ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » НАША ИСТОРИЯ


НАША ИСТОРИЯ

Сообщений 71 страница 80 из 170

71

http://www.dal.by/news/19/25-04-12-15/  http://s3.uploads.ru/t/GORvV.gif

      Насколько гражданской была гражданская война в России?

     Причину празднования "Дня защитника отечества" в 23-й февральский день помнят сейчас уже далеко не все. А ведь в это время 91 год назад первые части новой, рабочее - крестьянской красной армии (РККА) вступили в бои под Псковом и Нарвой с немецкими оккупантами ...

На прилавках российских книжных магазинов сейчас можно видеть огромное число книг о белогвардейцах: исследования, мемуары, документы. В большом московском магазине с ярким названием "Молодая гвардия" есть целый стеллаж под названием "Белое движение". Ряд издательств выпускает целые серии книг, посвященных "Белому делу". В серии ЖЗЛ издаются биографии Колчака и Деникина (основавший ее в 1933 году А.М. Горький, наверное, переворачивается в гробу).

В то же время литература, в которой объективно освещался бы ход военных действий в России в 1917-1922 годах, практически отсутствует. Не говоря уже о жизнеописаниях победителей, об освещении истории их боевых действий. Советские книги на эту тему не переиздаются, новые не пишутся... В связи с этим уместно подумать об одном историческом казусе, весьма актуальном в условиях меняющейся на глазах международной обстановки и, скажем так, нахрапистого, геополитического поведения наших западных "победителей" в "холодной войне". Казус заключается в том, что спустя 91 год после произошедших событий из публичной истории полностью исчезли главные действующие лица, прямо определившие тогда ход событий на территории бывшей российской империи, и серьезнейшим образом повлиявшее на всю последующую историю СССР.

Кто же эти лица? Поищем ответ, обратившись к свидетельствам очевидцев и работам ученых.

Триумфальное шествие советской власти и "эшелонная война"

Первые несколько месяцев после Октябрьского переворота в Петрограде и Москве, не зря были названы "триумфальным шествием советской власти". Из 84 губернских и других крупных городов только в 15 она установилась в результате вооруженной борьбы. "В конце ноября во всех городах Поволжья, Урала и Сибири власти Временного правительства уже не существовало; она перешла почти без всякого сопротивления в руки большевиков, всюду образовались Советы", свидетельствует И. Г. Акулинин в своих воспоминаниях "Оренбургское казачье войско в борьбе с большевиками 1917-1920." "Как раз в это время, пишет он далее, - в Войско стали прибывать с Австро-Венгерского и Кавказского фронтов строевые части - полки и батареи, но рассчитывать на их помощь оказалось совершенно невозможно: они и слышать не хотели о вооруженной борьбе с большевиками".

В то же время, в некоторых регионах бывшей империи советская власть была встречена "в штыки" в буквальном смысле слова. В ноябре 1917 года на большей части Украины утвердилась националистическая Центральная рада. Казачьи "правительства" Дона, Кубани и Оренбурга под руководством атаманов Каледина, Филимонова и Дутова заявили о непризнании Советского правительства и начали войну против советской власти. В Белоруссии против советской власти выступила Белорусская рада. В Тбилиси было создано коалиционное правительство - Закавказский комиссариат, объединившее грузинских, армянских и азербайджанских националистов. Его национальные формирования захватили всё Закавказье, кроме района Баку, где советская власть победила. В Туркестане и Сибири также образовался ряд контрреволюционных "правительств".

Боевые действия развернулись главным образом вдоль железных дорог, почему и получили название "эшелонной войны". Велись они немногочисленными отрядами от нескольких сот до нескольких тысяч человек. Заметим, поскольку сейчас это тоже стало малоизвестным фактом, у Советского правительства в то время регулярной армии не было. Огромная старая армия стихийно демобилизовывалась, а Декрет об образовании РККА был издан только в конце января 1918 года, причем новая армия формировалась на добровольных началах.

Тем не менее, уже в первой половине декабря 1917 года красногвардейские отряды Антонова-Овсеенко заняли район Харькова, где 1-й Всеукраинский съезд Советов объявил Украину советской социалистической республикой. В январе 1918 года восставшие рабочие и крестьяне с помощью советских войск овладели Левобережной и юго-западной Украиной. 8 февраля был занят Киев. Центральная рада бежала в район Житомира и обратилась за помощью к... Германии (!).

На Дону советские отряды Сиверса, Саблина и Петрова в январе выбили части Каледина и Добровольческой армии (в то время - 3-4 тыс. человек) из Донбасса и северной части Донской области. 24 февраля был взят Ростов-на-Дону, 25 февраля - Новочеркасск. Каледин застрелился, а остатки его войск бежали в Сальские степи.

Добровольческая армия отступила с боями на Кубань. Кубанская рада в январе - феврале в боях с советскими войсками потеряла восточные и северные районы Кубанской области. 14 марта её войска были выбиты революционными отрядами из Екатеринодара (ныне Краснодар) и бежали за р. Кубань.

На Южном Урале отряды красной гвардии 31 января 1918 года заняли Оренбург, отбросив остатки войск Дутова в Тургайские степи. "Силы, которые атаман Дутов мог противопоставить большевистскому натиску, были незначительны и состояли из небольших офицерских, юнкерских и добровольческих отрядов, а также нескольких станичных дружин".

В феврале советские части нанесли поражение румынским интервентам, вторгшимся в Бессарабию (Молдавию), вынудив румынское правительство подписать в марте соглашение об эвакуации из Бессарабии. В Белоруссии в январе была ликвидирована попытка Белорусской рады захватить власть, а в январе - феврале разбит Польский корпус Довбор-Мусницкого. В Сибири в декабре 1917 - январе 1918 года был подавлен мятеж юнкеров в Иркутске и ликвидированы все местные контрреволюционные "правительства". Остатки казачьих отрядов атаманов Семёнова и Калмыкова бежали в Маньчжурию, где стали искать помощи у... Японии(!).

В Туркестане в январе 1918 года были подавлены казачьи мятежи в Самарканде и Чарджоу, в феврале ликвидирована "Кокандская автономия", а в начале марта - Семиреченское казачье "правительство" в Верном (ныне Алма-Ата). Вся Средняя Азия и Казахстан, кроме Хивинского ханства и Бухарского эмирата, стали советскими.

Ленин в марте 1918 имел все основания писать: "Мы в несколько недель, свергнув буржуазию, победили ее открытое сопротивление в гражданской войне. Мы прошли победным триумфальным шествием большевизма из конца в конец громадной страны". "В этот период, - свидетельствует неофициальный посланник правительства Великобритании в Советской России Локкарт, - С.-Петербург жил странной жизнью. Большевикам еще не удалось установить железную дисциплину, характерную для их режима сегодня. По существу говоря, они почти не пытались сделать это. Террора не было, и население не слишком боялось своих новых хозяев. Продолжали выходить антибольшевистские газеты, осыпавшие руганью политику большевиков. Были открыты рестораны и кабаре; последние, во всяком случае, были всегда переполнены" (подчеркнуто мной - Б.С.).

Как же при таких обстоятельствах Советская Россия вдруг оказалась в кольце фронтов? А вот как: с конца февраля - начала марта 1918 года империалистические державы обеих воюющих в мировой войне коалиций начали масштабное вооруженное вторжение на ее территорию.

Нападение Германии и ее союзников

18 февраля 1918 года германские и австро-венгерские войска (около 50 дивизий) перешли в наступление от Балтики до Чёрного моря. За две недели они оккупировали огромные пространства. 3 марта 1918 года был подписан Брестский мир, но немцы не остановились. Воспользовавшись договором с Центральной радой, они продолжили свое наступление на Украине, 1 марта свергли в Киеве советскую власть и продвигались дальше в восточном и южном направлениях на Харьков, Полтаву, Екатеринослав, Николаев, Херсон и Одессу.
5 марта немецкие войска численностью около 10 тыс. человек под командованием генерал-майора фон дер Гольца вторглись в Финляндию, где вскоре свергли финское советское правительство.

18 апреля германские войска вторглись в Крым, 30 апреля захватили Севастополь. Нарушив условия Брестского мира, немцы вторглись на территорию РСФСР, заняв 8 мая Ростов-на-Дону. К середине июня более 15 тыс. германских войск с авиацией и артиллерией находилось в Закавказье, в том числе 10 тыс. человек в Поти и 5 тыс. в Тифлисе (Тбилиси)! Турецкие войска оперировали в Закавказье с середины февраля.

Кузина Николая II в своих воспоминаниях свидетельствует: "Несмотря на Брест-Литовский мирный договор, южная Россия, включая Киев, была теперь оккупирована немцами, которые получали из этих провинций, богатых пшеницей, достаточное количество продовольствия и скота для отправки в свою собственную голодающую страну". И далее очень важное свидетельство, которое мы еще вспомним: "Немцы вели себя как завоеватели, но без них страна снова оказалась бы во власти большевиков".

Нападение Антанты

От немцев старались не отставать страны Антанты. Уже 9 марта 1918 года маленький английский десант вошел в Мурманск под предлогом... необходимости защиты складов военного имущества от немцев. А 5 апреля японский десант высадился во Владивостоке, но уже под предлогом... защиты японских граждан "от бандитизма" в этом городе. В дальнейшем масштабы "присутствия" и число участников этих операций на Севере и Дальнем востоке России неуклонно возрастали. 6 июля Антанта приступила к высадке крупных десантов во Владивостоке, основную массу которых составили японские (70 - 75 тыс. чел.) и американские (10-12 тыс. чел.) войска, начавшие активно участвовать в боевых действиях. Японский генерал Оой сообщает о боях с советскими войсками за Хабаровск: "С нашей стороны в бою участвовали три батальона чехословаков, один английский батальон, один французский батальон и отряд атамана Калмыкова. Все они проявили отвагу в своих действиях. С фронта наступал японский отряд, который, к сожалению, в этот день потерял ранеными и убитыми 200 человек".

В конце июля 1918 года английские войска начали оккупацию Закаспия. В августе в Мурманске было высажено уже порядка 10 тыс. и в Архангельске около 13 тыс. военнослужащих Антанты, которые начали медленное продвижение к югу.

Чехословаки

Но самой главной силой Антанты, силой, которая была призвана стать "осиновым колом" в спине советской власти был чехословацкий корпус. Это соединение было сформировано еще временным правительством из военнопленных австро-венгерской армии для его использования в войне против Германии. После победы Октябрьской революции чехословаки покинули разваливающийся Румынский фронт и двинулись с оружием в эшелонах во Владивосток, якобы для дальнейшей переброски во Францию. "9 января 1918 года корпус был официально включен в состав французской армии и, таким образом, принят на содержание Антанты".

11 мая 1918 года в Лондоне, в резиденции премьер-министра Англии Ллойд Джорджа, состоялось секретное заседание специального правительственного комитета, возглавляемого генералом Яном Смэтсом. Комитет решил: рекомендовать правительствам стран Антанты не вывозить чехословацких легионеров из России, а, напротив, снабдив их оружием и боеприпасами, выделив для руководства ими опытных генералов и офицеров, использовать для усиления интервенции на Дальнем Востоке и англо-французских войск на севере России. Члены комитета пришли к выводу, что надо эти воинские части, руководимые французским правительством, "до того как они будут доставлены во Францию, использовать в качестве части интервенционистских войск союзников в России для усиления японцев".

"25 мая выступление Чехословацкого корпуса, эшелоны которого находились между Пензой и Владивостоком, началось. Часть чехов пробивалась на север, часть пошла на восток. По пути к ним примыкали местные офицерские антибольшевистские организации, которые с помощью чехов везде свергали советскую власть. На месте большевиков сейчас же становились правительства из местных общественных деятелей, зачастую совершенно несходных политических взглядов и не связанные между собою".

Затем "Чехи получили из Парижа приказ вернуться на Урал и образовать с русскими единый антибольшевистский фронт".

21 июня французский представитель при чехословацком корпусе Гинэ заявил: "Я уполномочен всеми союзными правительствами поблагодарить чехословацкое войско за его боевые дела. Выступление чехословаков, которое, хотя и было немного преждевременным, ныне является также выражением политики союзников, так что чехословацкая армия является сегодня авангардом союзнических войск, которые прибудут в Сибирь и примут активное участие уже в конце этого месяца".

К августу 1918 года вооруженным силам РСФСР полностью или почти полностью противостояли иностранные войска. Но и там, где вроде бы их не было, прежде всего на юге России ощущалась рука иностранного "менеджера". Атаман "Войска донского" Краснов, когда ему указали на "немецкую ориентацию" и поставили в пример "добровольцев" Деникина, ответил: "Да, да, господа! Добровольческая армия чиста и непогрешима. Но ведь это я, донской атаман, своими грязными руками беру немецкие снаряды и патроны, омываю их в волнах тихого Дона и чистенькими передаю Добровольческой армии! Весь позор этого дела лежит на мне!".

Вот так, с иронией донской атаман признал, что и его войско и "добровольцы" фактически перешли на содержание тех, с кем сражались с 1914 года и стали их авангардом в войне... с народами России.

Результаты вторжения

Урон, нанесенный масштабной интервенцией, развязанной империалистическими державами, для страны, только что пережившей самую кровопролитную за свою историю войну был ужасен. В первую очередь это прямые людские потери от рук иностранной военщины как среди бойцов красной армии и партизан, так и среди мирных жителей. Потери, которые насколько известно автору, так и не были никем полностью подсчитаны.

Затем следует отметить материальный ущерб армии и флота. Приведу лишь два примера: "с помощью" немцев был полностью утрачен Черноморский флот, а "с помощью" англичан - Флотилия Северного Ледовитого океана. Далее - прямое ограбление оккупированных территорий.

Опять лишь пара примеров. Только из пределов Украины немцы вывезли до октября 1918 г. 52 тыс. тонн зерна и фуража, 34 тыс. тонн сахара, 45 млн. яиц, 53 тыс. лошадей и 39 тыс. голов крупного рогатого скота. Другой яркий пример относится к чехам. Белый генерал Д.Филатьев свидетельствует: "Надо, однако, признать бесспорной заслугу чехов в том, что только при их содействии мог быть захвачен в Казани весь русский золотой запас в 657 миллионов, отправленный туда еще при Керенском".

Упадок экономики, паралич торговли, резкое ухудшение снабжения продовольствием городов вынудили Советское правительство проводить такие непопулярные меры как политика военного коммунизма, продразверстка. Однако все это было следствием широчайшего иностранного военного вторжения, разрушившего хрупкий мир в России.А "белая гвардия" с ее широко известными вождями Колчаком, Деникиным, Юденичем и пр. была сформирована в существенную военную силу лишь к концу 1918 года. Насколько ее можно считать силой независимой и самостоятельной - тема отдельной статьи.

История и современность

18 января 1918 г. немецкий журнал "Deutsche Politik" писал: "Суверенитет Финляндии означает нечто большее, чем новое государство, входящее в систему государств на севере Европы. Он означает начало расчленения России. Финляндия окажет большое влияние на другие прибалтийские страны, на Украину и далее, возможно, на Кавказ". Что ж, можно лишь с грустью констатировать, что все самые смелые прогнозы немецкой политики 90-летней давности стали реальностью.

Теперь давайте вспомним о недавних событиях в Югославии. Английский военный историк Крис Бишоп дает такую картину произошедшего там: "Борьба против остатков социализма на Балканах приобрела новый этап весной 1992 г., когда в Республике Боснии и Герцеговине было активизировано (подчеркнуто мной - Б.С.) движение боснийских мусульман и их союзников хорватов за независимость от Югославии... Однако, к тому времени уже было ясно, что мусульмане и хорваты в Боснии не в состоянии одержать победу без помощи западных союзников (вспомним фразу из воспоминаний Романовой, процитированную мной выше - Б.С.)... НАТО требовался повод для военного вмешательства, и им послужил провокационный взрыв минометной мины на городском рынке в Сараево, унесший жизни 68 мирных жителей... Следующим этапом "миротворческих" действий НАТО в Югославии явилась поддержка сепаратистского движения албанцев в Косово".

Как похожи причины, действующие лица и схемы действия.

Это повод задуматься. Правильно ли "переписывается" наша история? Обоснованно ли скрываются подлинные "кукловоды" тех далеких, и в то же время близких событий? Ведь если в нашей истории мы забываем подлинных защитников Отечества, а "коллаборационистов" начинаем именовать "русскими патриотами", не приводит ли это к массовому самообману? И не увеличивает ли такой самообман в свою очередь угрозу того, что приведенная в статье карта может стать однажды нашей "новой реальностью".
Источник























Новый Ford Edge - заметный персонаж на дороге от 1 466 000 рублей Opel Zafira Tourer с макс. выгодой до 80 т.р.! Спешите

  бунт на корабле
.06.2012 22:24 - солдат

.04.2014 8:42 - prokrust

его, когда познакомился с выдержками из работы комиссии Государственной Думы по импичменту Борису Ельцину, которая изучала события октября 1993 года в Москве.
Исламская банковская система: кредит без процентов
Источник: Традиционная западная банковская система с ее 5-9% годовых по кредитам - благо для заемщиков, но не "абсолютное", любят шутить  .04.2013 8:04 - Fine

Сказ о том, как ссудный процент землю Руссов погубил
8371605624.12.2013 10:59 - солдат
партнёр девушки закладывает свой генотип в её будущих детей. Но наибольший вклад своих генов в

 

О сайте
О портале

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (11-11-2014 07:22:31)

72

http://www.dal.by/news/174/16-10-13-9/

  Гражданская война в Финляндии и геноцид русского населения

      4 января 1918 года (22 декабря 1917 по ст.ст) Петроградский ВЦИК утвердил декрет СНК от 31(18).12.1917 г. о признании независимости Финляндии.

Вечером 27 января 1918 г., на башне Народного дома] в Гельсингфорсе был поднят красный флаг. Это был сигнал к началу единственной в Скандинавии социалистической революции]. Причины восстания ? острые социальные проблемы, а также активная политическая борьба за власть в независимой Финляндии. Но сам захват власти был едва ли чем-то бóльшим, чем просто государственный переворот. Красных в Финляндии вдохновил успех большевиков в ноябре 1917 г., когда плохо вооружённым отрядам удалось свергнуть Временное правительство.

В последние дни января 1918 года страна разделилась на два противоположных лагеря: север и большая часть центральной Финляндии были под контролем белых, в южной части преобладало влияние красных. Количество ставших под ружье с той и другой стороны в ходе воины менялось. На стороне красных сражалось около 5 тысяч русских, преимущественно в качестве командиров, инструкторов и артиллеристов. Это были солдаты и офицеры русских воинских частей, располагавшихся на территории Финляндии. (То, что на ее территории, несмотря на признание независимости, продолжали оставаться русские войска было связано с тем, что Россия находилась еще в состоянии войны с Германией и угроза нападения последней с севера на Петроград продолжала существовать). Что касается белой гвардии, то ее качественному усилению способствовало прибытие в феврале из Германии более 1000 финских егерей, проходивших там военную подготовку, а затем принявших участие в Первой мировой войне на стороне Германии. Имевшие боевой опыт, егеря возглавили различные воинские подразделения, стали инструкторами... Поддержку белой гвардии оказывал и прибывший из Швеции батальон добровольцев, так называемая "Черная бригада". В отличие от красных, войска белых были лучше обучены, хорошо вооружены и экипированы.

Революционное правительство в Гельсингфорсе не предвидело ряда серьезных проблем: способности белой Финляндии организовать военное сопротивление, нестабильности помощи красных из России и военной интервенции кайзеровской Германии в поддержку белых. Собственно говоря, восстание было обречено на поражение уже спустя три недели, когда немецкие войска, пройдя Польшу, Украину и Прибалтику, достигли Нарвы (18 февраля). Брест-Литовский мир, заключенный 3 марта, вынуждал Ленина предоставить красных финнов их судьбе и ускорить демобилизацию 40 тысяч русских солдат, остававшихся в Финляндии с царских времён. Русский Балтийский флот покинул Гельсингфорс, в то время как 10 тысяч хорошо вооружённых немецких солдат высадились в Гангё с целью захвата красной столицы Финляндии.

Красная Финляндия, занимавшая всю южную индустриальную часть страны с населением примерно полтора миллиона, просуществовала три с половиной месяца.

Сначала финской Гражданской войны в январе 1918 года) русофобия в Финляндии (точнее в Белой ее части) принимает наиболее радикальные формы. Во время гражданской войны в Финляндии за разжигаемой русофобией, стояло желание белых сделать русских козлами отпущения за все жестокости и тем самым обосновать собственные идеи, по психологическим причинам жестокую правду о братоубийственной войне пытались замаскировать якобы идеологической борьбой в защиту западной культуры от русских, объявленных заклятыми врагами. Без внешнего врага поднять массы на войну было бы сложно. Иными словами, белым в Финляндии требовалась какая-то внешняя угроза, чтобы отвлечь собственное население от тех глубоких политических и социально-экономических проблем, которые привели финское общество к расколу и войне.

И такой угрозой была объявлена Советская Россия и в частности — русские войска, которые еще не были выведены с территории Финляндии после получения ей независимости, а в общественное сознание финнов начала активно внедряться мифологема "освободительной войны" против России, которая должна была подменить собой реальную гражданскую войну, хотя в действительности русские войска не несли никакой угрозы финской независимости, а вся помощь РСФСР красным финнам свелась к тайным поставкам оружия и идеологической поддержке. В итоге ненависть к русским в этот период вылилась в Финляндии в открытые этнические чистки. Русские подвергались уничтожению безотносительно того, служили ли они добровольцами в Красной гвардии, или были сочувствовавшими белым гражданскими лицами.

Однако больше всего в истории этого восстания потрясает та карательная кампания, которую белые развернули после своей победы. Финский исследователь Марко Тикка в своей книге "Время террора" ("Terrorin aika", 2006) смог указать на то, что после падения Таммерфорса] в начале апреля 1918 г. финское правительство, хотя и неофициально и как бы против своей воли, уступило требованиям армии и белой гвардии организовать военно-полевые суды, что противоречило финским законам и существующей практике. В 2004 г. государственная историческая комиссия "Жертвы войны в Финляндии" сообщила, что за короткий период (весна-лето) этой кампании расстрелы совершались с редко снижаемой интенсивностью ? было казнено почти 10 тысяч человек. Суды проходили за закрытыми дверями. Многие десятилетия сведения о том, кто кого осуждал на смерть и почему, сохранялись только устно и неофициально.

Всего было арестовано свыше 80 тысяч человек, почти три процента населения страны, из которых 75 тысяч были посланы в спешно организованные лагеря, где заключённым не хватало места, воды, еды и медицинской помощи. Из-за плохих условий умерло 13 500 человек, то есть 15 процентов заключённых. В худшем из лагерей, в Экенесе, где содержалось около 9 тысяч заключенных, умерло 30 процентов ? столько же, сколько в японских лагерях во время Второй мировой войны. После гражданской войны Финляндия испытывала острую нехватку продовольствия, а летом 1918 г. в Скандинавии началась эпидемия "испанки". Однако причина той поспешности, с которой расправлялись с заключёнными, крылась прежде всего в равнодушии к их судьбе со стороны правительства, риксдага и руководства армии.

Уже в феврале 1918 г. белое финское правительство постановило устроить лагеря, намереваясь предать суду всех, кто каким-либо образом принимал участие в восстании или проявлял симпатии делу красных. В мае 1918 г., после завершения гражданской войны, финский риксдаг, в котором социал-демократы занимали 92 из 200 мест, решил продолжать свою работу, несмотря на то что только одному члену парламента от Социал-демократической партии было позволено остаться. Остальные 91 человек были казнены, заключены в тюрьму или бежали из страны. Этот "куцый парламент" в конце мая принял правительственный закон о введении по всей стране системы судов над "государственными преступниками". Было создано 144 таких суда, перед которыми предстали свыше 75 тысяч человек. Многие были отправлены на принудительные работы, пятистам был вынесен смертный приговор (125 приговоров были приведены в исполнение), и почти 60 тысяч оказались лишены гражданских прав.

В общем, чтобы обеспечить работу судов над "государственными преступниками", потребовался весь юридический корпус страны. До этого в работе сотен военно-полевых судов принимали участие несколько тысяч человек, часто судьи, полицейские, домовладельцы и мелкие хозяева. В 2006 г. финский исследователь Аапо Роселиус в своей книге "По следам палачей" смог указать, что в 1918 г. по меньшей мере 8 тысяч человек принимали участие в расстрелах. Таким образом, значительное число людей делало то, что, как многие из них знали, шло вразрез с фундаментальными нормами права. Однако они рассчитывали на защиту финского государства.

В Таммерфорсе после его взятия белыми 6 апреля 1918 г. было уничтожено около 200 русских, в том числе белых офицеров, число казненных русских в Выборге 26-27 апреля оценивается в 1000 человек (абсолютное большинство которых не принимало никакого участия в гражданской войне), в том числе женщин и детей.

Так, в далеко не полном, содержащим всего 178 фамилий, списке убитых в Выборге русских, хранящемся в ЛОГАВ, содержатся сведения об Александре Смирнове (9 лет), Касмене Свадерском (12 лет), Андрее Чубрикове (13 лет), Николае и Александре Наумовых (15 лет) и т. д. Под горячую руку белофиннов попали и некоторые поляки, которых расстреливали, вероятно, спутав с русскими (причем подобные "ошибки" случались и в других местах: например, один принятый за русского поляк был убит в Ууси Каарлепюю).

Один из русских эмигрантов, живших в то время недалеко от Выборга, так описывал происходившее в городе: "Решительно все, от гимназистов до чиновников, попадавшиеся в русской форме на глаза победителей пристреливались на месте; неподалеку от дома Пименовых были убиты два реалиста, выбежавшие в мундирчиках приветствовать белых; в городе убито 3 кадета; сдавшихся в плен красных белые оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах. Кого расстреливали, за что, все это было неизвестно героям ножа! Расстреливали на глазах у толпы; перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т. д. Особенно охотились за русскими офицерами; погибло их несть числа и в ряду их комендант, интендант, передавший перед этим свой склад белым, и жандармский офицер; многих вызывали из квартир, якобы для просмотра документов, и они домой уже не возвращались, а родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву: с них оказывалось снятым даже белье".

Сведения об ужасах доходили и до жителей, близлежащих к Выборгу населенных пунктов. Об этом, в частности, рассказал на страницах своего дневника библиограф, писатель Сергей Минцлов, проживавший в то время в своем имении, в деревне Кямяря (находилась в 7-ми километрах от одноименной железнодорожной станции, ныне ст.Гаврилово). Вот некоторые выдержки из его "Дневника":
"17/ 30 апреля. Приезжие рассказывали о взятии Выборга: убитых с обеих сторон насчитывают 6000 человек. Подробности пока неизвестны, знаем только, что сдавшаяся русская солдатня перебита вся до единого...
22апреля/ 5 мая. ...В Выборге жизнь входит в нормальную колею: комендант издал указ, воспрещающий под страхом кары самовольное убийство кого бы то ни было в домах и на улицах. Вызван он тем, что белогвардейцы чинили свои расправы не только на улицах, но врывались и в дома, вытаскивали оттуда наравне с мазуриками русских офицеров и убивали на месте, несмотря на полное отсутствие какой- либо вины... У живущего в Выборге генерала убито таким образом трое сыновей, недавно произведенных в офицеры. Всех же русских, не причастных к финской междоусобице, погибло около 300-т человек...
24 апреля / 7мая. ...Цифру истребленных русских насчитывают за восемьсот... Было несколько случаев сумасшествия среди финнов, видевших картину избиений в Выборге...

2/ 15мая. Вчера жена ездила в Выборг искать провизию... Пименовы, у которых побывала жена, рассказали о творившемся за эти дни. Записанные мною рассказы о бойне русских и пленных красных оказались не преувеличенными:
решительно все — от гимназистов до чиновников, попадавшиеся в русской форме на глаза победителей — пристреливались на месте. Неподалеку от дома Пименовых были убиты два реалиста, выбежавшие в мундирчиках приветствовать белых. В ' городе убиты три кадета. Сдавшихся красных белые оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах... Перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т.д. Особенно охотились за русскими офицерами; погибло их несть числа... Многих вызывали из квартир, якобы для просмотра документов, и они домой уже не возвращались, а родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву; с них оказывалось снятым даже белье. В дело избиения русских вмешался наконец... английский консул Фриск — и принял их под свое покровительство... Мертвых, собранных по городу, наваливают на возы кучами и свозят к общим могилам...

9/22 мая. ...по моим сведениям, полученным от русской колонии, убито только одних офицеров сто двадцать человек..."

События в Выборге вызвали широкий резонанс в России. Советское правительство 13 мая обратилось к германскому послу В. Мирбаху с просьбой о создании совместной комиссии для расследования убийств русских жителей Финляндии. При этом происшедшее в городе описывалось следующим образом: "Здесь происходили массовые расстрелы ни в чем не повинных жителей русского происхождения, совершались чудовищные зверства над мирным русским населением, расстреливались даже 12-летние дети. В одном сарае в Выборге, как передавал свидетель, последний видел 200 трупов в том числе русских офицеров и учащихся. Жена убитого подполковника Высоких рассказывала свидетелю, что она видела, как уничтожаемые русские были выстроены в одну шеренгу и расстреляны из пулеметов. По словам свидетелей, общее число убитых за два дня доходит до 600 человек. После занятия Выборга белогвардейцами группа арестованных русских подданных, числом около 400 человек, среди которых находились женщины и дети, старки и учащиеся, были приведены к вокзалу; посоветовавшись между собой минут 10, офицеры объявили им, что они приговорены к смертной казни, после чего арестованные были отправлены к Фридрихсгамским воротам на "валы", где их и расстреляли из пулеметов; раненых добивали прикладами и штыками, происходило настоящее истребление русского населения без всякого различия, истреблялись старики, женщины и дети, офицеры, учащиеся и вообще все русские". Немало возмущения описанные выше факты вызвали и в рядах русского Белого движения, в результате чего многие его лидеры выступили позднее против обсуждавшихся проектов совместного с финнами похода на Петроград армии Юденича. Морской министр Северо-Западного правительства контр-адмирал В.К. Пилкин писал в 1919 году своему коллеге в правительстве Колчака контр-адмиралу М.И. Смирнову: "Если финны пойдут [на Петроград] одни, или хотя бы с нами, но в пропорции 30 тысяч против трех-четырех,— которые здесь в Финляндии, то при известной их ненависти к русским, их характере мясников...они уничтожат, расстреляют и перережут все наше офицерство, правых и виноватых, интеллигенцию, молодежь, гимназистов, кадетов — всех, кого могут, как они это сделали, когда взяли у красных Выборг". Того же мнения придерживался и один из лидеров антибольшевистского петроградского подполья В.Н. Таганцев: "Никто из нас не хотел похода финляндцев на Петроград. Мы помнили о расправе над русскими офицерами заодно с красными повстанцами". Причем, по мнению историка Т. Вихавайнена, подобные взгляды на судьбу Петрограда в случае взятия его финнами "имеют под собой основание и в смысле опыта 1918 г., и в тех планах, которые вынашивались в экстремистских кругах "активистов".

Преследованиям подвергались и финские женщины, имевшие связь с русскими: им остригали волосы, рвали на них одежду, а в некоторых местах даже обсуждали возможность их клеймения каленым железом. В местечке Корсняс подобную экзекуцию в последний момент предотвратил местный священник. Проблемы чистоты нации вообще, судя по всему, весьма беспокоили финское общество: когда в 1921 году в Финляндию эвакуировались участники Кронштадского восстания, финская пресса резко выступила против размещения беженцев в сельской местности, опасаясь, что русские смешаются с местным финским населением. В результате кронштадтцы были размещены в нескольких лагерях с весьма строгими условиями содержания: границу лагеря запрещалось покидать под угрозой расстрела, общение с местными жителями также было строго запрещено.

Во время войны с белофиннами в 1939-40 г., несмотря на массовость финской пропаганды, белому генералу Маннергейму красноармейцы не верили. Слишком глубокой была народная память о событиях в Финлядии в 1918 г.

Брехня сопровождала Финляндию все время, вплоть до окончания Великой Отечественной войны. Начиная от листовок и заканчивая подсчетами собственных потерь в Зимней войне.
Источник

 
Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (11-11-2014 07:28:52)

73

  Познавательное ТВ. Раздел "История". http://poznavatelnoe.tv/history

Видео с В.Катосоновым, другие авторы.   http://s3.uploads.ru/t/GORvV.gif

74

Неизвестная война в белорусском Полесье. http://www.dal.by/news/174/19-11-14-14/
    ( текст, старые фотографии)  http://s3.uploads.ru/t/2v7cN.gif

Неизвестная война в белорусском Полесье

    Многие знают об отрядах литовских партизан, которые больше 10 лет после Второй мировой войны воевали против советской власти. Известно об украинских партизанах - бандеровцах. Но практически ничего не известно об антисоветстких партизанах в Беларуси. И единицы знают об отрядах украинских националистов, которые действовали на территории белорусского Полесья.

Деятельность украинских политических организаций и военных формирований на территории белорусского Полесья была обусловлена территориальными претензиями украинских националистов. Они считали, что титульным населением всего Полесья является именно украинский народ и поэтому рассматривали данные земли как интегральную часть независимой Украины.

История деятельности отрядов украинских националистов (ОУН-УПА) на территории Западной Украины достаточно подробно исследована историками постсоветского пространства. Отношение к этим военизированным формированиям не однозначное. В Украине их часто называют борцами за независимость, в Польше бандитами и преступниками, в России - фашистскими "прихвостнями". Архивные документы свидетельствуют о том, что отряды украинских националистов с конца 1930-х и до середины 1950-х активно действовали на территории южных областей Беларуси.

Деятельность украинских политических организаций и военных формирований на территории белорусского Полесья была обусловлена территориальными претензиями украинских националистов. Они считали, что титульным населением всего Полесья является именно украинский народ и поэтому рассматривали данные земли как интегральную часть независимой Украины. Однако, обо всем по порядку.

Организация украинских националистов (ОУН) была сформирована на т.н. "Великом сборе украинских националистов" в январе - феврале 1929 г., проходившем на территории Западной Украины, входившей тогда в состав Польши. Возглавил эту организацию бывший офицер австро-венгерской армии Евгений Коновалец. Целью ОУН была борьба за создание независимого украинского государства. После ликвидации Коновальца агентами НКВД в 1938 г. новым лидером Организации украинских националистов стал Андрей Мельник. Вскоре в ОУН произошел раскол. Молодое крыло организации во главе со Степаном Бандерой было недовольным политикой А.Мельника. В 1934 г. за убийство польского министра внутренних дел Б. Перацкого Бандера был приговорен к пожизненному заключению. Освободила будущего украинского националиста №1 начавшаяся в сентябре 1939 г. Вторая Мировая война. По некоторым данным С. Бандера был освобожден из польской тюрьмы немецкими войсками.

В ноябре 1940 г. был образован Революционный провод ОУН во главе со Степаном Бандерой. Через полгода, в апреле 1941-го, в оккупированном нацистами Кракове прошел второй "Великий сбор украинских националистов, который узаконил создание "Революционного провода". Но еще в августе 1939 г. в Риме А. Мельник провел "свой" второй "Великий сбор". В итоге в движении украинских националистов произошел раскол.

После нападения нацистской Германии на СССР оуновцы попытались развернуть активную деятельность в Украине. Уже 30 июня 1941 г. во Львове было провозглашено "независимое украинское государство". Однако, Гитлеру такая прыть со стороны коллаборационистов не понравилась и руководство ОУН, включая С.Бандеру, оказались в спецбараках немецкого лагеря в Заксенхаузен. Впрочем, арест лидеров не остановил деятельность националистов. В августе 1943 г. на третьем Чрезвычайном сборе, проведенном в Тернопольской области, была принята программа движения, в которой, в частности, подчеркивалось, что ОУН борется за то, чтобы каждая нация жила в собственном независимом государстве. Противниками объявлялись империи, где один господствующий народ политически, экономически и культурно эксплуатирует другие нации. Таким образом, к своим врагам украинские националисты причисляли СССР и нацистскую Германию. Недопустимыми признавались интернационалистические и национал-социалистические идеи. Основными целями ОУН назывались борьба за освобождение украинского народа от московско-большевицкого и немецкого ига и построение независимого украинского государства.


Партизан УПА

Если говорить о деятельности украинских националистов на территории белорусского Полесья, то они начали создавать свои структуры там еще в 1930-х, когда все Полесье находилось в составе одного государства - Второй Речи Посполитой. После присоединения Западной Беларуси и Западной Украины к СССР в сентябре 1939 г. украинские организации продолжали активно действовать на территории юго-западных областей БССР. Советские репрессивные органы занимались в основном "польским контингентом", им было не до украинцев, поэтому последние получили некоторый карт-бланш. К слову, в 1940 г. на территории Брестской области работало 60 украинских школ.

Во время Великой Отечественной войны, южные районы Беларуси, оккупированные нацистами, были включены в рейхскомиссариат "Украина", что спровоцировало всплеск активности оуновцев на белорусской территории. К примеру, в одной из разведсводок НКВД БССР за август 1941 г. в частности отмечалось, что "украинские националисты совместно с немецкими оккупантами проводили среди населения Кобринского района Брестской области контрреволюционную агитацию за самостийную Украину".

В 1941 г. один из лидеров украинских националистов и руководитель "Полесской сечи" Тарас Боровец "Бульба" присвоил своим военизированным формированиям название - Украинская повстанческая армия (УПА). Интересным фактом является то, что украинское движение в белорусском Полесье находилось под сильным влиянием сторонников Украинской Народной Республики. Президент УНР А.Левицкий во время войны жил в оккупированной нацистами Польше и оттуда руководил УПА. Однако реально командовал этим формированием именно Т. Боровец.

Тарас Боровец, командующий отрядами УПА в белорусском Полесье

В августе 1941 г. отряды УПА (ок. 10 тыс.) совместно с подразделениями, сформированной нацистами Белорусской Самообороны (БСО) (5 тыс.) под командованием В.Родзько и М.Витушко провели "зачистку" Полесья от попавших в окружение солдат Красной Армии. Тогда в полесских болотах происходила по сути дела гражданская война, в которой немцы, зачастую, были лишь сторонними наблюдателями. Под Мозырем украинские и белорусские формирования соединились, образовав своеобразный "кровавый полесский котел". Вообще же украинские националисты быстро нашли общий язык со своими антисоветски настроенными собратьями в Беларуси. Лидеры ОУН имели контакты с белорусскими коллаборационистами Ермаченко, Козловским. Делегации бандеровцев неоднократно (в 1942 и 1943 гг.) участвовали в совещаниях, организованных белорусскими националистами на оккупированной немцами территории БССР. В официальных документах бандеровцев, в частности, говорилось: "Мы (украинские националисты - И.М.) должны им (белорусам - И.М.) разъяснять, что враги украинцев и белорусов - немцы и большевики. Белорусы должны бороться за свою державу". Украинские националисты стремились привлечь белорусских коллаборационистов к подготовке к революционной войне "против всех" за национальную независимость, однако, как отмечал в 1950-х гг. президент созданной нацистами Белорусской центральной рады Р.Островский эта идея не была поддержана белорусами. Была достигнута лишь "договоренность о совместной борьбе против Советов". Последствия этой договоренности сказались после освобождения республики советской армией. На территории Беларуси отряды УПА вели боевые действия совместно со скрывавшимися в лесах отрядами местных коллаборационистов.

В октябре 1942 г. на территории Кобринщины был сформирован первый отряд УПА, подчиненный непосредственно С. Бандере. Со временем бандеровцы "подмяли" под себя и отряды сторонников Мельника. В мае 1943 г. состоялись переговоры между руководством УПА-Бандеры и Т. Боровцом, которые закончились безрезультатно. Впрочем, вскоре "атаман" Бульба-Боровец переименовал свои отряды в "Украинскую Народно-Революционную армию". С конца 1942 г. на территорию белорусского Полесья активно продвигаются рейдовые бригады советских партизан под командованием Кавпака и Медведева. Вооруженные столкновения большевиков с отрядами украинских националистов участились.

К 1944 г., т.е. моменту освобождения БССР от нацистской оккупации, севернее Буга действовали значительные силы ОУН, объединенные Брестским окружным проводом под кодовым названием "Кричевский". Его возглавлял Зиновий Савчук. Брестский окружной провод входил в состав краевого провода ОУН на "северо-западных украинских землях" с кодовым названием "Москва", включавшего, помимо территории белорусского Полесья Волынскую, Ровенскую, Житомирскую и Винницкую области Украины. Во главе краевого провода стояли Т.Чупринка и М.Дубовой. В 1948 г. Брестский окружной провод был переименован в Белорусский окружной провод "Нива" (руководитель: А.Степанюк), который до 1952 г. объединял три надрайонных провода: Брестский, Кобринский и Пинский. Брестский надрайонный провод "Круча" (командир: А.Клиновой, позднее М.Березовский) руководил украинским националистическим подпольем в Брестском, Домачевском, Жабинковском, Каменецком и Малоритском районах. Кобринский надрайонный провод "Лан" (командир А.Клиновой) действовал в Кобрине, на территории Антопольского, Дивинского. Березовского, Кобринского и Пружанского районов. Пинский надрайонный провод "Степь" объединял украинских националистов в Дрогичинском, Жабчицком, Ивановском и других районах Пинской области.

Бойцы УПА

Помимо территориальных звеньев ОУН на территории Брестской, Пинской и Полесской областей БССР в 1944 г. находились подчинявшиеся им вооруженные формирования УПА. В состав Украинской повстанческой армии входила Северная, Южная, Западная и Восточная группы. На территории белорусского Полесья в основном действовали отряды Северной группы. Наиболее крупным отрядом этой группы было подразделение, именовавшееся "Месть Полесья". Именно оно осуществило ряд успешных операций против немецких войск на территории Кобринского, Жабинковского и Антопольского районов. Так, в мае 1943 г. на шоссе Ковель-Брест это подразделение УПА подготовило и осуществило нападение на колонну германских войск, в которой ехал рейхсляйтер, обергрупппенфюрер СС Виктор Лютце. В результате акции нацистский чиновник и значительное количество солдат германской армии были уничтожены. В ответ на это немцы провели крупную карательную операцию против отрядов УПА-Север.

В 1943 г. был образован военный округ "Туров" под командованием Ю.Стельмашука. Всего к лету 1944 г. на территории Беларуси формирования ОУН-УПА насчитывали примерно 12-14 тыс. человек. В одной только Брестской области к концу 1944 г. действовало 120 небольших отрядов ОУН-УПА (по 7-10 человек в каждом). После освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков украинские партизаны сделали ставку на военные операции против частей советской армии, внутренних войск, территориальных органов НКВД и НКГБ, советского партактива. Наиболее интенсивно на территории БССР действовали отряды Дворки, Ермака, Канапельки, Артемчука, Ющика, Савчука и др.

Борьба с украинским националистическим подпольем на белорусской территории растянулось практически на 10 лет. В период с 1944 по 1946 гг. УПА совершила на территории Советской Белоруссии 2384 диверсии и теракта, в результате которых погибли 1012 человек. К примеру, в октябре 1944 г. отряд УПА напал на один из сельских советов Ратновского района, Брестской области. Националистами были захвачены несколько милиционеров и членов местного актива. Позднее все были расстреляны. Забрав документы, бандеровцы сожгли здание сельсовета и отошли.

Секретари райкомов постоянно отправляли в Минск просьбы об усилении воинских гарнизонов в городах и местечках в виду того, что существовала опасность нападения на них организованных и хорошо подготовленных "боивок" украинских националистов. 25 октября 1944 г. отряд "бульбашей", как именовали формирования Бульбы-Боровца в белорусских деревнях, окружил деревню Черняны, Дивинского района и атаковал находившийся там взвод красноармейцев. В результате боя несколько красноармейцев было убито, другие вместе с офицером, захвачены в плен. После пыток красноармейцев...сожгли на костре.

В советское время об этом не принято было писать, но немаловажным фактором в деятельности УПА на территории западных областей БССР была поддержка этих формирований со стороны местного населения. Многие исследователи подчеркивают, что без сочувствия со стороны населения украинские отряды не смогли бы эффективно функционировать в течении 10 лет. К тому же подразделения УПА пополнялись не только лицами украинской национальности, но и белорусами, которые спасались в лесах от мобилизации в советскую армию. К примеру, в 1944 г. в Дивинском районе Брестской области в Красную армию было мобилизовано лишь 50 человек из нескольких тысяч, числящихся в приписных списках. Как оказалось, большинство из не явившихся на сборные пункты, убежали в лес и пополнили ряды Украинской повстанческой армии.

Одной из громких акций, проведенных украинскими националистами, был взрыв в Пинске городского клуба, в котором проходило партийное собрание. В результате этого теракта погибло значительное количество советских военнослужащих, партработников и гражданских лиц. В марте 1949 г. отряд УПА совместно с подразделениями белорусских националистов совершили нападение на здания госучреждений в Гайновке. Некоторые украинские отряды доходили даже до Новогрудка и там совершали нападения на советские госорганы и расквартированные там части Красной армии. С 1947 г. на территории белорусского Полесья действовали в основном малые группы УПА, в задачу которых входила, прежде всего, организация пропагандистской работы, т.е. распространения листовок и различных воззваний к населению. По мнению некоторых белорусских исследователей, украинские листовки печатались в Пинске, а для передачи их украинским партизанам использовался, в частности, поезд Гомель-Брест. В подпольной печатной продукции сообщалось о голодных колхозниках на востоке БССР и УССР и отмечалось, что такая участь ждет украинцев и белорусов, живущих в Западной Беларуси, после того, как на этих территориях начнется волна коллективизации. Кстати, листовки распространялись не только в деревнях, но и в Пинске, Иваново, Дрогичине. Тексты воззваний в основном печатались на украинском языке, но встречались листовки и на русском.

Документ УПА "Туров", 1943 г.

Для борьбы с украинскими националистами на территории БССР советские специальные органы применяли "чекистско-войсковые" операции. К примеру, в ходе спецоперации, проведенной с 15.01 по 20.02.1945 г. были проведены тщательные обыски 48799 подворий, прочесано 12 тыс. км. кв. лесов и болот в результате чего было разгромлено 33 вооруженных группы, убито 98 и арестовано 3808 человек. Всего с июля 1944 г. по 1 ноября 1945 г. НКВД БССР уничтожил 3320 украинских националистов. Кроме этого, было задержано и арестовано 97 607 человек, среди которых были как боевики, так и гражданские лица. Последних, чаще всего, целыми семьями вывозили в труднодоступные районы Сибири. Так, советская власть пыталась лишить украинских повстанцев поддержки со стороны местного населения. Эффективными были операции по созданию лжеантисоветских отрядов и групп. К примеру, в 1945 г. небольшая лжеоуновская группа, созданная НКВД БССР в Пинском районе, вошла в доверие и уничтожила два крупных отряда УПА под руководством "Тречуна" и "Гречко". Впрочем, не все мероприятия такого рода оканчивались успешно. В июле 1945 г. во время одной из операций с "подставной бандой" в районе села Новая Мыш был убит подполковник, начальник управления НКВД г. Гомеля, кавалер двух орденов Красного Знамени (один из них за номером № 00014) и двух орденов Ленина А.С. Шпаков. Сотрудник НКВД должен был провести встречу с командирами нескольких отрядов националистов с целью склонить их к объединению в бригаду. Однако, то ли подполковника "раскусили", то ли подвела засада внутренних войск, но в завязавшейся с националистами перестрелке диверсионная группа Шпакова погибла.

Украинские партизаны

В апреле 1947 г. в Ивановском районе Пинской области НКВД был уничтожен штаб Пинского надрайонного провода ОУН, при этом было арестовано 160 участников националистического подполья. В мае-июне 1948 г. в Малоритском районе Брестской области спецгруппой НКГБ был уничтожен крупный отряд УПА. В том же 1948 г. в Жабинковском районе Брестской области оперативно-войсковая группа НКВД БССР уничтожила Брестский надрайонный провод ОУН. В июне 1949 г. ликвидирован штаб Кобринского надрайонного провода ОУН.

При этом, во время операции были убиты надрайонный проводник "Шах", проводник по Кобринскому району "Ермак" (кстати, бывший командир советского партизанского отряда, перешедший на сторону националистов), проводник по Дивинскому району "Дворко" и руководитель женской секции окружного провода "Оксана", а также связной из Львова. По воспоминаниям местных жителей хутор, в котором проходило совещание руководителей штаба надрайонного провода, был окружен подразделениями внутренних войск. Бой длился несколько часов. Затем хата была подожжена и находившиеся в ней руководители УПА погибли в огне. Последняя украинская партизанская группа была ликвидирована в Ивановском районе Брестской области в 1952 г. Тогда была обнаружена и уничтожена группа надрайонного проводника Ивана Панько "Сикоры".

Таковы некоторые факты из истории деятельности подразделений ОУН-УПА на территории южных областей БССР в 1930-1950 гг. Стоит отметить, что при изучении тех событий не допустимы односторонние оценки. Основной целью борьбы, бойцов ОУН-УПА было создания независимого украинского государства. Ради этого националисты не останавливались не перед чем. Их жертвами на территории БССР порой становились не только военнослужащие советской армии, сотрудники НКВД или госслужащие, но и мирные жители. С другой, многие белорусские крестьяне часто поддерживали бойцов Украинской повстанческой армии в их антифашистской и антисоветской борьбе. Уж слишком жестоко проходила советизация Западной Беларуси и Западной Украины. В любом случае, эпизоды той неизвестной полесской войны заслуживают глубокого и всестороннего изучения и осмысления.

Игорь Мельников

--------------------------------------------------------------------------------

- Предсмертная исповедь старой бандеровки
- Зверства бандеровцев
- Бандеровцы. Палачи не бывают героями (видео)
Источник



  Следующие комментарииКомментарии к новости (1)

aleksei-319.11.2014 - 21:05
Мало белорусы натерпелись от немцев,так ещё украинские фашисты покоя не давали.Мне мама рассказывала,как приехал молодой парень(вроде белорус) в гости к родне в деревню .Узнал и убил бывшего карателя,за убийство родных.Парня посадили.А родственники карателя были вынуждены бежать в другое место.Вот когда так будет повсеместно,то будет толк.А сейчас что?Родители в россии деньги робят,шлют сынке,а тот орёт "москалей на ножи".Я бы таких родителей гнал поганой из россии.

   

Контакты© 2011 Dal.by
          _________________________

  И чевой-то недавно прошёл фильм о полицае-бандеровце, которого разыскали через 30 лет после войны?
К счастью остались свидетели его зверств. Сменил фамилию, женился, собрался вступать в КПСС...
Судя по тому , что он не поддавался гипнозу, он прошёл спецподготовку в спецшколе. Хорошо
немцы готовили деверсатов...
Как с ним поступили? РАССТРЕЛ.

Отредактировано Zlata (20-11-2014 01:29:44)

75

http://www.dal.by/news/174/20-11-14-15/    http://s2.uploads.ru/t/nLPO1.gif
          (текст, старинные рисунки)

          О российском предпринимательстве

    В исторической литературе часто встречается стереотип - отсталые московиты погрязали в рутине феодализма, и лишь при Петре I с Запада стало внедряться предпринимательство, зародились торговля и промышленность. Но даже в официальная версия истории не соответствует этому русофобскому мифу.

В статье приведены данные официальной исторической науки - прим.ред.

Ещё со времён Киевской Руси наши купцы были хорошо известны и на европейских, и на азиатских рынках. А крупные предприятия стали возникать у нас в XVI веке, одновременно с их появлением на Западе. Это, например, Пушечный двор, Печатный двор, Оружейная палата, канатные дворы в Холмогорах и Вологде. На Урале мощно развернулись Строгановы.

Кстати, в Испании и Франции в эту эпоху торговля и промыслы считались "подлыми" занятиями, и для дворян они запрещались. В Голландии и Англии предпринимательство подмяли крупные купцы и финансисты. В России этим занимались все: крестьяне, посадские (горожане), дворяне, стрельцы, казаки, бояре, духовенство. Швед Кильбургер писал: "Русские от самого знатного до самого простого любят коммерцию".

Правительство поощряло торговлю, пошлины были невысокими. В результате к концу XVI века уже сложился единый всероссийский рынок с товарной специализацией различных областей. Москва поставляла изделия скорняков, сукноделов, оружейников, золотых дел мастеров; Подмосковье - овощи и мясо; масло шло из Среднего Поволжья; рыба - с Севера, из Астрахани; изделия кузнецов - из Серпухова, Тулы, Тихвина, Галича, Устюжны; кожа - из Ярославля, Костромы, Суздаля, Казани, Мурома. На деревянных изделиях специализировалось Верхнее Поволжье, на каменном строительстве - артели из Пскова и Новгорода. Ткацкое производство развивалось в Москве и Ярославле, Псков поставлял продукцию изо льна и пеньки, Вязьма - сани, Решма - рогожи. Из Сибири шли меха, из Астрахани - продукция виноградарства, виноделия, садоводства, бахчеводства.

Крупнейшим центром торговли была столица. Кильбургер писал: "В Москве помещается больше торговых лавок, чем в Амстердаме или хотя бы в ином целом княжестве". Рынки шумели и во всех других городах, а их в России насчитывалось 923. Самая большая ярмарка собиралась в Холопьем городке на Волге, с 1620-х годах она переместилась в Макарьев. Оборот её достигал 80 тыс. рублей (для сравнения, корова стоила 1 - 2 рубля, овца - 10 копеек). Весьма значительными ярмарками были Архангельская, Тихвинская, Свенская (под Брянском). В Верхотурье была организована зимняя Ирбитская ярмарка, связанная с Макарьевской, на неё собиралось до тысячи купцов.

Иностранцы отмечали высочайшую честность русских. Олеарий упоминает, как рыбаку на Волге по ошибке переплатили за улов 5 копеек. Он пересчитал и вернул лишнее. Поражённые таким поведением немцы предложили ему взять сдачу себе, но он отказывался от незаработанных денег.

Самых солидных купцов и промышленников, имевших оборот не менее 20 тысяч рублей в год, называли "гостями". Но это было не сословием, а чином, который персонально жаловался царём.

Человек, ставший "гостем", вводился в верхушку государства. Считалось, если он сумел нажить большое состояние, то является ценным специалистом, его опыт надо использовать. "Гости" были приближены к царю, получали право непосредственного доступа к нему, освобождались от налогов.

Они становились экономическими советниками и финансовыми агентами правительства. Через них казна вела заграничную торговлю, поручала им руководить сбором пошлин, передавала подряды на строительство, на поставки для армии, на государственную монопольную торговлю - пушную, винную, соляную.

Из "гостей" выделялись Строгановы. У них действовало более 200 соляных варниц, ежегодная добыча соли составляла 7 млн. пудов, обеспечивая половину потребности страны. В их владениях велось также производство железа, торговля мехами, развивалось строительство и художественное ремесло. "Гостю" Светешникову принадлежали большие кожевенные предприятия в Нижнем Новгороде, Емельянову - мастерские по выделке льняных тканей в Пскове. Василий Шорин вёл значительную торговлю внутри России, с Персией, Средней Азией, был таможенным головой в Архангельске.

На соляных промыслах разбогатели "гости" Шустовы, на внутренней и внешней торговле - Патокины, Филатьевы. В сибирской торговле заправляли Босые, Ревякины, Балезины, Панкратьевы, Усовы. В Новгороде ворочали делами Стояновы.

В торгово-промышленной иерархии за "гостями" следовали гостиная и суконная сотни. В них насчитывалось около 400 человек. Гостиная вела торговлю с Востоком, суконная - с Западом.

Входившие в них предприниматели тоже пользовались значительными привилегиями и налоговыми льготами, занимали видное место в финансовых и экономических делах государства, имели своё самоуправление. Ну а к низшему разряду предпринимателей относились жители чёрных слобод и сотен (мелкие лавочники и ремесленники, платившие подати, потому и "чёрные").

Вовсю торговали и крестьяне, боярские вотчины, монастыри. Например, в 1641 году в закромах Троице-Сергиева монастыря хранилось 2 тыс. тонн зерна, на конюшнях числилась 401 лошадь, в кладовых - 51 бочка пива с собственных пивоварен, десятки тонн рыбы с собственных ловов, в казне насчитывалось 14 тыс. руб., а корабли, принадлежащие монастырю, можно было встретить и в Белом море, и у берегов Норвегии.


В 1653 году был принят "Таможенный устав", заменивший множество разнообразных таможенных сборов на единую пошлину.
Таможенный устав, принятый в 1653 году, отменил разнообразные местные сборы с купцов, для всей торговли внутри страны ввёл единую пошлину: 10% с соли и 5% с остальных товаров. В результате огромная Россия окончательно стала "единым экономическим пространством". Кстати, произошло это намного раньше, чем в Западной Европе, где всё ещё действовали многочисленные таможни на границах городов, княжеств, провинций (во Франции внутренние таможенные тарифы накручивали до 30 % стоимости товара).

Что касается международной торговли, то наша страна была одним из крупнейших её центров задолго до "прорубаний окон". Русские купцы постоянно бывали и вели дела в Копенгагене, Стокгольме, Риге, в городах Германии, Польши, Турции, Персии. А к нам отовсюду ехали иностранцы со своими товарами. Немец Айрман в Москве был удивлён, описывая множество "персиян, татар, киргизов, турок, поляков... лифляндцев, шведов, финнов, голландцев, англичан, французов, итальянцев, испанцев, португальцев, немцев из Гамбурга, Любека, Дании". "Эти нации все имеют свои особые лавки, открытые ежедневно, там видны чудеса за чудесами, так что по непривычке к их странным обычаям или национальной внешности часто более обращаешь внимание на их персоны, нежели на их чудесные товары".

В Архангельск каждый год приходили десятки кораблей, везших сукно, часы, зеркала, вина, трикотаж. В Астрахань привозили из Ирана шёлк, сафьян, бархат, платки, ковры, безоар, бирюзу, индиго, ладан, нефть. Татары и ногаи вели в Астрахани большую торговлю скотом, пригоняли в Москву на продажу огромные табуны коней - в качестве пошлины с них брали 10% лошадей для русской кавалерии. Из Монголии с 1635 года поставляли китайский чай. Бухарские купцы везли хлопчатобумажные ткани, лучшую в мире бумагу, китайский фарфор, шёлковые изделия. Через Среднюю Азию торговали и индусы, их представительства возникли в Москве, Нижнем Новгороде, много их осело в Астрахани, где им разрешили построить "Индийский двор" с домами и храмом Вишну. И в Россию потекли индийские драгоценности, благовония, пряности.


Поморские промыслы славились солеварнями. Кандалакша на старинной гравюре.
Торговля обогащала казну. Например, в Архангельске были случаи, когда годовая прибыль от пошлин достигала 300 тыс. руб. (что составляло 6 тонн золота). А потоки товаров со всех стран создавали картину чуть ли не сказочного изобилия. Иностранцев поражало, что женщины из простонародья позволяли себе наряжаться в шёлк и бархат. Очень дорогие в Европе пряности были доступны простолюдинам, их добавляли в выпечку, делая пряники. Чех Таннер ахал: дескать, в Москве "мелкие гранёные рубины до того дёшевы, что продаются на вес - 20 московских или немецких флоринов за фунт". Австриец Гейс насчёт русского богатства замечал: "А в Германии, пожалуй, что и не поверили бы". А француз Маржерет делал вывод: "Подобного богатства нет в Европе".

Конечно же, Россия не только ввозила товары, но и сама немало производила. Экспортировала воск - 20-50 тыс. пудов в год, смолу, дёготь, поташ, меха, зерно. Вывозилось также сало - 40-100 тыс. пудов, мёд, пенька, лён, конопля, соль, аир, ревень, моржовая кость, ворвань (тюлений жир), рыбий клей, слюда, речной жемчуг. Икра тогда экспортировалась преимущественно в Италию, где она считалась деликатесом. За рубеж продавались до 100 тыс. кож в год, выделанная юфть, войлок, мешки, ювелирные украшения, оружие, конские сбруи, изделия резчиков по дереву.

Российская экономика XVIIвека во многом отличалась от западных моделей. Её ключевыми звеньями являлись сельские и ремесленные общины, артели, самоуправляемые городские концы, слободы, улицы, сотни. Даже западник Герцен вынужден был признать, что экономическая организация русских общин являлась полной противоположностью принципу Мальтуса - "выживает сильнейший". В общине для каждого находилось место. А уж какое место - более или менее почётное, более или менее сытное, зависело от личных качеств человека. Это было не отставание, а самобытная модель, национальный стереотип взаимоотношений.

Ремесленные общины имели некоторое сходство с европейскими цехами. В них существовало своё выборное самоуправление. Так, в Москве Тверская-Константиновская хамовная (ткацкая) слобода избирала на год 2 старост, 4 целовальников и 16 десятских. Действовали свои внутренние правила, были свои праздники, патрональные церкви, осуществлялся контроль за качеством продукции.

Но между русскими общинами и западными цехами существовали и заметные различия. Французский промышленник Фребе писал: "Цехи в России не подавляют талантов и не делают помех в труде". Не было мелочной регламентации количества изготовленных товаров, цен, применяемых технологий и инструментов. Перевод подмастерьев и учеников в мастера или приём новых мастеров в организацию осуществлялся намного легче, чем на Западе. Если имеешь достаточные навыки и средства - пожалуйста. Но многие ремесленные сотни и слободы более правомерно было бы сравнивать не с цехами - они представляли собой мануфактуры "рассеянного типа". Сбывали продукцию для перепродажи крупным торговцам, централизованно поставляли её для государственных нужд или на экспорт.

Михалон Литвин признавал, что "московиты отличные хозяйственники". Нашим предкам было уже хорошо знакомо акционирование - многие предприятия, вроде соляных варниц, рыбных промыслов, являлись "обчествами на паях". Торговцы прекрасно умели пользоваться кредитом. Олеарий описывал, как оптовики скупали привезённые англичанами сукна по 4 талера за локоть, но в долг. Тут же перепродавали лавочникам по 3 - 3,5 талера, но наличными. А ко времени возврата долга успевали 3 - 4 раза пустить деньги в оборот, с лихвой покрывая прибылью начальный убыток.


Меховой промысел в Древней Руси.
Широко практиковались договорные отношения. Скажем, до нас дошла "Подрядная запись" строительной артели: "Поручились есмь друг по друге круговою порукою и дали мы на себя сию запись Боровского уезда Пафнутьева монастыря архимандриту Феофану да келарю старцу Пафнотию з братией в том, что подрядились мы, подрядки и каменщики, в том Пафнутьевом монастыре сделать колокольню каменную". Оговаривались стоимость работы - 100 рублей и возможность взыскать неустойку: "Ежели... самым добротным мастерством не сделаем... или учнём пить и бражничать или за каким дурном ходить... взять им, архимандриту Феофану и келарю старцу Пафнотию з братией по сей записи за неустойку 200 рублев денег".

Существовало в общинах и внутреннее страхование. Хуан Персидский сообщал, что у муромских кожевников дубление кож производится "в тысячу и одном доме", где закладывается "по тысяче и одной коже", и если у кого-то они сопреют, коллеги дают ему по одной коже, и получается у всех по тысяче.

С XVII века промышленная революция в России пошла очень бурно. В дополнение к прежним предприятиям, строятся новые. Появляются казённые швейные мануфактуры, шёлковая мануфактура, новые типографии, оружейные и пороховые фабрики. Возникают кирпичные заводы - казённые, частные, монастырские. Организуются многочисленные судоверфи, красильные и белильные мастерские, винокуренные заводы, кожевенные, поташные, суконные, ткацкие, солеваренные предприятия. Разрабатывались железные, свинцовые, оловянные рудники. В Угличе, Ярославле и Устюге добывали селитру, в Вятке серу.

Привлекали и иностранных специалистов. В 1635 году начал действовать Духанинский стекольный завод, построенный итальянцами. В 1637 году вступил в строй "железоделательный" завод в Туле, основанный голландскими купцами Марселисом и Виниусом. Предприятие оказалось очень выгодным как владельцам, так и государству - по условиям договора казне отчислялась часть продукции. И те же предприниматели получили лицензии на организацию новых металлургических заводов. Они стали расти как грибы - под Вологдой, Костромой, Каширой, на Ваге, Шексне, в Малоярославецком уезде, Олонецком крае, под Воронежем. С помощью иностранцев в Москве был построен часовой завод.

Впрочем, преувеличивать вклад чужеземцев в развитие страны не стоит. Использовались их знания, опыт, их капиталы. Но при Михаиле Фёдоровиче и Алексее Михайловиче правительство в первую очередь старалось соблюдать национальные интересы. И если итальянцы взялись строить стекольный завод, то им в помощь были выделены русские мастера, освоили технологии - и наряду с Духанинским возник казённый Измайловский завод, изготовлявший "довольно чистое стекло". Первую бумажную фабрику построили на Пахре немцы, а от неё точно таким же образом отпочковалась русская - на Яузе.

Хищничать в ущерб России и её гражданам иностранцам не позволяли. В разрешениях Марселису и Виниусу на строительство заводов особо оговаривалось - "тесноты и обид никому не чинити и промыслов ни у кого не отнимати", а работников дозволялось нанимать только "по доброте, а не в неволю". Лицензии давались на 10-15 лет с возможностью последующего пересмотра.

В 1662 году, когда вышли сроки разрешений, половина металлургических заводов, понастроенных компаньонами, была "отписана на государя". Получили прибыль - и будьте этим довольны. А для дальнейших прибылей оставили вам другую половину - и тоже будьте довольны. Не на своей земле хозяйничаете. Несмотря на неоднократные просьбы, уговоры, присылку посольств, ни голландцы, ни англичане, ни французы, ни датчане, ни шведы так и не получили права на транзитную торговлю с Востоком через территорию России. А в 1667 году по инициативе канцлера А. Л. Ордина-Нащокина были приняты Новоторговый устав, вводивший жёсткие протекционистские меры по защите отечественных купцов и предпринимателей от иностранных конкурентов.

Но в России, как уже отмечалось, предпринимательством занималось не только купеческое сословие. Этих дел не чуралась и высшая знать. Князь Пожарский являлся совладельцем нескольких соляных варниц, ему же принадлежало "сельцо" Холуй с мастерскими иконописцев и художественных росписей. Боярин Морозов построил в своих вотчинах металлургический завод, использовавший передовую "вододелательную" технику, а также поташные и винокуренные заводы. Владельцами крупных предприятий были бояре Милославские, Одоевские.

Предпринимателями были и сам царь с царицей. Придворный врач Коллинз описывал, как в семи верстах от Москвы были построены "красивые дома" для обработки пеньки и льна, "которые находятся в большом порядке, очень обширны и будут доставлять работу всем бедным в государстве... Царица будет заведовать женщинами в этом заведении для своих польз и выгод". Всего же при Михаиле Фёдоровиче и Алексее Михайловиче было создано более 60 "дворцовых" мануфактур.

Результатом промышленной революции стало то, что к середине XVII столетия Россия поставляла на экспорт не только меха, воск и мёд. А ещё и ткани, парусину, канаты (один лишь Холмогорский двор обеспечивал канатами четверть кораблей британского флота). На экспорт пошли и пушки. "За море повольной ценою" продавалось до 800 орудий в год!


Литьё и производство пушек в Москве. XVII век.
В это же время продолжалось активное освоение Урала. Здесь были построены металлургический завод Далматова монастыря, Ницынский завод, Невьянский завод (тот самый, который Пётр впоследствии подарил Демидову). В прошлые века дефицитным сырьём для России была медь. Русские купцы получали задания скупать за рубежом даже медный лом. В XVII столетии наконец-то нашли медную руду вблизи Соли Камской, тут был основан казённый Пыскорский завод, впоследствии на его базе был развёрнут завод братьев Тумашевых.

Осваивалась и Сибирь. Во второй половине XVII века здесь стали во множестве возникать мыловаренные, свечные, деревообрабатывающие мастерские, винокуренные и пивоваренные заводы. В Енисейске в 1670-е годы исследователи насчитывают 24 ремесленные специальности, в Томске - 50, в Тобольске - 60. Уже и здесь стали организовываться крупные предприятия. Например, кожевенные, обрабатывавшие по тысяче и более кож в год. А на этой базе развернулась обувная промышленность. В Сибири лаптей не носили. Кожи и сапоги поставлялись в Среднюю Азию, Монголию, Китай. На всех реках действовали судоверфи.

Крупные соляные варницы функционировали в Енисейском крае, Якутии, под Иркутском и Селенгинском. Сибирь стала сама обеспечивать себя солью. И железом тоже. В Верхотурском, Тобольском, Тюменском, Енисейском уездах отмечали "кузнецов и бронных мастеров многолюдство". Всё шире велась разведка полезных ископаемых. Начались разработки слюды в Западной Сибири, Енисейске, Прибайкалье, её вывозили в Москву, экспортировали в Европу. Нашли "камень наздак" у Невьянского острога, минеральные красители на Витиме, строительный камень в Верхотурье. На Охотском море открылся жемчужный промысел.

Железо обнаружили в Якутском уезде, в Прибайкалье и Приамурье. Селитру - на Олекме. Разведали цветные металлы, серебро. На Аргуни начали выплавку свинца. Уже осваивались Нерчинские месторождения. Правда, в большинстве случаев на местах будущих сибирских разработок только ещё закладывались первые пробные шурфы, делались первые опытные выплавки. Но они уже были открыты, и столь авторитетные исследователи Сибири как С. В. Бахрушин и С. А. Токарев однозначно установили: "Изыскания академиков XVIII века базировались на предшествующие поиски и опыт служилых людейXVII столетия". Таким образом, говорить об "отставании" России от Запада в допетровские времена отнюдь не приходится. Факты свидетельствуют о противоположном.

--------------------------------------------------------------------------------

- Основные качества предпринимателя
- Предприниматели Беларуси любят свое дело и ценят свободу действий
- Двухскоростная экономика Чехии: экспорт растет, предприниматели закрывают бизнес

Источник

 

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (22-11-2014 00:51:07)

76

http://www.dal.by/news/174/19-11-14-8/

   
Почему на Русской земле стоит памятник "коричневому" генералу?

     "Только полное разделение России-СССР избавит Европу от опасности и разрушения со стороны Москвы..."

"Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма...". Краснов, начальник Главного управления казачьих войск Kosaken Leitstelle при Министерстве оккупированных восточных территорий Третьего рейха.

В 1994 году на территории храма Всех Святых у метро "Сокол" была установлена памятная плита с перечнем всех командиров 15-го кавалерийского корпуса СС. Когда возмущение героизацией эсэсовцев не принесло результатов, плиту облили водостойким клеем, а потом просто разбили. От памятной плиты "коричневым казакам" сегодня остались одни осколки.

Бронзовый четырехметрового роста генерал Краснов пока ущё стоит на пригорке неподалеку от въезда в станицу Еланскую и со стороны слегка напоминает американскую статую Свободы, только вот вместо факела атаман вознес к небесам увесистую булаву-пернач — символ высшей власти у донских казаков.

Именно здесь, на берегу Дона в Ростовской области, был в прошлом году установлен единственный в России частный мемориал "Донские казаки в борьбе с большевиками".

Это наш олигарх Мелихов у себя в имении поставил, — охотно рассказывает местная жительница Тамара Антипенко. — К нам тут на открытие даже из-за границы люди приезжали, ансамбль выступал. Только вы его, этого Мелихова, здесь не найдете, его в Москве в тюрьму посадили. Действительно, владелец мемориала — директор Подольского ООО "Станица" Владимир Мелихов был арестован по обвинению в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере.

Незаметная реабилитация

В той же самой Ростовской области два года назад пытались устанавить памятник полковнику Василию Чернецову, одному из ближайших помощников донского атамана Каледина.

А в турецком городе Галлиполи открыт первый камень восстанавливаемого мемориала воинам-белогвардейцам армии генерала Врангеля, скончавшимся здесь в начале 1920-х годов от ран, болезней и голода.

Спустя 90 лет большая часть населения полностью согласна с предложенной некогда генералом Денкиным формулой: "Ныне нет ни белой, ни красной армии, а есть одна армия — русская". Словом, белые ли, красные ли, но все они сражались за величие России, а потому каждый из них достоин уважения и почета.
Вот с героями гражданской и пытаются уровнять предателей, служивших оккупантам.

Культовый генерал

Камень преткновения — генерал Краснов, атаман Всевеликого войска Донского. И одновременно начальник Главного управления казачьих войск Kosaken Leitstelle при Министерстве оккупированных восточных территорий Третьего рейха, где вербовали казаков и пленных советских солдат для 15-го кавалерийского корпуса СС. Поэтому и не случайно, что стоило лишь Верховному атаману Союза казачьих войск России и депутату Госдумы от "Единой России" Виктору Водолацкому сообщить о создании некой "рабочей группы" по реабилитации генерала Краснова, как в обществе тут же поднялась буря возмущения. Настолько сильная, что господину Водолацкому настучали по папахе не только партийные начальники, но и свои — Совет донских атаманов (а это те самые атаманы, что в прошлом году искали адвоката для "чилийского палача" Мигеля Краснова) на специальном заседании постановил, что "все заслуги атамана перечеркиваются его сотрудничеством с немцами во время Второй мировой войны". В итоге атаман Водолацкий был вынужден даже публично покаяться.

Плита раздора

Именно благодаря Добровольческому корпусу, входившему в Общественный совет по защите и сохранению мемориала "Примирение народов России, Германии и других стран, воевавших в мировых и гражданской войнах", Россия впервые и задумалась о фигуре атамана Краснова. Произошло это еще в 1994 году, когда на территории храма Всех Святых у метро "Сокол" была установлена памятная плита с перечнем всех командиров 15-го кавалерийского корпуса СС. Плиту, правда, не сразу заметили, но через год неизвестные облили ее в знак протеста водостойким клеем. На том и успокоились.

Времена тогда были либеральные, и в 1996 году, как раз накануне очередного визита Бориса Ельцина в Германию, ряд общественных деятелей обратились в Главную военную прокуратуру РФ с просьбой о реабилитации командующего корпусом группенфюрера СС Гельмута фон Паннвица, казненного вместе с казачьими атаманами. Что удивительно, Главная военная прокуратура пошла навстречу и на основании Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" сняла с группенфюрера все обвинения. Именно тогда, наверное, страна впервые и задумалась, что далеко не всех казненных сталинским режимом можно считать "жертвами политических репрессий", а то ведь так можно оправдать и Гиммлера с Кальтенбруннером, которые тоже были политическими оппонентами большевиков. В итоге поднялся скандал, и через два месяца ГВП отменила решение о реабилитации фон Паннвица.

Протесты против "фашистской" плиты вяло продолжались все последующие годы, пока в прошлом году накануне 9 Мая проблема "памятника эсэсовцам" не была решена самым радикальным образом—плиту разбили. С тех пор на единственном оставшемся обломке круглосуточно горят самодельные лампадки и лежат живые цветы.

— Мы все равно будем добиваться реабилитации генерала Краснова, — говорит Леонид Лемм. — Ведь он призывал казаков бороться не с Россией, не с русскими, а с большевиками, которые узурпировали власть в результате переворота 1917 года. Да, он совершил роковую и страшную ошибку, согласившись на сотрудничество с нацистами, но он не знал, что у Гитлера есть планы уничтожения всего славянства (смешно-М1). Кроме того, приговор, вынесенный Краснову в 1947 году, по своей сути юридически ничтожен — Петр Николаевич никогда не был гражданином СССР, а поэтому он не мог изменить этому государству. Это и есть главное обоснование для отмены этого сфабрикованного приговора.

— Но, следуя вашей логике, надо реабилитировать и Лаврентия Берию, которого тоже расстреляли по сфабрикованному приговору. Уж кем-кем, а английским шпионом Лаврентий Павлович никогда не был...

— Но вот на "плите раздора" был упомянут некто атаман Иван Кононов. Между прочим, он был членом ВКП(б), вступил он в партию еще в 1927 году, когда никакими репрессиями и не пахло, с отличием окончил Военную академию имени Фрунзе, а о своем "казачестве" вспомнил, только оказавшись в немецком плену. Разве он не предатель? Кстати, еще он и самих казаков предал, когда покинул их перед сдачей в плен и по подложным документам скрылся в Австралии. Его вы тоже хотите реабилитировать?

— Ну, Кононов, конечно, предатель, — тут Леонид Леонидович заметно смутился. — Вообще, знаете, меня в тот момент, когда плиту устанавливали, не было в Москве... И я не знаю, по какому принципу тут имена подбирали. Но мы же и не предлагаем его реабилитировать! Мы выступаем только за тех, кто не был предателем...

В общем, жалкое зрелище..

Новая мифология

— Апологеты казачьих атаманов из корпуса СС, наверное, просто не знают, что Кононова презирали даже его "сослуживцы", не говоря уже о самих немцах, — говорит ростовский историк Борис Лапосин, уже много лет собирающий материалы о казачьем движении. — После войны все более-менее заметные власовские организации — к примеру, Союз борьбы за освобождение народов России и Союз воинов освободительного движения, а также все старые казачьи организации отказались принимать его в свои ряды. Когда он попытался опубликовать свои мемуары, на него обрушились гневные отклики эмигрантской печати, которая обвиняла его в "фальсификации казачества". В конце концов он отказался от всех своих амбиций и жил очень замкнуто.

Не выдерживают никакой критики и слова о том, что Краснов якобы ничего не знал о планах Гитлера. В книге историка Вячеслава Науменко "Великое предательство" приводится такой отрывок из письма Краснова: "Мы верим, что всем народам новой Европы теперь ясно, что только полное разделение России-СССР на ее составные части раз и навсегда избавит Европу от вечной опасности и разрушения со стороны Москвы... Русских необходимо запереть в рамки старого Московского княжества, откуда началось продвижение московского империализма..." Между прочим, до того, как заняться историей, Вячеслав Григорьевич Науменко был походным атаманом Кубанского казачьего войска и заместителем самого Краснова на посту начальника Главного управления казачьих войск, а после войны выехал в США, где и начал писать мемуары. Так что вопрос он знает досконально.
— По сути, те, кто сегодня лепит из Краснова и его приближенных героев борьбы с большевизмом вовсе не восстанавливают "белые пятна" истории, — считает Борис Лапосин. — Напротив, они на смену коммунистическому мифу создают новый миф — еще более проникнутый фальшью и идеологией реванша.

Коричневые казаки

Кто-то из них действительно считал себя борцом с большевизмом, другие же переходом в стан врага спасали себя от смерти или ужасов концлагеря. Но тем не менее все они исполняли немецкие приказы и участвовали в карательных расправах.

1915 — командир 2-й сводной казачьей дивизии Петр Краснов за отличие в боях награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и произведен в чин генерал-майора.

1918 — Петр Краснов выходит в отставку, уезжает на Дон и становится атаманом Всевеликого войска Донского.
В 1920 году Краснов эмигрирует в Германию, где прославился как литератор.

Август 1941 — командир 436-го стрелкового полка РККА майор Иван Кононов добровольно переходит на сторону гитлеровской Германии. Генерал Шенкендорф из группы армий "Центр" разрешает Кононову сформировать из советских военнопленных 102-й казачий полк в составе вермахта. Вскоре Кононову присваивается звание полковника германской армии.

Июль 1942 — по инициативе генерала Вейхса, командующего группой армий "Б" в России, происходит массовая вербовка казаков. Атаман Сергей Павлов формирует Донской казачий полк для конвоя советских военнопленных. На Кубани был организован так называемый казачий округ с населением 160 тысяч человек.

Ноябрь 1942 — 73-летний Петр Краснов формально возглавляет Главное управление казачьих войск при вермахте. Фактически казаками командует полковник фон Фрейтаг-Лорингхофен.

Ноябрь 1942 — подполковник Гельмут фон Паннвиц получает командование над всеми казачьими частями и формирует казачью дивизию. По приказу Гитлера, недовольного проектами с участием "низшей славянской расы", дивизия именуется "Кавалерийская группа Паннвица" (Reiterverband Pannwitz).

Декабрь 1942 — казаки в составе 4-й танковой армии участвуют в боях с Красной Армией под Сталинградом. Паннвиц получает из рук Гитлера Рыцарский крест.

Январь 1943 — казаки бегут от наступающей Красной Армии на Украину под Херсон. Уже весной их переправляют в Польшу (Гитлер не доверял предателям и приказал держать казаков подальше от фронта). Под Варшавой формируется 1-я казачья дивизия.

Сентябрь 1943 — казачья дивизия фон Паннвица переводится в Югославию, где принимает участие в операциях против сербских партизан (к примеру, в районе Дубравчака казаки уничтожили более 400 партизан).

Октябрь 1944 — первые сообщения о преступлениях казаков против мирного населения. К примеру, близ города Загреба казаки 1-го полка учинили массовое изнасилование женщин, после чего согнали всех жителей деревни в амбар и сожгли. У городка Вировитицы по приказу Кононова было расстреляно несколько десятков человек.

Декабрь 1944 — на основе казачьей дивизии формируется 15-й казачий кавалерийский корпус СС, в котором все командирские должности занимают немцы. Паннвиц получает звание генерала и чин группенфюрера СС.
Январь 1945 — казачий корпус СС участвует в боях с 133-й дивизией РККА. Полковник Кононов первым из бывших советских офицеров награждается Железным крестом.

Апрель 1945 — Паннвиц и Кононов договариваются с генералом Власовым о слиянии остатков казачьего корпуса с частями РОА. Паннвиц избирается атаманом всех казачьих частей, Кононов убегает от казаков в американскую зону оккупации.

Май 1945 — казачьи части, находившиеся в Австрии и Италии, сдаются британским союзникам. Вскоре британское командование в соответствии с Ялтинским договором начинает репатриацию 50 тысяч пленных казаков властям СССР.
Январь 1947 — трибунал Верховного суда СССР приговорил Паннвица, Краснова, Шкуро, Доманова, Султан-Гирея Клыча к смертной казни через повешение.

Сентябрь 1967 — полковник СС Иван Кононов, скрывающийся в Австралии, гибнет в автокатастрофе.

Владимир ТИХОМИРОВ

--------------------------------------------------------------------------------

- Как белогвардейцы грабили церкви
- Мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти
- Уроки украинского: чему учат школьников учебники украинской истории?

       Источник

   
Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (22-11-2014 01:02:05)

77

"Ярость" голливудская вскипает как волна. http://www.dal.by/news/174/05-11-14-18/

78

http://www.dal.by/news/174/07-11-14-5/
  (текст, страшные старые фотографии)  http://s2.uploads.ru/t/gY0NE.gif

                 Почти как люди

     На этом страшном кадре – Киев, сентябрь 1941 года. Бабий яр. Мать за секунду до гибели прижимает к себе ребенка. Человек в форме СС, который убьет ее и ребенка через секунду-другую – не немец. Он украинец, точнее – уроженец Западной Украины, из Житомира. Служил в дивизии «Галичина», а с 1943 года участвовал в работе айнзатц-групп.

Откуда такие подробности? Практически от него самого. Эту фотографию изъяли партизаны вместе с документами и армейским жетоном. Изъяли, когда обыскивали его тело. Чудовищная фотография станет одним из самых красноречивых свидетелей жертв нацизма на Нюрнбергском процессе.

Но больше всего поражает, что вот эта фотография хранилась среди личных вещей убитого бандеровца. Вместе с семейными карточками, письмами домой лежало вот ЭТО. Бережно хранилось – фото на память. Может, даже для семейного альбома. С гордостью детям и внукам на старости лет показывать: вот, дескать, как я «отважно воевал» за самостийну Украину когда-то...

Немцы убивали евреев, русских, белорусов, украинцев. И украинцы убивали евреев, русских, белорусов, украинцев. Только первые делали это равнодушно или иногда даже с отвращением (но не из жалости к жертвам, а потому что «грязная», не достойная арийского сверхчеловека работа), а украинцы из Галичины и ряды областей Зап. Украины делали это весело, с удовольствием и огоньком.

Ни тех, ни других подобные «нюансы» не оправдывают. Зато это различие многое говорит об украинцах.

Несколько лет назад мне довелось прочитать в добротном переводе с польского книгу о Волынской резне и вообще о бандеровском движении (в течении всего нескольких лет в Польше такие книги иногда выпускались. У нас их не выпускали вообще – исходя из идиотской «дружбы народов»).

Одна из глав – при всех немыслимых жестокостях этой книжки – поразила меня больше всего. Это отрывки или полные версии писем бандеровцев своим родным, друзьям, однополчанам. И вот пишет такой «человек» о прекрасном будущем Украины (без жидiв и москалей) и о задушевных спорах и мечтах о ней с однополчанами, вспоминает любимый стих какого-то украинского поэта про природу и дом, а потом без перехода теми же словами описывает, как насиловал и убивал десятилетнюю девочку – теми же эмоциями, почти задушевно. Пишет, как потом лежал на труппе, курил и думал о вольной Украине. А потом снова – о посиделках на привале, о хате и мамке старенькой.

Были там письма и пострашнее, иногда встречались «почти» без зверств. Важней другое. Немцы, хоть и не все – понимали, что творят зло. Но оправдывали себя идеей, необходимостью, войной, приказом. Даже твердолобые наци подсознательно, подстрочно искали себе оправдания.

Эти – никогда. «Зла» как понятия для них не существовало. Убить жида, поляка и русского – добро всегда. Убить украинца – зло, но если украинец «неправильный» (например, плохо говорит на мове или не с тем акцентом, помогает и жалеет тех же евреев, русских, поляков) – опять же добро.

Иногда даже хорошего украинца убить добро – если ради воли и Украины (из всех воевавших на той озверелой войне армий только бандеровцы массово убивали своих же раненых в ходе отступлений или даже наступлений – чтобы не задерживали продвижение отрядов).

Степан Бандера в 1941 году, вступая во Львов и готовя «хлопцев» к «работе» напутствовал их такими словами: «Только Украина, ее воля и образ пречистый имеют значение для нас. Если вы спросите меня, скольких украинцев можно и потребно убить ради воли и УКраины, то я отвечу лишь – сколько их можно и потребно оставить».


Все это имеет самое непосредственное отношение к дню сегодняшнему. Горящие заживо люди в Одессе. Превращенные в город-призрак Славянск, убитые женщины и дети, расстрелянные журналисты, взорванный над Луганском пассажирский самолет, говорит об одном – они вернулись.

Прямые и идейные потомки тех, кто шел тогда за Бандерой, Шухевичем, Коновальцем... и иже с ними. А мы попали в паршивую ситуацию, потому что не поняли главного – они ИНЫЕ.

Вчера наблюдал переписку двух пользователей (не у себя на странице). Оба отчаянно писали третьему, что НИКТО не взорвет специально пассажирский лайнер. Что этого не может быть потому что не может быть никогда!

Что украинцы взорвали самолет по ошибке. Они НЕ МОГЛИ сделать этого специально, обдуманно, нарочно.

Мы не хотим верить, что есть люди, готовые добровольно убить себя, свой народ, соседний народ, весь мир ради не идеи даже, а чувства. Чувства ненависти ко всему неукраинскому.

А вот немецкие солдаты и даже видевшие концлагеря офицеры СС писали о «нечеловеческой ненависти» в глазах тех украинцев. Сегодня мы снова наблюдаем эти глаза и что творят их обладатели. Смотрим, но не хотим видеть.

Бедные, их обманули! – сокрушаемся мы. - Наступит зима и как они бедные будут скакать и прыгать, бегать и убивать?!

Поверьте, будут прекрасно. Ненависть согреет куда лучше нашего газа. А не согреет, так можно пойти и устроить пожар у соседа и погреться у огня от его догорающей хаты, насилуя его женщину и забавляясь, убивая его детей.

С ненавистью можно потребовать этот газ и тебе, может статься, его отдадут. А потом, забрав газ, все равно убить. Из ненависти.

Мы совершили страшную ошибку. И за эту ошибку теперь будем платить самую высокий цену. Евреи, столкнувшись с нацизмом – берегут, лелеют и хранят память об этом зле. Они детей своих водят в музеи, концлагеря и показывают ВСЕ. Не щадят детскую психику. Чтобы до боли, до слез впечатали в память, в каждую клетку своего тела, что такое нацизм и почему его нужно уничтожать.

А у нас под боком родилось зло пострашнее – украинцы-бандеровцы. Более упрямое, жестокое, бесчеловечное. И более живучее.

Но мы предпочли забыть, вычеркнуть его из памяти. Чтобы «не портить отношения» мы не открывали музеи и мемориалы; мы не писали книги, не выпускали фильмы, не давали слово еще помнившим старикам.

Помню, как однажды мой дед пришел домой накануне майских праздников в слезах. Это было сильно и непривычно. Даже на День Победы он лишь украдкой пускал слезу, а тут разом постаревший и льющий слезы человек...

Уже потом он рассказал, что на школьной линейке, куда его пригласили как военного героя, ветерана и большого партийного человека, он вместо парадных рассказов об однополчанах попытался рассказать школьникам о том, что увидел на Украине – в Киеве, во Львове, на Волыни... Ему не дали говорить и десяти минут. Учительница и завуч буквально вытолкали его с линейки.

- Как вы смеете! Тут же могли быть и украинцы, украинские дети! – кричали ему уже в коридоре.

А дед, всхлипывая, говорит потом полутрезвый, что мы ОБЯЗАНЫ помнить. Помнить не только о совершенных преступлениях. Помнить, что это были ИНЫЕ люди. «Они не такие как мы» - говорил мне дед и говорил, что не дай бог для России и русских, если они «вернутся».

Сегодня Украина оказалась под властью бандеровцев. На наших глазах они строят общество и государство своей изуверской мечты.

А мы не понимаем, не хотим понимать, что эти люди способны на любое преступление, на любое насилие. На любую подлость.

Когда сжигали людей в одесском Доме профсоюзов, казалось – страшней ничего быть не может. Когда Славянск ровняли с землей с горы Карачун, казалось – ничего бесчеловечнее быть не может. Когда в четверг малазийский самолет рухнул с 10 километров, казалось – ничего подлей быть не может. Но логика, разум, слова и воспоминания деда подсказывают мне, что может. И будет.

Мой давно ушедший с журавлиным клином дед был прав. А я и мы все ошибались.

Скоро мы все это поймем. Главное, чтобы не было поздно.

Александр Петраков

--------------------------------------------------------------------------------

- Зверства бандеровцев
- Бандеровцы. Палачи не бывают героями (видео)
- Все зверства на Украине творят потомки бандеровцев

    Источник
   

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (22-11-2014 01:24:28)

79

http://www.dal.by/news/174/09-11-14-15/   http://s3.uploads.ru/t/GORvV.gif

    Великий князь Александр Михайлович: большевики как имперцы

    Текст изумительно гениальный! Чистейший образец подлинно русского, имперского, евразийского мышления. Мышления пространством. Поэтому - без ката.

Александр Михайлович Романов (1866 - 1933) — великий князь, сын великого князя Михаила Николаевича, брат великого князя Николая Михайловича, муж великой княгини Ксении Александровны, отец княжны крови Ирины Александровны.

"— По-видимому, “союзники собираются превратить Россию в британскую колонию, писал Троцкий в одной из своих прокламаций в Красной армии. И разве на этот раз он не был прав? Инспирируемое сэром Генрихом Детердингом*, или же следуя просто старой программе Дизраэли-Биконсфилда**, британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар... Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищались своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали... к священной борьбе против Советов, с другой стороны — на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи..."

*Британский “нефтяной король.

**Государственный деятель Великобритании в 1840 - 1870-х годах.

Великий князь Александр Михайлович Романов "Книга воспоминаний", М., 1991

***

"Мне пришло в голову, что, хотя я и не большевик, однако не мог согласиться со своими родственниками и знакомыми и безоглядно клеймить все, что делается Советами только потому, что это делается Советами. Никто не спорит, они убили трех моих родных братьев, но они также спасли Россию от участи вассала союзников.

Некогда я ненавидел их, и руки у меня чесались добраться до Ленина или Троцкого, но тут я стал узнавать то об одном, то о другом конструктивном шаге московского правительства и ловил себя на том, что шепчу: "Браво!". Как все те христиане, что "ни холодны, ни горячи", я не знал иного способа излечиться от ненависти, кроме как потопить ее в другой, еще более жгучей. Предмет последней мне предложили поляки.

Когда ранней весной 1920-го я увидел заголовки французских газет, возвещавшие о триумфальном шествии Пилсудского по пшеничным полям Малороссии, что-то внутри меня не выдержало, и я забыл про то, что и года не прошло со дня расстрела моих братьев. Я только и думал: "Поляки вот-вот возьмут Киев! Извечные враги России вот-вот отрежут империю от ее западных рубежей!". Я не осмелился выражаться открыто, но, слушая вздорную болтовню беженцев и глядя в их лица, я всей душою желал Красной Армии победы.

Не важно, что я был великий князь. Я был русский офицер, давший клятву защищать Отечество от его врагов. Я был внуком человека, который грозил распахать улицы Варшавы, если поляки еще раз посмеют нарушить единство его империи. Неожиданно на ум пришла фраза того же самого моего предка семидесятидвухлетней давности. Прямо на донесении о "возмутительных действиях" бывшего русского офицера артиллерии Бакунина, который в Саксонии повел толпы немецких революционеров на штурм крепости, император Николай I написал аршинными буквами: "Ура нашим артиллеристам!".

Сходство моей и его реакции поразило меня. То же самое я чувствовал, когда красный командир Буденный разбил легионы Пилсудского и гнал его до самой Варшавы. На сей раз комплименты адресовались русским кавалеристам, но в остальном мало что изменилось со времен моего деда.

- Но вы, кажется, забываете, — возразил мой верный секретарь, — что, помимо прочего, победа Буденного означает конец надеждам Белой Армии в Крыму.

Справедливое его замечание не поколебало моих убеждений. Мне было ясно тогда, неспокойным летом двадцатого года, как ясно и сейчас, в спокойном тридцать третьем, что для достижения решающей победы над поляками Советское правительство сделало все, что обязано было бы сделать любое истинно народное правительство. Какой бы ни казалось иронией, что единство государства Российского приходится защищать участникам III Интернационала, фактом остается то, что с того самого дня Советы вынуждены проводить чисто национальную политику, которая есть не что иное, как многовековая политика, начатая Иваном Грозным, оформленная Петром Великим и достигшая вершины при Николае I: защищать рубежи государства любой ценой и шаг за шагом пробиваться к естественным границам на западе! Сейчас я уверен, что еще мои сыновья увидят тот день, когда придет конец не только нелепой независимости прибалтийских республик, но и Бессарабия с Польшей будут Россией отвоеваны, а картографам придется немало потрудиться над перечерчиванием границ на Дальнем Востоке.

В двадцатые годы я не отваживался заглядывать столь далеко. Тогда я был озабочен сугубо личной проблемой. Я видел, что Советы выходят из затянувшейся гражданской войны победителями. Я слышал, что они все меньше говорят на темы, которые занимали их первых пророков в тихие дни в "Кафе де Лила", и все больше о том, что всегда было жизненно важно для русского народа как единого целого. И я спрашивал себя со всей серьезностью, какой можно было ожидать от человека, лишенного значительного состояния и ставшего свидетелем уничтожения большинства собратьев: "Могу ли я, продукт империи, человек, воспитанный в вере в непогрешимость государства, по-прежнему осуждать нынешних правителей России?"

Ответ был и "да" и "нет". Господин Александр Романов кричал "да". Великий князь Александр говорил "нет". Первому было очевидно горько. Он обожал свои цветущие владения в Крыму и на Кавказе. Ему безумно хотелось еще раз войти в кабинет в своем дворце в С.-Петербурге, где несчетные книжные полки ломились от переплетенных в кожу томов по истории мореплавания и где он мог заполнить вечер приключениями, лелея древнегреческие монеты и вспоминая о тех годах, что ушли у него на их поиски.

К счастью для великого князя, его всегда отделяла от господина Романова некая грань. Обладатель громкого титула, он знал, что ему и ему подобным не полагалось обладать широкими познаниями или упражнять воображение, и поэтому при разрешении нынешнего затруднения он не колебался, поскольку попросту обязан был положиться на свою коллекцию традиций, банальных по сути, но удивительно действенных при принятии решений. Верность родине. Пример предков. Советы равных. Оставаться верным России и следовать примеру предков Романовых, которые никогда не мнили себя больше своей империи, означало допустить, что Советскому правительству следует помогать, не препятствовать его экспериментам и желать успеха в том, в чем Романовы потерпели неудачу.

Оставались еще советы равных. За одним-единственным исключением, они все считали меня сумасшедшим. Как это ни покажется невероятным, я нашел понимание и поддержку в лице одного европейского монарха, известного проницательностью своих суждений.

- Окажись вы в моем положении, — спросил я его напрямик, — позволили бы вы своей личной обиде и жажде мщения заслонить заботу о будущем вашей страны?

Вопрос заинтересовал его. Он все серьезно взвесил и предложил мне перефразировать вопрос.

- Давайте выразим это иначе, — сказал он, словно обращался к совету министров. — Что гуще: кровь или то, что я назвал бы "имперской субстанцией". Что дороже: жизнь ваших родственников или дальнейшее воплощение имперской идеи? Мой вопрос — это ответ на ваш. Если то, что вы любили в России, сводилось единственно к вашей семье, то вы никогда не сможете простить Советы. Но если вам суждено прожить свою жизнь, подобно мне желая сохранения империи, будь то под нынешним знаменем или под красным флагом победившей революции — то зачем колебаться? Почему не найти в себе достаточно мужества и не признать достижения тех, кто сменил вас?"

***

"Еще более жаркие дебаты ожидали меня в Клубе Армии и Флота [в США]. Его руководство считало само собой разумеющимся, что я буду проклинать Советскую Россию и предскажу неминуемый крах пятилетнему плану. От этого я отказался. Ничто не претит мне больше, нежели тот спектакль, когда русский изгнанник дает жажде возмездия заглушить свою национальную гордость. В беседе с членами Клуба Армии и Флота я дал понять, что я прежде всего русский и лишь потом великий князь. Я, как мог, описал им неограниченные ресурсы России и сказал, что не сомневаюсь в успешном выполнении пятилетки.

- На это может уйти, — добавил я, — еще год-другой, но если говорить о будущем, то этот план не просто будет выполнен — за ним должен последовать новый план, возможно, десятилетний или даже пятнадцатилетний. Россия больше никогда не опустится до положения мирового отстойника. Ни один царь никогда не смог бы претворить в жизнь столь грандиозную программу, потому что его действия сковывали слишком многие принципы, дипломатические и прочие. Нынешние правители России — реалисты. Они беспринципны — в том смысле, в каком был беспринципен Петр Великий. Они так же беспринципны, как ваши железнодорожные короли полвека назад или ваши банкиры сегодня, с той единственной разницей, что в их случае мы имеем дело с большей человеческой честностью и бескорыстием.

Так получилось, что за столом председателя, прямо рядом со мной, сидел генерал, потомок знаменитого железнодорожного магната и член советов правления полсотни корпораций. Когда под звуки весьма нерешительных аплодисментов я закончил, наши глаза встретились.

- Странно слышать такие речи от человека, чьих братьев расстреляли большевики, — сказал он с нескрываемым отвращением.

- Вы совершенно правы, генерал, — ответил я, — но, в конце концов, мы, Романовы, вообще странная семья. Величайший из нас убил собственного сына за то, что тот попытался вмешаться в выполнение его "пятилетнего плана".

Какое-то мгновение он молчал, затем попытался уйти от темы:

- Но что бы вы нам посоветовали предпринять, чтобы оградить себя от этой опасности?

- Честно говоря, не знаю, — сказал я. — Да и потом, генерал, это взгляд с вашей колокольни. Я русский, разве не видите.

Что же до остальных членов Клуба Армии и Флота, то я должен честно признать, что, когда первое потрясение прошло, они обступили меня, жали руку и хвалили за "искренность" и "мужество".

- Знаете, что вы сегодня натворили? — спросил президент клуба, когда я собрался уходить. — Вы сделали из меня почти что большевика..."
   
     Источник

 
Следующие комментарииКомментарии к новости (1)
aleksei-309.11.2014 - 17:02
Логично.Уж кому,если не князю знать,какой вред россии несла коррупция,которую большевики уничтожили под корень.Ведь волосы дыбом встают,когда читаешь о саботаже и воровстве при поставках продовольствия на Ьалканскую войну.Почему в школах не изучается саботаж и воровство,когда в Японскую войну на флот поставлялся сильнодымящий уголь,демаскирующий корабли,да ещё по цене угля высшего сорта?Может потому,что в каждой афёре всплывают фамилии определённой национальности?
Я кинулся проверить,к чему этот князь причастен был.Нет информации.Подчистили?А ведь я своими глазами читал материал о неком князе ,которые промотал деньги на Ривьере,а нужно было флот модернизировать.
Большевики уничтожили воровство и коррупцию,такие методы оздоровят любую экономику.

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (22-11-2014 01:36:59)

80

http://www.dal.by/news/174/10-11-14-9/   http://s2.uploads.ru/t/gY0NE.gif
  (текст, старинные фотографии)

      Национализация. Как это было

    Часто буржуазные идеологи, затрагивая тему национализации промышленности в СССР, выставляют это историческое явление как некое волюнтаристское действие. Пришли, мол, в 1917 году большевики и отобрали заводы у законных собственников, чем нарушили ровный и естественный ход истории. Ведь это только частные владельцы предприятий могут гуманно и эффективно управлять всем общественным производством.

Вот, например ссылка на книгу "50 знаменитых бизнесменов ХІХ - начала ХХ в". Там много грустных персонажей, у которых большевики отняли заводы и т.п.

Такой информационный шум постоянно поддерживается учебными программами и СМИ, воспроизводится в репликах медийных персонажей, в художественных образах, в других формах. Периодическое затрагивание темы советской национализации с "правильным" буржуазным её преподнесением связано с тем, что вся та по историческим меркам недавняя история имеет для нынешнего господствующего класса крайне беспокоящее значение.

Сложно понять зуд капиталиста, который понимает, что он, в общем-то, паразит, что заводы и фабрики без него могут работать гораздо лучше и эффективнее.

Но именно такие выводы следуют из исторических фактов. Взяв политическую власть и объединив под своим руководством промышленность, российский пролетариат не просто сумел всем этим добром как-то распорядиться. Он вывел страну на новый качественный уровень по всем параметрам.

Это позволило советскому народу завоевать Победу в Великой Отечественной войне, приступить к освоению космоса, построить города, создать лучшую в мире систему массового образования. Капиталисты могут в отдельных странах достигать подобных успехов только за счёт подавления и эксплуатации как своего пролетариата, так и миллионов трудящихся третьего мира. Советский Союз же, как социалистическое государство, развивался за счёт внутренних ресурсов, не совместимых с эксплуатацией человека человеком. История национализации промышленности в СССР, таким образом, есть яркое напоминание мировому капиталу, что в историческом масштабе его песенка спета, а то, что происходит сейчас - лишь последние аккорды этой заунывной мелодии. Разворачивающийся мировой экономический кризис неизбежно порождает антикапиталистическую борьбу трудящихся. То, что они рано или поздно воспользуются советским опытом национализации - это лишь вопрос времени.

Рабочие Кировского завода идут на фронт

Ещё в теории марксизм утверждает, что как возникновение частной собственности на средства производства было закономерным историческим процессом, так и их обобществление на определённом этапе развития становится исторической необходимостью. Русские марксисты начала 20 века - большевики - с самого начала своей деятельности, ещё задолго до победы Октября, планировали создать из отнятых у буржуазии предприятий единый народнохозяйственный комплекс.

Вот что писалось в Программе РСДРП, принятой на II Съезде в 1903 году:

"Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество, так как положит конец всем видам эксплуатации одной части общества другой.

Необходимое условие этой социальной революции составляет диктатура пролетариата, т. е. завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволит ему подавить всякое сопротивление эксплуататоров".

Программа не пишет, как такой сложный процесс будет осуществляться на практике, поскольку в конкретных обстоятельствах существует множество переменных условий, которые заранее все невозможно учесть. В реальности даже не большевики, имеющие в своих программных документах научную основу, стали инициаторами процесса национализации в России в 1917 году.

Первым актом грядущей национализации стало установление рабочего контроля над предприятиями, и здесь инициатива была за самими рабочими.

Обуховский сталелитейный завод до революции

Труженики заводов и фабрик к началу 1917 года зачастую пребывали в бедственном положении. Разрушительная для экономики Российской империи мировая война в первую очередь ударила по неимущим слоям, по рабочим. В то же время интересы владельцев предприятий требовали всё большего ухудшения положения трудящихся: уменьшения зарплат, увеличения безработицы, применения штрафов. В революционных событиях Февраля 1917 рабочий класс сумел создать и по факту легализовать свои организации на местах: советы, профсоюзы, фабричные заводские комитеты. Эти демократически созданные путём прямых выборов структуры сразу занялись тем, для чего и создавались - улучшением положения рабочих своих предприятий. На практике это выглядело так: выборные рабочие следили за распределением заработной платы и продуктов, устанавливали длину рабочего дня, да и вообще смотрели, как администрация предприятия выполняет свои обязанности. По сути, владельцы заводов, на которых трудящиеся смогли организовать рабочий контроль, уже в какой-то мере переставали быть владельцами. Они уже не могли поступить с фабрикой или заводом как со своей надоевшей вещью. Такое поведение капиталистов отныне именовалось саботажем.

Рабочий контроль начинался как стихийное творчество рабочих и до Октября был реализован на нескольких десятках предприятий в стране. Причём, далеко не на всех из них существовали большевистские ячейки. Именно нужда и гнёт со стороны капиталистов заставили рабочих заняться контролем, а не напечатанная на бумаге программа.

Одним из первых дел Советской власти после победившего Октября стала законодательная легализация рабочего контроля.
Документ, принятый 14 ноября 1917 года назывался "Положение о рабочем контроле", он регламентировал создание при Советах рабочих советов рабочего контроля в каждом крупном населённом пункте. В документе, в частности, говорилось:

"Фабричный комитет фабрики "Пекарь" доводит до вашего сведения как демократический хозяйственный орган в том, что рабочие упомянутой фабрики на общем собрании совместно с представителями местной продовольственной управы 28 января 1918 г. решили взять фабрику в свои руки, т.е. удалить частного предпринимателя по следующим причинам: легче провести концентрацию хлебопечения, правильнее можно сделать учет хлеба, также администрация тормозила работу, и были случаи, что подготовляла голодный бунт в нашем подрайоне, а также неоднократно заявляла о расчете рабочих, якобы нет средств платить, а по нашему подсчету выходит, что мы на остаток можем дать кусок хлеба безработным, а не увеличивать количество безработных.

Принимая все это во внимание, рабочие решили взять фабрику в свои руки, о чем считаем долгом довести до вашего сведения, ибо вы должны знать, что делают рабочие по районам.

Просим узнать ваше мнение о нашем поступке".

А вот резолюция Кольчугинского совета рабочих депутатов по поводу предприятия "Копи Кузбасса" от 18 января 1918 года:

"Находя, что акционерное общество Копикуз ведет к полному развалу Кольчугинский рудник, мы считаем потому, что единственным выходом их создавшегося кризиса является передача Копикуза в руки государства, и тогда рабочие Кольчугинского рудника смогут выйти из критического положения и взять под контроль данные предприятия".

К июню 1918 года Советская власть была уже готова перейти на следующую ступень и уже объявить предприятия основных отраслей промышленности собственностью РСФСР (отдельные отрасли, например транспортные, были уже национализированы в первой половине 1918 года). И вот, за подписью Председателя Совета Народных Комиссаров В. Ульянова (Ленина), Народных комиссаров Цюрупы и Ногина, Управляющего делами СНК В. Бонч-Бруевича и секретаря Совета Н. Горбунова выходит новый документ, имеющий название "Декрет о национализации предприятий ряда отраслей промышленности, предприятий в области железнодорожного транспорта, по местному благоустройству и паровых мельниц, 28 июня 1918 г.".

В декрете подробно перечислялись отрасли промышленности, подлежащие национализации, регламентировались действия по переходу. Сотрудники администраций, ранее верой и правдой обслуживавшие интересы эксплуататоров теперь объявлялись советскими служащими, подлежащими в случае саботажа или невыполнения своих обязанностей строгой ответственности.

Тем самым новая власть утвердила себя как до конца революционная. Советы не ограничились только взятием политической власти, что в истории происходит часто и носит название переворотов. Октябрь после проведения национализации промышленности коренным образом менял общественные отношения, пролетариат становился не только политически, но и экономически господствующим классом. А капиталисты, переставая быть собственниками "заводов, газет и параходов", становились простыми гражданами с поражением в правах, поскольку доверия как бывшие эксплуататоры пока не имели.

Потерявшие классовое господство буржуи вели себя по-разному. Кто-то смылся за границу с остатками нажитых угнетением работников богатств. Кто-то возжелал вернуть старые порядки и подался в белое движение. Судьба и тех и других чаще всего складывалась незавидно.

Другие же оставались на ранее принадлежавших им предприятиях в качестве специалистов и служащих. Например, на национализированном в 1919 году "Осташковском кожевенном заводе" директором был назначен бывший его владелец С.М.Савин, который и пробыл в этой должности аж до 1928 года, пока новым директором "Госкожзавода", как он стал теперь называться, не был назначен "красный директор". Под руководством бывшего собственника на средства, выделяемые Советской властью, была проведена масштабная реконструкция с заменой оборудования.

Получается, что человек "из бывших" сумел завоевать доверие у рабочих как специалист. Раньше он был собственником и кровопийцей, а теперь состоял на службе Советской власти в качестве опытного управленца, сумевшего реабилитироваться.

Потом во главе предприятий СССР встали свои обученные кадры, которые решали задачу не приёма от капиталистов по описи устаревшего оборудования, а строительства нового мира.

Стоит надеяться, что пример советской национализации промышленности вскорости будет затребован современным пролетариатом.

Вячеслав Сычев

Источник

 
Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (22-11-2014 01:45:35)


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » РОССИЯ » НАША ИСТОРИЯ