» и довольные жизнью рабы, говорящие на «мове»).

Как и в большинстве новоявленных «постсоветских государств», сокращается население в результате депопуляции и выезда в РФ. Так, население Харькова уменьшилось на 200 тысяч человек. Мало где так наглядно проявила себя несостоятельность Украины как государства, как в прежней Слободской Украине.

Тем не менее, Слобожанщина сохраняет определенный промышленный и научный потенциал, оставаясь одним их главнейших центров русского языка и культуры на Украине. Это обстоятельство вызывает оптимизм относительно Слобожанщины в ее дальнейшем историческом развитии.






Рис. Слобожанщина на карте нынешней Украины. Верные себе самостийники пририсовали «восточную Слобожанщину», или Подонье, то есть территории, которые в период освоения Дикого Поля входили в состав слободских полков.

Сергей Викторович Лебедев, политолог, доктор экономических наук, профессор

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Загоровский В. П. Изюмская черта. Воронеж, 1980, с. 46

[2] Загоровский В. П. Изюмская черта. Воронеж, 1980, с.5

[3] Слюсарский А. Г. Социально-экономическое развитие Слобожанщины XVII-XVIII вв. Харьков, 1964, с. 112-113.

Нравится  Поделиться
--------------------------------------------------------------------------------
    РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.

--------------------------------------------------------------------------------

Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)   
Сумма  руб.  коп. 

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

--------------------------------------------------------------------------------

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи
--------------------------------------------------------------------------------

Комментариев 0
Войдите на сайт, чтобы изменить режим уведомлений

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Наверх 
   
Другие статьи этого автора25.03.2014 | «Революция пожирает своих детей»
Политолог Сергей Лебедев об убийстве «Сашко Билого»

17.03.2014 | Нижнее Поднепровье (Запорожье)
Этническая история

14.03.2014 | Донбасс: этническая история

12

Статьи Сергея Лебедева об этносах России. (Народная Русская Линия)
http://ruskline.ru/author/l/lebedev_sergej_viktorovich/   http://s2.uploads.ru/t/Kt3OQ.gif

13

http://www.za-nauku.ru//index.php?optio … ;Itemid=39
(текст,фотография)  История ПВО.

  Юрий Мухин. Элита советской науки     
Автор - публикатор     
29.01.2014 г. 
«Каждый четвертый ученый мира работает в СССР!»  Плакат 80-х

Сначала, как бы, не по теме. Один мой товарищ, работающий в Сколково, рассказал, что там не построено еще ни одно здание учебного заведения, нет никаких занятий, но весь профессорско-преподавательский штат уже укомплектован и получает зарплату. И каждый профессор ежемесячно получает один миллион рублей.

Не думаю, что они их получают, полагаю, что на самом деле они берут себе тысяч по 50, а остальное отдают тому, кто устроил их у такой кормушки.
Это надо считать обычным положением для страны, во главе которой купленные Западом воры, но я хочу написать не о них, а о мотивах и положении ученых в СССР. О том, какая атмосфера была среди тех корифеев «науки», которые толпами перебежали в 1991 году к грабителям Советского Союза, тех, которые и породили современных ученых.

Так вот, получил в подарок вышедшею мизерным тиражом книгу конструктора релейных линий связи Г.И. Трошина «Григорий Васильевич Кисунько. Основоположник противоракетной обороны СССР, выдающийся радиофизик ХХ века, писатель, поэт. (Научная биография)». Просмотрел и решил на основе этой интересно написанной работы (всего на 200 страницах) написать что-то похвальное о достижениях советских конструкторов. Однако в книге была и ссылка на собственноручную биографию Кисунько «Секретная зона. Исповедь генерального конструктора», поэтому вздохнул, но пришел к выводу, что тема обязывает ознакомиться и с, так сказать, первоисточником, хотя размер первоисточника, конечно, несколько напрягал – где-то свыше 500 страниц текста обычной книги. Осилил. И пришел к выводу, что это замечательный исходный материал для соискателя ученой степени в области менеджмента, причем диссертация должна была бы иметь тему «Взаимоотношения в ученой среде обюрокраченной науки». Такого стриптиза трудно было ожидать. Никогда раньше не встречал такого подробного описания взаимоотношений в банке с пауками, увенчанных званиями академиков, Героев Социалистического труда, лауреатов Ленинских и Государственных премий.

Поскольку я напишу о Кисунько много слов, которые я сам считаю нелестными (хотя кто-то, как и сам Кисунько, сочтет его поступки правильными и похвальными), то начну с тех его заслуг, которым действительно нужно отдать должное, и которыми патриот СССР по праву может гордиться. Это будет в первой части.

В остальных длинных (из-за цитирования) частях, я рассмотрю вопросы взаимоотношений в научной и конструкторской среде. Возможно, это не всем читателям будет интересно, но я считаю важным понимать происходившее тогда. Я ведь и сам в те времена занимался тем, что называется наукой, но то ли я был на слишком низком уровне, то ли слишком далеко от Москвы, но многие вещи, рассказанные Кисунько, и для меня оказались в новинку.

Отец ПРО
Григорий Васильевич Кисунько родился в 1918 году в селе Бельманка Запорожской области, по национальности украинец, в 1938 году с отличием по специальности «физика» окончил Луганский педагогический институт. В июне 1941 года окончил аспирантуру на кафедре теоретической физики Ленинградского государственного педагогического института имени А. И. Герцена, защитив, как физик-теоретик, диссертацию на соискание учёной степени кандидата физико-математических наук. Причем, его диссертация вполне могла быть докторской, поскольку математически опровергала принятую на тот момент теорию, мало этого, позже ее результаты были подтверждены экспериментально учеными за границей. Высококлассного физика назначают заведующим кафедры физики Астраханского университета, но началась война. Кисунько, который к тому времени уже был женат на девушке-еврейке 1915 года рождения и имел ребенка, мог бы уехать в Астрахань, но он отправляет семью, а сам записывается рядовым в ленинградское ополчение, которое, слава богу, до фронта не довели. Из ополчения молодого ученого направляют на учебу в Военное училище ВНОС (воздушного наблюдения и оповещения). Он его быстро заканчивает и с февраля 1942 года служит командиром взвода, фактически командиром поставленного из Великобритании радиолокатора, входившего в систему противовоздушной обороны Москвы. Участвует в разработке ряда рацпредложений к отечественным локаторам и, как самый грамотный, готовит документы по радиолокационной службе, которая тогда только начиналась. В 1944 году его отзывают из действующей армии и направляют в Ленинград доцентом кафедры теоретической радиолокации Ленинградской академии связи им. С.М. Буденного.

Здесь он, помимо преподавательской работы, активно ведет исследования, публикует множество научных работ и уже в 1949 году выходят две его монографии, посвященные радиолокационным антеннам и устройствам - «Электродинамика полых систем» и «Основы теории электромагнитных полых резонаторов». В 1951 году он защищает в Москве докторскую диссертацию и среди всех генеральных конструкторов СССР Кисунько один из немногих, у кого ученые степени появились не «за заслуги», а правильным академическим путем.

В 1950 году Сталин, озабоченный американскими планами нанесения ядерного удара по СССР, поручает Л.П. Берия создать зенитный ракетный щит вокруг Москвы, способный выдержать налет 1200 бомбардировщиков. Для этого нужна зенитная ракетная система, и Л.П. Берия поручает разработку этой системы двум генеральным конструкторам, действующим совместно (уникальный случай), – своему сыну Серго Берия и талантливому изобретателю П.Н. Куксенко. Правда, к этому времени оба конструктора уже и работали вместе над созданием противокорабельной ракеты «Комета», так, что задание по зенитной ракете им было дано в нагрузку. Интересно то, что Сталин нашел время, вызвал к себе Куксенко и лично поставил ему задачу на создание ПВО Москвы, а затем еще несколько раз вызывал, знакомясь с текущим продвижением дел.

Дуэт генеральных конструкторов набирает команду, в связи с чем, Г. Кисунько переводят на службу в Москву в их конструкторское бюро (КБ-1), и Кисунько приступает к разработке радиолокационного оборудования к создаваемому зенитному комплексу, получившему название «Беркут», а после убийства Л.П. Берии и ареста его сына Серго – С-25. (По имевшемуся общему мнению, комплекс был назван в честь Лаврентия и Серго Берия – «Бер» и Куксенко – «Ку»).

Спустя некоторое время после убийства Л.П. Берия, ареста его сына Серго Берия и снятия с должности Куксенко (как «члена банды Берия»), Кисунько возглавляет коллектив конструкторов и инженеров в 1000 человек, доводящий до постановки на вооружение комплекс С-25.

И тут я отвлекусь на вопрос, почему именно Кисунько заканчивал работу С. Берия и П. Куксенко.

У широкого круга читателей сложилось неправильное представление о сложности работ по созданию чего-либо. Скажем, а в атомной бомбе видят только собственно саму бомбу, соответственно, и авторов ее конструкции знают, и обсуждают, украли мы конструкцию бомбы у американцев или нет. Разумеется, конструкция собственно бомбы являлась интеллектуальной проблемой, требовавшей своего решения, но в общей проблеме создания ядерного оружия эта проблема занимала едва 5%. Основной проблемой было получение ядерной взрывчатки – плутония и урана-235, а вот те люди, которые разрешили эти 95% проблем, как правило, не известны. И в создании зенитных ракет тоже все видят только ракету, тем более, что созданная С. Берия и П. Куксенко зенитная система засветилась своей ракетой не только на парадах, но и в войне во Вьетнаме, и на Синае, и стояла в СССР на вооружении до 1990 года. И возникает вопрос – а почему после отстранения Берия и Куксенко, главным конструктором комплекса С-25 стал не известный авиаконструктор и ракетчик С. Лавочкин или кто-то из конструкторов его КБ, а пока никому не известный локаторщик Г. Кисунько?

Дело в том, что основная интеллектуальная проблема сведения в воздухе вместе самолета противника и летящей к нему ракеты лежала не на ракетчиках, а на локаторщиках. Локаторы тех времен имели низкую угловую точность определения положения цели. Условный пример. На экране радара отметка самолета противника показывала, что он летит над, скажем, деревней Ивановкой, после чего туда летел свой истребитель и отметка своего самолета совмещалась на экране с отметкой противника, и на экране казалось, что оба они над Ивановкой. А на самом деле самолет противника мог быть в километре к западу от Ивановки, а свой – в километре к востоку. Но когда наводится на цель самолет, то летчик-истребитель обнаружит самолет противника даже в стороне от указанной точки, а как при такой точности попасть в самолет противника ракетой? Поэтому основная ответственность при создании систем ПВО, оснащенных ракетами, легла на радиолокаторы – на увеличение их точности, а основная творческая нагрузка легла на Г. Кисунько и его коллектив. И они справились! Думаю, что это и сыграло свою роль в том, что именно Г. Кисунько возглавил творческий коллектив конструкторов и инженеров, выделенных для доработки теперь уже бывшего «Беркута», а теперь С-25 – двух колец стационарных локаторных и ракетных установок вокруг Москвы. (Создание мобильного комплекса С-75 было поручено врагу Кисунько конструктору А. Расплетину, уже имевшему к тому времени Сталинскую премию за создание радаров, но об этом позже).

В августе 1953 года семь маршалов СССР подписали в ЦК КПСС письмо о том, что, по имеющимся сведениям, в США скоро появятся баллистические ракеты, способные нести ядерные заряды, а сбивать их нечем. Посему надо дать советским конструкторам задание создать оружие для уничтожения в воздухе ядерных боеголовок. Тут нужно прочувствовать проблему – в армии подача коллективных писем строжайше запрещена и расценивается как преступление. Почему маршалы пошли на «групповуху»? Потому, что они понимали, что просили невозможное, - они понимали, что просят создать им оружие, способное на лету сбивать летящие на них вражеские снаряды. Но вражеские снаряды летят со скоростью в среднем, 700 м в секунду, а боевая часть баллистической ракеты – до 7 км в секунду! Думаю, что именно поэтому маршалы пошли на «групповуху», чтобы не выглядеть отдельными дураками.

Тем не менее, на расширенном совещании в Совмине, обсуждавшем возможности реализации требования маршалов, научная и конструкторская общественность хором заявила, что требование военных невыполнимо. И только Кисунько подтвердил, что уничтожение ракет возможно, и, в нагрузку к основной работе по С-25 взялся за создание противоракетной обороны.

Сама по себе проблема была огромна. Начнем с того, что летящие боеголовки надо обнаружить на достаточной дальности, чтобы иметь время подготовиться для их уничтожения.

Снова отвлекусь. …Вот Кисунько пишет о трагической судьбе самого мощного локатора, бывшего в распоряжении СССР, и был этот локатор не у космической отрасли, а у войск ПРО: «Станция «Аргунь» — первая в СССР, не имеющая ни отечественных, ни зарубежных аналогов РЛС, с крупногабаритной поворотной фазированной антенной решеткой, которая регистрирует и обрабатывает в текущем масштабе времени не только моноимпульсные замеры координат сопровождаемых целей, но и моноимпульсные замеры амплитуд и фаз матриц обратного излучения каждой цели. Математическая обработка этих замеров предусматривалась на специально заказанной нами в Зеленограде ЭВМ «Электроника». Однако ЦНПО расторгло в свое время подписанный мною договор на «Электронику», лишив тем самым «аргуньцев» возможности проведения научных исследований в натурных экспериментах по распознаванию баллистических целей в заатмосферной зоне. К тому же ввод «Аргуни» и в сокращенном составе аппаратуры (без «Электроники») пришлось вести тающей горсткой энтузиастов, возглавлявшихся А. А. Толкачевым и Н. К. Остапенко. Тем не менее, по ее данным, было осуществлено высокоточное слежение за аварийно-обесточенной космической станцией «Салют-6», когда стало невозможным следить за нею траекторно-измерительными средствами, рассчитанными на работу по активному ответному сигналу. По данным «Аргуни» был выведен в зону стыковки со станцией «Салют-6» космический корабль Джанибекова, а после выполнения экипажем корабля ремонтных работ информация от «Аргуни» обеспечивала высокоточный прогноз траектории и точки падения станции «Салют-6». НИИ А. А. Толкачева накопил информацию по проводкам «Аргунью» баллистических ракет СССР и КНР». То есть, и еще в 1978 году у космической отрасли не было средств, проследить за космическим объектом даже на известной околоземной орбите, если этот объект сам не подавал на землю сигналов, позволявших за ним следить.

Но это 1978 год, а в деле создания ПРО речь идет о начале 50-х, когда и близко не было никаких даже подобных локаторов, и радио-локаторные станции, способные обнаружить цели в сотни раз меньше, чем станция «Салют», еще только надо было создать. То есть, для конструкторов всего мира создание таких локаторов было само по себе огромной научно-технической проблемой.

Кроме этой проблемы, как я уже писал, очень велика была угловая ошибка обнаружения цели локатором. Попасть каким-либо снарядом в летящую со скоростью 7 км в секунду боеголовку баллистической ракеты, имеющую не очень большие размеры, было настолько нереально, что, скажем, США за это и не стали браться. Они сразу проектировали в своей ПРО, что навстречу боеголовке полетит ракета тоже с ядерной боеголовкой, которую подорвут в предполагаемом районе их наибольшего сближения, и ядерным взрывом противоракеты как-то уничтожат или повредят вражескую ракету. Но при такой системе ПРО сама система противоракетной обороны превращалась в кольцо ядерных боеголовок противоракет, окружающих крупные города, что, прямо скажем, для защищаемых городов выглядело не очень уютно.

Так вот, Кисунько вопрос наведения противоракеты на вражескую ракету с точностью, достаточной для уничтожения цели без ядерного взрыва, решил! Правда, в его системе ПРО не сам снаряд (противоракета) врезался во вражескую боеголовку, а навстречу цели посылалась, по сути, противоракета-дробовик, которая подлетала к вражеской боеголовке и в упор (с примерно 40 метров) стреляла по ней стальными снарядами, начиненными взрывчаткой. А учитывая скорость, с которой летела цель, эти снаряды разрушали ее без вариантов.

Как Кисунько смог достичь такой точности?

Он тоже понимал, что с угловой точностью ничего поделать нельзя, но вот дальность до цели локаторы и так определяли очень точно, мало этого, было видно, как эту точность по дальности и еще увеличить. И по идее Кисунько, цель захватывали сразу три локатора, расположенные фронтом в 250 километров на опасном направлении с точки зрения налета баллистических ракет противника. И каждый локатор определял дальность до цели, а дальше, решая геометрическую задачу, очень точно высчитывались координаты и цели, и противоракеты, что и давало возможность очень точно навести противоракету на цель. Все гениальное просто!

Что интересно, и о чем ни сам Г. Кисунько, ни прославляющий его друг Г. Трошин не пишут. Ведь Г. Кисунько изобрел то, что мы сегодня знаем под названием спутниковая навигационная система: «Принцип работы спутниковых систем навигации основан на измерении расстояния от антенны на объекте (координаты которого необходимо получить) до спутников, положение которых известно с большой точностью». Только в навигационных системах несколько спутников на орбите, положение которых известно с большой точностью, дают возможность определить дальность до прибора (GPS) на земле, а Кисунько определял дальность от локаторов на земле, положение которых было точно известно, до ракеты в околокосмическом пространстве.

Но и этого мало. От момента, когда цель будет обнаружена, остается всего 145 секунд для того, чтобы ее сбить. Никакой человек или группа людей не способны за такое время ни расчеты сделать, ни вручную подать управляющие команды на противоракету, тем более, что собирать данные надо было с нескольких локаторов, разбросанных на 250 км. То есть, на всех этих блестящих разработках радиоинженеров и ракетчиков можно было ставить жирный крест, если бы не было ЭВМ с нужным быстродействием. И такое ЭВМ тоже появилось благодаря гению советских ученых и инженеров, остававшихся и остающихся в тени шумихи в СМИ. Г. Кисунько сопутствовала исключительно большая удача, так как к этому времени и независимо от него проблемой работы ЭВМ, как управляющего устройства в режиме реального времени, уже более трех лет занимался Институт точной механики и вычислительной техники (ИТМ и ВТ) АН СССР под руководством академика С.А. Лебедева. А конкретно создавал такие машины тогда простой инженер Всеволод Сергеевич Бурцев, которому на тот момент не было и 30 лет.

Г. Трошин так о них пишет (прошу прощения за пространные цитаты):

«Обсуждение Григорием Васильевичем с С.А. Лебедевым проблемы и заказа разработки специальных ЭВМ, работающих в цифровом режиме, в целях ПРО, завершилось согласием Сергея Алексеевича на участие ИТМ и ВТ в работах по ПРО. …На что в силу масштабности своего мышления и острого чувства нового, живо откликнулся Д.Ф Устинов. По его инициативе весь коллектив, занимавшийся исследованием и разработкой специальных ЭВМ, был подключен к работам Г.В. Кисунько. Это решение Д.Ф. Устинова оказалось исключительно продуктивным в историческом плане, так как оно дало возможность Г.В. Кисунько поставить перед коллективом ИТМ и ВТ задачу создания высокопроизводительной вычислительной сети, в которой производительность центральной ЭВМ достигала бы 40 тысяч операций в секунду. В то время за рубежом таких ЭВМ не существовало, подход к их разработке только планировался.

В 1958 г. создание такой ЭВМ было завершено. Она получила шифр М-40. Для достижения такой высокой производительности были существенно пересмотрены принципы организации систем управления таких ЭВМ. …Модернизация М-40 с целью обеспечения работы с плавающей запятой закончилась созданием новой ЭВМ, получившей шифр М-50. Особое внимание было уделено устойчивости работы боевого комплекса при сбоях и отказах. С этой целью центральный 12-ти машинный комплекс при дальнейшей разработке получил скользящее резервирование: на десять функционально работающих машин предусматривалось две машины горячего резервирования, которые работали в режиме «подслушивания» и были готовы в течение десятков миллисекунд заменить любую, вышедшую из строя, машину. Эти ЭВМ под названием 5Э926 имели производительность 500 000 операций в секунду, и после их модернизации (5Э51) успешно использовались при создании многомашинных комплексов с единой внешней памятью.

После проведения экспериментальных исследований на полигоне Григорий Васильевич поставил новую задачу перед ИТМ и ВТ АН СССР. Он объяснил, что для детального анализа отраженных сигналов от головных частей баллистических ракет при массированном нападении, описываемых поляризационной матрицей, с целью распознавания реальных и ложных целей необходимо создание ЭВМ с производительностью 108 скалярных операций в секунду. К тому времени за рубежом наиболее быстродействующая супер ЭВМ «Cray» имела не более 5-106операций в секунду. Разработка новых ЭВМ оказалась возможной только на новых принципах, предложенных академиком B.C. Бурцевым и основанных на построении многопроцессорных систем с числом процессоров до 10-ти, обеспечивших создание многопроцессорных вычислительных комплексов (МВК) «Эльбрус-1» и «Эльбрус-2». МВК «Эльбрус-2» создавался в два этапа:

- на первом этапе отрабатывались новые архитектурные принципы, включая программное обеспечение;

- на втором этапе в МВК «Эльбрус-2» отрабатывалась и была достигнута производительность 120х106 операций в секунду, превысившая уровень требования Г.В. Кисунько на 20 миллионов операций в секунду. При этом каждый компонент комплекса, включая разнесенные по ним узлы центрального коммутатора, имел 100 % аппаратный контроль и при появлении хотя бы одиночной ошибки в ходе вычислительного процесса, выдавал сигнал неисправности. По этому сигналу операционная система через систему реконфигурации исключает неисправный модуль из работы. Отключенный модуль попадает в ремонтную конфигурацию, в которой посредством тест-диагностических программ и специальной аппаратуры ремонтируется, после чего может быть снова включен операционной системой обратно в рабочую конфигурацию. Эта структура позволяет осуществить резервирование на уровне однотипных модульных устройств. Время подключения резервного модуля менее 0,01 с, что обеспечивает практически бесперебойную работу комплекса с заданной надежностью для всех боевых систем.

Таким образом, СССР в процессе создания вычислительных систем для ПРО занимал передовые позиции в мире. Был период, когда СССР в этой области опережал США более чем на 10 лет».

Севернее озера Балхаш был построен полигон для испытания системы ПРО генерального конструктора Кисунько, получившей шифр сначала «система А», а затем А-35, - в пустыне для испытания и отладки были в полном составе построены узлы и системы ПРО, и с 1960 года началось опробование системы с устранением всех «детских» неполадок. А затем с космодрома Байконур по полигону у Балхаша начались пуски баллистических ракет, у которых в боевой части вместо ядерного заряда была имитировавшая этот заряд чугунная плита массой в 500 кг. И 6 марта 1961 года впервые в мире боевая часть баллистической ракеты была сбита! Затем было еще 11 пусков, причем, над полигоном на высотах от 300 до 80 км взрывали реальные ядерные заряды (договор о запрете испытаний ядерного оружия на земле воде, в атмосфере и космосе еще не вступил в силу), чтобы проверить систему ПРО А-35 на устойчивость к электромагнитному излучению от ядерных взрывов. Система оказалась устойчивой и во всех 11 испытаниях цели были поражены.

Система А-35 была построена и принята на вооружение в 1977 году, при этом в акте госкомиссии по результатам испытаний была зафиксирована вероятность поражения системой назначенной ей баллистической цели — 0,93. Интересно, что столь высокой эффективности стрельбы на тот момент не была достигнуто ни в одной из систем ПВО в мире.

А что американцы? А американцы тоже стремились создать свою ПРО с аналогичной точностью попадания противоракеты в цель и, в конце концов, они тоже сумели сбить боеголовку баллистической ракеты неядерным зарядом. Свершилось это 10 июня 1984 года – через 23 года после того, как это было сделано в СССР и через 7 лет после того, как система ПРО в СССР была в полном составе поставлена на боевое дежурство.

Вот после прочтения хвалебной оды Г.В. Кисунько, которой, по сути, и является книга Г.И. Трошина, я бы на этом и закончил статью, разве что еще раз подчеркнул бы талант и заслуги выдающегося конструктора Григория Васильевича Кисунько.

Но я, как написал выше, просмотрел и мемуары самого Кисунько и пришел к мнению, что рассказанное им является очень ценным материалом к рассмотрению отношений в обюрокраченной науке обюрокраченного государства.

 

(продолжение следует)

 

http://forum-msk.org/material/society/10215662.html

Отредактировано Zlata (29-03-2014 06:46:44)

14

Сергей Лебедев. Буковина.  http://ruskline.ru/analitika/2014/01/30/bukovina/
     (текст, рисунки)   http://savepic.net/454733.gif

  Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия

информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  НародностьГлавная

  Буковина
Сергей  Лебедев, Русская народная линия

Ассоциация Украины с ЕС и мятеж евроинтеграторов / 30.01.2014

Этническая история …

К числу самых своеобразных этнических регионов исторической России относится Буковина. Этот край очень невелик по своим размерам - 8,1 тыс кв. км. Всю эту территорию занимает Черновицкая область Украины. Впрочем, есть еще Южная Буковина, находящаяся в составе Румынии. Несмотря на свои незначительные размеры (в Советском Союзе Черновицкая область была самой маленькой по территории среди всех областей страны, и одной из самых маленьких по числу жителей), этническая история Буковины уникальна.

Природные условия Буковины очень благоприятны. Южную и центральную часть области занимают Карпаты и их предгорья, северную часть - возвышенная равнина в междуречье Прута и Днестра. Наиболее высокие горы на юге: хребты Максимец, Томнатик, Черный Дил, Яровица с самой высокой точкой горой Яровицей (1565 м). В горах и предгорьях распространены леса. Климат умеренно континентальный, влажный с теплым летом и мягкой зимой, с выраженной высотной зональностью. Черновицкая область богата водными ресурсами, по ее небольшой территории протекает 75 рек длиной более 10 километров; все реки относятся к бассейну Черного моря, крупнейшими из них являются Днестр, Прут, Черемош (с притоками Белым Черемошем и Путилой) и Сирет (с Малым Сиретом). Полезные ископаемые представлены в основном минерально-строительным сырьем; много источников минеральных вод.

На территории Черновицкой области в 2001 году проживали 922,8 тысяч жителей  более 60 национальностей. Наиболее многочисленны среди них, согласно официальной украинской переписи, украинцы. Впрочем, напомним, что украинцами на Украине официально считаются карпатские русины.

Согласно украинской переписи 2001 года, в населении области представлены: украинцы - 75,0 % (693 000); румыны - 12,5 % (115 000); молдаване - 7,3 % (67 000); русские - 4,1 % (38 000); поляки - 0,4 % (4 000); белорусы - 0,2 %; евреи - 0,2 %; прочие - 0,4 %.

Как и во всех украинских переписях, эти цифры, мягко говоря, нуждаются в пояснении. В частности, «украинцев» здесь на самом деле мало, преобладают русины, учитываемые официальной статистикой как украинцы. При этом буковинские русины отличаются от русин Галиции и Закарпатья.

Районы с преобладанием русинского («украинского») населения занимают западную, северную и северо-восточную части области. Следует отметить, что среди украинского населения Черновицкой области выделяются три довольно крупные самоидентифицирующиеся субэтнические группы: буковинские гуцулы, проживающие преимущественно в западных высокогорных районах, руснáки или «бессарабцы», населяющие северо-восточные районы области, и собственно русины, или подоляне, проживающие в северо-западной части области на равнине в междуречье Днестра и Прута. Все эти субэтнические группы отличаются друг от друга бытом и диалектными особенностями. Кроме того, украинское самосознание присуще далеко не всем буковинским русинам. Наконец, ранее значительную роль в хозяйственной жизни Буковины играли русские старообрядцы, которых здесь называют липованами.

Вторая по численности населения национальная группа - румыны. Третьей по численности этнической группой являются молдаване. Разница между румынами и молдаванами в Черновицкой области достаточно условна - молдаванами считаются те восточно-романские жители, которые проживают на территории, входившей в состав Молдавского княжества до 1774 года, до присоединения к Австрии, румынами - те восточные романцы, что переселились сюда с территории румынской Трансильвании и других румынских земель. В сущности, молдаване и румыны Черновицкой области являются одной отдельной этнической группой, отличающейся от молдаван Молдавии и румын Румынии. При этом 10 % черновицких румын в 1989 году назвали родным языком украинский (то есть местный восточнославянский).

Черновицкая область на общеукраинском фоне выделяется сравнительно невысокой долей русского населения - менее 5% жителей идентифицируют себя как русские. Но одновременно с этим, по числу русскоговорящих жителей Буковина занимает первое место среди областей западной Украины. На многих парламентских и президентских выборах Украины Черновицкая область голосует совсем не так, как ожидается от западной Украины. Причины этого парадокса кроются в особенностях истории края.

Не менее показательно, что из всех религиозных объединений в области наиболее многочисленны общины Украинской православной церкви Московского Патриархата. Среди прочих традиционных для Черновицкой области религиозных течений следует указать (в порядке убывания численности последователей) Римско-католическую, Украинскую греко-католическую, Русскую православную старообрядческую и Евангельско-лютеранскую церкви, а также общины иудейского культа. Кроме того, в области весьма многочислен ряд нетрадиционных протестантских конфессий, среди которых прежде всего выделяются евангельские христиане баптисты, адвентисты седьмого дня и христиане веры евангельской.

Примечание. Как видим, на этой австрийской этнографической карте, составленной в 1910 году, никаких украинцев в Буковине еще не было обнаружено. Зато были русины. В то же время  фигурируют липоване. Между тем, липоване - это русские старообрядцы.

Славяне заселяли этот край еще в древности. Вероятно, Буковина была одной из колыбелей восточного славянства. Здесь проживали анты, белые хорваты и тиверцы. Многие элементы бытовой культуры древних славян остались характерными и для культуры буковинцев. На территории Северной Буковины славянские селища VI-VII вв. обнаружены в 40 пунктах, а VIII-IX вв. - в более чем 150 пунктах.

С X  века Буковина входила в состав Киевской Руси. После распада Руси на удельные княжества Буковиной правили Галицкие князья. Вероятно, при Ярославе Осмомысле (1153-1187) на реке Прут была построена крепость, ставшая в дальнейшем городом Черновцы. Крепость с торгово-ремесленным поселением называлась Черн, или Черный город, видимо, из-за чёрных деревянных стен. Также сохранилось упоминание о Черне в известном летописном «Списке городов русских дальних и ближних». Развалины крепости сохранились до нашего времени возле современного села Ленковцы (ныне в городской черте Черновиц).

Только с XIV века история Буковины начинает отличаться от истории других западно-русских земель. Опустошенные татарскими нашествиями предгорья Карпат начинают заселять романоязычные пастухи валахи. Постепенно их становится все больше и больше, и равнинные местности  между реками Днестр и Прут становятся валашскими. Горные районы современной Буковины остаются славянскими, но попадают под власть валахов.  В 1340 года, после падения Галицкого княжества, захваченного Польшей, местные русины предпочли перейти под власть православных валахов. В результате  Буковина становится центром Молдавского княжества. Здесь находятся  древняя столица Молдавии Сучáва, монастырь Путна с гробницами князей и самые почитаемые  древние монастыри Молдавии.

Под названием Буковина эта область упоминается в договоре 1482 года между польским королём Владиславом Ягайло и венгерским королём Зигмундом. Происхождение названия  понятно - бук действительно произрастает повсюду в регионе.

С XV столетия Буковина вместе со всей Молдавией попадает под власть османской империи. От остальных молдавских территорий Буковина отличалась только тем, что славянское русинское население здесь преобладало абсолютно. Постоянные войны между Габсбургами и турками разоряли здешние земли. К концу турецкого владычества в третьей четверти XVIII столетия на  всей Буковине осталось лишь 75 тысяч жителей. В городе Черновцы, столице края, было около 200 деревянных домов, три церкви и примерно 1 200 жителей.

В ходе русско-турецкой войны 1768-74 гг. Буковина была занята русской армией. Однако, несмотря на блестящую победу России в этой войне, Буковина отошла к Австрии! Это была плата за австрийский нейтралитет в войне. Так Австрия в результате чужой победы присоединила к себе кусочек русской территории.

Итак, в 1774 году Буковина попадает под власть Австрийской империи, и 144 года остается частью габсбургской монархии. И вновь ее история начинает отличаться от истории остальных русских земель.

В отличие от Галиции, буковинская аристократия была молдавского происхождения, церковная уния не получила здесь широкого распространения. Местные жители называли себя русинами и  относили себя к Русскому православному миру. Что, впрочем, не мешало им одновременно быть верноподданными Австрийской монархии.

При этом на Буковине не было крепостного права, хотя различные формы личной зависимости существовали вплоть до 1918 года.

Буковина была многонациональным краем. Помимо русин и валахов, с эпохи Молдавского княжества, здесь проживали евреи, занимавшиеся торговлей. Со времени австрийского владычества в крае стали появляться немцы. Уже в 1782 году здесь появились первые немецкие селения. В дальнейшем немецкая колонизация Буковины продолжалась. Немецкий язык как государственный язык Австрийской империи, на котором говорили немецкие колонисты, который более или менее усвоили говорящие на идиш евреи и на котором велось обучение в школах, и, наконец,  на котором заполнялись официальные документы, постепенно превратился в язык межнационального общения всех буковинцев. Расселялись в крае также русины из Галиции. В конце XVIII века в Буковину прибыли также русские старообрядцы-липоване.

В целом городское население края было германизировано, аристократия также постепенно вливалась в состав дворянства Австрийской империи, получая приставку «фон» к своей фамилии. Русскими в крае оставались только «поп да холоп».

Русины ревностно исповедовали православие, отличались языковыми и культурными отличиями от малорусов Галиции и российской Малороссии.  Исторически сложились и специфические черты русинского этнического характера. Ряд исследователей жизни и быта буковинских русинов, (такие, как П. Несторовский, Г. Купчанко, В. Кельсиев), давали такие характеристики буковинским русинам конца XIX столетия: Буковинские русины гораздо подвижнее, предприимчивее и энергичнее приднестровских. Это заметно и в занятиях буковинцев. У них, помимо хлебопашества, процветали садоводство, огородничество, кустарное производство и т.п. Отхожий промысел, особенно на сезонные работы в Россию также был  развит. Все это, несомненно, говорит об энергичности буковинцев. Вовсе не противоречит предприимчивости буковинцев описанный учеными их характер как дружелюбный, мягкий. Этнографы подчеркивали присущие русинам вежливость и скромность. В семье воспитывались почитание и уважение к старшим, особенно к родителям. Младший всегда обращался к старшим на «Вы». Буковинцы - народ опрятный, щеголеватый и франтоватый. Вкус к изящному у них развит больше, чем у других русинов.

Дома русинов почти всегда обращены фасадом на юг. Каждый дом имел «прысьбу» (завалинку) и был выкрашен, кроме тыльной стороны, белой известкой. Дома содержались опрятно, так как часто мазались снаружи и внутри.

Языковая специфика русин была обусловлена тем обстоятельством, что русины в основном избежали процесса языковой «украинизации». Это позволило русинам сохранить больше древнерусских языковых форм, чем это удалось украинцам. Язык русин, изо всех южнорусских наречий ближе к великорусскому[1]. По словам советского историка В. Мавродина, опустошения и перемещения населения на юге Киевской Руси, привели к исчезновению древних местных диалектных форм языка, однако, они долгое время сохранялись на севере Руси, а также в Прикарпатье и Закарпатье[2].

Итак, в Карпатских горах, в том числе и на Буковине, сохранились, совсем как на Русском Севере, многие черты культуры и языка Киевской Руси.

Прекращение постоянных войн  способствовало процветанию края. В 1849 году Буковина получила определенную автономию, став коронной провинцией империи.  С 1867 года Буковина получила автономный статус «герцогства» в составе Австро-Венгрии. В герцогстве существовал местный парламент (сейм) из 31 депутата. В общеимперском парламенте Австро-Венгрии Буковину представляли 9 депутатов. Впрочем, среди депутатов сейма, кроме местного православного митрополита, практически не было русинов. Так что большинство буковинцев так и не знали, что такое демократия. Территория герцогства составляла  10 441 км2.

Тем не менее, нельзя отрицать, что австрийская эпоха для Буковины была временем экономического подъема и культурного развития. Показателем этого был значительный рост населения. Если в 1790-ом году на Буковине проживали всего 80 тысяч жителей, в 1835 году - уже 230 тысяч, в 1851 году - 380 тысяч. Во второй половине XIX столетия рост населения продолжался стремительно. К 1914 году в Буковине проживали уже около 800 тысяч человек. Как видим, за меньше чем за полтора века население увеличилось более, чем в 10 раз.

Согласно российской энциклопедии Брокгауза и Эфрона начала XX века, в 1887 году в Буковине (включая и нынешнюю румынскую Южную Буковину) проживали 627 786 чел., составляющих население 4 городов, 6 местечек и 325 деревень. По происхождению, по данным австрийской переписи, на Буковине было: 42 % русинов, 12 % евреев, 8 % немцев, 3,25 % румын, 3 % поляков, 1,7 % венгров, 0,5 % армян и 0,3 % чехов. На самом деле русин было значительно больше, о чем свидетельствовали данные учета вероисповедания. Необходимо иметь в виду, что православные называли свою веру «волошской». По этим данным, на Буковине было православных 71 % всех жителей. Еще 3,3 % составляли Греко-римские униаты. Униаты Буковины считали себя русскими. Униатская церковь в Черновцах назвалась «русской», и находилась на улице Руссише Гассе. Из представителей других вероисповеданий составляли: 11 % - римско-католики, 2,3 % - евангелисты (протестанты) и 12 % - иудеи.

Показателем процветания края стал рост населения города Черновцы. Так, в 1816 г всё население Черновцов составляло 5 416 человек, в 1880 г - уже 45 600, в 1890 г - 54 171. В 1866 была проложена железная дорога Черновцы - Львов, в 1895 построена электростанция, в 1897 введён в действие электрический трамвай, к 1912 году - водопровод и канализация. Город был преимущественно немецкоязычным (на немецком говорили немцы и большинство евреев, а также многие местные жители самого разного происхождения).

В 1890 году, согласно австрийской переписи, в Черновцах был такой этнический состав населения по языку:  по - немецки говорили - 55 162 человек (60,7 %); по румынски  - 19 918 (21,9 %); по - украински (местном русинском)  - 12 984 (14,3 %); поляки, мадьяры и прочие, указавшие другие языки как родные насчитывали  - 2 781 (3,1 %). Город Черновцы стал одним из центров немецкой, еврейской  и румынской культуры. Что касается русинов, то в силу их бедности, неграмотности, а также раскола между москвофилами и украинофилами, их культурные достижения не велики. Впрочем, творчество Ольги Кобылянской и Юрия Федьковича также входит в копилку культурных достижений Буковины.

Процесс ассимиляции русин румынами и, в меньшей степени, немцами, а также постепенная украинизация - это также происходило в жизни русин в австрийский период их истории. Румынизация приобрела большие масштабы. По подсчетам украинского ученого Г. Пиддубного, за 1900-1910 года 32 села из русинских стали румынскими[3]. Как выглядел процесс «орумынивания» русинов можно проследить по родословным многих известных румын. Вот такова, например, родословная великого румынского поэта (уроженца южной Буковины), Михаила Эминеску (1850-1889). Его отец Георгий Еминович был уроженцем села Калинешты (Калиновка) близ Сучавы и внешне был типичный русин: «имел синие глаза, хорошо говорил по русински и по-русски». Мать поэта, по имени Рареша, была дочерью Василия Юрашку (Юрашко), уроженца Хотинского уезда (Русская Бессарабия), и Параскивы Донцу. Отец Параскивы был русский донской казак Алексей Потлов. И только одна из прабабушек поэта, возможно, была молдаванкой.

Также русинское происхождение имел лидер румынской ультранационалистической организации «Легион Михаила Архангела» 20-30-х гг. Корнелиу Желько-Кодряну (предки его носили фамилию Зеленские).

Зато среди лидеров украинского движения был местный аристократ, румынский дворянин Николаус фон Василько (!), не владевший ни русским языком, ни тем более украинской мовой.  Как и везде на Украине, основателями украинства были совсем не украинцы.

Конечно, австрийская власть вовсе не означала какого-либо приобщения буковинцев к некоей европейской цивилизации. Количество неграмотных составляло примерно 90 % всех жителей края. Справедливости ради надо заметить, что неграмотность нередко была обусловлена тем, что образование в Буковине шло на немецком языке. При этом австрийские власти очень боялись русского влияния, и всячески препятствовали появлению школ с русским языком обучения. Некоторое распространение получили в крае румынские школы. В еврейских учебных заведениях образование шло также на немецком языке. В 1875 был создан Черновицкий университет с тремя факультетами: православной теологии, философии и права.

Русское («московофильское») движение развивалось на Буковине в сложных условиях. Русская общественная жизнь Черновиц начинается с основанием в 1869 общества «Руська Бесіда», политического общества «Руська Рада» (1870), студенческого общества «Союз» (1875).

В противовес движению москвофилов австрийские власти стали поощрять украинство, открывая школы с «мовой» в качестве одного из языков преподавания и газеты на кулишовке. То, что текст украинских изданий был непонятен русинам, австрийцев не смущало. Так постепенно Буковина начала украинизироваться, хотя этот процесс не носил столь масштабного характера, как в Галиции. Примерно с 1884 года движение буковинских русин приняло украинский характер. Австрийские власти, недовольные медлительностью украинцев,  принимали и чисто карательные акции против русского движения. Так, в мае 1910 года, буковинский губернатор закрыл все русские общества и организации, включая общество русских женщин, которое содержало школу кройки и шитья, вероятно, представлявшую угрозу единству Австро-Венгрии. При этом правительство конфисковало все имущество организаций, в том числе и библиотеку общества русских (то есть русскоязычных с русским самосознанием) студентов.

Развивать украинство австрийским властям в Буковине было значительно сложнее, чем в Галиции, где главным оплотом украинцев была униатская церковь. На Буковине преобладало православие, и властям приходилось прибегать к полицейским мерам.

В начале ХХ века выпускники православной духовной семинарии на Буковине давали такое письменное обязательство: «Заявляю, что отрекаюсь от русской народности, что отныне не буду называть себя русским, лишь украинцем, и только украинцем»[4]. Отказавшиеся подписать этот документ семинаристы не получали прихода. Текст этой клятвы верности украинству произносился по-немецки.

Профессор С. Смаль-Стоцкий, еще один из украинских деятелей Буковины, причем единственный из них русинского происхождения, также дал такое письменное обязательство на немецком языке: «В случае назначения меня профессором рутенского языка в черновицком университете, я обязываюсь защищать научную точку зрения, что рутенский язык самостоятельный язык, а не наречие русского языка»[5]. Кстати, позднее Смаль-Стоцкий угодил под австрийский уголовный суд за хищение нескольких миллионов крон из банка, председателем которого он был.

Тем не менее, украинство на Буковине к началу XX столетия не могло похвастаться никакими достижениями, и «сознательных» украинцев насчитывалось к 1914 году лишь несколько десятков человек. В результате раскола русинского движения на москвофилов и украинофилов русины, являясь этническим большинством в крае, не имели сильных позиций ни в политике, ни в экономике, ни в культуре. Русинское движение в целом значительно уступало по организованности румынскому. При этом никаких русинских организаций не было в южной части Буковины.

Существовало также и буковинское автономистское движение, ставившее своей целью расширение автономии Буковины в рамках Австро-Венгерской империи. В основном автономистами были местные немцы и евреи, равно опасавшиеся и русского и украинского движений. Впрочем, некоторую поддержку у православных русин, недовольных лидерством в украинстве галицийских униатов, автономисты имели. Вообще буковинцы любого этнического происхождения отличались сильным местным патриотизмом.

В целом, заметим справедливости ради, межнациональные противоречия в Буковине не носили характера конфронтации, каких-либо этнических конфликтов в крае практически не было.

Несмотря на экономический подъем, край все же оставался достаточно отсталым. Безземелье, обострение национальных и социальных проблем привели к довольно значительной эмиграции буковинцев, в том числе и русинов. За 1880-1914 гг. около  225 тысяч русинов  выехали в страны Нового Света. Не менее значительным был выезд буковинских русинов в Российскую империю. Особенно много русин селилось в Бессарабской губернии, поскольку, помимо соседства этих регионов, бытовая культура молдаван и бессарабских руснаков была очень похожа на буковинские. Перепись 1897 года учла в одной Бессарабской губернии России 16 тысяч австрийских подданных, без учета принявших российское подданство.

В годы Первой мировой войны Буковина стала театром военных действий. Русские войска трижды занимали Черновцы, и трижды откатывались назад.

После распада Австро-Венгрии 3 ноября 1918 г. в Черновцах состоялось Буковинское народное вече. Оно провозгласило «объединение не только с большевистской Украиной, но и с большевистской Москвой». В ноябре 1918 г. в Буковину были введены румынские войска.  Вплоть до 1940 года Румыния распоряжалась Буковиной. 

При румынской власти положение Буковины было несравненно лучше, чем, например, в Бессарабии. Последнее объяснялось тем, что здесь в силу отсутствия значительного русского (в значении великорусского) населения политика подавления нероманских народностей была мягче. Впрочем, опасаясь усиления русского движения, румынские власти продолжали политику Австро-Венгрии по украинизации русин Буковины. Под контролем властей возникали различные украинские организации, выпускались газеты и журналы с названиями типа «Самостийнисть» и «Самостийна думка». Но даже робкие поползновения на создание русских организаций пресекались немедленно.

Конечно, это не означало отсутствия социальных и национальных проблем. В январе 1919 года вспыхнуло большое крестьянское восстание в Хотинском районе, охватившее северную Бессарабию и запад Буковины. После подавления восстания не меньше 50 тысяч русин бежали на советский берег Днестра. В ноябре 1919 г. в Черновцах восстал 113-й Буковинский полк, состоявший в основном из русинов. Бросив против восставших 4 полка, румынское командование подавило восстание.

В целом в румынской Буковине в 1930 году проживало 853 тысяч жителей. Состав населения, по румынским официальным данным, был таков: украинцы (русины) - 38%, румыны - 34%, евреи - 13%, немцы - 8%, поляки - 4%. Также в небольших количествах проживали венгры, русские (старообрядцы-липоване), словаки, армяне, цыгане. Следует заметить, что румынские власти пытаясь объявить русин украинцами, в переписном листе указали такую «национальность» -  «рутены или украинцы». Понятно, что многие русины просто не могли знать значения этих терминов, и назвали себя румынами, декларируя лояльность румынской государственности. Кроме того, 12 437 человек назвали себя гуцулами.

В Черновцах в 1930 году было 112 тысяч человек населения. Из них 29 % жителей составляли евреи, 26 % - румыны, 23 % - немцы, украинцы (русины) - только 11%. Город продолжал оставаться в значительной степени немецкоязычным. Румынский язык и речь местных русин все же стали  более распространены, чем в австрийские времена.

Буковина при румынском господстве в целом была бедным краем. Из 173 тысяч крестьянских хозяйств в 30-е годы 72,5 тысяч были безземельными, и 30 тысяч имели наделы не более половины гектара.

Румынские власти провозглашали, что буковинские русины - это забывшие свой родной язык румыны (хотя справедливее будет говорить, что это румыны - забывшие свой язык славяне). Исходя из этой официальной точки зрения, с 1926 года преподавание местного варианта украинского языка в школах было прекращено. Только румынский язык оставался единственным языком преподавания в школах.

В 1940 году северная часть Буковины отошла к Советскому Союзу, и стала Черновицкой областью Украины. Южная Буковина осталась частью Румынии.

В ходе начавшихся социалистических преобразованиях в советской части Буковины была осуществлена масштабная национализация, началась ликвидация неграмотности. Как и в Галиции, парадоксальным образом воссоединение восточнославянских земель привело к победе украинизации, поскольку русины были опять объявлены украинцами, немногочисленные русские организации как «черносотенные» закрывались, а их активисты подвергались репрессиям. В 1940 году произошло еще одно событие этнической истории Буковины - почти все немецкое население выехало в Германию.

В июне-июле 1941 года Черновицкая область была занята румынскими войсками, воевавшими на стороне Германии против ССР в 1941-44 гг. Оккупационный режим румын был не намного мягче немецкого. Румынские власти, несмотря на официальную пропаганду, возвещавшую о «возвращении» Буковины в лоно Матери-Румынии, относились ко всем буковинцам как к людям второго сорта. Особенно плохо пришлось столь многочисленным в крае евреям. Помимо румын, их истребляли различные бандгрупы и украинские самостийники. Большая часть евреев была уничтожена, часть сумела бежать с Буковины.

Нельзя скрывать и того, что на Буковине украинскими самостийниками был сформирован т.н. «Буковинский курень», общей численностью в 800 человек, прославившийся, как, впрочем, и практически все самостийнические формирования времен Второй мировой войны, своими карательными «подвигами». Именно боевики этого «куреня» занимались массовыми расстрелами в Бабьем Яру под Киевом. И именно «Буковинский курень» уничтожил белорусскую деревню Хатынь. Но большинство буковинцев все же не поддерживали самостийников.

В период оккупации на Буковине стали возникать, чаще всего стихийно, подпольные организации. С лета 1942 года советский штаб партизанского движения начал заброску специально обученных парашютистов в Черновицкую область с целью организации партизанского движения. Вскоре партизанско-диверсионные группы начали действовать в ряде районов области. В 1943 году на Буковину прошли рейдом партизаны С. А. Ковпака. Весной 1944 года количество забрасываемых партизанских групп значительно возросло. Всего в буковинских партизанских соединениях принимали активное участие 1 200, а в подполье - 900 жителей Черновицкой области.

В конце марта 1944 года Буковина была освобождена. Примерно 100 тысяч буковинцев были призваны в Советскую армию, 26 тысяч из них погибли или пропали без вести.

Вскоре после освобождения в Черновицкой области действовали группы УПА. В отличии от Галиции, какого-либо массового участия местного населения в бандеровском движении не было. Всего за 1944-52 гг в Черновицкой области было привлечено к ответственности за «бандпособничество» около 10 тысяч человек, из них 2 тысячи сдались, воспользовавшись амнистией. Однако подавляющее большинство из «бандитов и бандпособников» составляли дезертиры из советской армии, лица, скомпрометировавшиеся в период румынской оккупации, и уголовники.

В 1944 году часть румынского населения бежала в Румынию, опасаясь наказания за сотрудничество с оккупационными властями. Также бежали и «буржуазные элементы» самого разного происхождения. В 1946 году в Румынию из Буковины выехали 33 тысячи человек. Таким образом, этнический состав Буковины сильно изменился - почти полностью исчезли немцы, резко сократилось количество евреев, уменьшилась доля румын.

После войны советская часть Буковины развивалась быстрыми темпами. Были созданы машиностроительные и химические предприятия. Была создана сеть крупных приборостроительных заводов, активно развивалась наука. Население города Черновцы значительно увеличивалось за счет притока сельского населения из области и многих регионов Украины и всего СССР. В 1959 году в Черновцах проживали 152 тысяч жителей, а в 1989 году - уже 256,6 тысяч. Расширялись и географические границы Черновцов. Город был крупным железнодорожным узлом, функционировал международный аэропорт.

За советскую эпоху русинское население Буковины в основном украинизировалось, точнее, привыкло ассоциировать себя с украинцами. В городах, в первую очередь, в Черновцах, поселились немало русскоязычных жителей восточной Украины и других республик СССР. В результате русский язык стал распространен в области значительно шире, чем в других западноукраинских областях.

В «незалежной» Украине Черновицкая область переживает экономический  кризис, и депопуляцию. Смертность превышает рождаемость, кроме того, происходит значительная эмиграция буковинцев за рубеж, (по числу «заробитчан» Черновицкая область оказалась рекордсменом на Украине). В результате этого население области сокращается. 

Все же, географически считаясь частью западной Украины, буковинцы ментально далеки от нее. В отличие от львовян, здесь равнодушно относятся к Бандере и истории его «движения». Правда, все же стоит в Черновцах памятник «героям» Буковинского куреня в виде ангела, раскинувшего широко свои крылья, готового прикрыть ими  «героев»- карателей.  Но заметим, что в Черновцах сохранились «советские» улицы имени Юрия Гагарина, Аркадия Гайдара. Наряду с ностальгическими воспоминаниями о советской эпохе в ментальности буковинцев сохраняются представления о времени Австро-Венгрии как о своего рода «золотом веке». Не случайно в  2008 году в Черновцах был установлен памятник Австрийскому императору Францу-Иосифу.

В целом, русины  Буковины еще не стали ярыми украинцами галицийского типа, но при этом движение русинского возрождения, получившее значительное развитие в Закарпатье, на Буковине также не нашло сильного отклика.

Русины Южной Буковины

В 1940 году к СССР была присоединена только северная часть Буковины. Южная часть края осталась в составе Румынии. С этого времени этническая история южнобуковинских русин резко отличается от соплеменников, живущих чуть севернее. Единственное, что роднит русин Южной Буковины с северянами, так это то, что они тоже подвергались украинизации.

Восточные славяне являются коренными жителями края, и только с XIII-XIV веков валашская колонизация привела к появлению здесь романоязычных валахов. Примерно с 1359 года южная Буковина становится центром Молдавского княжества. Постепенно происходила романизация славян, чему благоприятствовали единая православная вера и очень схожие быт и культура валахов и русин. Румынизация Южной Буковины была несравненно более эффективной, чем  Северной. Русины в XIX веке стали в родном краю меньшинством, и в 1900 году они составляли примерно 20 % населения.

При австрийской переписи населения 1910 года в Южной Буковине проживали 43 тысячи русин, и при этом  не менее 30 тысяч человек, проживавших южнее Черновиц, «поменяли» определение своего родного языка с русинского на румынский. Тогда, впервые за все время проведения переписей  населения в Буковине, количество русинского населения снизилось на 2,5 %. Хотя часть этого сокращения пришлось на русин, более или менее владевших румынским языком благодаря наличию румынских школ, сохранивших при этом русинское самосознание, все же процессы ассимиляции зашли далеко.

С 1918 года румынизация русинского населения значительно ускорился. Украинское движение, при всей своей незначительности, сумело сыграть свою подлую роль, расколов возможность любого культурно-языкового сопротивления. Впрочем, и сделавшие свое дело украинские деятели также оказались не у дел. Если в северной Буковине все это время все-таки сохранялась русинско-украинская языковая и культурная среда, в южной ничего этого не было. Результатом было сокращение численности русин  - в 1930 году, согласно переписи, их было 35 тысяч.

События 1940 года и присоединение Северной Буковины к СССР происходили стихийно и совершенно неожиданно для населения края. Русины Южной Буковины окончательно оказались отрезанными от основного славянского массива края.

При этом русинское население Буковины никогда не было полностью единым  в этническом плане, заметно разделяясь на собственно русин и гуцулов, сохраняющих существенные отличия от остального населения края и в территориальном плане и в образе жизни. Значительная часть населения горной части Буковины во время румынской переписи населения 1930 года выбрало этноним «гуцул», а не «украинец» или «русин». После территориального раздела 1940 г. на территории Румынии оказалась значительная часть гуцулов, составляющих сейчас около трети славянского населения Южной Буковины. Контакты между обеими группами были существенно затруднены в силу различных причин.

Правда, после прихода к власти в 1944 году в Румынии коммунистов, для русин Южной Буковины на какое-то время наступили относительно благоприятные времена. Открывались украинские школы,  была создана система подготовки преподавателей и т.д. Это в определенной мере способствовало закреплению украинской идентичности у русин Южной Буковины. Численность жителей края, указавших украинский язык в качестве родного, доходило до 7,3 %.  Но при правлении Чаушеску (1965-89) несмотря на декларирование принципов пролетарского интернационализма, в Румынии резко усиливается притеснение национальных меньшинств. К тому же происходил отток сельского населения (а подавляющее большинство русин жили в деревнях) в города, практически полностью румыноязычные. Таким образом, для русина, переехавшего из села в город, менялся не только образ жизни, но и язык, а затем и этническая идентичность.

После установления в декабре 1989 года в Румынии демократического режима, положение русин не улучшилось. В румынском парламенте украинцам (официально все восточные славяне Румынии, кроме старообрядцев-липован, считаются украинцами) отведено одно место. При этом конфликты между теми, кто себя считает украинцем, русином или гуцулом, приводят к тому, что какого-либо организованного движения русин в Южной Буковине нет.

Никакой помощи со стороны Украины южнобуковинские русины, даже назвавшись украинцами, не получают. Впрочем, украинских самостийников интересует только канадская украинская диаспора, от которой рассчитывают получить финансовую и иную поддержку, а помогать каким-то крестьянам в Карпатских горах считают смешным. Но поскольку предательство -  это и есть суть украинства, то чего же еще ждать?

В настоящее время происходит усиленная румынизация русин-«украинцев», что ставит под сомнение дальнейшее существование их в этом крае. По всеобщей переписи населения, проведенной в 1992 г. в Румынии всего лишь около 10 тысяч человек (1,4 %), проживающих в уезде Сучава, посчитали себя  украинцами. Немногим более, около 14 тысяч (2 %), определили украинский язык своим родным. Несмотря на небольшие  цифры, уже само несоответствие украинцев по языку и этнической принадлежности  вызывает ряд вопросов.

На сегодня можно говорить о количестве восточных славян в Румынии в 130-140 тысяч человек. Точную цифру назвать проблематично не только из-за позиции румынских властей, старающихся завысить численность румын, но и из-за сложностей с самоидентификацией самих восточных славян. В большой (около 6 тысяч жителей) коммуне Дарманешты, практически полностью говорящей на украинском языке, украинцами назвали себя всего 250 человек. Аналогичная картина складывалась и в других городах и селах края[6].

Однако все это не меняет факта постепенного исчезновения русского этнического элемента, коренного в данном крае, проживавшего на его землях более полутора тысячелетия.



--------------------------------------------------------------------------------

[1] Кельсиев В.И. Галичина и Молдавия. Путевые письма. СПб., 1868.С. 288-289.

[2] Мавродин В.В. Происхождение русского народа. Л., 1978. С. 92.

[3] Кабузан В. М. Украинцы в мире. М., 2006, с. 371

[4] Ульянов Н. И. Происхождение украинского сепаратизма. М, 1996, с.204

[5] ukrstor.com/ukrstor/gerovskij_galereja.htm

[6] //http://www.igpi.ru/info/people/bruter/1086170286.html

Нравится  Поделиться
--------------------------------------------------------------------------------
    РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.

--------------------------------------------------------------------------------

Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)   
Сумма  руб.  коп. 

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

--------------------------------------------------------------------------------

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

25.03.2014 | Слобожанщина: этническая история

17.03.2014 | Нижнее Поднепровье (Запорожье)
Этническая история

14.03.2014 | Донбасс: этническая история

04.03.2014 | «Главный союзник Кремля - феноменальная дурость либеральной тусовки»
Политолог Сергей Лебедев о реакции радиостанции «Эхо Москвы» и других прозападных СМИ на сообщение о возможном вводе российских войск на территорию Украины

24.02.2014 | Крым и его народы
Этническая история

22.02.2014 | На украинских националистов немцы смотрели как на мелких лакеев
Политолог Сергей Лебедев о том, почему и как на территории современной Украины сформировался миф о Бандере

19.02.2014 | «Шендерович крепко подставил либералов»
Петербургский политолог Сергей Лебедев о радио «Эхо Москвы» и ее псевдогероях

19.02.2014 | Новороссия: этническая история
Часть 2. Новороссия становится Украинским Причерноморьем

14.02.2014 | Новороссия: этническая история
Часть 1. От древнейшей истории до Крымского ханства

все статьи автора

Отредактировано Zlata (31-03-2014 07:18:01)

15

Крымская война. (фотограяии,текст)   http://www.za-nauku.ru//index.php?optio … ;Itemid=39

   
      Сергей Сокуров. Крымская война – репетиция к 1-ой Мировой     
Автор - публикатор     
04.04.2014 г. 
(К 160-летию первой попытки отторжения Крыма от России)

Весной 2014 года  «для сердца русского слилось » сразу четыре события,  которые в далёком уже прошлом и  случившимся буквально  на днях  для России судьбоносны, были и есть. Притом, между ними прямая связь. Первому из этих событий  31 марта исполнилось 200 лет. Тогда,  по Юлианскому календарю, 19 марта 1814 года,  Армия Александра I,  во главе Антинаполеоновской коалиции,  вступила в  Париж, преследуя Наполеона. 40 лет спустя (для нас же – 160 лет назад),  15(27) марта 1854 года, Россия отозвалась  на вызов трёх мощных мировых империй, началась Крымская война. Вы спросите, что общее между 1814 и 1854 годами?  Объясняю: поражение Франции Наполеона I столь сильно питало жажду возмездия Наполеона III, что «маленький племянник большого дяди»  охотно поддался на британский соблазн  унизить Россию, низвести её до положения второразрядной державы.  В 90-ю годовщину начала Крымской войны Красная Армия освободила Крым от  уже другого, смертельного врага – фашистов. Случилось это 9 мая 1944 года. Следовательно,  мы отмечаем 70-летний юбилей. Но отмечаем его в ту весну, когда Таврия,  Главный Приз России за все её исторические беды, волей её 2,5 миллионного населения, поддержанной Москвой,  вернулась в состав своего Богом данного Государства Российского.  Удивительное совпадение! – В одну нынешнюю весну сразу три(!) юбилея и равное им по значимости событие
На новую крымскую тему я отозвался несколькими статьями, опубликованными в СМИ. Русская весна 1814 года в Париже  нашла отражение в ряде статей, эссе, в  отрывках из «Романа с Россией» («Сказания древа КОРЪ»). Есть ещё время отозваться на 70-летие освобождения Крыма. А сейчас, во дни начала первой Севастопольской страды, как раз время вспомнить 160-летнюю давность.

*

Предлогами к большой войне стали Дунайская кампания, начавшаяся осенью 1853 года между Стамбулом и Санкт-Петербургом, и уничтожение эскадрой адмирала Нахимова турецкого флота в Синопе. За битую евро-афро-азиатскую Османскую империю заступились две мощнейшие европейские, Британская и Французская, имевшие колонии по всему свету;  к ним присоединилось  Сардинское королевство (Пьемонт). Налицо репетиция к мировой войне. И масштаб боевых действий оказался почти мировым: Кавказ, Дунай,  Балтика, Чёрное, Азовское, Белое и Баренцево моря, Камчатка. Россия получила вызов коалиции 15(27) марта 1854 года, ответила на него через 3 дня.

Деталь панлрамы Ф.Рубо "Осада Севастополя".

Главная причина Крымской войны (у западных историков – Восточной) раскрыта в письме министра английского правительства Пальмерстона: «Мы поддерживаем Турцию для нашего собственного дела и во имя наших собственных интересов». Расшифрую – «дело и интересы» двух из трёх самых могущественных монархий в Европе, Великобритании и Франции, заключались прежде всего в препятствии дальнейшему усилению России,  сумевшей водрузить свой флаг мщения за Москву над Парижем в 1814 году. А усиление «Северного Колосса» было реально за счёт «больного в Европе», как называл султанскую Турцию   Николай I, который в обмен за признание за Петербургом права протектората над православными странами Балкан,  готов был отдать Лондону на съедение Кипр и Египет, вообще весь Ближний Восток.  Кусок для Уайт-Холла лакомый, да страх перед «русским медведем» на Темзе оказался сильнее. А тут и усиливающаяся Франция своего куска ревниво вожделела и мечтала о реванше за водопой казачьих лошадей на Сене если не в холодной Москве, то  на южном побережье Крыма, на худой конец – на иных окраинах империи.

Именно так. Совсем не Черноморский флот был главной целью союзников, как уверяют нас некоторые «независимые  геродоты»  Уничтожение пережившей своё время парусной эскадры не давало никаких  выгод и преимуществ тем, кто уверенно владел океанами.  Высший интерес для коалиции, как всегда, и в XVIII, и в XIX, и в XX веках и сегодня,   представляла Россия без Крыма, без всего Северного Причерноморья. Совсем как сегодня для ЕС и США. Мечтали оттеснить русских также от балтийского побережья,  отобрать острова Белого моря и  Архангельск. Мечтали завладеть без сказочной бухтой Петропавловска–Камчатского. Повсюду в названные места направили  форштевни своих боевых и десантных кораблей, по малому счёту, две страны-затейницы, а лишённые серьёзного флота, якобы нейтральные Австрия и Пруссия многозначительно напрягли мышцы, пугая Романовых. Турция активизировала военные действия на Дунае и в Закавказье. И везде нападающие получили отпор. Не исключено, что пал бы  Кронштадт, будь командующий английской эскадрой столь же неординарным флотоводцем, как наш Фёдор Ушаков под стенами Корфу. Возможно, франки с бриттами  сошли бы с кораблей и на набережную в Одессе.  Этому городу выпала честь первым познать европейские ценности, когда к его берегу приблизился королевский корвет «Тигр». Прежде чем бравые английские моряки попали к одесситам в плен, они обстреляли их из трёх сотен орудий. А. Тютчева записала в дневнике: «Чтобы открыть огонь по городу, они выбрали Страстную пятницу в тот самый час, когда народ был в церкви… английская граната разорвалась около собора, когда шёл крестный ход… Все с полным спокойствием достояли до конца службы». Запись свидетельствует как о стойкости наших людей, так и о цивилизаторской миссии просвещённой нации. Прости их, Бог!  Здесь, забегая вперёд, но к месту вспомнить «европейский выбор» Севастополя. При его осаде пострадали не столько оборонительные укрепления, сколько жилые кварталы обеих сторон, городской и корабельной, буквально стёрты с лица земли;  под руинами погибло несчётное количество  обывателей.  Возможно, союзникам сопутствовал бы больший успех в иных местах,  если бы Севастополь не сковал на одиннадцать месяцев основные силы извечных недругов России.

Вот почему, когда слышишь «Крымская война», разворачивается перед глазами в первую очередь панорама Севастополя и вспоминаются документальные свидетельства его первой обороны. А этот образ не отделим от адмирала Нахимова – первого по исторической значимости для нас из славной четвёрки адмиралов, чьи гробы рядом, под одними сводами собора. Именно первенство во славе и сделало Павла Степановича объектом № 1 в злобной клевете, чем особо отличается русский американец Ю. Кирпичёв.

Вот образец его характеристики адмирала Нахимова: «Он  где не надо - полез в бой, а когда позарез надо было проявить характер и вопреки всему сохранить флот, воевать до последнего - скис, как барышня, и сам утопил его». И вообще, этот «агрессивный командир»  «спровоцировал» почти годовую осаду англо-франко-сардинско-турецкими силами вторжения главной базы Черноморского флота, стало быть, Крымскую войну.  «Синопская победа была хуже любого поражения, она обернулась трагедией Севастополя. И самого Нахимова». И ещё от Кирпичёва: «Если турецкая эскадра дралась (в Синопе) до последнего и ее корабли погибли в бою, то российский флот позорно   будет утоплен собственными руками... Флот, уничтожение которого было главной целью союзников, утопили собственноручно, а сами отправились копать окопы». Во как! Поэтому сегодня, вспоминая Крымскую войну, невольно останавливаешься чаще всего на этой легендарной фигуре – на фоне города-героя и невольно стараешься защитить её от своих же соотечественников. Дожились!

**   

Любитель отечественной истории воспитан, в основном, на изданных в СССР исторических романах и  научно-популярной литературе, в которых  якобы гнилому,  технически отсталому  царизму с его плохо вооружённой, разутой и раздетой армией и всегда устаревшим флотом  противопоставляются герои – от солдата и матроса  до генерала и адмирала. Они своей жертвенностью, патриотическими поступками лечат чувство досады,  которое рвёт душу, когда читаешь о неудачах и поражениях русского оружия, промахах дипломатии и некомпетентности отдельных военачальников.  Когда я наткнулся на столь уничижительное мнение Ю. Кирпичёва об одном из самых прославленных наших флотоводцев, который якобы разгромил «гораздо более слабого врага» в Синопской бухте, мне захотелось сравнить его с другим героем морских сражений, «не нашем» адмирале Нельсоне.  Герой Абукира, под занавес своей блистательной жизни, потопил в 1805 году у мыса Трафальгар испано-французскую эскадру, которая тоже  была  «гораздо слабее»  британской – и по выучке моряков и, главное,  по отсутствию «дьявольских» (мнение моряков всего мира) английских орудий-карронад, прошивавших деревянные судна насквозь, от борта до борта,  смесью (в одном усиленном заряде) ядра и картечи.  Эффект от такого обстрела был не меньшим, чем от «бомбических орудий» русских, привыкших поступать с бедными турками  неассиметрично, неадекватно, говоря языком Кондолизы Райс и прочих янки, вкупе с их лакеями.

К месту здесь сказать, что Нельсон, великий флотоводец (кто спорит!?), в том  сражении  имел 27 кораблей против 33-х противника, то есть, в боевых суднах британцы  уступали своим конкурентам на море незначительно, превосходя их при этом  огневой мощью многократно.  Наш же  Нахимов  отважился запереть в Синопской бухте 16 военных судов Блистательной Порты, имея под рукой всего три (!) линейных корабля с 252-я орудиями на бортах

Ниже - сражение при Синопе

. А когда  отряд вице-адмирала усилился прибывшим подкреплением, решительно атаковал турок малой эскадрой из 6-и судов (2 фрегата остались сторожить выход из бухты). Подчёркиваю: 6 кораблей  сошлись в ближнем бою с 16-ю судами турецкого флота – самых новых и быстроходных.  Хотя корабельная артиллерия русских включала 76 пресловутых «бомбических» орудий, всё-таки им противостояло 476 пушек султана на бортах и 44  ствола на береговых укреплениях   портового города.  Огонь последних пришлось «гасить».  На задах укреплений начинались городские кварталы. Естественно, мусульманские (о христианских и буддийских в городе Пророка сведений нет). И естественно также, что туда залетали ядра. Но основной урон город понёс именно от пылающих  турецких фрегатов, переместившихся под огнём атакующих их кораблей под самый берег (горящие, они к нему стояли впритык и выбрасывались на отмель). Когда огонь добирался до порохового погреба, воспламенившийся заряд в несколько сотен пудов разносил корабль в горящие щепки, опадающие огненным градом на берег и акваторию порта. При этом самопроизвольно палили заряженные  орудия, половина которых смотрела жерлами в сторону города. 

Давайте посмотрим, как там, у других авторов насчёт «затопления кораблей» и «рытья окопов». Французский маршал Канробер, активный участник штурма Севастополя записал: «Чтобы понять, что такое были наши противники, вспомните о шестнадцати тысячах моряков, которые, плача, уничтожали свои суда с целью загородить проход ( в бухту. – С.С.) и которые заперлись в казематах бастионов со своими пушками под командой своих адмиралов – Корнилова, Нахимова, Истомина. К концу осады от них осталось восемьсот человек, а остальные и все три адмирала погибли у своих пушек…».

К словам неприятельского маршала добавлю несколько красноречивых чисел и фактов:

За время осады Севастополя союзники довели численность своих войск в Крыму до 170 тысяч стрелков, вооружённых штуцерами, поражавшими цель на расстоянии до километра.  За этими  силами вторжения стояли в Европе и в Малой Азии готовые к быстрой переброске морем и сетью железных дорог армии числом в миллион солдат и офицеров. Россия  же имела разбросанные на пространстве от Бреста до Камчатки всего 700 тысяч штыков; до Крыма успели дошагать, преодолевая сотни и сотни вёрст бездорожья, не более 110 тысяч бойцов с гладкоствольными, в основном, ружьями, стрелявшими на 150-200 шагов (их буквально расстреливали из «немецких» штуцеров, не допуская  ближнего боя, тем более  штыкового).  В отечественной артиллерии преобладали устаревшие орудия.  Обстрел города и наспех, но качественно  возведённых укреплений вёлся из 541 орудия (600 зарядов на каждое). Им отвечало 466 орудий, но в городе на один ствол приходилось только по 154 заряда, приём, у  «вандалов новых» (по Крылову)  было 130 мортир крупного калибра, а защитники располагали менее чем половиной этого числа. На пасхальной неделе 1855 года на   город-крепость было выпущено 165000 снарядов, им ответили 88700 выстрелами.  На одиннадцатый месяц нечего было защищать. За спинами оставшихся в живых стрелков и канониров дымились одни развалины. Остатки гарнизона не вывесили белый флаг, не вышли за бастионы с повинной головою. Последние бойцы с достоинством перешли по наплавному мосту на северную сторону бухты. Враги не осмелились их преследовать, штурм ключевого Малахова кургана полностью обескровил штурмующих. Союзники дружно заговорили о мире.

***

Сравним союзную армаду, которая приблизилась к Евпатории 2 сентября 1854 года, с Черноморским флотом, базировавшимся в Севастопольской бухте.  Первая насчитывала более трёх сотен десантных судов; 31 крупное судно новейших конструкций составляло костяк боевой эскадры, на три четверти паровой, с винтовыми двигателями. Второй, российский, располагал только 7-ю боевыми пароходами  устаревшего типа. Столько же кораблей полностью зависели от воли ветра, но  представляли своим совершенством и размерами серьёзную силу. И ещё 7  обветшавших парусников числились в строю. Итого общее соотношение сил на море 31:21 в пользу  союзников. Но пропорция решающая, «машинная» (в их же пользу), ещё внушительней - 23:7.   Морской бой между машиной и парусом и при количественном равенстве судов однозначно решался в пользу пара, а при более чем трёхкратном  превосходстве винтовых двигателей над ветровыми никакой Эол не помог бы русскому ветрилу. Да союзники и не стремились к виктории в открытом море. Гораздо надёжнее, посчитали западные стратеги, загнать русскую эскадру в бухту, прижать к берегу и расстрелять, пока десант берёт город с суши. 

Вот тогда и приняли наши выдающиеся герои-флотоводцы, «севастопольская троица»  (и первый из  равных по воинским  дарованиям, чувству ответственности перед Отечеством, по доблести – адмирал Нахимов), единственно правильное решение начать с верой в успех оборону города,  сохраняя до конца в боевой готовности основное  ядро эскадры. Семь ветхих парусников-ветеранов, ложась на дно Северной бухты, надёжно преграждали  в неё путь врагам со стороны моря. Это было не утопление бессильных. Семь кораблей, как одухотворённые создания, совершали подвиг – именно гибли в бою, выполняя очень важную стратегическую задачу. И вместе с тем часть их единого (моряк и его корабль) организма – матросы и морские офицеры - продолжала борьбу, посылая ядра и картечь в сторону непрошенных гостей из корабельных орудий, перенесённых на укрепления суши. Впоследствии, когда буря сделает подводное заграждение малонадёжным, ещё пять парусников присоединятся  в помощь первым. Оставленные на плаву суда будут поддерживать пушечным огнём защитников бастионов из глубины бухты.  Бросаться в гущу схватки, ища геройскую смерть, - красиво, но глупо; время рыцарей-романтиков давно прошло, воин стал ценен выдержкой и умом, способностью тактически мыслить.

Разумеется, Нахимов, как и многие его соратники тяжело переживали гибель любимого детища. Неординарная личность в первую очередь - человек, ничто человеческое ему не чуждо. Без «позорно(???) утопленных» кораблей, без 20-тысячного флотского экипажа с корабельными орудиями на бастионах, возведённых руками тех же матросов на берегу, не долго бы продержался Севастополь под огнём неприятеля с двух сторон одновременно – с суши и со стороны бухты. Вот в этом предвидении, в дальнозоркости – весь Нахимов. Послушайте ещё одно свидетельство:

«Сооружение за последнее время на Малаховом кургане и перед бастионом Корнилова выдвинутых вперёд укреплений не имеет себе равных в истории осад и характеризует их организаторов как первоклассных специалистов в своей области». Это из репортажа  небезызвестного Энгельса, газетного репортёра в то время и всегда – убежденного русофоба. Тем и ценно для нас признание  немца. Русская история  богата свидетельствами  действий отечественного флота, не вписывающихся  в морскую науку. Вспомним штурм моряками Ушакова  укреплений острова Корфу,  занятого французами, или «визит» флотского экипажа русской эскадры в Неаполь в  той же  военной экспедиции. Так что Нахимову было у кого брать пример

На фото -адмирал Корнилов..

****

Сначала живой Нахимов, душа обороны, затем тень убитого адмирала избавили Россию от унижения при формальном её поражении в войне.   Потому формальном, что Россия, поступившись в некоторых вопросах  «великодержавного достоинства», в целом,  удержала при себе завоевания, начатые Петром. Город Карс с крепостью (в Закавказье) был возвращён Турции в обмен на руины Севастополя. Что до запрещения иметь в Чёрном море флот, соответствующий статусу империи, он возродится через 14 лет без спросу у Европы – паровой, в броне. Спасибо учителям за науку!  И спасибо Павлу Степановичу за утопление парусных реликтов. Они  выполнили задачу командования. Их «последний бой» себя оправдал.  В надводном положении они не могли породить суда нового типа, вызываемые временем; ветрила препятствовали своевременному приходу машины, дерево не превращается в сталь, необходимо вмешательство грозных событий, решительное и трагическое.

Не закончилась ещё война, а  кандидаты в победители уже начали вслух мечтать о её почётном завершении, торопить его. Россия  была не в том положении, чтобы возражать. Первой голос подала Франция. Наполеон-племянник писал куин Виктории в Букингемский дворец: «Теперь вполне очевидно для всякого, что одними нашими силами мы не можем сломить Россию».  Возможно поэтому мирный конгресс открылся на исходе зимы 1856 года в Париже. В нём приняли участие представители воевавших стран и нейтралы, что «себе на уме» в позе хапнуть под шумок.  Парижский трактат разочаровал Запад сильнее, чем Россию. Французский посол в Вене барон де Буркнэ заметил: «Никак нельзя сообразить… кто же тут победитель, а кто побеждённый».

Дальновидное признание: «Теперь вполне очевидно для всякого, что одними нашими силами мы не можем сломить Россию». Вот почему перед походом на Москву Гитлер собрал под фашистскими знамёнами почти всю Европу. Поэтому возникло и расширилось к концу ХХ века НАТО. И по этой именно причине вечные западные недруги пытаются через ООН объявить мировой крестовый поход за отторжение Русского Крыма от России в пользу вертуальной дэржавы Украины, то есть для своей цели, поставленной 500 лет назад.

 
   
Последние статьи 
•Движение за возрождение отечественной науки
•США на пороге уничтожения! Супер-Вулкан Йеллоустон переходит в активную фазу
•Сергей Сокуров. Крымская война – репетиция к 1-ой Мировой
•Актуальное обращение к жителям Крыма, воссоединенного с Родиной
•Сибирские ученые выращивают искусственные сосуды и хрящи
•В.Н. Турченко. Иудео-американский «крестовой поход»» против славянства
•Ю.А.Лисовский. Радикальный национализм и глобализация против национального государства. Ч.2
•О презентации книги М.Я. Лемешева «Стратегия восстановления жизнеспособности России»
•Экономика Сталина - Валентин Катасонов
•В.Ю. Катасонов. «Сталинская экономика» и государственная монополия внешней торговли. Ч.1

Отредактировано Zlata (05-04-2014 04:15:53)

16

http://ruskline.ru/analitika/2014/04/15 … dessumamu/   http://savepic.net/454733.gif

Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия

   Я имею вам сказать за Одессу-маму...
Сергей  Лебедев, Русская народная линия

Ассоциация Украины с ЕС и мятеж евроинтеграторов / 15.04.2014

Этническая история Южной Пальмиры …


Одесса является не просто крупным городом Новороссии (Северного Причерноморья), ее финансовой и культурной столицей. В этнической истории Одесса имеет свои особенности, что требует уделить Одессе особое внимание. Этот город называли Южной Пальмирой, что ставило Одессу вровень Северной Пальмирой, то есть Санкт-Петербургом. Впрочем, Одесса действительно красивый город. Да и по значению своему Одесса, некогда четвертый по численности населения город Российской империи, да и ныне четвертый на Украине, всегда относился к числу наиболее важных из всероссийских центров в финансовой, промышленной и культурной сфере. И несомненно, Одесса просто не может не сыграть значительную роль в нынешних событиях на Юго-Востоке Украине. Друге дело, что Одесса отличается по своей этнической истории и от Крыма, и от Донбасса, да и от остальной Новороссии.

На месте Одессы в XIII-XIV веках была стоянка генуэзских кораблей Джинестра. В 1415 году упоминается поселение Качибей (или Хаджибей). В 1760-х гг., готовясь к войне с Россией, турки построили рядом с Хаджибеем крепость Ени-Дунья (Новый Свет). 14 сентября 1789 года (в ходе русско-турецкой войны 1787 - 1791 годов) она была взята штурмом отряда генерал - майора Иосифа де Рибаса и отрядом Черноморских казаков под командованием Антона Головатого и Захария Чепиги.

К концу турецкой власти на территории Очаковской области, отошедшей к России по Ясскому договору 1791 года, центром которой и стала вскоре Одесса, насчитывалось до 150 мелких поселений, населенных молдаванами и беглыми из Малороссии. Из-за обилия последних не случайно этот край получил название «Ханская Украина».

Вскоре после окончания войны 27 мая 1794 года правительство России утвердило «План пристани и города Хаджибей», предусматривавший создание нового портового города на Черном море. Впрочем, уже в январе 1795 года новый город был назван Одессой (в честь античного города Одессос, когда-то стоявшего на Черном море).

Строился город довольно быстро, и в 1803 году был выделен со своими окраинами в отдельную административно-территориальную единицу - Одесское градоначальство. При этом Одесса продолжала оставаться уездным городом Херсонской губернии.

В 1815 году на Одессу приходилось свыше половины грузооборота всех черноморских и азовских портов.

Введение в 1819 году порто-франко - свободного беспошлинного ввоза и хранения импортных товаров - весьма благоприятно сказалось на жизни и развитии города. Просуществовав 40 лет, оно положительно влияло на рост торговли, увеличение оборотов, в частности, экспортных. В 1830-1850 годах Одесский порт становится самым большим портом на Черном море и в Российской империи по вывозу пшеницы.

Во второй половине XIX века развитие экономики города пошло еще более быстрыми темпами. Железнодорожные дороги связали город с внутренними районами России. А строительство Суэцкого канала в 1869 году открыло более выгодные морские пути из Одессы к портам Южной и Восточной Азии. Российская империя через Одессу получила устойчивую связь с Дальним Востоком.

Все это заметно сказалось на росте грузооборота Одесского порта. Если в 1862 году через него прошло товаров на 37 миллионов рублей, то в 1893 - на 128 миллионов. В 1903 году грузооборот достиг 174 миллионов рублей. Одесса стала вторым портом Российской империи после Петербурга. В 1877 году Одесса превзошла и Петербург размерами своей торговли. Порт был значительно расширен и технически переоборудован.

Одесса уже в первые десятилетия своего существования становится значительным культурным центром. Открытый в 1817 году Ришельевский лицей в 1865 был реорганизован в Новороссийский (ныне Одесский) университет. В 1810 - открылся городской театр. В 1883-1887 гг. было возведено нынешнее здание театра оперы и балета, до сих пор принадлежащее к лучшим театральным сооружениям мира, занесенное в соответствующий реестр ЮНЕСКО. В 1825 году создан музей древностей; в 1839 году образовано Одесское общество истории и древностей; в 1871 - была открыта астрономическая обсерватория, в 1886 - первая в России бактеорологическая станция; в 1899 - художественный музей, в 1908 - первый в стране аэроклуб, в мастерской которого в 1912 году было построено около 20 аэропланов различных систем.

Не может не впечатлять рост населения молодого города. Уже в 1829 году в Одессе проживало 53 тысячи человек, в 1859-м насчитывалось 111 тысяч, в 1875 году в нем числилось 193 тысячи человек, в 1897 - 404 тысячи, а в 1914 - 669 тысяч человек.. Одесса стала 4-ым (после Петербурга, Москвы и Варшавы) городом Российской империи по числу жителей.

События 1914-20 гг. тяжело отразились на жизни города. Многие предприятия и четвертая часть домов были разрушены, прекратилась внешняя торговля, значительно уменьшилось население, часть которого оставила город, эмигрировав в зарубежные страны. В 1920 году в Одессе насчитывалось 428 тысяч человек. Большие опустошения принес голод 1921-1922 гг. В 1924 году в городе осталось только 324 тысячи жителей, то есть половина населения довоенного времени. Поскольку граница с Румынией проходила буквально в окрестностях города, а значение международной торговли в условиях блокады Советской России резко сократилась, то, казалось, Одесса обречена на угасание. Тем не менее, большевики были настроены на создание новой, истинно советской Одессы.

В 1922-40 гг. в Одессе было построено множество новых крупных предприятий, реконструировано много старых. В 1940 году одесская промышленность дала продукции в 8 раз больше, чем в 1913. Значительно увеличилось население. Если в 1926 году Одесса насчитывала около 430 тысяч жителей, то по переписи 1939 - более 600 тысяч. Основную массу новых жителей составляли украинские крестьяне, в результате чего Одесса стала терять свой прежний космополитический характер.

Однако в области культуры Одесса сохраняла и преумножала прежние позиции. В. Катаев, И. Бабель, Ю. Олеша, Э. Багрицкий, Е. Петров, И. Ильф, С. Кирсанов, В. Инбер - все это писатели советской Одессы..

В годы Великой Отечественной войны гарнизон Одессы 73 дня сражался с превосходящими силами румыно-германских войск. Врагу не удалось взять город штурмом, и лишь после изменения ситуации на других участках фронта гарнизон Одессы был организованно эвакуирован в Крым. В Одессе остались около 250 тысяч жителей, не успевших эвакуироваться. Им пришлось на себе испытать все ужасы оккупации. В 1941-44 гг. была истреблена значительная часть неэвакуированного еврейского населения. Погибли десятки тысяч одесситов всех национальностей. Численность довоенного населения Одесса восстановила лишь к 1955 году. В период румынской оккупации одесситы никогда не теряли присущего им чувства юмора. Так, встречая румынских солдат, они вместо румынского «Буня дименеяца» (Доброе утро) говорили: «Будемте меняться»! В этих словах сквозило и презрение к оккупантам, в большинстве своем малограмотных, а подчас и вовсе неграмотных солдат, которые, по официальной румынской пропаганде, были передовым форпостом латинской культуры на востоке. Но также здесь чувствовалась и торгашеских дух, также никогда не оставлявший одесситов.

После освобождения город быстро восстанавливался. В нем развивалась промышленность, город становился всесоюзным туристским центром. В 1974 году его население достигло 1 миллиона жителей, а 15 лет спустя, в 1989 году, одесситов насчитывалось 1 115 тысяч человек. Из них 48,9 % украинцев, 39,4 % русских, 5,9 % евреев, 1,5 % болгар и представителей других национальностей. Увы, в «незалежной» Украине Одесса стала приходить в упадок. Массовая эмиграция, особенно одесских евреев и греков, превышение смертности над рождаемостью сократили население Одессы более чем на 100 тысяч человек. Правда, начиная с 2008 года, в Одессе начался слабый рост населения, и Одесса вновь стала городом-миллионером.

В 2001 году среди примерно 1 миллиона одесситов, согласно официальной статистике, украинцев насчитывалось 622 тысяч (61,6 %), русских - 292 тысяч (29%). Впрочем, подавляющее большинство одесситов говорит на своеобразном одесском говоре русского языка. Кроме того, среди потомственных одесситов вообще трудно найти этнически «чистых», учитывая громадный процент смешанных браков, которыми всегда отличался город. То, что теперь в Одессе преобладают украинцы, не говорящие на «мове», только подтверждает, что одесситы не утратили чувство юмора.

С самого начала истории Одесса отличалась полиэтническим составом населения, выделяясь в этом не только в Новороссии, но и во всей Российской империи. Даже меньшинства, типичные для Новороссии, такие, как греки и евреи, представлены здесь более обильно, чем в целом по региону.

Например, уже в 1795 году в только что основанном городе среди жителей-мещан значилось 106 русских, 213 украинцев, 224 грека и 240 евреев. Но уже вскоре после начала строительства города сюда стали прибывать переселенцы со всего Средиземноморского бассейна. Это обстоятельство, впрочем, придало городу свойственное только Одессе культурное своеобразие. Пушкин так описывал одесситов 20-х гг. XIX века:

Язык Италии златой

Звучит по улице веселой,

Где ходит гордый славянин,

Француз, испанец, армянин,

И грек, и молдаван тяжелый,

И сын египетской земли

Корсар в отставке Морали.

С самого момента основания города здесь поселились греки. В 1797 г в городе жило 813 греков, что составляло 10% населения Одессы. Большинство из них были «арнаутами», то есть добровольцами, вступившими в русскую армию во время недавней войны 1787-91 гг с турками. Кстати, от «арнаутов» остались названия знаменитых Большой и Малой Арнаутских улиц в Одессе, и села Арнаутка в окрестностях города.

В русско-турецкой войне 1806-1812 гг также приняли участие три конных арнаутских полка, состоящие главным образом из греко-молдавских волонтёров. В дальнейшем греки все же занимались в Одессе мирными занятиями.

В первый век города греки продолжали оставаться одной из крупнейших этнических групп в городе. Именно в Одессе в 1814 году было основано тайная организация «Филики Этерия» («Общество друзей»), ставившее своей целью свержение турецкого ига над землей древней Эллады. В 1821 году Александр Ипсиланти, российский грек, генерал русской армии, отличившийся в войне против Наполеона, стал руководителем восстания балканских народов против Османской империи. Хотя восстания Ипсиланти потерпело поражение, оно стало началом национально-освободительной войны греческого народа за независимость. Эта борьба завершилась частичным успехом (рождением на части греческих земель независимого греческого королевства) после русско-турецкой войны 1828-29 гг. Таким образом, Одесса стала для греков (а в дальнейшем и для других балканских народов) центром возрождения национальной культуры и освободительного движения. Греки прибывали в Одессу частью из самой Греции, а также из Константинополя и Дунайских княжеств.

В дальнейшем Одесса продолжала оставаться одним из крупнейших греческих городов. В 1879 г градоначальником Одессы выбирают богатого греческого коммерсанта Григория Маразли. Градоначальник много сделал для города. В конце жизни он передал в дар городу свою богатую библиотеку. В его часть названа одна из красивейших улиц города.

В советское время основная масса одесских греков ассимилировалась. Только греческие фамилии, как, например, академика Папалекси, напоминают о греческой Одессе.

В Одессе, впрочем, проживали и представители таких народов, которых практически не найти было в других городах и землях России. Например, итальянцев в Одессе было так много, что Одесса стала одним из самых крупных итальянских городов Европы за пределами Италии.

Итальянцы появились в Одессе буквально со дня основания города. К 1797 году, Одесса насчитывала уже около 800 итальянцев на 7-8 тысяч жителей, то есть они составляли 10% всего населения города. А в первые годы XIX века итальянская диаспора стала настолько заметной в общественной жизни и коммерческой деятельности города, а итальянский язык получил столь широкое распространение, что вывески учреждений и магазинов составляли на русском и итальянском языках. Еще в 1823 году даже некоторые таблички с названиями улиц были на итальянском языке. Итальянский язык в то время в Одессе был распространен среди торгового люда. Счета, векселя, чеки деловые договоры, коммерческая корреспонденция, бухгалтерия - все составлялось на итальянском. Большинство одесситов в начале XIX века в той или иной степени могли объясняться по-итальянски.

В составе итальянской колонии преобладали на первых порах, торговые люди, моряки и военные, несущие службу в русской армии. В основном это были неаполитанцы, генуэзцы и жители Ливорно. За ними потянулись представители искусства и техники, ремесленники фармацевты и преподаватели различных областей.

Показательно, что уже в первом в Одессе учебном заведении, основанном в 1800 году, обучали русскому, греческому и итальянскому языкам. В первых городских вузах - «Благородном институте» и в Ришельевском лицее также обязательным было изучение итальянского языка. Даже в церковном училище при евангелической (то есть протестантской) церкви, открытом в 1824 году обучали итальянскому. Видимо, протестантам для успеха в делах знать итальянский было необходимо.

Итальянцы, помимо развития городской коммерции, внесли огромный вклад в развитие культуры. Именно итальянцы дали Одессе большое количество архитекторов, ювелиров, театральных деятелей, издателей, музыкантов, художников, преподавателей гимназий и университета.

Вплоть до 70-х годов XIX века число итальянцев продолжало неуклонно расти, но затем рост итальянской группы приостановился, и в тоже время итальянцы начали растворяться в окружающей их русской среде. Появились двойные фамилии, часто сокращающие до неузнаваемости итальянскую часть, а многие итальянские фамилии и вовсе полностью исчезли в смешанных браках.

В 1905 году в Одессе насчитывалось всего 50 постоянно проживавших в городе итальянских подданных, и еще 600 одесситов, назвавших себя итальянцами, итальянским языком не владели. В советский период истории одесские итальянцы исчезли как этническая группа, смешавшись с разноплеменным русскоязычным населением города.

Особую роль в истории Одессе сыграли французы. Герцог Ришелье (которого одесситы фамильярно и поныне называют Дюком) и сменивший его Александр Ланжерон справедливо считаются теми, кто создал Одессу. Но помимо градоначальников, французы дали городу множество других деятелей экономики и культуры. Французы создали в Одессе первые банки. Одесский коммерческий суд возглавлял граф де Сен-При, коммерцией с Европой занималась фирма Франже. Среди самых первых заводов Одессы - стеариновых свечей Ж. Питансье, ваксы А. Жако, мыла Лабера, пудры Пишона.

Неудивительно, что первая городская газета печаталась по-французски. А когда в 1827 году начал выходить «Одесский вестник», то и он печатался на двух языках - французском и русском. Впрочем, французы не были столь многочисленными, как итальянцы или греки, так что ассимилировались они уже к концу XIX века.

Как и во многих крупных городов Российской империи, в Одессе проживало много немцев. Уже в 1803 году немцев в молодом годе было 558 человек. Среди первых одесских базаров был и Немецкий рынок. По переписи 1897 г. в Одессе числилось 10 248 немцев, в том числе 7 217 лютеран, 2 217 католиков, 247 реформатов (кальвинистов), 567 представителей других вероисповеданий. Немцы имели сильные позиции в деловой жизни города. Всего в начале ХХ века немцам в Одессе принадлежало свыше 20 различных предприятий: механических, чугунолитейных, машиностроительных, лакокрасочных, мыловаренных, мукомольных, пивоваренных, ювелирных и др

Самой же знаменитой одесской группой были евреи. В первой половине XIX в. происходил быстрый рост численности еврейского населения Одессы. Так, в середине 1840-х гг. одесских евреев было около 12 тыс, (или 20% населения); в 1855 г. - 17 тысяч, (21,7%) благодаря массовому переселению в Одессу как русских евреев, так и иностранных, преимущественно из Германии и Галиции, называвшихся «бродскими», так как многие из них были из города Броды. Что ж, когда Бог сотворил Одессу, он увидел, какой это прекрасный город, и испугался, что одесситы не будут озабочены тем, как попасть в Царство Небесное. И для того, что бы одесситы Бога не забывали, Всевышний послал в Одессу евреев. Так что у Одессы украинская территория, русский язык и еврейское счастье.

Основным занятием евреев в этот период была торговля зерном. Многие евреи были мелкими торговцами, посредниками (главным образом между помещиками и экспортерами), агентами крупных иностранных и местных, в основном - греческих хлеботорговых компаний, маклерами. Евреи работали на зерновой бирже оценщиками, кассирами, весовщиками, а также занимались ремеслами, торговлей мануфактурными и бакалейными товарами.

Во второй половине XIX века темпы роста еврейского населения Одессы возросли. По переписи 1897 г., в Одессе проживало 138 935 евреев (34,4% населения). К этому времени они заняли господствующие позиции в хозяйственной жизни города. Евреи вытеснили греков из торговли зерном. В 1910 г. евреям принадлежало 43% фабрично-заводских предприятий, евреи преобладали в бумажной и пищевой промышленности. Из десяти крупнейших городских банков семь принадлежали евреям. Большинство городских газет также принадлежали евреям. Специфической чертой еврейской жизни Одессы был многочисленный преступный мир со своим языком и субкультурой. С конца XIX века Одесса стала одним из мировых центров сионистского движения.

Экономическое засилье евреев вызывало погромы 1821, 1859, 1870, 1881, 1905, 1906 гг., а также в период гражданской войны.

Несмотря на потери в годы гражданской войны и массовую эмиграцию, численность евреев в советской Одессе продолжала возрастать. В 1926 их было 153 194 человек (36,4% населения); в 1939 г. - 180 тыс. (29,8%). В годы румыно-немецкой оккупации, как уже отмечалось, погибла значительная часть еврейского населения.

Однако после возвращения из эвакуации, а также продолжающегося переселения в Одессу как в «еврейский город» евреев со всего Советского Союза еврейское население Одессы продолжало оставаться значительным. В 1959 г. еврейское население города составляло, согласно официальной переписи, 106 700 человек (16% населения), но в действительности число евреев было значительно выше. По переписи 1970 г., в городах Одесской области проживало 117 223 еврея (10 763 назвали идиш родным языком).

Однако как раз с этого времени численность одесских евреев начинает сокращаться и в абсолютных, и в относительных цифрах. За 1968-90 гг. около 35 тысяч евреев эмигрировали в Израиль и США. Еще более массовый исход евреев начался из независимой Украины.

В 2001 году, согласно всеукраинской переписи, евреев в Одессе насчитывалось 12,4 тыс. человек, или 1,2 % населения города.

Наконец, в Одессе от начала города проживали болгары, гагаузы, сербы, молдаване, армяне, и представители многих других народов. Самым же крупным этносом среди одесситов все же были русские. Все они и составили особую территориально-этническую группу, которая и называется одесситами.

Конечно, в Одессе с «национальным вопросом» все гораздо проще. Большинство браков в Одессе было смешанными, так что у каждого одессита найдутся родственники самой экзотической национальности. Конечно, могут найтись одесситы, которые будут утверждать, что они «чистокровные» (русские, евреи, украинцы, или еще кто), но это такая же нелепость, как одессит, лишенный чувства юмора.

Веселость, несгибаемый оптимизм, особый язык, нонконформизм, что делало одесситов «неудобными» для любой власти, предпринимательская жилка, умение находить выход из любой ситуации, своеобразный индивидуализм (Одесса не насчитывает миллион жителей, а делится на это число) - все эти качества присущи каждому одесситу.

Последствия войн и эмиграций привели к утрате особой этнической и культурной специфики Одессы, которая становится все более похожей на средний украинский областной центр. Но, думается, Одесса никогда не потеряет свое лицо, которое определяла многонациональность города, свободолюбие его жителей, которые всегда были далеко (и в географическом, и в политическом смысле) от столиц империи, и знаменитый одесский юмор, и дух жителей прежнего вольного города.

И думается, что у Южной Пальмиры все же более высокая судьба, чем просто роль областного центра на Украине.

Сергей Викторович Лебедев, доктор философских наук
     

 
   
Другие статьи этого автора01.04.2014 | «В Западной Европе усиливается правое движение»
Политолог Сергей Лебедев о причинах беспрецедентного успеха «Национального фронта» Марин Ле Пен на муниципальных выборах во Франции

25.03.2014 | «Революция пожирает своих детей»
Политолог Сергей Лебедев об убийстве «Сашко Билого»

25.03.2014 | Слобожанщина: этническая история

17.03.2014 | Нижнее Поднепровье (Запорожье)
Этническая история

14.03.2014 | Донбасс: этническая история

04.03.2014 | «Главный союзник Кремля - феноменальная дурость либеральной тусовки»
Политолог Сергей Лебедев о реакции радиостанции «Эхо Москвы» и других прозападных СМИ на сообщение о возможном вводе российских войск на территорию Украины

24.02.2014 | Крым и его народы
Этническая история

22.02.2014 | На украинских националистов немцы смотрели как на мелких лакеев
Политолог Сергей Лебедев о том, почему и как на территории современной Украины сформировался миф о Бандере

19.02.2014 | «Шендерович крепко подставил либералов»
Петербургский политолог Сергей Лебедев о радио «Эхо Москвы» и ее псевдогероях

все статьи автора

Отредактировано Zlata (17-04-2014 07:07:10)

17

( С сайта Dal.by)
 
        Народа «крымские татары» не существует.
     
      Владимир Путин сегодня сообщил, что подписал указ о реабилитации народов Крыма, пострадавших во время сталинских репрессий. "Мной подписан указ о реабилитации крымско-татарского населения Крыма, армянского населения, немцев, греков - всех, кто пострадал во время сталинских репрессий", - заявил он.

Понятно стремление России обезопасить себя на будущее от проблемы крымских татар. Только решать ее путем присвоения им статуса "коренного народа Крыма" непродуктивно.

Как минимум, по трем причинам.

Во-первых, потому что само закрепление за ними имени "крымские татары" уже было одной из связанных с ними проблем, и было языковой условностью своего времени, не отражающей объективной реальности.

Во-вторых, потому что на самом деле речь идет даже не об одном этносе, а о нескольких, с разной судьбой и разным этно- и культурогенезом.

В-третьих, потому что коренным народом Крыма они никогда не являлись.

Имя "крымские татары" как таковое появляется после воссоединения Крыма с Россией в последней четверти XVIII века. И означало оно только одно: "крымские мусульмане". Потому что тогда в России вообще всех мусульман называли татарами, не вкладывая в это слово что-либо обидное.

Правда, татарами войска Крымского ханства, совершавшие набеги на Московское государство, называли и в прежние века - в общем-то, по той же причине. И отчасти оправданно, имея в виду историко-политическую преемственность Крымского ханства с Золотой Ордой.

В этом отношении, как ветвь татаро-монгольского нашествия, именно армия хана могла считаться татарами, и Крым воспринимался как "татарское царство", подобное Казанскому царству, и вызывал определенные эмоции. Но с теми, кто населял Крым в это время, Россия, как правило, не сталкивалась и мало знала о том, кто его, собственно, населяет.

И когда Крым был воссоединен с Россией, всех его мусульманских обитателей так и назвали. Хотя даже ислам они исповедовали разное время - от 10-20 до 400 лет.

Татары (то есть те, кого можно было бы назвать татарами), пришедшие в Крым во время татаро-монгольского нашествия, - это чуть ли не самая поздняя волна этнопереселения в Крым, никогда не составлявшая основу и большую часть его населения.

Когда-то там жили тавры и киммерийцы. Потом западную часть заселили скифы, восточную - те, кого можно назвать "меотами"; географически это был один из народов будущей России, населявший Тамань, Прикубанье и Дон. Но это было очень давно.

Правда, скажем, Ломоносов считал населенное ими Боспорское царство истоком русской государственности.

Позже, примерно в II-IV веках нашей эры, в Крыму была распространена так называемая черняховская археологическая культура, которую академик Рыбаков рассматривал как одну из первых славянских культур на территории Руси. В рамках этой трактовки черняховская культура - это своего рода "культура эллинизированных славян", ставшая основой их будущей государственности и историко-культурного возвышения.

В IV веке туда приходят вытесняемые из Причерноморья гуннами готы, то есть германцы. Их государство в горах Крыма существовало почти до XV века и было разгромлено турецкими нашествиями.

Со времен Древней Греции и Рима, а потом Византии побережье Крыма населяли греки. Потом, в XIV-XV веках, южное побережье населяют генуэзцы, то есть итальянцы.

Каждый из этих народов - германцы, греки и итальянцы, - имел много больше оснований считаться коренным народом Крыма, чем позже всех добравшиеся туда татары. Хотя и они коренными для Крыма не были.

В V веке здесь были тюрки. В VII веке - болгары. В VIII веке Крым делят между собой византийцы (то есть на этот момент - греко-славяне) и хазары. К концу VIII века в восточную хазарскую часть Крыма приходят русы (будущие русские) во главе с князем Бравлином, взявшем Сурож и принявшем там - на двести лет раньше Владимира - крещение.

В начале X века здесь идет борьба русов и хазар. В Х веке Олег и Святослав побеждают хазар, и в Крыму возникает русское Тьмутараканское княжество, которое тогда является частью Киевской Руси. То есть Крым, по сути, является таким же очагом древнерусской государственности, как Киев и Новгород.

В XII веке здесь появляются половцы, в начале XIII века они еще вместе с русскими сражаются против первого турецкого десанта, а в 1223 году сюда вторгаются татаро-монголы, и степной Крым становится улусом Орды. В XIV веке южное побережье заселяют генуэзцы, а затем вторгается, пытаясь освободить Крым от татар, русско-литовское войско Витовта. А в 1399 году татары Едигея разрушают последний оплот античного мира - Херсонес.

С османским завоеванием Византии их войска неоднократно вторгаются в Крым - и татарские ханы заключают с ними союз, став вассалами Стамбула...

Где тут можно увидеть татар как коренное население Крыма? Придумать такое можно только в рамках политической спекуляции. Кто угодно - но не они.

Они тогда пришли в Крым как завоеватели и разрушители. Причем даже после завоевания не они составляли основную часть населения Крыма. Опираясь на предыдущую, в частности, древнерусскую культуру, они создали свою, и для того времени не самую примитивную цивилизацию. Но они всегда оставались меньшинством в своем государстве. Это было государство, чем-то напоминающее английские колонии или ЮАР второй половины ХХ века: господствующее исламское этническое меньшинство и порабощенное православное большинство.

Для Крыма они были чем-то вроде мавров для Испании. И как королева Изабелла несла свои обеты до полного освобождения страны от завоевателей и освобождения Гренады, так и Россия веками сражалась, пытаясь освободить свою древнюю территорию.

Испанцам удалось освободить Гренаду на 400 лет раньше, чем Россия освободила Крым. Но мавры пришли на Пиренеи в VIII веке, татары в Крым - в XIII веке. Мавры пробыли там 800 лет, но никто не предполагает объявлять их коренным народом Испании. Татары, если брать от полного завоевания ими Крыма, - 400 лет, если от первого вторжения - 600. И их пытаются объявить коренным народом, хотя еще раз повторю: они никогда не составляли большинство населения Крыма.

В середине XVII века ханами была проведена перепись населения. По этим данным, население Крыма составляло 1,1 миллиона человек. Татар среди них было 180 000, 920 000 человек были обозначены как "православные". Они были разными - потомки греков и генуэзцев, армяне, готы, но большую часть составляли пленные, рабы и остатки русского населения, а также переселенцы с территории бывшей Киевской Руси.

То есть татар было немногим больше нынешнего - порядка 16%. Но они были поработившими Крым господами - знатью, воинами, рабовладельцами, заставившими работать на себя коренное (в значительной степени славянское) население Крыма.

Другое дело, что те, кого после воссоединения назвали крымскими татарами, к ним не относились. В условиях русско-турецких войн и отступления Турции ко второй половине XVIII века в Крыму начала проводиться политика выселения с его территории православных, так как власть на тот момент боялась, что Россия сможет опереться на них при освобождении Крыма. И коренное православное население Крыма вынуждено было либо его оставлять, либо принимать ислам, чтобы остаться на родине.

К моменту, когда Крым был освобожден, теми, кого по принципу вероисповедания назвали крымскими татарами, действительно могли быть названы только степняки-ногаи. Вторая часть - жители горного Крыма - были потомками готов, германцами, хотя разглядеть в них немцев, конечно, было трудно. Третьи - жители побережья - были потомками греков и итальянцев (так называемые южнобережцы - ялыбойлу).

Поэтому, если вообще говорить о восстановлении исторической справедливости, нужно было бы прежде всего признать, что самого народа "крымские татары" просто не существует.

И что есть как минимум три разных народа, каждый из которых сыграл разную роль в истории и имеет право на восстановление своего исторического имени, исторической культуры и пробуждение своего национального самосознания, большую часть которого их лишили именно монголо-татарское и турецкое нашествия, их господство и насильственная исламизация.

Чтобы греки и итальянцы вспомнили, что они греки и итальянцы. Готы - что они готы, народ древних легенд. А татары чтобы не забывали, что они - действительно татары, пришедшие в Крым позже всех остальных народов.

Каждый из них сыграл свою роль. Но ни один не имеет права требовать для себя наименования "коренной народ Крыма".
Источник

18

Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия

   Книга Тавриды
Светлана  Замлелова, Русская народная линия

Воссоединение Крыма с Россией / 22.04.2014

С Крымом в Россию вернулись не только пляжи и верфи, фрукты и вина, но и книги. Можно также сказать, что к России вернулась память. И сегодня Россия не сосредотачивается – она припоминает. Припоминает, что значит быть суверенным государством, что такое «мы – вместе» и «своих не бросаем». И многое ещё предстоит вспомнить. А пока нас ждут хлопоты и открытия по поводу вновь ставшего нашим большого хозяйства. Спору нет – хозяйства изрядно запущенного. Но так ли это важно, когда речь идёт о культурном и генетическом хранилище России. Основа человеческого – вера и слово – связана для России с Крымом.

Именно здесь, на Крымской земле, Россия встретилась с Христом, о Котором возвестил Тавриде ещё апостол Андрей. За двести лет до Крещения Руси в Сугдее (Судаке) одним из первых среди русских принял Крещение князь Бравлин, пришедший с ратью из Новгорода. Житие святого Стефана Сурожского сообщает, что осадивший Сугдею и намеревавшийся разграбить храм святой Софии Бравлин внезапно заболел. И лишь крестившись, отказавшись от награбленного и отпустив пленных, Бравлин получил исцеление и вернулся в Новгород христианином. А спустя два столетия в Крыму крестился и князь Владимир.

С Корсунью (или древним Херсоном, а ныне – Севастополем) связаны имена учителей славянских – Кирилла и Мефодия. Именно в Корсуни в 861 г. явился к недавно прибывшему Кириллу некий славянин и принёс Евангелие и Псалтирь, «роусьскыми писмены писано». Разбирая невиданные книги на знакомом языке, Кирилл немало совещался с их владельцем о произнесении и написании славянских звуков. Именно эти беседы во многом помогли солунским братьям в трудах по составлению славянской азбуки – ведь была упорядочена существовавшая письменность. Или, как уверяет автор «Русского Хронографа» XV в., «…грамота рускаа явилася, Богом дана, в Корсуни русину, от неяже научися философ Константин (Кирилл – С.З.), и отуду сложив и написав книги русским языком…»

И по сей день Крым, удививший когда-то святого равноапостольного Кирилла библиографическими редкостями, словно по установившейся традиции хранит собрания редких книг. Так, например, Симферопольская библиотека «Таврика» содержит уникальное собрание литературы о Крыме, книги, изданные в период с XII в. по настоящее время. В этом фонде редких книг, насчитывающем порядка сорока тысяч томов, можно найти и рукописный «Танах» XI в., написанный древнееврейским квадратным шрифтом на пергаментных листах. Причём манускрипт наиболее полный из тридцати известных – двести сорок три листа. Здесь же хранятся и русские рукописные книги XVII-XVIII вв., а также сочинения путешественников и исследователей Крыма. Здесь же и атласы Э.И. Тотлебена, и литографии с видами Тавриды, и фото времён Крымской войны 1853-1856 гг.

Примерно пятнадцать тысяч редких и ценных изданий составляют гордость библиотеки им. И.Я. Франко. При том, что во время немецкой оккупации из библиотеки были вывезены в Германию – а, по сути, украдены – старинные книги по истории и искусству; значительная часть периодики и неугодной немцам литературы была уничтожена. Фонд потерял около ста пятидесяти тысяч экземпляров.

Много теряла и Севастопольская Морская библиотека, основанная в 1822 г. офицерами Черноморского флота. Фонд библиотеки также собирался моряками-черноморцами, сначала флота Его Императорского Величества, потом Советского Союза, а ныне – Российской Федерации. Морской библиотеке, ожидающей двухсотлетний юбилей, выпала нелёгкая судьба. Едва построенное здание книгохранилища сгорело в 1844 г., потеряв в огне значительную часть своего фонда. Пострадали книги и во время эвакуации при первой обороне Севастополя. После Гражданской войны часть книг оказалась в эмиграции. На шестнадцать тысяч рублей выкупила книг у Морской библиотеки «Международная книга» в 1931 г. К тому времени библиотека располагала примерно ста пятьюдесятью тысячами томами, старейшие из которых относились в XVI в. А в 1941 г., когда враг подходил к Севастополю, и книги спешно эвакуировали на Кавказ, двадцать ящиков с редкими изданиями погибли при погрузке в Сухарной балке. И всё же библиотека выстояла. Сегодня в её фондах можно найти коллекцию русских книг XVIII в., книги по истории первой обороны Севастополя, старинные путеводители по Крыму, книги о Черноморском флоте. Особая гордость – это военно-морская литература, начиная с  XVIII в. Всё это редкие, а подчас – действительно уникальные издания.

Порой за книги велись настоящие битвы. Чего стоит хотя бы история С.Г. Щеколдина, директора Воронцовского дворца-музея в Алупке. С.Г. Щеколдин – человек необычайной судьбы, проживший 98 лет, побывавший в лагерях в 30-е и 50-е гг., остававшийся директором музея при оккупантах, за что, кстати, и был сослан после войны. Дважды Щеколдин спас музей от подрыва – сначала уничтожить дворец пытались свои перед приходом немцев, а в 1944 – уже отступавшие немцы перед приходом Красной Армии. С фашистами, которым Воронцовский дворец прямо-таки не давал покоя, Щеколдин вынужден был сотрудничать все восемьсот девяносто дней оккупации и даже получал от них жалование. И всё это во имя спасения коллекции, которую Щеколдин охранял так рьяно, что не раз вынуждал новых хозяев города трясти у него перед носом револьвером. В то же время немцы, которых Щеколдин временами буквально гонял из музея, и сами побаивались строгого директора, в шутку уверяя друг друга, что в музей к нему без сменной обуви не вошёл бы и фюрер.

До войны Воронцовский музей располагал прекрасной библиотекой, хранившей редчайшие издания. Это были книги как Воронцовых, так и других «буржуев», чьи имения также подверглись национализации. Здесь хранились и рукописные книги, и коллекции гравюр, карт и чертежей, архивы. Книжное богатство Щеколдину, рисковавшему жизнью, удалось скрыть от немцев. Но когда после войны во дворце решено было устроить санаторий, книжный фонд музея отправили в Москву. И снова подвиг Щеколдина. Вернувшись из мест заключения, бывший директор Воронцовского музея бросился в столицу в поисках вывезенных книг. А книги почему-то не пришлись ко двору в Москве, четверть века пролежав сваленными в кучу, и лишь в конце восьмидесятых, усилиями Щеколдина, перебрались после долгих мытарств домой, в Алупку. Часть библиотеки так и осталась в Москве, потому что очень скоро Алупка оказалась для Москвы «заграницей».

Но всё изменилось. И если вчера Воронцовский дворец-музей не чаял возвращения своей библиотеки, то, как знать, что ждёт книги завтра. Ведь Таврида больше не «заграница». И книги у нас теперь общие. Нравится  Поделиться
--------------------------------------------------------------------------------
   

   
Другие статьи этого автора20.11.2013 | В позе борца. О нашей интеллигенции
О нашей интеллигенции

16.10.2013 | Патология как культура
Общество потребления: отказ человека от высокого в пользу обыденного и даже низменного

06.08.2013 | По ту сторону океана. Россия и Америка в прозе В.Г. Короленко
К 160-летию писателя

11.06.2013 | Знак безсмертия

29.05.2013 | Время собирать земли
Вновь о евразийстве

03.05.2013 | Раздвоение, как и было сказано...
Русский читатель не узнаёт себя в произведениях нынешних русскоязычных писателей

20.04.2013 | Почему время евразийствует
Государству следует заботиться объяснением принадлежности разных народов одному целому

28.03.2013 | Очень русская история

16.03.2012 | Не предай!
В.Г. Распутину - 75

все статьи автора

19

http://ruskline.ru/analitika/2014/04/23 … h_pushkin/   http://s3.uploads.ru/t/2v7cN.gif
    Современная Россия - каганат?
   
  Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия
информационно-аналитическая служба

    О чем нас предупреждает Александр Сергеевич Пушкин
                Евгения  Дмитриева, Русская народная линия

23.04.2014


Комментарий к стихотворению «Песнь о вещем Олеге» …

«Сбирайтесь иногда читать мой свиток верный»

А.С. Пушкин

«Песнь о вещем Олеге» была написана А.С.Пушкиным в 1822 году. Сюжетом послужил летописный рассказ из «Повести временных лет», приведенный Н.М.Карамзиным в V главе I тома «Истории Государства Российского». В это время, помимо историка Н.М.Карамзина, на прошлое России обращают большое внимание русские прозаики и поэты. А.А.Бестужев-Марлинский пишет исторические повести, одна из дум К.Ф.Рылеева носит название «Вещий Олег». В контексте интереса к «преданьям старины глубокой» можно объяснить и появление в творчестве А.С.Пушкина «Песни о вещем Олеге». Однако, с моей точки зрения, есть и другая, может быть, более существенная подоплека его создания.

Поэт приехал в свою первую ссылку, в Кишинев, 21 сентября 1820 года. Наместником края был генерал И.Н.Инзов, известный своими симпатиями к масонам и личным участием в их собраниях. В это время в Кишиневе полулегально действовала масонская ложа «Овидий». 6 мая 1821 года А.С.Пушкина приняли в эту ложу. Но в конце 1821 года ложа «Овидий» была запрещена Александром I - первой среди всех, так как Государю стали известны намерения будущих декабристов о свержении самодержавия. Все масонские ложи были запрещены Государевым рескриптом от 1 августа 1822 года. Вот в этом промежутке, между первым запрещением масонской ложи «Овидий» и рескриптом от 1 августа 1822 года, и появилась «Песнь о вещем Олеге».

Тема трагической судьбы князя-язычника никак не накладывалась на текущую светскую и пылкую личную жизнь поэта, его духовные искания в русле романтизма. Воображение певца «сердечных дум» волновала более тема пленника, странника, изгнанника, и судьба ссыльного поэта Овидия воспринималась им как нечто глубоко личное:

Овидий, я живу близ тихих берегов,

Которым изгнанных отеческих богов

Ты некогда принес и пепел свой оставил.

«К Овидию», 26 декабря 1821 год.

И почти в это же время из глубин языческой Руси является могучий образ вещего Олега:

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хозарам,

Их села и нивы за буйный набег

Обрек он мечам и пожарам.

Если бы не это хрестоматийное стихотворение А.С.Пушкина, изучавшееся многими поколениями учеников по программе литературы в пятом классе, мы и не знали бы ничего про каких-то хазар, потому что о них в учебниках истории было написано ровно две строчки: «Он [Святослав] разгромил Хазарский каганат и подчинил племена ясов (осетин) и касогов (черкесов) на Северном Кавказе и в Прикубанье»[1]. Все. А что же такое Хазарский каганат? Об этом ни слова.

«Хазарская тема» у советских историков была под негласным запретом. Книга М.А.Артамонова «История Хазарии», где впервые она показана как одна из «сверхдержав» Восточной Европы IX-X веков, более 10 лет не публиковалась.

Удивляет также то обстоятельство, что и в дореволюционных популярных исследованиях об истории Древней Руси либо вовсе нет упоминания о хазарах[2], либо упомянуто вскользь[3], либо дана искаженная оценка: «Хазарское иго не было тяжелым для славян»[4]. Тогда зачем нужны были походы Олега, подвиг Святослава? Об этом историки молчат. Да и у самого Н.М.Карамзина о разгроме Хазарского каганата упоминается походя, а ведь это событие изменило ход русской истории: «Древняя Русь перехватила гегемонию у Хазарского каганата в X веке. Следовательно, до X века гегемония принадлежала хазарам»[5].

Почему же мы так мало знаем о Хазарии? И не только мы. Западные исследователи, в частности, Бенджамен Фридман в своей работе «Правда о хазарах» выражает искреннее удивление по поводу того, что «какая-то таинственная, мистическая сила оказалась способной на протяжении жизни бесчисленных поколений и по всему миру не допускать того, чтобы история хазар и Хазарского каганата попала в учебники истории и в школьные программы по этому предмету»[6].

А вот А.С.Пушкин наверняка знал этот материал, потому что с ходу включил хазарскую тему в судьбу своего героя и дал, на первый взгляд, странное определение хазарам, которое как бы «выламывается» из контекста, из былинно-эпического стиля повествования в духе русских сказителей. Действительно, почему хазары названы «неразумными»? Ведь они были врагами славян, совершали «буйные набеги». А разве так говорят о врагах? Почему А.С.Пушкин не написал, к примеру: «Отмстить беспокойным хазарам, вероломным, ненавистным»? Наверное, это было бы не менее правильно! Но ничего «неправильного», а тем более случайного, не бывает у гениев.

Поэт написал именно так, чтобы донести до нас не только глубинный смысл Олеговой судьбы, но и трагический смысл русской истории.

Итак, три вопроса в тексте этого произведения нас будут интересовать:

1.               Почему А.С.Пушкин называет хазар «неразумными»?

2.               Что значат символы «конь» и «змея» для понимания смысла судьбы Олега?

3.               Что хочет донести до нас поэт «хазарской темой»?

Обратимся к истории и зададимся целью понять особый предначертательный смысл такого исторического явления, каким была Хазария. Это важно еще потому, что, как справедливо отмечал известный русский философ-футуролог А.С.Панарин, «со времен появления великих мировых религий мировая история включает мистическую составляющую в качестве скрытой пружины и вектора»[7].

Государство Хазария существовало с середины VII до конца X века. Коренной этнос - тюрки. Территория Хазарии включала Северный Кавказ, Приазовье, большую часть Крыма, степь и лесостепь от Нижней и Средней Волги до Днепра, северная граница проходила по землям современной Воронежской и Тульской областей. Столицей этого огромного государства был город Семендер, который находился на территории современного Дагестана, а с начала VIII века - Итиль. Есть два предположения о местонахождении Итиля: нынешний Волгоград (Сталинград, Царицын) или Астрахань. В обоих случаях местоположение весьма выгодное, так как позволяло контролировать движение грузовых и пассажирских потоков по реке в целях сбора дани, которая составляла 10% от всех грузов, переправлявшихся по Волге. Кроме того, хазары весьма часто совершали «буйные набеги» на соседние славянские племена с целью захвата собственности и людей, которых обращали в рабство и продавали на невольничьих рынках. Хазария содержала мощную разноплеменную наемную армию. Главой государства был каган, впоследствии также царь-бек. С середины VIII века государственной религией становится иудаизм.

Неоценимый вклад в историю Хазарии внес Л.Н.Гумилев, посвятивший этой теме немало исследований, и, более того, историю русов, иных народов Великой степи, а также определенные тенденции мировой истории рассматривал в тесной связи с проблемой Хазарского каганата. Именно проблемой считает выдающийся ученый этот «зигзаг истории», «государство-химеру», которая воплотилась в «антисистему», «скрытую составляющую мирового исторического процесса».

Проблемой Хазария стала, по мнению Гумилева, после переселения туда евреев, перебравшихся на Кавказ и в хазарские степи из-за столкновения с византийцами, арабами и персами. Западный исследователь Артур Кёстлер в своей книге «Тринадцатое колено» вообще считает, что поток еврейской миграции в Европу шел в значительной степени из Закавказья через Польшу и Центральную Европу. Тринадцатым израильским коленом, коленом Дана (из которого по преданию должен явиться Антихрист!), он называет ту часть евреев, которые ушли на Север через Кавказский хребет после падения Израиля в 722 году до н.э., впоследствии смешались в тюрками-хазарами и утратили свою еврейскую идентичность. О том, как и почему Даново колено оказалось у истоков Хазарского каганата, можно подробно прочитать в книге Т.В.Грачевой «Невидимая Хазария» (Рязань, 2010. С. 187-189).

В Библии сказано, что «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад. На помощь Твою надеюсь, Господи!» (Быт. 49: 17-18). По геральдике колен израилевых символами колена Данова считаются змей и конь. Среди амулетов, найденных на хазарских кладбищах, преобладают эти два: змей (в разных модификациях, в т.ч. и в виде шестерок, заключенных в кольцо - изображение, близкое к тому, что мы имеем в современных российских паспортах) и конь (иногда тоже в кольце).

«В середине VIII века произошедшие на всем пространстве Евразийского континента события изменили мир так, как никто бы не мог предугадать»[8], - этими словами Гумилев начинает рассказ о рождении Хазарии, искусственного государства, вследствие переселения туда «путешествующих» евреев, которые сразу «развернулись» и прибрали власть к своим рукам. «Тюркютские ханы из династии Ашина в силу свойственных степнякам религиозной терпимости и благодушия считали, что их держава приобретает работящих и интеллигентных подданных, которых можно использовать для дипломатических и экономических поручений. Богатые евреи подносили хазарским ханам и бекам роскошные подарки, а красавицы еврейки пополняли ханские гаремы. Так сложилась еврейско-хазарская химера»[9]. В 803 году влиятельный в Хазарском каганате иудей Обадия взял власть в свои руки и превратил хана (кагана) в марионетку, объявил талмудический иудаизм государственной религией, а сам сделался царем-беком, то есть реальным правителем. Так родилось двоевластие в Хазарии, так родилась химера. Гумилев называет химерой это искусственное государство, потому что на теле одного народа сидит голова другого народа, в результате чего Хазария резко изменила свой облик. «Из системной целостности она превратилась в противоестественное сочетание аморфной массы подданных с господствующим классом, чуждым народу по крови и религии»[10], в общность людей с «негативным мироощущением». Л.Н.Гумилев констатирует, что «негативные образования существуют за счет позитивных этнических систем, которые они разъедают изнутри, как раковые опухоли»[11].

Иудаизм, по меткому выражению Л.Н. Гумилева, распространялся в Хазарии «половым путем», то есть через смешанные браки. Причем дети из таких семей считались своими среди хазар (где национальность определялась по отцу) и среди евреев (если мать была еврейкой). То есть в любом случае такой еврей был «пригодным» для ведения выгодных и больших дел.

А что же остальные? Коренное большинство? А оно превратилось в собственной стране в бесправную и аморфную массу. Труд хазар оплачивался минимально, туземцы трепетали перед грозными сборщиками налогов, молились в таких же халупах, в каких жили, простым хазарам-мужчинам, однако, предоставлялось право охранять иудеев-купцов, главы иудейских общин выжимали из хазар средства на наемников, которые должны были в случае мятежей этих хазар подавлять. Таким образом, хазары сами оплачивали свое закабаление.

Еще более резкую характеристику Хазарскому каганату дает современный исследователь Олег Платонов: «Под водительством иудейской религии Хазарский каганат превратился в военно-разбойничье и торгово-паразитическое государство, занимавшееся сбором грабительских даней, посреднической торговлей, сбором пошлин с купцов (больше напоминающим современный рэкет)...

... Евреи вывозили из славянских стран не только воск, меха и лошадей, но главным образом славян-военнопленных для продажи в рабство, а также юношей, девушек и детей для разврата и гаремов. Практиковалась торговля кастрированными славянскими юношами и детьми. Для кастрации евреи оборудовали в Каффе (Феодосии) специальные заведения.

На некоторое время хазарские иудеи подчинили себе племена восточных славян, заставляя платить их дань. В русском фольклоре, например в былинах, сохранилась память о Козарине и Жидовине, о борьбе с «царем иудейским и силою жидовской»[12].

Хазария, с точки зрения Л.Н.Гумилева, была не только государственной, но и этнической химерой, которая складывалась вследствие вторжения представителей одного этноса в область проживания другого, не совместимого с ним. Эта химера еще страшнее, так как на место единой ментальности приходит полный хаос взглядов и представлений, создающих какофонию и всеобщую извращенность. «Она (химера, антисистема) вытягивает пассионарность из вместившего ее этноса, как вурдалак»[13]. В таких неестественных (антисистемных) условиях погибает все, в том числе и культура. В самом деле, ничего не осталось от хазар, тогда как иные курганы до сих пор поражают при раскопках своими шедеврами. Ни в одном музее мира вы не найдете «шедевров» Хазарии. Их сосуды лишены орнамента, их строения примитивны, изображения людей вообще нет. Чем же эти степняки были хуже других? А вот чем. Они, «неразумные», то ли по доброте душевной, то ли по слепоте духовной позволили превратить себя в химеру. Из живого народа, пригревшего на своей груди змею (вспомним символику хазар!) и отравленного ею, постепенно уходила жизнь, как она уходила из могучего тела князя Олега, который так и не оправился после укуса змеи, «от того разболелся и умер он»[14]. Воспроизводить культуру может народ, в ком живы воля, разум и дух. Он через творения искусства стремится обрести бессмертие в истории. В Хазарии «заказчиком» культуры могли быть только богатые иудеи. А они не нуждались в искусстве. Их религия (талмудический иудаизм) принципиально отрицала изобразительное искусство, красоту реализма. Они не имели своих художников, а если таковые и появлялись, то занимались начертанием символов и геометрических фигур в текстах Каббалы (прообраз абстракционизма) или каллиграфией, то есть переписывали Талмуд.

Собственное искусство хазар в Хазарском каганате не могло найти не только заказчика, но и покупателя, потому что хазары были бедны. Они перестали даже ставить могильные памятники, просто клали покойников на бугры, где тех присыпала степная пыль...

Гром грянул в 964 году, когда князь Святослав со своей дружиной нанес сокрушительный удар по Хазарскому каганату. Была разгромлена иудейская столица Итиль, впоследствии уничтожены все центры разбойничьего паразитарного государства. Киевская Русь оказалась самым могучим и последовательным врагом иудейского Хазарского каганата. Почти полуторастолетняя освободительная война восточных славян, героем которой был и вещий Олег, победоносно завершилась.

Простой народ бывшей Хазарии, не принадлежавший к иудаизму, перешел под покровительство Руси, тогда как иудейские верхи и торгово-ростовщический класс, связавшие себя верой талмудического иудаизма, покинули эти земли и, по мнению ряда европейских историков, переселились на западные земли России, в Польшу, Германию и далее, далее... Эти переселенцы составили ветвь так называемых восточных иудеев-ашкенази, тринадцатое колено Даново, «скрытую составляющую мирового исторического процесса».

Хазарское царство исчезло, как дым. Оно растворилось в половецком степном море. От него не осталось ничего: ни этноса, ни сколько-нибудь значимых культурных памятников, ни языка, ни могильных плит, а столица Итиль превратилась в город-призрак, до сих пор недоступный археологам.

Пришло время Крещения Руси. В «Повести временных лет» летописец рассказывает о том, как к князю Владимиру пришли хазарские евреи с предложением принять их веру - талмудический иудаизм. «И спросил Владимир: «Что у вас за закон?». Они же ответили: «Обрезываться, не есть свинины и заячины, хранить субботу». Он же спросил: «А где земля ваша?». Они же сказали: «В Иерусалиме». Снова спросил он: «Точно ли она там?». И ответили: «Разгневался бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам за грехи наши, а землю нашу отдал христианам». Сказал на это Владимир: «Как же вы иных учите, а сами отвергнуты богом и рассеяны: если бы бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?»[15].

Этот эпизод фиксирует попытку хазарских иудеев прибрать к рукам киевского кагана подобно тому, как это получилось с итильским. Тогда бы русы быстро оказались на положении хазар. Но Владимир явил себя очень разумным, дальновидным правителем, он ведал о недавнем прошлом Хазарского каганата, сомневался в правдивости слов хазарских иудеев о том, что их земля в Иерусалиме: «Точно ли она там?» - переспросил он. Владимир оказался проницательнее и разумнее доверчивого, «неразумного» тюрка Ашина и предпочел союз с православными греками сомнительным хазарским посулам.

Так на Руси появилась вера, которая прямо указывала на богоборца и врага рода человеческого - дьявола - и его «детей», отпавших от Господа: «Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины... Он лжец и отец лжи» (Ин. 8: 44).

По промыслу или по Божьему попущению как часто человеческая мудрость и здравый смысл натыкаются на искушения доверчивой беспечностью или гордыней своеволия! На протяжении всей жизни в Пушкине шла эта борьба. С юных лет и до последнего вздоха возле него неустанно обретались люди, которые, что называется, сбивали его с пути истинного. А истинный путь - это путь к Богу. Александр Сергеевич трудно его искал. И в Кишиневе среди разноплеменных масонских « братьев» он пережил «своего рода падение.., прошел через темные ущелья, где недобрые силы кружились, нападали, одолевали... Что-то томило, застилало прирожденную силу его духа»[16]. Это описание внутреннего состояния поэта как нельзя лучше объясняет появление в его творчестве образа вещего Олега. Все эти темные масонские «ущелья» с их мрачными ритуалами и зловещей символикой (а среди них - змея и конь) вызвали у поэта тревожные раздумья о связи человеческой судьбы и человеческой истории с некими мистическими силами, которые и богатыря валят.

«Могучий Олег»!.. За его спиной - целая череда славных побед, а погибает случайно, от укуса змеи.

Сделаем небольшое отступление-уточнение. Выше мы говорили о том, что в Хазарский каганат мигрировала та часть еврейства, которая представляла колено Даново («аспид на пути, уязвляющий ногу коня»). Но часть этого колена ушла на Британские острова, в Англию, о чем имеются записи в исторических летописях. И на королевском гербе Великобритании присутствуют те символы, которые олицетворяют Дана: лев, конь и змей и надпись внизу: «Никто не причинит мне зла безнаказанно». То есть «око за око, зуб за зуб».

Куда же «сбирается» вещий Олег? «Отмстить неразумным хозарам»! А в результате отомстили ему «они». Вот и ответ на вопрос о трагической случайности его смерти. Нет ничего случайного в этом мире, где идет непрекращающаяся борьба дьявола с Богом, «а поле битвы - сердце людское» (Ф.М.Достоевский). «Вдохновенный кудесник» напоминает князю-воителю, что «обманчивый вал в часы роковой непогоды», а также «лукавый кинжал» «щадят победителя годы», покуда «незримый хранитель могущему дан». Об этом нельзя не помнить, ведь голос «кудесника» «с волей небесною дружен»!

Пройдут годы... Забудется предсказание волхва.

Пирует с дружиною вещий Олег

При звоне веселом стакана.

И кудри их белы, как утренний снег

Над славной главою кургана...

Они поминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они...

Печальный какой-то пир. Два многоточия вместо двух восклицательных знаков. Усомнился князь в правдивости кудесника. С горькой усмешкой вспоминает его «презренное» предсказание:

«Так вот где таилась погибель моя!

Мне смертию кость угрожала!»

А здесь, напротив, два восклицательных знака. Возмутился князь. А дальше осуществилось то, о чем сказано в Библии: «Аспид на пути». Не видит князь Олег змея, ослеплен разум его беспечностью гордыни и славы. Поэтому отнимается от «могущего» «незримый хранитель».

Олег назван «вещим» в «Повести временных лет» потому, что он - прорицатель. Он предсказал Киеву: «Да будет это мать городам русским». Но у Пушкина Олег «вещий» еще и потому, что посылает нам, «как ныне» (то есть всегда), весть о затаившемся где-то в мертвой голове аспиде. Покусился на «неразумных хазар» - помни об аспиде и о его цели: «Никто не причинит мне зла безнаказанно».

Эта змея всегда выползает из недр нижнего мира к уверенному в своей правоте богатырю и мстит ему за его дерзновенные подвиги.

Как черная лента, вкруг ног обвилась,

И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Кстати, какого цвета у Олега был конь? Пушкин об этом не пишет. Мы видим «светлое чело» Олега, «белые кудри» князя и его ратников, а вот конь... Замыслом поэта проникся великий русский художник В.М.Васнецов. Конь, конечно же, белый на его иллюстрациях к «Песни о вещем Олеге». И с этим белым конем Олег прощается...

И отроки тотчас с конем отошли,

А князю другого коня подвели.

Но другой конь - это уже другая судьба для воина...

Вещий Олег. Князь-легенда, князь-загадка... Великий правитель, великий воин, великий волхв, он железной рукой собрал разобщенные славянские племена воедино. Он завоевал новые земли, «отмстил неразумным хозарам» и прибил свой щит на врата Царьграда, заставив гордую Византию признать Русь равной себе. Он правил так долго, что многие стали считать князя не только вещим, но едва ли не бессмертным, а его загадочная гибель вдохновила поэта на создание стихотворения - пророчества, стихотворения - предупреждения, ибо не случайной была гибель Олега.

Ковши круговые, запенясь, шипят

На тризне плачевной Олега;

Князь Игорь и Ольга на холме сидят;

Дружина пирует у брега;

Бойцы поминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они.

Наши герои опять на вершине холма. Что ж! Жизнь продолжается. Впереди новые сражения, иная история. Не будет ли она внезапно застигнута или неспешно, «путем непрямого действия» одолена тайными силами, что «веют, как вихри враждебные» и «злобно гнетут»? А Тот, который «на берегу пустынных волн» «стоял... дум великих полн и вдаль глядел»? Он чуял эти силы, когда закладывал в план строительства города и его архитектуру масоно-хазарскую символику?[17]

Все флаги в гости будут к нам, и запируем на просторе!

Медный всадник и змей под задним копытом лошади. Когда стоишь лицом к памятнику - змей не виден. Всадник тоже не видит аспида, взор его обращен вдаль.

Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта!

А в сем коне какой огонь!

Куда ты скачешь, гордый конь,

И где опустишь ты копыта?

Или откинешь? «Всадником Апокалипсиса» называли еще этот памятник.

А вот Георгий Победоносец на белом коне видит аспида. Он поражает его копьем в самую голову. (Кстати, этот змей нигде не изображается мертвым. Он извивается, придавленный, пытается укусить жертву, но он жив!). Свершится ли то, что Георгий Победоносец, Святой Егорий, как его еще называют в народе, герой многочисленных сказаний и песен у всех христианских народов и мусульман, убьет змея, дракона, который опустошает землю?

Георгий потому и Победоносец, что одухотворен знанием о Спасителе и Его врагах. За Господа нашего Иисуса Христа он сам принял мученическую смерть. «Всевышнего избрал ты прибежищем твоим. Не приключится тебе зло, и язва не приблизится к жилищу твоему... На аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона» (Пс. 90: 9-13). «Господь - упование мое» (Пс. 90: 9).

Илия, самый почитаемый на Руси ветхозаветный пророк, тоже считается «змееборцем». Илья Муромец, прославившийся многочисленными воинскими подвигами в борьбе с врагами Отечества, победил страшного змея: в степях рыскало «идолище поганое», с хазарской стороны грозил «Жидовин проклятый». После смерти Ильюшка стал святым.

А.С.Пушкин ведал уже в 1822 году, в какой духовной слепоте, в каком умственном разброде находилось русское общество, прельщенное «просвещением», ослепленное славою минувших побед (1812 год) и возомнившее себя настолько правым, что утратило потребность в «незримом хранителе». «Песнь о вещем Олеге» - это предсказание нашей трагедии в 1917 году и обвала в 1991 году - двух хазарских переворотов. Из наших мертвых, пустых голов выползла та «гробовая змея», которая теперь угрожает нам смертью. А мы до сих пор видим себя на вершине холма и «при звоне веселом стакана» «поминаем минувшие дни». Только эта тризна может быть последней. Ведь и от хазар ничего не осталось.

... И тут я проснулся и вскрикнул: «Что, если

Страна эта истинно Родина мне?

Не здесь ли любил я и умер не здесь ли,

В зеленой и солнечной этой стране?»

И понял, что я заблудился навеки

В пустых переходах пространств и времен,

А где-то струятся родимые реки,

К которым мне путь навсегда запрещен, -

так писал русский поэт Н.С.Гумилев, казненный в августе 1921 года в Петрограде по сфабрикованному контрреволюционному заговору.

Пушкин не сочинял просто стихи и поэмы. Пушкин пророчествовал в рифму. Он сказал нам в 1822 году, что, когда мы забываем о Главном, тогда нас и жалят хазарские змеи. Жалят не только напрямую, как Олега, а через разного рода искушения: «то, что хорошо для пищи, приятно для глаз и вожделенно» (Быт. 3: 6).

Как ныне, как ныне... Почему именно эти стихи почти через сто лет стали неофициальным гимном русской армии в Первой мировой войне, а затем и Гражданской:

Как ныне сбирается вещий Олег

Отмстить неразумным хозарам,

Их села и нивы за буйный набег

Обрек он мечам и пожарам.

Так громче музыка! Играй победу!

Мы победили: враг бежит, бежит, бежит.

Так за Царя, за Родину, за Веру

Мы грянем громкое «ура! ура! ура!».

Но все закончилось подвалом Ипатьевского дома в Екатеринбурге.

«На помощь Твою надеюсь, Господи!» (Быт. 49: 18). И всегда держу копье навстречу змею.

P.S. Собрать, обобщить и изложить этот материал о вещем Олеге, хазарах и змее меня побудило прочтение статьи «Россию хотят объявить «преемницей» Хазарского каганата» в газете «Русский вестник», N5 (2011), где повествуется о том, что Институт востоковедения РАН и Фонд «Взаимодействия цивилизаций» провел круглый стол на тему: «Хазары: миф и история». Его активными участниками были следующие ученые мужи: президент Фонда Рахамим Яшаевич Эмануилов, ведущий научный сотрудник Института славяноведения Владимир Яковлевич Петрухин, директор Института востоковедения РАН Виталий Вячеславович Наумкин, президент Института Ближнего Востока Евгений Янович Сатановский, историк Виктор Александрович Шнирельман и член комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести, директор научно-просветительского центра «Аль-Васатый» Фарид Абдуллович Асадулин. О чем вели речь? О том, что «Русь созидалась не русскими людьми посредством многих, в том числе кровавых, жертв и усилиями русских князей и ратников, а неким многонациональным конгломератом с иудейской элитой во главе»[18]. Автор статьи, Филипп Лебедь, не без удивления восклицает: «Хазары, таким образом, из врагов превращаются в первых собирателей земель русских, а иудаизм - в первую государственную религию на территории Руси!»[19]. «Ученые» предложили также обсудить возможность введения памятной даты «о принятии иудаизма на Руси» (?!). В качестве примера мультикультурности привели «афророссиянина» Пушкина, «который мог бы представлять эфиопскую литературу» (?!?)[20].

Что тут скажешь? Змей не дремлет! Данный комментарий к стихотворению А.С.Пушкина «Песнь о вещем Олеге» - мое копье в пасть этого змея!

Евгения Тимофеевна Дмитриева, филолог-русист, член Петровской академии наук и искусств, Белгород



--------------------------------------------------------------------------------

[1] Епифанов П.П., Федосов И.А. История СССР. Учебное пособие для 9-10 классов средней школы. М., 1963. С. 29.

[2] Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1990. 

[3] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1989. С. 38; Шмурло Е.Ф. Мир русской истории. М., 2009. С 23.

[4] Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. Репринтное издание. Петроград, 1917. С. 65.

[5] Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1993. С. 18.

[6] Грачева Т.В. Невидимая Хазария: Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. Рязань, 2010. С. 156-157.   

[7]  Там же. С. 144.   

[8] Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1993. С. 127.

[9] Там же. С. 131.

[10] Там же. С. 141.

[11] Там же. С. 254.

[12] Платонов О.А. Тайна беззакония: Иудаизм и масонство против Христианской цивилизации. М., 2004. С. 101-102.

[13] Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1993. С. 255.

[14] Повесть временных лет // Художественная проза Киевской Руси XI-XIII веков. М., 1957. С. 20.

[15] Повесть временных лет // Художественная проза Киевской Руси XI-XIII веков. М., 1957. С. 44.

[16] Тыркова-Вильямс А.В. Жизнь А.С. Пушкина. Том I. М., 2010. С. 294.

[17] В народе ходили слухи, что после возвращения из Европы « царя подменили на немца поганого или жидовина  проклятого».

[18] Русский вестник, №5 (2011). С. 13.

[19] Там же. С. 13.

[20] Там же.

 

Другие статьи этого автора12.09.2005 | В клубе "Русская мысль"

все статьи автора

Отредактировано Zlata (24-04-2014 09:17:37)

20

Забытый геноцид

      Геноцид был в самом начале проекта Запада под названием "Украина". Геноцидом этот проект заканчивается. Сегодня уже очевидно, что украинская государственность в том виде, какой она была, уже стала достоянием истории.

Предлагаю вашему вниманию статью двухлетней давности. Она неожиданно стала крайне актуальной.

7 мая 1917 года австрийское правительство выпустило из своих концлагерей русинов. То есть русских, которые жили на территории Австро-Венгрии. Тех, кто уцелел после геноцида. Именно в это время фактически стартовал проект "Украина"...

"К юбилею, исполняющемуся 7 мая, вряд ли будет привлечено внимание украинского общества. Хотя дата знаменательная. В этот день 95 лет назад австрийский император Карл I подписал указ об освобождении из концлагерей галицких, буковинских и закарпатских русинов.

"Все арестованные русские не виновны, но были арестованы, чтобы не стать ими", — отмечалось в указе. Тем самым официально была прекращена кампания террора, развязанная властями во время Первой мировой войны против коренного населения Карпатской Руси (Галиции, Буковины, Закарпатья), входившей в состав Австро-Венгрии.

Около 60 тыс. убитых, около ста тысяч умерших в местах лишения свободы, массовая гибель людей при принудительных депортациях, сотни тысяч вынужденных бежать в Россию (далеко не все из них смогли потом вернуться домой) - таков итог геноцида, устроенного тогда.

Что же произошло?

До начала ХХ века большинство русинов Австро-Венгрии считали себя русскими, представителями единой нации, проживающей на пространстве от Карпат до Камчатки. "Трехмиллионный народ наш русский, под скипетром австрийским живущий, есть одною только частью одного и того же народа русского, мало- , бело- и великорусского", - говорилось, например, в программе "Русской Рады", организации, представлявшей интересы австро-венгерских русинов.
Это очень не нравилось правителям Австро-Венгрии, опасавшимся, что такое положение рано или поздно приведет к утрате восточных провинций и воссоединению их с Россией. Чтобы воспрепятствовать столь нежелательному для себя развитию событий, Вена, начиная с конца XIX века, энергично поддерживала украинское движение, отрицавшее национальное единство русинов с великорусами. Поддерживала различными методами.

Приверженцам украинства отдавалось предпочтение при назначении учителей в школы, священников на приходы, чиновников в местные органы управления. Украинские организации получали финансовую помощь от государства. На выборах в парламент и галицкий сейм власти всеми способами (вплоть до откровенных фальсификаций) протаскивали кандидатов от украинских партий. Вместе с тем на идейных противников украинского движения обрушивались репрессии.

Однако все было тщетно. Что и выявилось с началом мировой войны, когда Австро-Венгрия и Российская империя оказались в противоборствующих лагерях. Как сообщал главнокомандующий австро-венгерской армии эрцгерцог Фридрих в докладной записке императору Францу Иосифу, среди русинского населения существует "уверенность, что оно по расе, языку и религии принадлежит к России". Украинство же оказалось мыльным пузырем, старательно надувавшимся властями, но лопнувшим при первой опасности.

Сразу же после объявления войны из Вены во Львов отправился со специальной миссией представитель австрийского министерства иностранных дел при верховном командовании барон Владимир Гизль. Он должен был на месте выяснить обстановку, сложившуюся на пограничных территориях. Увиденное повергло барона в шок.

"Украинофильское движение среди населения не имеет почвы - есть только вожди без партий", — сообщал он 31 августа 1914 года. Через два дня Гизль вновь констатировал: "Украинизм не имеет среди народа опоры. Это исключительно теоретическая конструкция политиков". В следующем сообщении министру иностранных дел тот же чиновник отмечал, что подтвердилась информация о массовом переходе местного населения на сторону русских войск, "в результате чего наша армия брошена на произвол судьбы".

В свою очередь, било тревогу и австро-венгерское военное командование: "Наступающие на восточной границе в районе Белзец-Сокаль-Подволочиск-Гусятин русские войска произвели на русофильское население Восточной Галиции, которое имело уже давно приятельские отношения с Россией, огромное впечатление, — говорилось в приказе от 15 августа 1914 года. - Государственная измена и шпионаж, с одной стороны, и террор относительно нерусского населения там, где оно было в меньшинстве, — с другой стороны (Сокаль, Залозцы, Гусятин), увеличиваются самым опасным и прямо угрожающим образом".

"Не думал я, что наша армия окажется во вражеском крае", — заявил командующий расположенного в Галиции 2-го корпуса генерал Колошрари галицкому наместнику Коритовскому и высказывал мнение, что прежде, чем начинать войну с Россией, следовало перевешать всё русское население Галиции. А комендант Перемышльской крепости генерал Кусманек предупреждал начальство, что "если в Перемышле останется хотя бы один русин, то я не ручаюсь за крепость".

"Были арестованы все русофильские элементы, известные еще в мирное время. Это должно было оградить нас также и от шпионажа, — вспоминал начальник разведывательного бюро австрийского Генерального штаба Макс Ронге. - Но эта зараза была распространена гораздо шире, чем мы предполагали.

Уже первые вторжения русских в Галицию раскрыли нам глаза на положение дела. Русофилы, вплоть до бургомистров городов, скомпрометировали себя изменой и грабежом. Мы очутились перед враждебностью, которая не снилась даже пессимистам. Пришлось прибегнуть к таким же мероприятиям, как и в Боснии, — брать заложников, главным образом, волостных старост и православных священников".

Также и эрцгерцог Фридрих в уже упоминавшейся докладной записке констатировал, что австро-венгерские войска оказались в Галиции в "атмосфере предательства" и "в собственном краю должны нести потери от шпионажа и измены русофильского населения, а наш враг, который выступал как освободитель, мог, безусловно, рассчитывать на полную поддержку".

Действительно, местные жители всячески содействовали русской армии, информировали её о перемещениях противника, при необходимости служили проводниками русских частей, где могли, повреждали австро-венгерские линии связи.

Насильно мобилизованные в австро-венгерскую армию русины при первой возможности сдавались в плен. "Наши войска страдали от ненадежности русинов - главных обитателей этой местности, — свидетельствовал Ронге. - После побед русских население сильно симпатизировало врагу, причем влияние в этом направлении оказывали и летучки, исходившие от архимандрита Почаевского монастыря Виталия, освободившего "галицийских братьев" от верности присяге австрийскому императору.

Эти русофилы наносили нашим полкам немало вреда: так, на Сане ими были организованы тайные телефонные линии, благодаря которым враг имел возможность узнавать многие интересные подробности о положении и состоянии наших войск". Все это способствовало разгрому австро-венгров и быстрому продвижению русских войск.

Население торжественно встречало освободителей. Во многих сёлах навстречу им выходили крестьянские депутации с хлебом-солью. При вступлении во Львов огромная толпа забрасывала солдат цветами. Значительное число местных жителей вступило добровольцами в русскую армию. Ликование по случаю освобождения от шестисотлетнего иноземного ига было всеобщим.

Радость и восторг царили повсюду, вплоть до галицкой диаспоры в Соединённых Штатах. "Наш Львов - русский, наш Галич - русский! Господи, слава Тебе, из миллионов русских сердец шлёт Тебе вся Русь свою щирую молитву, Боже великий, могучий Спаситель, объедини нас, як Ты один в трёх лицах, так Русь наша в своих частях одна будет во веки!" — писала газета американских галичан "Світ".

Русское чувство пробудилось даже в отрядах, так называемых украинских сичевых стрельцов (УСС), созданных "национально сознательными" деятелями в помощь австрийцам.

"Русские наступают. Мы терпим поражение. Происходят жестокие бои на Гнилой Липе. Твоё холопское войско, твои УССы боёв ещё не видели, но, известно, что они собираются "доблестно" сдаться в плен москалям", — сообщал униатскому митрополиту, покровителю украинского движения Андрею Шептицкому его брат Станислав, генерал австрийской армии.
Генерал не ошибся. Не слушая заклинаний "национально сознательных", сичевые стрельцы стали переходить на сторону русских. В результате австрийское командование просто отвело "усусов" в тыл и произвело в их частях "чистку".
Это было банкротство "украинской национальной идеи".

Александр КАРЕВИН

Источник
 
   
   
Контакты© 2011 Dal.by


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » НАША ИСТОРИЯ