ЗООМИР и не только о нём

ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » Извечное противостояние » Информационная война.


Информационная война.

Сообщений 161 страница 170 из 249

161

http://www.dal.by/news/19/14-06-16-2/   http://s2.uploads.ru/t/3H00K.gif

        Функциональная неграмотность - бич современного общества

      О функциональной неграмотности начали задумываться на Западе где-то в 80-х годах прошлого века. Проблема заключалась в том, что, несмотря на повальную грамотность, люди не умнели, а всё хуже справлялись с профессиональными обязанностями.

Давайте поговорим о функциональной неграмотности? Начнём, пожалуй, с выдержки из письма одного десятиклассника, подготовившего отзыв на премьеру фильма Л. Бунюэля "Скромное обаяние буржуазии" (1972). Вот как оно звучало:

Режиссёру платят большие деньги как раз за то, чтобы он нам, зрителям, всё объяснил. Чтобы нам всё стало понятно, а не чтобы мы сами до всего догадывались... и как же нам понимать, что режиссёр имел в виду? Может, он ничего в виду и не имел, а ты за него думай... Надоело. Заумничались очень...

О функциональной неграмотности начали задумываться на Западе где-то в 80-х годах прошлого века. Проблема заключалась в том, что, несмотря на повальную грамотность, люди не умнели, а всё хуже справлялись с профессиональными обязанностями. Несколько исследований показали, что, хотя люди формально умеют читать и писать, они не понимают смысл прочтённой книги или инструкции, не могут написать логически связный текст.

Люди, страдающие функциональной неграмотностью, узнают слова, но не умеют декодировать язык, находить в нём художественный смысл или техническую пользу. Поэтому читатели и зрители из них никудышные - они предпочитают самую грубую и прямолинейную поп-культуру. Некоторые исследователи считают, что функциональная неграмотность хуже даже обычной безграмотности, поскольку указывает на более глубокие нарушения в механизмах мышления, внимания и памяти. Можно взять нигерийского негра, обучить его научным премудростям, и из него выйдет смышлёный человек. Потому что в его голове все познавательные и мыслительные процессы протекают адекватно.

Появление функциональной неграмотности в развитых западных странах совпало с первыми ощутимыми шагами данных государств к переходу в информационное общество. Знания и талант быстро ориентироваться в незнакомой среде стали критериями социального роста индивида. В MIT (как вы помните, там учился сам Гордон Фримен), был создан график рыночной стоимости сотрудника, в зависимости от продвижения по двум шкалам.

Первая - решение рутинных, повторяющихся действий, воспроизведение, простая усидчивость. А второе - умение выполнять сложные операции, не имеющие готового алгоритма. Если человек способен находить новые пути решения задачи, если он может на основе разрозненных данных построить работающую модель, то он является функционально грамотным. Соответственно, функционально неграмотные люди приспособлены только к труду кассиров и дворников, и то под надзором. Они непригодны к эвристической деятельности.

В 1985 году в США подготовили аналитику, из которой выходило, что от 23 до 30 млн. американцев неграмотны полностью вообще, а от 35 до 54 млн. полуграмотны - их читательские навыки и умение писать гораздо ниже, чем это необходимо, чтобы "справиться с ответственностью ежедневной жизни". В 2003 году, доля граждан США, чьи навыки письма и чтения были ниже минимума, составила 43%, то есть уже 121 млн.

В Германии, если верить сенатору по вопросам образования Сандре Шеерес, 7,5 миллионов человек (14% взрослого населения) можно назвать малограмотными. Только в Берлине таких людей живёт 320 000.

В 2006 г. отделение британского Министерства образования сообщило, что 47% школьников бросили школу в 16 лет, не достигнув базового уровня в математике, и 42% не в состоянии достигнуть базового уровня английского языка. Ежегодно британские средние школы отправляют в жизнь 100 000 функционально неграмотных выпускников.

Посмеялись над проклятыми империалистами? Теперь посмеёмся над собой.

В 2003 году у нас по школам собирали похожую статистику (по-моему, среди 15-летних). Так вот, достаточными навыками чтения обладали всего 36% школьников. Из них 25% учащихся способны выполнять только задания средней сложности, например, обобщать информацию, расположенную в разных частях текста, соотносить текст со своим жизненным опытом, понимать информацию, заданную в неявном виде. Высокий уровень грамотности чтения: способность понимать сложные тексты, критически оценивать представленную информацию, формулировать гипотезы и выводы продемонстрировали только 2% российских учащихся.

Функциональная неграмотность, разумеется, формируется не только в детстве. Она может настигнуть и вполне взрослого человека, которого поглотила рутина монотонного существования. Взрослые и старики утрачивают навыки чтения и мышления, если они не требуются им в повседневной жизни. Мы ведь в школе и университете тоже проходим миллион всего. А скажем, химию я вообще не помню, математика - худо-бедно, про историю без википедии под рукой вообще стыдно говорить. К счастью, я пока ещё не разучилась организовывать маленькие простые слова в гигантские околонаучные тексты.

Впрочем, это всё скучно. Давайте лучше займёмся изучением функциональной неграмотности на практике, а именно, вычленим её главные свойства и признаки.

1) Функционально неграмотные граждане избегают сложных задач, заранее уверены в провале, не имеют мотивации браться за более трудные задачи, повторяют одни и те же системные ошибки.

2) Такие люди часто пытаются отмазаться от любых интеллектуальных задач, ссылаясь то на насморк, то на занятость, то на усталость.

3) Честно признаются, что не любят читать.

4) Просят других людей объяснить им смысл текста или алгоритм задачи.

5) Попытки чтения связаны с суровой фрустрацией и нежеланием этого делать. При чтении стремительно возникают психосоматические проблемы: могут разболеться глаза, голова, сразу появляется желание отвлечься на что-нибудь более важное.

6) Наши функционально безграмотные при чтении часто артикулируют губами или даже озвучивают прочтённое.

7) Испытывают трудности при выполнении любых инструкций: от упражнений по шейпингу до ремонта ядерного реактора.

8) Неумение выстраивать и задавать вопросы по прочтённому материалу. Не могут полноценно участвовать в дискуссиях.

9) Очень заметная разница между понятым на слух и понятым от чтения.

10) На проблему, вызванную собственным непониманием, реагируют либо выученной беспомощностью, либо наездом на окружающих, так как не до конца понимают, кто же всё-таки прав, а кто виноват.

Дополнительная сложность в том, что навык чтения и письма имеет прямую связь с умением производить какой-либо информационный контент. Фактически, отвечает за креативность в сетевом понимании термина.

Надо признать, что мы живём в мире функционально неграмотных людей. Я не хочу сказать, что он создан ими, но во многом он создан для них. Я вижу это буквально во всём, всё стремится к первозданной, детской простоте и навязчивости. Реклама, Twitter из 140 букв, уровень прессы, уровень литературы. Попробуйте кому-нибудь предложить отрывок из Хайдеггера, Лакана или Томаса Манна. Читать, а уж тем более писать большие, стройные аналитические статьи умеют единицы в процентном соотношении. Я была удивлена, что эта болезнь не обошла в том числе и медиасферу: нормально пишущие журналисты нынче на вес золота и быстро выбиваются в число редакторов. Просто потому, что у них почти нет конкурентов.

Деградация в первую очередь коснулась всех сфер деятельности, так или иначе связанных со словом. И если раньше массу отличал только дурной вкус, то теперь даже эту дрянь ей надо совать на ложечке в виде пережёванного желе без твёрдых комочков.

Кстати, в исследовании Literacy in the Adult Client Population - Jones & Bartlett Publishers приводились рекомендации, как писать тексты для функционально неграмотных людей, то есть, практически, для всего B2C-сегмента. Прямо советы по копирайту, поскольку большинство рекламных месседжей оформляются по этим законам. Я с вами поделюсь:

1) Они гораздо хуже воспринимают абстрактные и обезличенные тексты, чем прямые обращения в духе "ТЫ записался добровольцем?". Надо составлять адресное сообщение, более императивное, более персонализированное. Считается, что это самое важное и эффективное правило работы с безграмотной аудиторией. Вы согласны, ведь так?

2) Следует использовать слова из повседневного словаря, желательно не больше 3-4 слогов. Не надо всех этих длинных сложносоставных слов на манер немецкого языка. Надо избегать наукообразных слов (всё равно им не понять нашего дискурса), технических и медицинских терминов. Желательно избегать слова, допускающие разночтение как по семантике, так и по коннотации. Нельзя использовать наречия типа "скоро", "редко", "часто" - поскольку таким людям важно знать, как скоро и как редко.

3) Аббревиатуры давать полностью, "и т.д." заменять на нормальное "и так далее", N.B. на полях вообще не писать. Вводные слова тоже надо исключать, хотя, конечно, жаль.

4) Разбивать информацию в виде красивых блоков. Побольше абзацев, никакой простыни из текста. Расшифровывать статистику и графы с цифрами, такие люди, как правило, не планируют в принципе.

5) Предложения не должны превышать 20 слов. Заголовки тоже должны быть короткими и ёмкими.

6) Хотели разнообразить свой текст синонимами? Хрен. Таких читателей появление новых слов только запутывает. И то, что вы в начале текста назвали "машинами", не должно вдруг становиться "автомобилями".

7) Самая важная информация выносится в лид статьи, в самое начало, поскольку велик риск, что, если даже читатель доберётся до конца, то вот здоровье и восприятие у него будут уже не те.

8) Текст надо разбавлять щедрыми пробелами, картиночками, выносками - всё ради того, что читателя не отпугнула мрачная стена сплошного текста.

9) Аккуратнее с картинками. Не должно быть никаких декоративных элементов, иллюстраций, перетягивающих на себя внимание. Между прочим, в социальной рекламе для такой аудитории рекомендуют не использовать, скажем, фотографии курящих беременных женщин или бухих синяков, лежащих под лавкой. Нужно показывать только то, что вы от аудитории хотите.

Каковы причины функциональной неграмотности?
Тут учёные расходятся во мнениях, но лично я уверена, что это связано с увеличившимся числом информационных потоков, обрушившихся на человека. Феномен функциональной неграмотности начал формироваться, условно, в 60-70-е, в момент, когда телевидение стало цветным и массово распространённым. Я пару лет назад читала какое-то хорошее исследование из Франции, в котором утверждалось, что дети от года до трёх, проводящие перед телевизором больше нескольких часов в день, утрачивали часть когнитивных функций.

Я спрашивала знакомых педагогов и педиатров, они в один голос говорят, что дети, рождённые после 2000 года, поголовно страдают от СДВГ, не умеют ни учиться, ни концентрироваться, ни читать. Одновременно с этим наблюдается рост социальной дезадаптации. Детям намного удобнее и привычнее переписываться друг с другом в сети, чем общаться вживую. В Японии уже сформировалась культура геймеров и хикки, не покидающих собственную комнату. Нас это тоже ожидает.

Понимаю, звучит несколько диковинно, что дети одновременно не умеют толком работать с текстами и прозябают в соцсетях, где на тексте всё и строится. Но посмотрите лучше на уровень их сообщений. В сети контент генерируют несколько энтузиастов, да сотня-другая коммерческих брендов - остальное сплошной репост. При этом неважно, что репостит человек: котиков или пост про Бодрийяра, это в равной степени может свидетельствовать о функциональной неграмотности. Не зря же новое поколение сразу прозвали "убивающим раком".

Всеобщая грамотность обнажила тот факт, что школьное обучение не всегда даёт на выходе компетентных людей. Однако только с распространением новых каналов коммуникации проблему стало невозможно игнорировать. И если сорок лет назад учёные искали способ бороться с функциональной неграмотностью, то теперь они ищут пути взаимодействия с ней. Настолько диагноз стал всеобщим.

Я обвиняю именно телевидение, а потом и компьютеризацию, digital-media. Радио - тоже сложная штука. Чтобы воспринимать на слух новости или "Беседы у камина" Рузвельта надо напрягаться и концентрироваться. Телевидение стало первым источником информации, не требовавшим никаких усилий по восприятию и анализу. Картинка заменяет дикторский текст, экшн, частая смена кадров и декораций не дают оторваться, заскучать.

В те времена, когда сеть создавалась гифками, Интернет был завален умными текстами. По мере популяризации сети, в неё приходили люди далёкие от науки и квалифицированного труда. Сейчас большинству юзеров нужно знать насколько всего слов, вроде "porn" или "flashgames", чтобы получить желаемое. Можно мгновенно переключаться с гороскопов на новостную хронику, с хроники на анекдоты, а потом на youtube или "Весёлую ферму". Почти как щелкать каналы на TV. Когда я росла, мне приходилось тратить какое-то время и силы на то, чтобы развлечь себя. Игра более-менее подстёгивала познавательные импульсы.

Почему Стив Джобс и Билл Гейтс отнимали электронные гаджеты у своих детей? Крис Андерсон, запаролировавший домашние девайсы так, что на них нельзя было работать больше пары часов в день, рассказывал: "Мои дети обвиняют меня и жену в том, что мы фашисты, которые слишком озабочены технологиями. Они говорят, что ни один из их друзей не имеет подобных ограничений в своей семье. Это потому, что я вижу опасность чрезмерного увлечения интернетом, как никто другой. Я видел, с какими проблемами столкнулся я сам, и я не хочу, чтобы эти же проблемы имели мои дети..."

А ведь это люди, которые, по идее, должны боготворить новые технологии во всех проявлениях.

Будем честны: до сих пор общество не выработало определённой информационной культуры. Наоборот, всё становится хуже год от года, по мере того, как коммерчески ориентированные структуры захватывают информационное пространство. Отделам рекламы и SMM-маркетинга нужны потребители. А кто ещё может стать лучшим потребителем, чем функционально неграмотный человек? Пусть у этих людей низкий доход, но их легион, а из-за низкого IQ они легко поддаются манипуляциям. Например, подавляющее большинство кредитных должников - люди, которые не в состоянии правильно прочитать банковский договор, прикинуть порядок выплат и рассчитать собственный бюджет.

Нищета порождает нищету. В том числе и в интеллектуальной сфере. Я часто вижу, как молодые родители, чтобы избавиться от ребёнка хоть на полчасика, дают ему планшетку с играми. И это в полтора-два года. Лично я начала играть и зависать перед телеком лет в пять-шесть, но к тому моменту у меня в сознании уже были сформированы приёмы информационной самозащиты. Я умела отфильтровавать рекламный мусор и критично относиться к любым образам на экране. Я могла сконцентрироваться на чтении одной книги на протяжении долгих часов. А ранний доступ к несущим удовольствие и релаксацию информационным потокам ведёт к стремительной деградации и атрофии синтетических функций мышления.

Вы, наверно, заметили, что в мире растёт неравенство между бедными и богатыми. Так вот, в скором времени у 10% людей будет не только 90% богатства, но и 90% интеллектуального потенциала. Разрыв увеличивается. Одни люди становятся всё умнее, всё ловчее оперируют бесконечными потоками информации, а другие превращаются в бессловесный и закредитованный скот. Причём, абсолютно по своей воле. Даже пожаловаться некому. Очевидной связи между бедностью и функциональной неграмотностью нет. Гораздо большее значение имеет влияние и воспитание родителей. А также наличие функциональной грамотности у них самих.

Помните старину Луначарского? Он, возможно, открыл лучший рецепт против любого вида неграмотности. На одном собрании какой-то рабочий спросил Анатолия Васильевича:

- Товарищ Луначарский, вот вы такой умный. Это ж сколько институтов надо закончить, чтобы таким стать?

- Всего три, - ответил он, - Один должен закончить ваш дед, второй - ваш отец, а третий - вы.

Дарья Сокологорская

От себя. Из жизни

Когда-то, относительно давно, я был на собеседовании в одном очень крупном банке (меня пригласили как стороннего консультанта - банк искал достаточно узкоспециализированного специалиста, а своих экспертов, чтобы адекватно оценить кандидатов, у них не было - предыдущий ушёл, хлопнув дверью).

Собеседование проводила HR, девушка лет 25, которая уже более года работала в этом банке.

По отобранным резюме на собеседование была приглашена женщина, 32 лет, с послужным списком, внушающим уважение. Начало собеседования прошло по шаблону: где учились, по какому направлению специализируетесь и т.д. Потом уже пошли вопросы конкретно по местам работы с просьбой максимально развёрнуто рассказать: какие проекты вела (пояснение: это сейчас такие вопросы называются "проектами", тогда для этого были другие термины), как решала "узкие" вопросы, как успевала по дедлайнам (см. пояснение по "проектам").... В общем, по сути тоже всё стандартно.

Я слушал внимательно, делал пометки, и в целом всё понимал - женщина говорила достаточно простым и понятным языком, очень структурировано и логично объясняла, что/как и почему делала и т.п.

Но через 2-3 минуты монолога кандитата я заметил, что девушка HR как-то необычно себя ведёт. Я стал за ней более внимательно наблюдать. Тут HR начала задавать вопросы... И я понял, что из монолога этой женщины-кандидата HR практически ничего не поняла. Нет, можно, конечно, не понять какие-то специфические термины и т.п. (хотя их было очень-очень мало). Но она не поняла практически ничего!!! Женщина-кандидат тоже пришла в замешательство.

Тогда мне пришлось взять инициативу на себя и нормально продолжить/закончить собеседование. После того, как женщина-кандидат ушла, я спросил у HR-а её мнение. "Не подходит" был её ответ. На мой вопрос - чем конкретно не устраивает этот кандидат, HR мне начала нести какую-то ахинею. В общем, свои замечания и рекомендации я написал отдельно и отправил "наверх".

Вечером я позвонил той женщине кандидату и ненавязчивыми наводящими вопросами попросил её высказаться по проведённому собеседованию. Тогда женщина высказала предположение, что девушка HR - теоретик (из серии: "я прочла 2 десятка умных книг, и теперь я всё знаю и всё умею"), которая очень смутно, точнее вообще не ориентируется в практических вопросах тех обязанностей, на которые ей нужно найти специалиста. Даже с учётом того, что женщина-кандидат говорила более чем на понятном языке, избегая уж очень специфических терминов и т.п.

Теперь-то уж точно можно с уверенностью сказать, что тогда я столкнулся с проявлением этой самой "функциональной неграмотности", а тогда мне это было в новинку.

--------------------------------------------------------------------------------

•Как защитить детство

•Мультфильмы СССР

•Осторожно - мультфильмы! (видео)

•МУЛЬТФИЛЬМ "ШРЕК": Чему учит детей Голливуд?

•"Скорая помощь" — советский мультфильм
 
     Источник

Контакты© 2011 Dal.by

.

Отредактировано Zlata (05-09-2016 22:56:25)

162

  Почему Стив Джобс запрещал своим детям айфоны

     Журналист The New York Times Ник Билтон во время одного из своих интервью со Стивом Джобсом задал ему вопрос: любят ли его дети iPad. "Они не пользуются им. Мы ограничиваем время, которое дети дома тратят на новые технологии", — ответил тот.

Журналист встретил ответ на свой вопрос ошеломленным молчанием. Ему почему-то казалось, что дом Джобса заставлен гигантскими сенсорными экранами, а айпады тот раздает гостям вместо конфет. Но все оказалось даже близко не так.

Вообще, большинство руководителей технологических компаний и венчурных капиталистов из Кремниевой Долины ограничивают своих детей их во времени, которое они проводят у экранов — будь то компьютеры, смартфоны или планшеты. В семье Джобса даже существовал запрет на использование гаджетов по ночам и в выходные дни. Аналогичным образом поступают и другие "гуру" из мира технологий.

Это несколько странно. В конце концов, большинство родителей проповедуют другой подход, позволяя своим детям проводить в интернете дни и ночи. Но, кажется, генеральные директора IT-гигантов знают что-то, чего не знают другие обыватели.

Крис Андерсон, бывший редактор Wired, который сейчас является исполнительным директором 3D Robotics, ввел ограничения на использование гаджетов членам своих семей. Он даже настроил девайсы таким образом, чтобы каждый из них мог быть активирован не более пары часов в сутки.

"Мои дети обвиняют меня и жену в том, что мы фашисты, которые слишком озабочены технологиями. Они говорят, что ни один из их друзей не имеет подобных ограничений в своей семье", — рассказывает он.

У Андерсона пятеро детей, им от 5 до 17 лет, и ограничения касаются каждого из них.

"Это потому, что я вижу опасность чрезмерного увлечения интернетом как никто другой. Я видел, с какими проблемами столкнулся я сам, и я не хочу, чтобы эти же проблемы имели мои дети", — объясняет он.

Под "опасностями" интернета Андерсон и солидарные с ним родители имеют в виду вредный контент (порнография, сцены издевательства над другими детьми) и тот факт, что если дети слишком часто пользуются гаджетами, то вскоре становятся зависимыми от них.

Некоторые идут еще дальше. Алекс Константинопль, директор OutCast Agency, говорит, что его младший пятилетний сын вообще не использует гаджеты на протяжении рабочей недели. Двое других его детей, которым от 10 до 13 лет, могут пользоваться планшетами и ПК в доме не дольше 30 минут в день.

Эван Уильямс, основатель Blogger и Twitter, говорит, что их двое сыновей тоже имеют подобные ограничения. В их доме — сотни бумажных книг, и каждый ребенок может читать их сколько угодно. А вот с планшетами и смартфонами все труднее — они могут пользоваться ими не дольше часа в день.

Исследования показывают, что дети до десяти лет особенно восприимчивы к новым технологиям, и подсаживаются к ним как на наркотики. Так что Стив Джобс был прав: исследователи говорят, что детям нельзя разрешать пользоваться планшетами дольше 30 минут в день, а смартфонами — дольше двух часов в сутки. Для 10-14-летних детей использование ПК допускается, но только для решения школьных заданий.

Строго говоря, мода на IT-запреты проникает в американские дома все чаще и чаще. Некоторые родители запрещают детям пользоваться социальными сетями для подростков (например, Snapchat). Это позволяет им не беспокоиться по поводу того, что их дети постят в интернете: ведь необдуманные посты, оставленные в детстве, могут навредить их авторам во взрослой жизни.

Ученые говорят, что возраст, в котором можно снимать ограничения на использование технологий, — 14 лет. Хотя Андерсон даже своим 16-летним детям запрещает пользоваться "экранами" в спальне. Любыми, включая экран телевизора. Дик Костоло, исполнительный директор Twitter, разрешает своим детям-подросткам пользоваться гаджетами только в гостиной. В спальню они их заносить не имеют права.

Чем же занять своих детей? Ну, Стив Джобс, например, имел привычку ужинать вместе с детьми и всегда обсуждал с ними книги, историю, прогресс, даже политику. Но при этом никто из них не имел права во время разговора с отцом доставать iPhone. В итоге его дети выросли независимыми от интернета. Готовы ли к подобным ограничениям вы?

--------------------------------------------------------------------------------

      Источник
   
Контакты© 2011 Dal.by

163

Почему от россиян скрывают Совета Европы

   (Стратегия Совета Европы по "обеспечению прав ребёнка", причём на русском языке этого докумнта НЕТ!
     А выполнять его мы обязаны!)

Отредактировано Zlata (28-08-2016 23:27:50)

164

http://www.dal.by/news/149/29-08-16-4/  http://s2.uploads.ru/D7NWE.gif

     Цифровые браслеты всем школьникам Москвы

    На замену школьной электронной карте московским школьникам и детсадовцам в сентябре 2016 года предложат электронный браслет, сообщает Департамент информационных технологий Правительства Москвы.

Уже сегодня в трех тысячах государственных школ и детсадах Москвы установлена система "Проход и питание" - электронная система входа и выхода из здания, а также безналичной оплаты питания в школьной столовой школьной электронной картой. Каждый школьник вынужден носить с собой такую карту, прикладывая ее при проходе в школу, на завтраке и на обеде в школе. Родители пополняют электронный счёт своего ребенка по мере его трат, в личном кабинете могут установить на них лимит. Они также могут следить за тем, когда ребенок вошел и вышел из здания через приложение на смартфоне.

Весной 2016 года в лицее № 1560 (СЗАО), школах № 1631 (САО) и 668 (САО) в пилотном варианте была опробована замена такой школьной электронной карты браслетом, который получил название "Москвёнок".

Браслет похож на те, что обычно предлагают надеть гостям в курортных отелях, изготовлен из гипоаллергенного силикона, и его стоимость составляет 490 руб. Браслет представлен в 11 цветах на выбор.

В учебные заведения столицы в этом году пойдут 1 350 000 детей, родителям которых школы предложат приобрести браслеты за собственные деньги. Предполагается, что браслеты будут изготавливаться постепенно, по запросам школ.

Несложно подсчитать, что сумма, которую в результате нововведения получит производитель браслетов - подведомственная структура Департамента образования города Москвы ГАОУ ДПО "Московский центр технологической модернизации образования" ("ТемоЦентр"), составит минимум 661 500 000 руб.

Символом электронного браслета школьника стал совёнок*, изображение которого есть на каждом браслете. По особому заказу школы смогут также добавить на браслет и свой логотип.

До недавнего времени электронные браслеты в России использовались только для ношения несовершеннолетними преступниками в тех случаях, когда суд посчитал пребывание в тюрьме излишне жестокой мерой наказания. Функция такого браслета заключается в системе электронного слежения.

--------------------------------------------------------------------------------

•Чипизацию в России начинают со школьников

•Началась чипизация населения Земли

•Чипизация. В СМИ пошла волна “забалтывания

•Чипизация армии США

•Чипизация по шведски (видео)

--------------------------------------------------------------------------------
    Источник

  Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (29-08-2016 21:27:47)

165

http://www.dal.by/news/2/07-08-16-10/
 
         День горьких знаний
   
     Что же случилось со школой? Что её погубили реформы — это уже общее место, это известно всем. Что она была погублена специально, как помеха на пути "воспитания грамотного потребителя" — это тоже понятно.

Но ЧТО ИМЕННО произошло? Почему люди, которых я хорошо знаю много лет, люди, "ни в чём таком не замеченные", вдруг с бешеной скоростью и жутким упорством начали искать возможности перевести детей на домашнее обучение и вообще отдалить своего родного ребёнка от "источника знаний"?...

Если честно, я никогда в жизни особо не радовался 1 сентября. Ну, может быть, в 1980 году, когда первый раз пошёл в школу... Но в целом — особо не считал я этот день праздником. И тогда, и когда сам начал работать в школе. (При том, что работать как раз мне нравилось — я имею в виду, сам процесс уроков, передачи знаний...)

Но всё-таки каждый раз перед этим днём я ощущал что-то вроде лёгкого приятного напряжения. Самому не вполне понятного. Не берусь точно судить, откуда бралось это чувство. Но думаю, что оно возникало от осознания нужности, необходимости того, что я делаю. Нужности и для меня лично, и для общества, и для страны...

А как же иначе? "Учись, а то дураком будешь!" — сколько раз в разных вариациях, от сильно смягчённых и вежливых до прямо-матерных, слышал это каждый из нас в детстве? А сколько раз многие "лоботрясы" и "обалдуи" позже признавались: "Эх, вот я был дурак, мне бы тогда учиться!" Некоторые — и не так уж мало — потом "добирали своё" в вечерних школах, и небезуспешно. Само собой подразумевалось, что знания нужны в жизни, и знания можно получить только в школе. Ну "типа как — не служил в армии — значит, не мужик!" Это не обсуждалось, воспринималось скорей на каком-то сакральном, внутреннем уровне.

В 90-х годах, когда зарплату учителям не платили по полгода — почему я тогда не ушёл из школы? Потому что ничего больше делать не умел? Мда, если бы это было и правда так, я бы просто умер с голоду; если честно, я НИКОГДА не работал в школе, чтобы ЗАРАБОТАТЬ ДЕНЬГИ, не то место. Оно уже и при поздней Советской Власти было "не тем местом", если честно. Просто у меня была одна мысль: я даю детям знания, им эти знания нужны, потому что... ну а как же иначе?..

...Те времена ушли в прошлое. Уже больше десяти лет в подавляющем большинстве школ про невыплаты и думать забыли, меняют оборудование, проводят ремонты... Вот только почему-то уровень интеллекта ученика по сравнению с 90-ми упал на 30%. А по сравнению с 80-ми — на 70.

Про 60-е я говорить не буду — мне не поверят. Я и сам верить не хочу, как ни один человек не захочет верить в сокрушительную деградацию мира вокруг: он в нём живёт, в конце концов, хочется, чтобы хотя бы внешне всё было нормально...

...Что же случилось со школой? Что её погубили реформы — это уже общее место, это известно всем. Что она была погублена специально, как помеха на пути "воспитания грамотного потребителя" — это тоже понятно. Но ЧТО ИМЕННО произошло? Почему люди, которых я хорошо знаю много лет, люди, "ни в чём таком не замеченные", вдруг с бешеной скоростью и жутким упорством начали искать возможности перевести детей на домашнее обучение и вообще отдалить своего родного ребёнка от "источника знаний"? Такой случай мне известен не один! А другие, не столь вдумчивые, но не менее чадолюбивые, наоборот — без конца бухают в этот источник деньги и с изумлением обнаруживают, что они уходят — как вода в песок, а знаний не прибывает, и для ребёнка всё равно приходится нанимать репетиторов? Почему, наконец, сами дети стали относиться к школе, как к балагану, а кто поумней — с брезгливым насмешливым презрением?

Дело в том, что у современной школы есть несколько серьёзных проблем. Проблем, возникших — увы — именно в последнее десятилетие, такое щедрое и обильное на материальную поддержку школ и инновационные проекты в области образования... туды их в... форсунку.

Вот они, эти проблемы — перечислены мною ниже.


1. Самая главная. Школа перестала быть местом, где дети получают знания.

Я сейчас говорю даже не о планах чиновников сделать школу "условно бесплатной" (или "частично платной", как кому нравится). Дело в том, что в школах забыли: главное — не "успеваемость", с которой все носятся, как дурак с трусами на палке и которой, простите на грубом слове, заколебали учителей и распустили учеников. Главное — знания. Полученные знания. А знания не падают с веток в рот. Их не добудешь "играючи" и не выкачаешь из Интернета в голову.

Их до-бы-ва-ют. По пословице — помните, про труд и рыбку? А процесс добычи чего бы то ни было — это процесс сложный и тяжёлый. Понимать его тяжесть следует с детства.

А тут — ощущение такое, что школьникам стараются максимально облегчить жизнь. Двойки — это стресс. Задержка на перемену — преступление. Замечания — психологическое насилие. Строгое требование — вообще фашизм. Зато права ребёнка для школы уже не первый год становятся "всё священней и священней". Эта неистовая борьба за детские права — уже вне разума, сравнить это можно только с деятельностью некоего идиота, который взял группу детей и запер её в комфортабельном помещении, где прямо на полу раскиданы вперемешку яды, продукты, взрывчатка, наркотики, книги, заряженные ружья, одежда на все вкусы и так далее. Мол, дети Имеют Право, они сами разберутся.

Они и разбираются. И ещё как...

...Беспощадно сокращая в школах реально значимые, мозгообразующие, так сказать, предметы под предлогом их "чрезмерной сложности для понимания", чиновники от образования почему-то активно и широко находят место для "предметов" вроде "Основ религии", "Истории Холокоста" (!) и "Уроков толерантности". Они на самом деле необходимы. Но не школьникам, а власти. Так как помогают "размывать сознание", воспитывать виктимное, безопасное для власти существо. И всё. Других функций у этих и им подобных нововведений нет.

Помимо бессмысленной траты школьного времени, существует и ещё одна проблема, мешающая детям в школе получать знания — это охота школ за деньгами. Когда шесть лет назад я впервые услышал лозунг "за ребёнком в школу идут деньги!" я встал на родительском собрании и предупредил всех ясно и громко: готовьтесь к большим неприятностям.

Через год малокомплектная сельская школа, в которой я тогда работал, была закрыта. Нет детей — нет денег, а как же.

Тогда в селе жило около 300 чл. сейчас — 57...

...Битва за детей (за деньги, которые идут с ними) ведётся уже не первый год и отзывается детскими слезами и кровью. Ведь по тому же принципу работают, например, и детские дома — и им выгодно стало иметь побольше заключ... воспитанников, простите. Но это отдельная тема. А насущность жизни такова, что добыча денег через детские души стала бичом системы образования вместе с пресловутым ЕГЭ. Какие тут знания, какие требования, какие нормы?! Пусть ученик хоть "просто сидит в классе", а то, не дай бог, бросит школу или в другую перейдёт — нам же финансирование урежут!

Подобная умоисступленная дичь в России невозможна была ни при царях, ни при императорах, ни при генсеках, ни даже при Первом Президенте РФ. Это работа наших нынешних форсунок... то есть, фурсенок.


2. Школа стала опасной для физического и душевного здоровья ребёнка.

Это не так уж сильно касается школ глубинки (хотя и тут имеются "блестящие исключения", увы...) Но в больших городах — даже не миллиониках, а сотеннотысячниках, скажем так — отлично известно, что возле многих (как бы не возле большинства) школ, а то и прямо в их стенах, постоянно пасутся наркоторговцы. В самих школах часто учатся вместе с "обычными" детьми либо юные социопаты, способные открыто выпить пива или обыденно заматериться на уроке (учителя всё равно лишены возможностей воздействия на них), либо "дети мигрантов" — об этом фактически запрещено говорить, чтобы не "разрушать мультикультурность", а между тем их обычаи и поведение сплошь и рядом неприемлемы для цивилизованного общества. Побои, изнасилования, съёмки садистских и порнографических фильмов, издевательства, грабежи, уроки со странным подтекстом — всё это стало частью современной "школьной жизни" при попустительстве, а иногда — прямом покровительстве администраций школ.

Стоит упомянуть и о массовых "прививочных кампаниях", когда детей прививают непроверенными, экспериментальными препаратами прямо на уроках и зачастую вопреки их собственному желанию, а то и ясно выраженной в письменной форме воле родителей. Каждая такая "кампания" вот уже несколько лет оборачивается для России десятками детских смертей и десятками тысяч случаев заболеваний. В перспективе предугадать последствия такого удара по иммунной системе нации — сложно. Вернее — страшно гадать.

И закончить надо тем, что после отмены школьной формы и начавшегося пять лет назад не спадающего вала "чертобесия" (иначе не скажешь) вокруг навороченных мобилок и айфонов школа стала ещё и рассадником зависти и ненависти бедных к богатым, презрения богатых к бедным — и напрямую связанных с этим детским антагонизмом самоубийств. И побоев с грабежами, а то и убийств.

3. Школа сделалась местом осуществления тотального контроля за личной жизнью семей.

Всем сколь-либо находящимся "в теме" людям известны истории о школьных психологах, аккуратненько "собирающих материал"; о ново введённом "портфолио ученика", цель которых выявить, где ребёнок спит, проводит лето, "какая атмосфера в семье"; о частых случаях доносов школьных работников в органы опеки по поводу гипотетических "побоев" и "неправильного воспитания"... Школа плотно срослась с ювенальными органами (их так не называют, но по сути, они есть в России и успешно действуют), работающими на разрушение семьи "по западному образцу", а иногда замешанными и в более страшных вещах — типа чёрной трансплантологии или насильственного отъёма детей у родителей с целью усыновления в "богатые" (часто зарубежные) руки.


На словах этот контроль имеет своей целью "заботу о ребёнке". На самом деле эта проклятая "забота" ежедневно оборачивается трагедиями.

Интересная ситуация, кстати, сложилась не столь давно. Может быть, многие видели с полгода назад по телевизору парадный сюжет о том, как в Россию возвращаются из Боливии несколько десятков семей староверов — работящих, солидных, положительных людей с большими семьями. Но у этого помпезно-радостного сюжета есть продолжение, не освещённое в СМИ.

Староверы собираются уезжать обратно.

В первую очередь вина тут, конечно, лежит на чиновниках. Они обрушили на людей, привыкших у себя к натуральному хозяйству и патриархальному укладу жизни, вал запросов о разрешениях, требований справок и прочего никому не нужного бреда, размножением которого чиновник, собственно, и оправдывает своё нахлебничество. Но — увы! Школа отметилась немногим менее яростно. Началось с того, что староверы, потихоньку познакомившись с моральной обстановкой в местных учебных заведениях, сообщили, что детей они туда не отдадут — боятся за их нравственность (для старовера это не просто слово). После этого на переселенцев накинулись со всех сторон педагоги-"детозащитники". Дети не учатся! (Учатся, причём там, где это разрешено законодательством РФ, дома — и на фоне остальных местных детей поразительно выделяются живостью ума) Дети не привитые! (И в отличие от привитых ровесников-местных не ходят с октября по апрель с, простите, соплями до пупа) Дети не идут на контакт! (В смысле — говорят о родителях сдержанно и только уважительно и отказываются отвечать на расспросы о своих семьях).

Когда школой, разъярённой тем, что не удаётся заполучить новые деньги, был поднят вопрос о массовом лишении родительских прав — староверы флегматично сказали, что они уезжают обратно.

4. Школа стала частью политической системы власти.

Помните случай перед выборами, когда ученик одной из сибирских школ разрисовал вывешенные в школьном холле портреты лидеров правящей партии? Парня пытались привлечь к суду и вообще свалили на него лавины клеветы и оскорблений. А он, кстати, упоминал и на допросах, и на страничке ВКонтакте: ведь школа — не место для агитации, современные политики — не исторические деятели, так почему повесили портреты?

А сколько было шума — да нет, истерического визга, как в палате для буйных при нехватке галоперидола! — когда ученики стали покупать выпущенные тетради с портретами Генералиссимуса Победы — Сталина?

А какому прессингу подвергаются дети, которым открытым текстом вдалбливают — посвящая этому целые курсы занятий! — про "преступления Советской Власти", "гений Солженицына", "толерантность" и "мультикультурное общество"? Страдают и учителя — многие до сих пор не хотят лгать своим ученикам, уходят с работы или их увольняют... Но тяжелее всего — детям, особенно детям думающим. Для них попытки думать сплошь и рядом заканчиваются тяжелейшими конфликтами с учителем, потом — с администрацией школы, а то и с более высокими ступенями власти.

Могут спросить: но разве при Советской Власти или при царях в школах не осуществлялось такое же? Мол, школа всегда и везде была местом идеологизации масс!

В ответ я могу только согласиться. И спросить: а при какой власти в наших школах учили детей презирать Родину, ненавидеть родителей, насмехаться над историей Отчества? При какой власти вводили в школьных стенах неофициальный, но строгий запрет на слово "русский"? При какой — принуждали русских детей учить "региональные языки" в ущерб великорусскому? При какой — "на Холокост" отводили 48 часов в год, а на Великую Отечественную Войну — 9?

Так что разная она бывает — идеологизация. Бывает очень даже нужная — когда детей учат, что "Россия — это Вселенная" или что "мы не рабы!" А бывает оккупационная. Смотри примеры выше.

Вот и ответы на вопросы. Долгие века (именно так) школа была Храмом. Храмом знаний, а храмы русский человек привык уважать, вести себя в них тихо и осознавать, что тут он становится ближе к какой-то светлой и высокой Силе.

Но уважать смесь центра услуг с банком, цирком, организацией по надзору и студией риэлти-шоу — русский человек не сможет. Даже если ему будут внушать это уважение годами по двадцать четыре часа в сутки — и с самых высоких трибун...

Олег Верещагин

--------------------------------------------------------------------------------

•Краткая история развращения детей

•Образование: кого мы воспитываем?

•Где осталось образование

•Глобализация и образование

•Образование в США глазами очевидца

--------------------------------------------------------------------------------
    Источник
 
  Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (05-09-2016 22:55:42)

166

http://www.dal.by/news/149/30-08-16-6/     http://s2.uploads.ru/t/Kt3OQ.gif

        Как лишить общество Мам

     В современном обществе с искажёнными ценностями активно внушается мысль, что женское предназначение - это самореализация в социуме, а "сидеть дома с сопливыми детьми" - удел неудачниц-домохозяек.

Но получить здоровых и разумных детей, которые сделают наш мир лучше, невозможно, если женщина не захочет реализоваться в семье как мама...

Словно и не рожала

Таксисты — народ словоохотливый. Нередко спрашивают, чем я занимаюсь. Ответ "домохозяйка" вызывает у одних уважительное: "О! Это работа в две смены!", а у других прямо противоположное: "А! Ничего не делаете".

Позже я научилась солидно и емко заявлять: "Переводчик". Хотя переводчиком я работала от силы два раза в неделю по два-три часа. А остальное время, без выходных и перерывов на обед, я была домохозяйкой, мамой двух на тот момент мальчиков-погодков.

Нас заставляют комплексовать. Что за работа такая — мама? Несолидно. Непрестижно. Несовременно. Нас учат брать пример с таких мам, которые через месяц после рождения ребенка уже снова на работе, в фитнес-клубе, в прежней форме. Как будто с рождением ребенка ничего не изменилось. И восхищение подруг и знакомых: "Ну реально, словно и не рожала! Фигура та же, интересы те же, работоспособность та же". Браво, да и только.

Представьте такую картину: Золушка дождалась принца, а у нее ничегошеньки в жизни не изменилось. Та же работа, та же внешность, те же интересы. Значит, принцы все же призваны коренным образом менять нашу жизнь. А дети?

"Я совсем опустилась: сижу дома с дитем", — оправдывается научный сотрудник. Ну, это как понимать. Кто-то опускается, а кто-то и поднимается.

Одна знакомая, прекрасно обеспеченная мужем, все время с ним соревновалась, уязвляясь его успехами. "Не хочу брать фамилию мужа и от него зависеть. Хочу добиться своего собственного успеха, прославить свою собственную фамилию".

Вообще прихожу к выводу, что феминизм — это большой комплекс неполноценности. Ну, зачем на каждом шагу кричать о своем равенстве? Вот уж чем не страдала никогда. Ну, не ощущаю я себя хуже мужчины. Ну чем, скажите, рука второсортней ноги? Или ухо ниже по достоинству, чем глаз? Зачем им равноправие? Они просто разные. Одинаково необходимые.

И если на мужском поприще я делаю скромные успехи, неужели об этом надо печалиться? Мне бы на женском реализоваться. Ну нравится оно мне, мое поприще. И всегда нравилось. Мои мальчишки чувствуют это и говорят: "Ах, как жаль, что только мамы могут кормить малышей". Каково? Они видят, что беременность и кормление дитяти меня не тяготят, а напротив, я исполнена тайны и кажусь им существом загадочным.

Можно, наверно, научиться ногами играть на пианино. А зачем? Можно микроскопом гвозди забивать, да мало ли молотков для этой цели? Я именно мамин труд считаю требующим особого умения и квалификации, по сравнению с которым бумажки в фирме перебирать — что гвозди заколачивать, большого ума не надо.

А вот что думает по этому поводу персонаж чеховского рассказа:

"Мужчины в домашнем быту легкомысленны, живут умом, а не сердцем, не понимают многого, но женщина все понимает. От нее все зависит. Ей много дано, с нее много и взыщется. О милая, если бы она была в этом отношении глупее или слабее мужчины, то Бог не вверил бы ей воспитания мальчиков и девочек".

Бог доверил, а не навесил, не наказал таким образом, не заставил это делать, потому что на лучшее не способна.

Самое главное — это женское счастье

Среди моих подруг и знакомых есть два полюса. На одном полюсе — мать четверых детей, жена профессора, которая считает, что если речь не идет об элементарном выживании (такие случаи не рассматриваем), то преступление со стороны матери выходить на работу и обделять детей материнской заботой. Другой полюс — ясно, что он собой представляет, и там — большинство. "Не хочу век простоять у плиты, хочу самореализоваться, самовыразиться, и т.д". Я где-то между двумя полюсами, но тяготею к первому.

Особенно интересует меня вопрос самореализации. Что понимаем под этим? Очевидно, самореализация для скрипача — музыка, для космонавта — космос, для писателя — литература. И так далее. Но вот хочет какой-то скрипач, кровь из носа! — реализоваться в медицине. А писатель прославиться как капитан дальнего плавания. Если человек разносторонний, то он найдет себя в различных областях. Но коверкать свою природу — необходимо ли?

Почему женщина должна стыдиться того, что хочет реализоваться как мама?

Услышала о женщине, успешно растящей шестерых детей и не бросившей любимой математики. Поделилась восхищением с мамой. "А что тут особенно удивительного? Я всегда говорила: талантливый человек талантлив во всем!"

На третьем году замужества позвонила своему любимому преподавателю, необыкновенно талантливой и эксцентричной женщине. Будучи преподавателем фонетики, она многое угадывала по голосу.

"Подожди, — сказала она мне, когда я представилась, — не говори ничего. Я тебе сейчас сама все расскажу, а ты скажешь, права я или ошиблась. Значит так. Во-первых, ты подстриглась. Как я узнала? Это же элементарно: у тебя голос свежеподстриженной женщины! Во-вторых, раскрылась как личность. Сказали бы мне, что ты мне позвонишь когда-нибудь — ни за что бы не поверила. В институте ты была замкнутая, всегда сама в себе. Замужем, дети есть. Сколько детей? Двое мальчиков? Так, нам еще девочку надо. Я в свое время девочку не родила, всю жизнь жалею. Короче, вот что я тебе скажу: самое главное — это женское счастье. Все остальное — ерунда, можешь мне поверить".

Конечно, есть матери, у которых нет поддержки, которые одни растят малышей. Есть ситуации, где единственный выход — это пойти маме работать. Но намного чаще речь идет не об элементарном выживании, не о нищенской зарплате мужа. А все о том же — о самореализации. О побеге из дома на работу, чтоб не чокнуться. О том, чтобы не ограничивать свой мир домом, пропахшим какашками и молочной смесью.

Одна знакомая, родившая в тридцать семь лет первого и единственного ребенка, рассказывала со смехом, как убегала на работу с утра пораньше и только там расслаблялась, причесывалась, спокойно пила кофе и приходила в себя.

Другая призналась, что отдавая первого ребенка в ясли, даже не задумывалась о других вариантах: надо было писать диссертацию и пробивать дорогу в жизни. Со вторым вдруг осенило: ребенок — не игрушка. Его нельзя "сдать". Им надо серьезно заниматься. Профессионализм частных нянь и работников детских учреждений не является гарантией успешного развития ребенка.

Когда я сказала на кафедре, что ухожу в декрет, завкафедрой сказала: "Ах, это ужа... я хочу сказать, прекрасно!" И горестно подняла глаза к потолку. Но все утряслось, мне нашли замену. Когда же я объявила о втором декрете, не выходя из первого, она весело сказала: "Ну, и молодец! Теперь наукой доказано: до трех лет нельзя ребенка никому сдавать. Мамины поцелуи и объятья — все, что ему нужно первые три года".

Я помню, какая ломка у меня была с первым ребенком. Шок: я больше не принадлежу себе. Первая спокойная чашка кофе и статья в журнале через месяц после родов. Желание пожить для себя. Послеродовая депрессия. Так жалко было себя, любимую. Со вторым все было легче, веселей, без шока. Понимание начало приходить с третьим малышом.

Я наслаждалась каждой минутой общения с ним, без всяких художественных преувеличений.

Недавно читала, что ученые якобы обнаружили поток ...не люблю это слово, но никуда не денешься, поток энергии, лучи, исходящие из материнских глаз и проникающие прямо в мозг ребенка, и мозг от этого сразу начинает усиленно развиваться, и прочее.

Не знаю, можно ли с помощью приборов обнаружить лучи любви, струящиеся из маминых глаз, но ведь измеряй — не измеряй, а любовь мамина струится через взгляд. И оказывает мощное воздействие на душу, ум, сердце, психику ребенка. Можно ограничить это облучение любовью до вечерних и утренних кратковременных сеансов, а остальное время облучать дитя мысленно на работе. Если позволит время и шеф не вредный. Это как светолюбивое растение периодически выносить на свет. Никто же не лишает растение света! Вот, утром на него посветили. Вот, и вечером тоже. Чего ему еще нужно-то? А попробуйте объяснить это растению. Надеюсь, оно поймет. А потом сравните это растение с другим, растущим на солнце всегда.

Мне нравится одно коротенькое слово в аргументах женщин, стремящихся на работу без нужды и даже вопреки мужу. Попробуйте его угадать.

Причина номер один: до трех лет сидеть дома — я бы умом тронулась.

Причина номер два — мне нужны свои источники заработка.

Причина номер три — работать интересно.

Причина номер четыре — я хочу самореализовываться не только как мать и домохозяйка.

"Сидя дома, я деградирую как личность, получается один сплошной день сурка".

"Я бы вышла, только бы не видеть семейство, которое мне абсолютно обрыдло".

Все вышеперечисленное объединяется емким словом "я" и его производными. Я хочу, мне надо, у меня потребность. Желания и потребности ребенка не рассматриваются в принципе.

Ребеночек девять месяцев жил в маме и вдруг должен оставаться с чужими. Разлуку с мамой грудное дитя переживает как катастрофу. Для него не существует понятия времени. Он не понимает, что разлука временна, для него она вечна. Еще где-то читала, что люди, недолюбленные в раннем детстве мамой, не вскормленные грудью, более склонны к сексу в подростковом возрасте. Это не из-за особой развращенности, а из-за стремления к нежности, любви, защищенности. Не знаю, насколько обосновано это мнение, но мне кажется, в этом что-то есть.

Кстати, мне кажется, властной свекровью или надоедливой тещей станут скорее мамы, не реализовавшие свой педагогический потенциал в свое время. Теперь, с внуками, наконец, дошло. Хочется познать радость материнства. Лучше поздно, чем никогда. "Первый ребенок — последняя кукла, первый внук — первый ребенок".

А вот другая точка зрения с этого же форума:

Мне крайне непонятен вариант, когда мама выходит на работу, при этом все заработанные деньги отдает на няню.

Я хочу заботиться о своем ребенке весь положенный срок и после выйти на работу, а не вынужденно искать чужую тетю, которая должна будет заменить меня на бОльшую часть суток и в самые важные моменты жизни моего ребенка.

Просто сейчас модно работать и делать карьеру и не модно быть со своим ребенком, когда ты ему нужна больше всего. Моей бабушке 80 — она работает до сих пор... Я работать начала в 18, параллельно обучаясь на очном отделении. Из 62 лет работы, по-моему, вполне можно выделить 3 на ребенка... Кстати, мама — не равно домохозяйка, почему-то это все всё время путают.

Форс-мажорные финансовые ситуации не беру, это другая тема. А вот вариант, когда финансовой нужды нет, желания самореализации тоже особо нет, но женщине хочется "красиво жить", и она ради этого оставляет трехмесячного ребенка, мне кажется мерзким и отвратительным.

Меня за последние три года работа достала так, что врагу не пожелаешь. Спала по четыре часа в сутки и ела что придется и когда придется — сейчас в декрете хоть на человека похожа стала.

Самореализовываться вполне можно и дома. Правда, и понятие о самореализации у всех разное.

Это чисто российский стереотип: сидишь дома — значит, тупая курица, неинтересная мужу и окружающим.

Считаю, что большинство рвется на работу, потому что не могут себя ничем интересным занять дома. В сообществе "малыши" довольно часто именно от таких мам исходят вопросы типа "Чем занять ребенка?".

Слабые люди всегда ищут внешние причины своих проблем.

А почему надо именно дома сидеть, если на работу идти не нужно? Наоборот, у неработающих гораздо больше времени на всяческие развлечения. Или личностное развитие происходит только в трепе с подружками?

А вот вспомнили, что детей бывает больше одного:

Хм, окружающие, а что вы предложите делать мамам 2 или более малышей? Об стенку убиться? Шучу.

Судя по комментариям, таким мамам надо на карьере поставить жи-и-ирный окончательный крест или повесится на фартуке.

Заложить фундамент

Приведем британскую статистику.

Вот какую закономерность вывели британские социологи: успех и в жизни, и в образовании, и в профессиональной карьере 1 263 представителей "группы 70-х" оказался в прямой зависимости от того, работали их матери в ранний период их детства или нет, и как делилось время мамы между работой и домом.

Наибольший успех выпал на долю тех, чьи матери посвящали себя до исполнения ребенку пятилетнего возраста своему малышу, пожертвовав ради него на это время профессиональной карьерой. Именно эти "мамины" детки оказались успешнее остальных сверстников в учебе, в будущей профессиональной карьере, наконец, просто увереннее и счастливее в жизни. Зависимость между временем, проведенным мамой в стенах дома, и успехом ее ребенка в учебе, как выяснилось, столь велика, что любой лишний час, "отвоеванный" малышом у маминой профессиональной карьеры, прибавлял ему дополнительные очки в его последующих достижениях...

Однако замеряли исследователи не только интеллектуальное развитие детей и способность их к учебе, но и психическое, эмоциональное состояние. Зависимость последнего от маминого присутствия в стенах дома достаточно красноречиво доказана и здесь: у тех, чьи матери проработали до исполнения малышам пяти лет лишь полтора года, различного рода психологические проблемы возникали в их взрослой жизни реже — они отмечены у 23 процентов...

"Результаты нашего исследования однозначны, — говорит его руководитель профессор Джон Эрмиш, — если родители не смогли уделить своим детям в их дошкольном возрасте достаточное количество времени, они тем самым увеличили риск негативных последствий для их отпрысков в будущем".

Иными словами, закладку фундамента успешного будущего своего ребенка отложить на "потом" невозможно. И если родители рассчитывают стратегию своей семьи таким образом, что сначала встают на ноги сами, зарабатывая деньги, служебные посты, связи и прочая и откладывая при этом заботу о растущем малыше на лучшие времена, то они тем самым допускают стратегическую ошибку. Ибо ни "купленные" впоследствии места в престижных учебных заведениях, ни обеспечение подросшему отпрыску всех мыслимых благ уже не восполнят и не компенсируют упущенного в раннем возрасте момента истины. Каждодневное присутствие матери, ежечасное общение с малышом так же драгоценно для его личностного становления, как материнское молоко драгоценно для становления физического...

Но если в первую очередь это исследование апеллирует непосредственно к родителям, то отнюдь не во вторую очередь — к государству, автору трудового законодательства и социальной политики. "Наше исследование — довод в пользу той политики, которая выступает в поддержку прав родителей на длительный оплаченный отпуск по уходу и воспитанию детей, — заявляют его авторы. — Обеспечивая родителям эти права и возможности, мы тем самым инвестируем в высокий потенциал наших завтрашних трудовых ресурсов"...

В Японии, одной из тех стран, где наиболее последовательно проводится подобная политика, вышедшая замуж женщина, как правило, оставляет работу. И возвращается на службу лишь тогда, когда выполнен ее первейший с точки зрения японской морали долг перед обществом — когда встали на ноги, подросли и окрепли ее дети...

Именно эта мораль и именно такая политика отлично работают как на благо процветающей японской экономики, так и на благо японской семьи.

Тактика выживания дома

И все же безвылазное домоседство накладывает иногда неприятный отпечаток на женщин: может ухудшиться память, гибкость ума, занижается самооценка, сужается круг интересов, может развиться депрессия. Ситуации у всех очень разные, и панацеи от сих напастей нет, хотя можно попытаться вывести общие положения.

И все же безвылазное домоседство накладывает иногда неприятный отпечаток на женщин: может ухудшиться память, гибкость ума, занижается самооценка, сужается круг интересов, может развиться депрессия. Ситуации у всех очень разные, и панацеи от сих напастей нет, хотя можно попытаться вывести общие положения.

Первое.

Желательно с самого начала семейной жизни ощущать себя полноценным членом семьи. Хорошо осознавать свое недостоинство перед Богом, а не перед мужем. Только самые высокоорганизованные мужчины способны оценивать жен выше, чем они сами себя оценивают.

Да, жена помощница мужу, и труд ее не менее важен и должен уважаться в первую очередь ею самой. Когда у женщины все в порядке с чувством собственного достоинства, окружающим это, как правило, передается. Не мелкого торгашества, кто лучше и важней, а спокойного сознания собственной силы и значимости. К сожалению, знаю примеры, когда женщина молчаливо соглашается, что она — просто придаток мужа, который можно при желании безболезненно удалить. Знаю ситуации, когда женщине внушается комплекс неполноценности. Материально зависима — значит, нахлебница.

Смирившись с такой оценкой мужа или свекрови, женщина может и впрямь сознавать себя нахлебницей. Годам к пятидесяти это может надоесть, да попробуй, сбрось иго, добровольно принятое тридцать лет назад. Чтобы не попасть в такую ситуацию, надо с самого начала ее не допустить. На помощь приходит простая арифметика: труд повара, домработницы и няни стоит сейчас очень дорого. Аналитики посчитали, что если платить средней домохозяйке за каждую должность, которую она выполняет на дому (няня, горничная, бухгалтер и т.д.), то она должна получать 47 280 р. в месяц.

У неработающей мамы, кстати, больше времени осваивать сложное искусство планирования семейного бюджета. Порой она находит блестящие варианты, а сэкономить — значит, заработать. Вообще, что такое супружество? Со упряжь. Муж с женой везут возок. И самих себя, и детишек. Тут не до споров, кто главней. Оба незаменимы. Чем слаженней везут, тем легче он едет.

Второе.

Надо обязательно иметь какое-нибудь увлечение, хобби. Чтение, спорт, вышивание, музыка, разведение цветов, кошки — что угодно. Это не значит, что надо класть на это массу сил и времени. Чтобы питать его, достаточно заниматься любимым делом пусть немного, но регулярно.

Третье.

В наше время необыкновенно много возможностей, с помощью Интернета преодолеваются расстояния. По собственному опыту знаю, что помогает участие в форумах по интересам: есть форумы молодых и опытных мам, литературные сообщества, различные виртуальные клубы. Не беда, если мамаши во дворе не принимают в свою компанию или их общество вам неинтересно. Всегда можно найти близкого по духу человека, пусть и виртуально.

Но и живым человеческим общением я бы не пренебрегала. Пусть соседка в который раз рассказывает о том, что вы давно слышали. Все-таки она милая женщина, и за ребенком может приглядеть, пока вы на рынок сбегаете.

Четвертое.

Как огня избегайте комплекса неполноценности. Если есть возможность освоить компьютер, научиться писать электронные сообщения, водить машину, научиться плавать — надо использовать этот шанс. Нет, вы не тупица и не трусиха. Вы умная, способная молодая женщина. И я тоже. В связи с чем обещаю пойти на курсы вождения, которых со своим топографическим кретинизмом, плохим зрением и слабой реакцией до смерти боюсь. Пардон, вы этого не слышали. Мне слесарь посоветовал для лучшей ориентации на местности поездить по осваиваемым дорогам сначала на велосипеде. Так что беру велик мужа и начинаю объезжать окрестности. Присоединяйтесь!

Пятое.

Регулярное разгружение мамы от домашней рутины и периодический выпуск ее на волю няней, бабушкой, подругой и прочей подходящей для этой цели особой. Не спешите закидывать меня помидорами те, кому это недоступно. Мне это большую часть замужней жизни тоже недоступно. Живем вдали от бабушек, а няни кусаются. То есть цены на нянь. Но и тут можно найти выход. Например, взаимовыручка подруг с детьми: ты мне, я тебе. Хотя однажды на таком обожглась. "Ты мне" оказалось несравненно легче, чем "я тебе". Но надо пробовать еще.

Шестое.

Завести правило давать себе небольшой отдых. Например, у моей знакомой нет и никогда не было денег на няню, но она отдыхала по-своему: каждый день гуляла по сорок пять минут. Одна, без непоседливого ребенка. В любую погоду. Иначе просто раскисала. Несмотря на царящий в семье домострой, она заставила мужа уважать это железное и неукоснительное правило. И лучше выдумать не могла. Муж оказался человеком умным, к тому же видел ежедневные плоды такой моральной разгрузки и физической нагрузки. Жена награждала его большим терпением и выдержкой в неравном бою с бытом и сынишкой — натуральным вождем краснокожих.

Кстати, еврейский анекдот. Приходит многодетная мама с рынка и, запершись на кухне, спокойно и со вкусом ест. Дети ломятся на кухню, стучат и спрашивают: "Мам, а что ты там делаешь?" Мама отвечает: "Делаю вам здоровую маму!"

Когда встречаю на форумах пафосные высказывания молодых девиц о том, что "настоящей маме не могут надоесть дети, она должна каждую минуту думать только о них, забыть о себе", я сразу вычисляю: восемнадцать лет, не замужем. И думаю: "Э-э, милая! Поживи с мое! Я тоже была как ты. А ты, вероятно, будешь, как я. Если сможешь воплотить в жизнь то, что требуешь от нас, — я первая тебе похлопаю".

Седьмое.

Не надо ждать милостей от природы, или спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Если вы романтичны и ждете, что муж будет поступать как герой романа или сериала, вы можете прождать до старости и разочароваться в людях. Берите инициативу в свои руки. Вы устали, вам срочно нужно на концерт или в кино, а супруг этого не замечает. Вы намекаете, а он не ловит намек. В таком случае не ждите обиженно приглашения. Пригласите его сами! Купите билеты, договоритесь с подругой посидеть с детьми, отдохните. Муж оценит. Проверено.

Восьмое.

Старайтесь не дожидаться аврала, а предупреждать его. Вот оно копится, копится, копится...Не ждите, сложа руки, когда разразится. Я понимаю: нет денег, нет времени, на себя тратить как-то неловко, есть более насущные нужды... Если совсем достало, более насущных нужд, чем отдохнуть, нет. Надо это понять и смириться.

Однажды наш пожилой друг с большим семейным стажем застал меня на грани срыва. Я пожаловалась, что день свадьбы мы абсолютно не можем отметить, т.к. няня плюс дорога плюс кафе — это очень дорого. На что он ответил: "Психиатр дороже".

У сидящих в четырех стенах мам есть тактика выживания дома. У каждого она своя.

Когда я, накрытая депрессией по поводу безвылазного сидения в четырех стенах, пожаловалась батюшке, он произнес замечательные слова: "Только не думай, что вот это и есть твой крест. Если ситуация абсолютно невыносима, надо думать, как изменить ее".

На многие благотворные изменения в виде нянь и регулярного отдыха вдвоем с мужем элементарно не было денег, но я продолжала искать. Не в одном, так в другом надо постараться изменить ситуацию и сделать ее приемлемой.

Когда дети подросли, я устроилась работать переводчиком-фрилансером. Потом стали давать и письменные переводы. Позже ситуация изменилась, мы переехали, переводчики там были не нужны. Я нашла неожиданный выход: посещение курсов раз в неделю. В среду вечером наряжаешься, общаешься в обществе единомышленников, знакомишься с интересными людьми, получаешь задание на следующее занятие, и всю неделю греет мысль: скоро занятие, надо сделать домашнее задание, предложить тему для обсуждения, прочитать то, написать это...

И вот уже чистишь картошку не как раб, а с песней. Делаешь зарисовки с детей и удивляешься новому, вдруг открывшемуся в них. И с вдохновением делаешь с ними домик из коробки из-под кукурузных хлопьев, пишешь статью "О развивающих свойствах картона". А дети спрашивают: "Мам, почему ты поёшь? Праздник, что ли?" И все это без отрыва от детей, без нанимания нянь.

Я не считаю, что мое полученное высшее образование пропадает даром, что я протухаю дома и что мои профессиональные навыки покрываются плесенью. Напротив, я стараюсь все полученное мной в жизни перекачать в детей. Я учу их всему, что знаю сама. Вот средний сынок ноет, что ему скучно, а я пытаюсь открыть ему секрет, почему я редко скучаю. "Что может быть скучнее мытья посуды или чистки картошки? Но я стараюсь никогда не заниматься рутиной „всухую“. Я или пою, или сочиняю рассказ в голове. Даже, бывает, бросаю компьютер и специально иду мыть посуду: за монотонной работой приходят интересные мысли".

Он тоже любит писать, всюду нахожу его блокноты, заметки, дневники и листочки. То порадует с утра пораньше опусом на тему "Деревья в нашей жизни", то вынимаю из школьных брюк листочек с надписью: "Памяти Джорджа. Спасибо Джордж. Ты был настоящим другом". Оказывается, хоронили нечаянно раздавленную божью коровку. Он сочинил надгробное слово. То натыкаюсь на сверхсекретный дневник с зашифрованными записями. Не буду скрывать — радуюсь. Что-то уже успела заложить. Теперь поливать, окапывать...

Со старшим ходили на концерт. И вдруг понимаю — мы уже достигли момента, когда отдыхаешь не от ребенка, а вместе с ним. Во втором отделении он ткнул меня в бок. "Началось", — обреченно подумала я. А сынок спросил: "Мам, еще билеты купишь?"

Встречались с бывшими сокурсниками. Одиннадцать лет не виделись. Многие наши дамы заняли важные посты, реализовали себя в самых неожиданных и интересных областях. Домоседок было две: я и Лена. Мы с интересом слушали успешных подруг, восхищались фотографиями, нарядами и машинами. Но я поняла, что платить за это приходится дорогой ценой: многие наши девчонки живут в невероятно жестком темпе, хронически не высыпаются, мало видят детей.

А я все приглядывалась к Лене. Сидела она тихо-тихо. Фотографию показала только одну. У нее замечательная семья, удивительно неиспорченный ребенок. Про себя она почти ничего не рассказывала. Я догадалась, почему. Чтобы никто не завидовал.

Один знакомый поделился: "Отец мой был видным ученым, многого добился, но ничем, совсем ничем не делился с нами, сыновьями. До нас ему вообще дела не было. Он-то реализовался. А мы?"

Посмотрите повнимательней на вашего карапуза. Вот он с интересом рассматривает пирамидку, пуская пузыри из носа. Или художественно размазывает варенье по столу. Или бьет ножкой в такт музыке. Может быть, перед вами будущий Менделеев, Рахманинов, Столыпин. Не провороните? Заметите? Поможете?

--------------------------------------------------------------------------------

•«Культ семьи - национальная идея Беларуси»

•Семья и общество

•Что такое дружная семья

•Что такое "фостерная семья" или бизнес на детях

•Семья Марусенко названа лучшей многодетной семьей Минска

--------------------------------------------------------------------------------
    Источник

 

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (30-08-2016 22:59:42)

167

http://www.dal.by/news/19/01-09-16-9/    http://s2.uploads.ru/t/Kt3OQ.gif

     Современная неграмотность - системная ошибка

    Почему в 50-60-х послевоенных годах, когда родители восстанавливали страну и им было некогда помогать детям в учёбе, не было ни репетиторов, ни логопедов, но школьники умели читать и писали грамотно? А в наше время официально признаётся абсолютная неграмотность школьников...

Статья содержит логико-психологический анализ программ начальной школы по чтению и русскому языку (принятых со второй половины 80-х годов прошлого века и постоянно улучшаемых) и краткие результаты 20-летних экспериментальных исследований, которые доказывают, что неграмотность современных школьников, неумение и нежелание читать являются следствием концептуального дефекта этих программ и самих методов обучения.

Ценность педагогики как науки состоит в ее прикладном аспекте, а именно, в разработке таких программ и методов обучения, которые позволяли бы полноценно образовывать всех детей, приходящих в школу. Современная педагогика с этой задачей явно не справляется - ни для кого не секрет, что абсолютное большинство выпускников школ элементарно неграмотно.

Преподавание русского языка в школах ведется таким образом, что грамотное письмо встречается исключительно редко, а многие дети и в средней школе не умеют читать, т.е. не понимают содержания текстов, которые могут озвучить. Если в середине 90-х годов прошлого века эту ситуацию активно обсуждали, то сейчас про безграмотность уже не говорят, потому что к ней привыкли. Мы привыкли, что школа не в состоянии научить наших детей русскому языку, языку, на котором мы говорим, который формирует нашу культуру и историю.

Современная педагогика не видит в этом своей вины, объясняя сложившуюся ситуацию тем, что дети стали другими. Да, жизнь становится сложнее, далеко не у всех родителей есть время и деньги для того, чтобы помочь детям в учебе и развитии, здоровых детей также становится все меньше. Объективно складывающуюся ситуацию уже не изменить, зато можно было бы задуматься, почему, например, в 50-60-х годах прошлого века, в непростое послевоенное время, когда столько ресурсов уходило на восстановление страны, родители практически не помогали детям в учебе, не было ни репетиторов, ни логопедов, но школьники умели читать и писали грамотно. Я сама училась в школе в это время, а с 80-х годов работаю в школах и наблюдаю за изменением учебных программ и падением грамотности.

В русском языке, как известно, не существует однозначного соответствия между звучанием слова и его написанием. Именно поэтому писать на слух, "как слышишь", нельзя, в этом состоит сложность обучения грамотному письму. До середины 80-х годов прошлого века учебные программы начальной школы использовали зрительно-логический метод подачи информации. Детей сначала знакомили с буквами, учили с помощью букв по наглядным образцам составлять слова и читать их. После того, как дети овладевали чтением, их знакомили с правилами русского языка, а писать под диктовку, на слух они начинали только в конце третьего класса.

Зрительный метод обучения был нацелен на то, чтобы дети привыкали писать в соответствии с тем, что видели, а изучение системы правил позволяло усвоить логику языка. Обучение с первых дней было направлено на формирование и укрепление зрительного навыка, поэтому старшеклассники 60-80-х годов прошлого века, даже если не помнили конкретных правил, писали грамотно. Подавляющее большинство учащихся выпускных классов обычных общеобразовательных школ писало экзаменационное сочинение, делая на 10 страниц текста не более 2-4 ошибок. (Сегодня таких результатов достигают только отдельные учащиеся гимназий, а про общеобразовательные школы и вообще говорить не приходится.)

Во второй половине 80-х годов прошлого века образовательная парадигма кардинально изменилась, и были разработаны учебные программы, в основу которых был положен звуковой анализ речи. Современные программы, основанные на фонематическом методе, обучают, в первую очередь, звуковому анализу речи, определению звукового состава слова. И только потом детей знакомят с буквами и показывают, как переводить звуковой образ в буквенную запись. Современные программы учат детей писать так, как они слышат. Все эти программы имеют гриф "Рекомендовано Министерством образования и науки РФ". Я не против того, чтобы учащиеся знали, что такое фонема и могли сделать фонетический разбор слова. В середине прошлого века этому обучали в 5 классе, и дети знакомились с основами теоретической лингвистики, сохраняя при этом грамотное письмо.

Удивительно, что ни педагоги, ни логопеды, ни психологи не подвергают сомнению качество учебных программ, но единодушны в том, что причина неграмотности - в недостатках развития фонематического слуха современных детей. Поэтому тратится много сил и времени на развитие этого слуха со старшей, а иногда и со средней группы детского сада. Современные дети еще до поступления в школу в течение 2-3 лет выполняют разнообразные упражнения, чтобы научиться выделять фонемы и анализировать звуковой состав слова. Когда дети, не видя букв, 2-3 года работают со звуковым составом слова, у них формируется слуховая доминанта: звуковой образ слова становится для них главным, "первичным", а буквы, которые они начинают впоследствии использовать для записи слов - вторичны. Когда учительница в 1-ом классе рассказала ребятам про букву "а", написала ее на доске и спросила, какое слово на букву "а" они знают, то услышала от детей - "агурец". Даже выучивая в школе правила, учащиеся продолжают писать неграмотно, т.к. им просто не приходит в голову проверять написание привычно звучащих слов.

С другой стороны, если логопеды доказали, что у современных детей не развит фонематический слух, то зачем при их обучении с таким упорством использовать программы, основанные на фонематическом анализе? Школа должна решать вполне конкретную задачу: обучать тех детей, которые приходят учиться. Даже если программы прекрасны сами по себе, но не обеспечивают качества обучения современных детей, зачем их использовать? Не лучше ли вернуться к программам 60-70-х годов прошлого века, которые позволяли подавляющему большинству детей освоить грамотное письмо?

Миф о том, что фонематический слух абсолютно необходим при обучении чтению и грамотному письму, так утвердился за последние 20 лет, что уже никто не подвергает это положение сомнению. Считается, что даже буквы можно успешно усвоить только в том случае, "если: 1) ребенок имеет четкий слуховой и артикуляционный образ звука, т.е. когда он звук дифференцирует, не смешивая с другими, что называется фонематическим восприятием; 2) ребенок имеет представление об обобщенном звуке речи, о фонеме, имеющей смыслоразличительное значение, и умеет выделять звуки из речи, т.е. проводить фонематический анализ" [6, с. 152]. Однако любой специалист (педагог, психолог, логопед) может посетить школу, где обучаются глухонемые дети. (Я в такой школе работала 4 года.) У глухонемых детей вообще нет никакого слуха, не только фонематического, тем не менее, большинство из них пишет грамотно. Работают они по учебникам общеобразовательных школ, читают и вполне понимают, что в них написано. Следовательно, без фонематического слуха вполне можно обойтись и при обучении чтению, и при обучении грамотному письму. Естественно, глухонемых детей учат зрительным методом и достигают с его помощью высоких положительных результатов.

Традиционным также стало считать невнимательность ребенка основной причиной неграмотного письма. В связи с этим, предлагается масса упражнений на тренировку внимания. Но моя почти 30-летняя практика работы в школах показывает, что это утверждение ошибочно. Мои исследования доказывают, что и при высоком уровне внимания многие учащиеся и начальных, и старших классов пишут неграмотно. И, напротив, детей, страдающих легкими функциональными нарушениями в работе мозга, или с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью (СДВГ), можно научить писать грамотно. Даже, если не удается вылечить само заболевание, можно заменить оперативный контроль логическим программированием (именно этим я и занимаюсь), и дети пишут грамотно, не допуская ошибок, несмотря на диагноз СДВГ [7].

Какие же рекомендации дают психологи и педагоги родителям, которые готовят своих детей к школе? Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман, авторы многих известных пособий, подчеркивают, что "начинать обучение грамоте с букв опасно" [2, с. 6], "знакомству и работе ребенка с буквами должен предшествовать добуквенный, чисто звуковой период обучения" [2, с. 7]. Ими разработано и предложено много игр и упражнений, которые широко используются в дошкольном и начальном школьном обучении. В предлагаемых ими упражнениях на "МА" начинаются не только слова "машина", "матрешка", но и "мочалка", "морковка", а на "СА" - слово "собака" [2, с. 54]. Слово "эскимо" начинается с "И", а слово вторник - с "Ф". В словах НОС и НЁС различаются именно первые звуки (твердый и мягкий "Н", для написания которых надо использовать различные символы), а вторые гласные звуки одинаковы - "О" [2, с. 36].

Ударный гласный звук "О" следует выделять не только в словах корова, конь, овцы, но и в словах телёнок, козлёнок. В словах конфета и орехи - ударный звук "Э", в слове изюм - "У", а в слове инжир - "Ы" [2, с. 21]. Детей учат правильно слышать звуки в словах: (йэ)ль, (йу)бка, (йа)корь, т.к. не существует звуков Е, Ю, Я. Знакомить с буквами рекомендуется только после того, как дети научатся легко выделять звуки в любых предлагаемых словах. При обучении в 1-ом классе делается упор именно на выделение звуков в слове. Их количество обозначается числом клеток. Для записи таких слов, как конь, рысь, лось, гусь, мышь используются 3 клетки, т.к. эти слова состоят из трех звуков, последние из которых мягкие [1, с. 22-25]. Только после подобных многочисленных упражнений детям предлагаются буквы для перевода звукового образа слов в буквенную запись. Как Вы думаете, как будут дети писать? Естественно, они будут писать так, как их научили слышать. Именно после подобных упражнений у детей появляются пугающие родителей и учителей дикие ошибки, а мягкий знак они не пишут вообще.

Слуховая доминанта приводит к вполне предсказуемым особенностям письма. Дети пропускают буквы, когда им встречается стечение согласных, т.е. пишут так, как произносят, например, "лесница", "сонце" (вместо "лестница", "солнце"). Предлоги у них обычно сливаются со словами, поскольку именно так они говорят, например, "ва кно" (вместо "в окно"), "фки но" (вместо "в кино"). Глухие и звонкие согласные они тоже пишут в соответствии с тем, как в каждом конкретном случае слышится, а именно: "флак" и "флаги", "дуп" и "на дубе". Поскольку нет звуков Я, Ё, Е, Ю, то дети пишут "йожик", "йащик", "зельоный", "йула" и пр. Ко 2-му классу дети должны четко различать, выполняя соответствующие упражнения, что звук "Й" может обозначаться разными буквами: собственно "Й" или "Е, Ё, Ю, Я" [3, с. 117]. Детям приходится выполнять упражнения на звуковую запись слов, и не только с помощью символов и транскрипций, но и "обычными" буквами, например: "йожык", "байан", "кл,уква" [4, с. 18-19]. Подобные же записи приводятся и в учебнике русского языка для 2-го класса Т.Г. Рамзаевой [5, с 21-22]. Если ребенок пишет так, как слышит, то у него закрепляется и зрительно-двигательный неграмотный образ слова. Чем чаще он так пишет и видит эту неграмотную запись, тем привычнее она воспринимается и в дальнейшем воспроизводится автоматически. После этого стоит ли удивляться неграмотности современных школьников?

Удивляет только своеобразие логики авторов учебников русского языка. С самых первых страниц в любых учебниках детям разъясняется разница между звуками и буквами. Звуки - это то, что мы слышим и произносим, а буквы - это то, что мы видим и пишем. И после этих объяснений детям предлагается масса упражнений на звуковую запись слова с помощью букв. Мы не можем сделать на бумаге звуковую запись слова, запись слова будет буквенная. Попытка изобразить буквами произношение слова и приводит к закреплению слуховой доминанты и неграмотного письма. Ученики привыкают писать "бироза", "сасна" и пр., вместо "берёза", "сосна", и в дальнейшем их ни сколько не смущает вид того, что они изображают.

Сегодня все эти особенности неграмотного письма принято квалифицировать как логопедические ошибки, а ребенка, который их допускает, отправлять к логопеду на коррекционные занятия. На самом деле, суть проблемы состоит в том, что мы сначала обучаем детей писать так, как они слышат, а потом пытаемся бороться с тем, чему научили. До конца 80-х годов прошлого века мало кто слышал о логопедах. В школах они не работали, дети и без них успешно осваивали грамоту. Ситуация изменилась после того, как начальная школа перешла на новую программу по русскому языку. Сегодня, несмотря на различие авторов и кажущееся обилие учебников, основу любой программы составляет метод фонематического анализа речи. Фактически - программа одна и дефекты обучения везде одинаковы.

Надо, наконец, признать, что у нас не все в порядке с самим методом обучения. И это первая и основная причина неграмотности современных школьников. Но существует и вторая причина неграмотного письма - это неполноценный навык чтения. Если ориентироваться на педагогическую оценку техники чтения школьников, то особой проблемы не отмечается. Да, многие дети читают медленнее, чем следовало бы. По современным требованиям к качеству навыка чтения - это первый и главный критерий, далее оценивается выразительность и безошибочность, а пониманию текста при педагогической проверке отводится 4-е место. Считается, если ребенок быстро вслух прочитывает текст, то все в порядке: понимание можно не проверять.

Методисты, разработавшие критерии оценки навыка чтения, возможно, не подозревали, что озвучивание и осмысливание - две независимые операции, которые не слиты даже у бегло читающего взрослого человека. Мы специально проводили эксперименты, предлагая взрослым людям громко, выразительно читать газетные статьи или научные доклады, а потом просили изложить суть того, что они прочли. Все испытывали серьезные затруднения с воспроизведением основного смысла. Когда взрослые люди аналогичные тексты читали молча, глазами, то никаких затруднений в выделении основных смысловых моментов или подробном пересказе не возникало.

Когда детей на начальном этапе формирования навыка чтения заставляют читать громко вслух и акцент делается на скорости, то тем самым тренируется только операция озвучивания текста, но осложняется его понимание. Любой ребенок скажет, что читать молча проще, но детям этого делать не дают. В итоге нередко происходит полное расщепление операций: дети обучаются бегло озвучивать тексты, абсолютно не понимая того, что они читают. При этом педагогическую проверку техники чтения учащиеся проходят без труда, и считается, что читать они умеют. Мы проводили специальные эксперименты, предлагая учащимся в конце 1-го класса и во 2-м классе, успешно сдавшим технику чтения, прочесть вслух два предложения из рассказа "Рябчонок" Е. Чарушина, входящего в серию рассказов про щенка Томку. В тексте шла речь о рябенькой курочке с хохолком на голове, а на иллюстрации к рассказу был нарисован щенок. Все учащиеся легко громко прочитывали эти два предложения, а на вопрос: "Про кого говорится в тексте?", - уверенно отвечали - "про собачку". Более того, мы просили детей пересказать прочитанный ими текст, и задавали тот же вопрос. Дети легко повторяли близко к тексту, почти наизусть эти два предложения и отвечали, что там говорится про собачку.

Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман уверяют нас, что "чтение есть ни что иное, как "озвучивание" графических значков" (2 с. 37). "После того как ребенок научился сливать любую согласную букву с любой гласной, он освоил основной принцип чтения. Он научился читать" (2 с. 56). К сожалению, данные авторы, как многие педагоги, логопеды и психологи, которые с ними согласны, заблуждаются. В этом случае ребенок обучается озвучивать, но не читать. Чтение - это перевод графических символов в смыслы. Беглое чтение - это не быстрое озвучивание, это - быстрое понимание. Качество навыка чтения надо оценивать в соответствии с тем, что является смысловой единицей восприятия текста. Мною разработан тест, давно опубликованный и достаточно широко применяемый сегодня психологами, который позволяет определять смысловую единицу восприятия текста [8].

О полноценном беглом чтении мы можем говорить только тогда, когда смысловой единицей восприятия текста является целое предложение. В этом случае, читая, ребенок сразу схватывает смысл целого предложения и легко понимает любые тексты. Таких детей можно обучить грамотному письму, но в начальной школе их не более 2-3-х человек на класс. Значительно чаще у современных школьников в качестве смысловой единицы восприятия текста выступает словосочетание. В этом случае смысл предложения понимается не сразу, а как бы складывается из двух-трех кусков, и навык чтения уже неполноценен. Просто построенные тексты на знакомые темы дети понимать могут. Однако длинные, стилистические усложненные предложения, характерные для литературных произведений, понимаются с трудом, частично и искаженно. Пространные описания природы или душевного состояния героев, их моральные метания или философские рассуждения оказываются совсем непонятными. Около 70% учащихся оканчивают 11-ый класс, имея неполноценный навык чтения. Серьезную литературу они не читают, т.к. им трудно понимать, о чем там идет речь. Диктанты некоторые из них еще написать могут, но сочинения они не могут писать совсем. Для их сочинений характерно лингвистически неграмотное построение фраз, ошибки согласования слов в предложении и, естественно, стандартные орфографические ошибки. Однако для большинства учащихся начальных классов характерен еще более убогий навык чтения, когда смысловой единицей восприятия текста является отдельное слово (или его части).

Фиксируя отдельные комплексы букв, такой ученик может "увидеть" и произнести совсем не то слово, которое написано, и не заметить этого. Только когда он читает очень медленно и молча, то может точно воспринять смысл слова. Однако при этом ему трудно схватывать смысл предложения, т.к. подробно разбирая слова, он затрудняется в удержании их в памяти. Дойдя до конца предложения, он не помнит, с чего оно начиналось, и в целом не понимает того, что читает. С такими детьми много работают психологи и логопеды, тренируя у ребенка скорость и безошибочность озвучивания. Прогресс в озвучивании достигается, но при этом ребенок полностью оставляет попытки понимать что-либо при чтении. Успешно пройдя педагогическую проверку техники чтения, такие дети не читают не только книг, но и тексты в учебниках, поскольку не понимают. Письмо бывает настолько неграмотно, что ребенок получает диагноз "дисграфия". Такие дети допускают множество самых невероятных ошибок даже при списывании текстов, а диктанты, изложения и сочинения совсем писать не могут. В 4-5 классах таких детей более 30%. Если родители проявляют озабоченность, то ребенка удается научить чтению и относительно грамотному письму. Но в большинстве случаев такие учащиеся либо переводятся в классы компенсирующего обучения (в которых от учеников уже ничего не ожидается), либо через пару лет совсем выбывают из школы.

В том, что современная молодежь не читает, виноваты не компьютеры и ТВ, а программы начальной школы, которые чтению, как пониманию текстов, не учат. Если в школу приходит ребенок, не умеющий читать, то таким он школу и заканчивает, доучившись до 7-го, реже - до 9-го класса.

Современная отечественная педагогика гордится успехами в разработке новых программ и образовательных технологий, и не хочет видеть проблем, которые этими нововведениями порождены. Стоило бы задуматься, имеется ли повод для гордости при том уровне образованности, который с помощью этих разработок достигается?

Наш Президент Д.А. Медведев в своем послании к Федеральному Собранию РФ еще в 2009 году обратил внимание на то, что надо развивать и совершенствовать программы обучения русскому языку. Я написала Д.А. Медведеву о дефектах образовательных программ по русскому языку, о причинах неграмотности школьников, и как эту проблему надо решать. Естественно, что сам Д.А. Медведев мое письмо не читал. Мне ответил консультант департамента письменных обращений граждан Ю. Куприн, что мое письмо переправлено в Министерство образования и науки РФ. Из Министерства образования пришел ответ от заместителя директора Департамента Е.Л. Низиенко.

В письме сообщается, что мои "предложения по совершенствованию методики обучения русскому языку заслуживают внимания и вполне созвучны задачам, которые ставит Минобрнауки России перед образовательными учреждениями Российской Федерации в части требований к результатам освоения основной образовательной программы общего образования федеральных государственных образовательных стандартов второго поколения" (каков язык изложения, а?!). Но далее в письме сообщается, что возможности Министерства как-то влиять на ситуацию в школах, к сожалению, ограничены, т.к. внедрение тех или иных методик обучения не относится к области их компетенции. Е.Л. Низиенко пишет, что "согласно п. 5 ст. 32 Закона Российской Федерации "Об образовании" выбор, использование и совершенствование методик образовательного процесса и образовательных технологий относится к компетенции образовательного учреждения".

Честно говоря, странные представления о собственной компетенции у работников Министерства образования и науки Российской Федерации. Во-первых, издательства тиражируют, а школы имеют право использовать только те образовательные программы, которые имеют грифы "Допущено Министерством образования", "Рекомендовано Министерством образования". Кто же тогда рецензирует учебные программы и проставляет эти грифы от имени Министерства образования? Во-вторых, п. 5 ст.32 не содержит слова "выбор". Данный пункт состоит из фразы: "К компетенции образовательного учреждения относится использование и совершенствование методик образовательного процесса и образовательных технологий". Так кто же выбирает для школы образовательные программы? Школы не имеют права выбора, они могут только использовать и совершенствовать те программы, которые утвердило Министерство образования и предложило им для работы.

Можно задать стандартные для России вопросы: "Кто виноват?" и "Что делать?" Анализ ситуации приводит только к одному неприятному выводу. Либо в среде работников Министерства образования слабо с логикой, либо для них главное - это честь мундира, и чем меньше грамотных в России, тем проще эту честь мундира будет сохранять. Академической педагогике также проще ощущать собственную значимость на фоне общей безграмотности. Жалко учителей и логопедов, которые как бы упорно ни работали, не в состоянии по современным программам обучить детей русскому языку.

--------------------------------------------------------------------------------

•Краткая история развращения детей

•Образование: кого мы воспитываем?

•Где осталось образование

•Глобализация и образование

•Образование в США глазами очевидца

--------------------------------------------------------------------------------
    Источник
   

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (01-09-2016 22:21:34)

168

http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=39   http://s2.uploads.ru/t/3H00K.gif

    Разрыв между умными и глупыми нарастает     
        Автор - публикатор     
           03.09.2016 г. 

       Чиновники из министерства образования России искренне заблуждаются, думая, что слепое заимствование некоторых западных подходов способно что-то привнести в нашу школу, полагает социопсихолог Людмила Ясюкова.

Руководитель лаборатории социальной психологии СПбГУ, глава центра «Диагностика и развитие способностей» Людмила Ясюкова также более двадцати лет работает школьным психологом. В интервью «Росбалту» она рассказала о результатах мониторинга интеллектуального развития школьников и студентов.

- Вы занимаетесь мониторингом интеллектуального развития школьников и студентов, причем, определяете интеллектуальное развитие на основании сформированности понятийного мышления. Что такое понятийное мышление?

- Истоки этого понятия следует искать в работах выдающегося советского психолога Льва Выготского. Обобщив, понятийное мышление можно определить через три важных момента. Первый - умение выделять суть явления, объекта. Второй - умение видеть причину и прогнозировать последствия. Третий - умение систематизировать информацию и строить целостную картину ситуации.

Те, кто обладает понятийным мышлением, адекватно понимают реальную ситуацию и делают правильные выводы, а те, кто не обладают… Они тоже уверены в правильности своего видения ситуации, но это их иллюзия, которая разбивается о реальную жизнь. Их планы не реализуются, прогнозы не сбываются, но они считают, что виноваты окружающие люди и обстоятельства, а не их неправильное понимание ситуации.

Степень сформированности понятийного мышления можно определить с помощью психологических тестов. Вот пример из тестирования детей шести-семи лет, с которым не всегда справляются и взрослые. Синица, голубь, птица, воробей, утка. Что лишнее? К сожалению, многие говорят, что утка. У меня были недавно родители одного ребенка, горячились, доказывали, что утка – правильный ответ. Папа – юрист, мама – учитель. Я им говорю: «Почему утка?» А они отвечают, потому что она большая, а птица, птичка это, по их мнению, что-то маленькое. А как же страус, пингвин? А никак, у них в сознании закреплен образ птицы как чего-то маленького, и они полагают свой образ универсальным.

- И какой же процент наших соотечественников умеет выделять суть и видеть причинно-следственные связи?

- По моим данным и по данным других исследователей, меньше 20% людей обладают полноценным понятийным мышлением. Это те, кто изучал естественные и технические науки, научился операциям выделения существенных признаков, категоризации и установления причинно-следственных связей. Их, однако, среди принимающих решения о развитии общества мало. Среди политических консультантов у нас психологи, философы, неудавшиеся педагоги – люди, у которых с понятийным мышлением не очень хорошо, но которые умеют ловко говорить и завертывать свои идеи в красивые обертки.

- Это российская статистика. А как выглядит ситуация в мире?

- Если брать развитые страны, то приблизительно так же. Могу сослаться на исследования Льва Веккера, который работал и в СССР, и в США, и в Европе, и в России. Его исследования 1998 года показывают, что больше 70% взрослых людей, психологов, с которыми он сотрудничал в ходе исследования мышления детей, и сами мыслят как дети: обобщают от частного к частному, а не по существенному признаку, не видят причинно-следственные связи…

Наверное, есть некоторая разница между странами, и можно предположить, что тенденции увеличения-уменьшения процента людей с понятийным мышлением разные в разных странах, но таких детализированных кросс-культурных исследований никто не ведет. Или, по крайней мере, таких данных нет в открытой печати.

По жизни сформировать понятийное мышление невозможно, оно приобретается только в ходе изучения наук, поскольку сами науки построены по понятийному принципу: в их основе базовые понятия, над которыми выстраивается пирамида науки. Такая понятийная пирамида. И, если мы выходим из школы без понятийного мышления, то, сталкиваясь с тем или иным фактом, мы не сможем его объективно интерпретировать, а действуем под влиянием эмоций и наших субъективных представлений. В результате решения, принятые на основании такой допонятийной интерпретации происходящего, невозможно реализовать. И мы это видим в нашей жизни. Чем выше в социальной иерархии стоит человек, тем дороже цена его необъективных интерпретаций и решений. Посмотрите, сколько у нас принимается программ, которые ничем не заканчиваются. Прошел год-два и где программа, где человек, который ее декларировал? Иди, ищи.

- Школьные программы последние двадцать лет беспрерывно меняются. Как это влияет на формирование понятийного мышления?

- Раньше основы понятийного мышления начинали закладываться на природоведении. Теперь у нас вместо природоведения «Окружающий мир». Вы видели, что это такое? Это бессмысленная окрошка. Видеть в этом логику могут только составители, у которых у самих нет понятийного мышления. Якобы это практико-ориентированный, исследовательский предмет. Ничего там этого нет.

Дальше, раньше с 5-го класса начинались ботаника и история как история развития цивилизаций. Теперь у нас в 5 классе природоведение в виде рассказов о природе без всякой логики, а вместо истории цивилизаций - «История в картинках» - та же окрошка без логики, что-то про первобытных людей, что-то про рыцарей.

В шестом-седьмом классах раньше была зоология, опять же со своей логикой. Дальше в восьмом была анатомия, и уже в старшей школе общая биология. То есть, выстраивалась некая пирамида: растительный и животный мир, которые, в конце концов, подчинены общим законам развития. Теперь ничего этого нет. Все идет вперемешку – и ботаника, и животный мир, и человек, и общая биология. Принцип научной подачи информации заменен принципом калейдоскопа, сменяющихся картинок, который разработчики считают системно-деятельностным подходом.

С физикой такая же картина. Тоже рассказы о космосе, о планетах, о законах Ньютона… Вот, сидит у меня мальчик, я его спрашиваю: «Хоть задачки-то решаете на физике?». Он отвечает: «Какие задачки? Мы презентации делаем». Что такое презентация? Это пересказ в картинках. Если нет задач по механике на разложение сил, то о формировании понятийного мышления в физике можно не говорить.

- Но у нас же декларируется, что мы движемся в сторону европейского и американского образования. Что там-то творится?

- Там все по-разному. На Западе действительно полная свобода, и школы существуют очень разные. В том числе и такие, куда отбирают не по кошельку, а по уровню развития. И там, безусловно, есть школы отличного уровня, где готовят элиту, обладающую и понятийным, и абстрактным мышлением. Но никакого стремления отлично образовывать всех и каждого там нет – зачем это надо? К тому же там обучение идет не по классам, а по программам. Дети, которые показывают хорошие результаты, объединяются в группы, изучающие более сложные программы. В результате те, кому это надо, в любом случае имеют возможность получить хорошее образование и поступить в университет. Это вопрос мотивации в семье.

Интересный пример - Финляндия. Всеми признано, что там сейчас лучшая система образования в Европе. Так вот, они как раз взяли наши советские программы и принципы образования. У нас не так давно была конференция по вопросам образования, и там выступила одна наша высокопоставленная дама, автор многих из последних нововведений. Она с гордостью провозгласила, что наконец-то мы уходим от всех этих мифов о хорошем советском образовании. В ответ выступила представитель Финляндии и сказала – извините, но советская система образования в школе была отличная, и мы как раз у вас и заимствовали многое, что позволило нам улучшить нашу систему. Они и учебники наши перевели, и учителей старой школы с большим удовольствием берут, чтобы они делились с их учителями советским методикам преподавания.

- А у нас, если я вас правильно понимаю, интеллектуальный уровень снижается, и процент людей с понятийным мышлением становится меньше?

- Да, и это не мои предположения, а данные исследований, которые я веду в школах уже больше двадцати лет, из года в год.

- Может быть, взамен этого у детей формируются какие-то другие важные качества, помогающие в жизни?

- К сожалению, нет. Потери в школе видны, а приобретений пока что нет.

- А сохраняются, или может быть появляются в России школы и вузы, готовящие прекрасно образованных и логически мыслящих людей? Нарастает ли, грубо говоря, разрыв между умными и глупыми так же, как увеличивается разрыв между богатыми и бедными?

- Разрыв нарастает, и еще как. Безусловно, есть отличные школы и вузы, откуда выходят выпускники не только профессионально образованные, но и с высокоразвитым интеллектом. Этот разрыв начал быстро расти в 1990-е годы и ситуация все усугубляется.

Знаете, у меня есть своя гипотеза, довольно циничная, относительно образовательной политики нашего руководства. Мы сырьевая страна третьего мира. Нам не надо много людей с хорошим образованием и умением думать и делать выводы. Их некуда трудоустроить, они тут никому не нужны.

На образование при этом тратятся огромные деньги, действительно огромные. И что происходит? Наши высокообразованные специалисты уезжают и работают в более развитых странах по всему миру. Целые компании русских программистов работают в США, например. Я знаю одну такую в Бостоне, у них вообще все, кроме уборщицы-негритянки, русские.

Зачем нашему правительству готовить высококвалифицированные кадры для США, Канады, Австралии, Европы? А вы знаете, что в США даже есть математические школы на русском языке с нашими методиками? И те, кто закончили эти школы, отлично устраивают свою жизнь. Но нашей стране эти люди ни к чему. Здесь нужны те, кто работают бурильщиками, строят дома, мостят улицы и укладывают асфальт. Думаю, в эти профессиональные сферы и пытается наша власть перевести население. Но ничего не выходит. Люди в эти сферы не идут, предпочитая торговлю в разных видах. Приходится ввозить все больше людей из Азии, у которых нет никаких амбиций. Пока.

А наши классные специалисты, выпускники лучших школ и вузов, уезжают, не находя себе здесь достойного места. То есть, общий уровень снижается.

Что же касается людей из министерства образования, допускаю, что они действительно не понимают, что делают. Искренне заблуждаются, думая, что слепое заимствование некоторых западных подходов способно что-то привнести в нашу школу. Раньше у нас учебники писали математики, физики, биологи, теперь этим занимаются педагоги и психологи. Эти люди не специалисты в предмете, который излагают. На этом образование заканчивается.

- А что вы думаете по поводу нарастающей языковой неграмотности?

- За нарастающую неграмотность во многом надо благодарить так называемые фонетические программы обучения, на которые мы перешли в 1985 году - спасибо членкору АПН Даниилу Эльконину. В русском языке мы слышим одно, а должны писать по языковым правилам другое. А в методике Эльконина формируется слуховая доминанта. Произношение первично, а буквы вторичны. У детей, которых учат по этой методике, а сейчас всех так учат, есть так называемая звуковая запись слова и они там пишут «йожык», «агур’эц». И эта звуковая запись идет по седьмой класс. В результате у нас вырос процент якобы дисграфиков и дислексиков. Заговорили о вырождении нации. А на самом деле это просто плоды метода обучения на основе приоритетности фонематического анализа.

Букварь Эльконина был создан в 1961 году, но не был внедрен, потому что желания это делать не было. Считалось, что он, возможно, интересен как новый подход, но в школе будет с ним трудно. Тем не менее, Эльконин с соратниками настойчиво продолжали попытки внедрения своего метода, и когда в семидесятые годы в школы пошли дети, поголовно умеющие читать, то сложилось мнение, что букварь работает неплохо, давая детям более объемное видение и слышание языка.

Эльконин был человек очень активный, видный ученый, он и его ученики «продавили» внедрение букваря, обучение по которому началось в 1983-1985 годах. Но именно тогда экономическая ситуация в стране стала меняться: в девяностые в школу пошли дети, которых родители не научили читать, потому что им уже не хватало времени и денег, и дефект новой системы стал абсолютно очевиден.

Фонетическая система не учила читать, не учила грамотности, наоборот, порождала проблемы. Но у нас ведь как? Не букварь плохой, а дети плохие, не подходят к букварю. В результате стали учить фонетическому разбору с детского сада. Ведь чему учат детей? Что «мышка» и «мишка» начинаются по-разному и обозначают их в фонетической системе по-разному. А «зуб» и «суп» в этой системе оканчиваются одинаково. А потом бедные дети начинают писать буквы, и оказывается, что их предыдущие знания не сочетаются с новыми. Зачем, спрашивается, им было все это заучивать и отрабатывать? Они потом и пишут «фторник», «ва кно» вместо «в окно».

- А какая под этим теоретическая подкладка?

- У Эльконина была теория, что чтение - это озвучивание графических символов, вот он это и стремился всеми силами внедрить. А на самом деле чтение - это понимание графических символов, а озвучивание - это музыка. У него вообще много теоретически сомнительных высказываний, и все это с пиететом цитируется. На этом люди делают диссертации и потом, естественно, держатся за эти подходы. У нас другого преподавания нет, только этот принцип обучения. А мне, когда я пытаюсь с этим спорить, говорят – вы академический психолог, не педагог, и не понимаете, что без фонетического разбора и фонематического слуха чтению не научить. А я, между прочим, четыре года работала в школе для глухонемых и они прекрасно учились грамотному письму тем же методом, которым учили нас – зрительно-логическим. А у них, как вы понимаете, нет ни фонематического слуха, ни какого-либо другого.

- Хочу с вами поговорить еще об одной болевой точке – системе ценностей, формирующейся у школьников

- У нас сейчас полиментальная страна, в которой параллельно существует много систем ценностей. И прозападная, и советская, и этнически-ориентированные системы, и криминально-ориентированные. Ребенок, естественно, бессознательно перенимает ценностные установки от родителей и окружения. Школа в этом никак не участвовала до двухтысячных годов. Задачи воспитания из современной школы на какое-то время ушли, сейчас их пытаются вернуть.

Пытаются ввести культурно-просветительские циклы, например, для формирования толерантности. Только никакой толерантности эти циклы не формируют. Дети могут на эту тему написать сочинение или подготовить рассказ, но отнюдь не становятся более терпимыми в своей бытовой жизни.

Надо сказать, что как раз-таки у детей с более развитым понятийным мышлением спокойное восприятие другого бытового поведения, другой культуры выражены больше. Потому что у них прогностические способности выше и «другие» для них не столь непонятны, так что не вызывают такого чувства тревоги или агрессии.

- Много говорят и пишут об агрессивности российской школьной среды. Вы это видите?

- Я этого не вижу. Хотя, конечно, в совсем уж неблагополучных школах я сейчас не работаю, не знаю, что там творится. И раньше мы в школах дрались и выясняли отношения, только разговоров об этом было меньше. А вообще, чем выше культурный уровень родителей и школы (гимназии, лицея), тем меньше кулаков, драк и ругани. В приличных школах уровень агрессии невысок, там даже и грубых слов не так много.

- Еще одна повальная проблема современной школы – гиперактивные дети с так называемым СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности).

- СДВГ - это не диагноз. Раньше это называлось ММД – минимальные мозговые дисфункции, еще раньше ПЭП – послеродовые энцефалопатии. Это особенности поведения, проявляющиеся при самых разных патологиях.

В 2006 году мы официально приняли американскую точку зрения на эту проблему и их логику лечения. А они считают, что это на 75-85 %% генетически обусловленное осложнение, приводящее к расстройству поведения. Они прописывают лекарства, психостимуляторы, которые должны компенсировать эти расстройства.

У нас психостимуляторы запрещены, но прописывают препарат «Страттера» (атомоксетин), который, как считается, не является психостимулятором. На самом деле результат его применения очень похож на результат использования психостимуляторов. Ко мне приходят дети после курса «Страттеры» и у них налицо все симптомы «ломки».

Был прекрасный американский врач-физиотерапевт Гленн Доман, очень много сделавший для развития детей с поражениями нервной системы. Он брал детей, которые до трех-пяти лет вообще не развивались – не только не говорили, но и не двигались (только лежали, ели и выделяли), и развивал их до уровня, позволявшего успешно окончить школы и университеты. К сожалению, год назад он умер, но работает созданный им Институт максимального развития человеческого потенциала. Так вот, Доман активно выступал против синдромального подхода в медицине и говорил, что надо искать причину нарушений, а не пытаться снизить выраженность симптомов. А у нас в подходе к СДВГ закрепился именно синдромальный подход. Дефицит внимания? А мы его компенсируем лекарством.

На основании исследований врачей-неврологов докторов медицинских наук Бориса Романовича Яременко и Ярослава Николаевича Бобко делается вывод, что главная проблема так называемого СДВГ - в нарушениях позвоночника – вывихи, нестабильность, неправильная сформированность. У детей пережата позвоночная артерия и возникает так называемый эффект обкрадывания, когда в результате снижается кровоток не только по позвоночной артерии, но и в сонных артериях, снабжающих лобные доли. Мозг ребенка постоянно недополучает кислород и питательные вещества.

Это приводит к короткому циклу работоспособности – три-пять минут, после чего мозг отключается и лишь спустя некоторое время включается обратно. Ребенок не осознает, что происходит при отключении, с этим связаны драки и различные выходки, о которых он не помнит, потому что они развиваются в моменты отключения активности мозга. Эффект отключения мозга нормален, мы все с этим сталкиваемся, когда слушаем скучную лекцию или читаем что-то сложное и внезапно ловим себя на том, что отключились. Вопрос только в том, как часто и на какие периоды времени происходят эти отключения. Мы отключаемся на секунды, а ребенок с СДВГ на три-пять минут.

Чтобы помочь детям с СДВГ, надо поправить позвоночник, часто это первый шейный позвонок, а за это мало кто берется. Обычно неврологи этой проблемы не видят и с этим не работают, но есть врачи, и мы с ними работаем, которые умеют это делать. Причем тут важно не только выправить позвоночник, но и укрепить новое правильное положение, чтобы не произошло привычное смещение, поэтому с ребенком нужно делать упражнения три-четыре месяца. Идеально, конечно, когда ребенок эти три-четыре месяца находится на домашнем обучении и можно проконтролировать не только, что он делает упражнения, но и что он не дерется и не совершает никаких кульбитов. Но, если такой возможности нет, то мы хотя бы даем освобождение от физкультуры на эти месяцы.

После того как кровоток восстанавливается, периоды работоспособности мозга увеличиваются до 40-60-120 минут, а периоды отключения становятся секундными. Однако поведение само по себе сразу хорошим не становится, агрессивные паттерны поведения успели закрепиться, с ними надо работать, но теперь у ребенка уже есть ресурс для сознательного контроля, торможения. Он уже может с этим справиться.

Беда в том, что фармакологическая отрасль куда более циничная, чем наше государство. Фармацевтические компании заинтересованы выпускать лекарства, которые не вылечивают раз и навсегда, а поддерживают приемлемое состояние. Это обеспечивает им огромный постоянный рынок сбыта. Эти компании естественно выступают спонсорами таких исследований, которые идут в выгодном им направлении.

С другой стороны, если даже проблему с позвоночником и улучшением кровоснабжения мозга решить не удалось, всегда можно пойти по пути развития мышления. Высшие функции, как доказано всемирно признанным психологом Львом Выготским, могут компенсировать нижестоящие. И я видела немало примеров, когда через развитие мышления достигалась компенсация проблем с вниманием и коротким циклом работоспособности. Так что опускать руки никогда не стоит.

Беседовала Татьяна Чеснокова

http://www.rosbalt.ru/main/2013/12/04/1207437.html 

_____________________

См. также предыдущую публикацию двнного автора на нашем сайте:

Фурсенковско-ливановская модель образования: умные больше не нужны. - Л.А.Ясюкова 

Последние статьи 
•Движение за возрождение отечественной науки
•Ушла из жизни поэтесса Новелла Матвеева
•Татьяна Куликова. О проекте федерального бюджета
•Сетевой парламент вместо Государственной Думы
•Русские Беседы. Выпуск 10. Альтруизм как прививка от Смутного времени
•О честном имени учителя и грядущих выборах
•Погоня за Хиршем: кто остается за бортом преподавания
•Нужен хоть шаг наверх со дна
•Разрыв между умными и глупыми нарастает
•Реформа РАН. Дискуссия на ТВ «Санкт-Петербург» 29 августа 2016 г.

Отредактировано Zlata (05-09-2016 22:58:37)

169

http://www.dal.by/news/149/05-09-16-9/
   
      Как гаджеты превращают детей в психотических наркоманов
   
  Сейчас уже известно, что айпэды, смартфон и иксбоксы являются одной из форм цифрового наркотика. Недавние исследования сканеров мозга показывают, что они влияют на лобную долю коры головного мозга - контролирующую дофаминовую систему, отвечающую за вознаграждения, внимание, кратковременную память - точно так же, как кокаин.

Подобные технологии так сильно возбуждают мозговую деятельность, что в организме повышается уровень дофамина - нейротранмситтера, отвечающего за вознаграждение, участвующего в формировании зависимости - так сильно, как при сексе.

Именно из-за такого эффекта зависимости доктор Питер Вайбрау [Peter Whybrow], директор факультета неврологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе (UCLA), называет экраны "электронным кокаином", а китайские исследователи зовут их "цифровым героином". Доктор Эндрю Доан [Andrew Doan] руководитель отдела исследований наркотической зависимости для Пентагона и флота США - исследовавший зависимость от компьютерных игр - называет игры и гаджеты "цифровой фармакеей" (pharmakeia, греч. Φαρμακεία - лекарство или наркотик).

Мозг вашего ребёнка, играющего в Minecraft, выглядит так же, как мозг под наркотиками. Неудивительно, что нам так сложно оторвать детишек от экранов и дети так раздражаются, когда их игра с гаджетами прерывается. Сотни клинических исследований показывают, что гаджеты увеличивают депрессию, вспыльчивость и агрессию и могут привести к психотическим последствиям, при которых игрок теряет связь с реальностью.

В моей клинической работе с более чем тысячью подростков за последние 15 лет, я обнаружил, что старая аксиома "грамм предохранения стоит килограмма лечения" особенно права в случае зависимости от гаджетов. Когда ребёнок переступает черту зависимости, вылечить его бывает очень сложно. Я сталкивался с тем, что лечение зависимых от героина и метамфетамина проходит легче, чем в случае с затерявшимися в матрице игроками, или детьми с зависимостью от социальных сетей.

Согласно отчёту от 2013 года от Американской педиатрической академии, дети в возрасте от 8 до 10 лет проводят по 8 часов в день с цифровыми носителями информации, а подростки - по 11 часов в день перед экраном. Каждый третий ребёнок пользовался смартфонами или планшетами до того, как начал говорить. Справочник "Интернет-зависимость" доктора Кимберли Янг [Kimberly Young] утверждает, что 18% студентов, использующих интернет в США, страдают от такой зависимости.

Когда человек переходит черту зависимости - будь то наркотики, цифровые технологии или что-то ещё - ему нужно пройти детоксикацию перед тем, как ему смогут помочь любые виды лечения. В случае технологий это значит - никаких компьютеров, смартфонов, планшетов. Экстремальные случаи включают и устранение телевизоров. Предписывается детоксикация в течение от четырёх до шести недель; обычно этого времени достаточно для возбуждённой нервной системы, чтобы она пришла в себя. Но в нашем обществе, заполненном технологиями и с вездесущими экранами, эта задача очень непроста. Человек может жить без наркотиков и алкоголя; а в случае с технозависимостью цифровые искушения будут везде.

Как же удерживать детей от пересечения этой черты? Это непросто.

Суть в том, чтобы предотвратить подсаживание 4-, 5- или 8-летних детей на гаджеты. Lego вместо Minecraft; книги вместо iPad; природа и спорт вместо ТВ. Если нужно, требуйте от школы, чтобы детей не пускали к планшетам или Chromebook до достижения 10-летнего возраста (кто-то рекомендует возраст 12 лет).

Честно поговорите с детьми о том, почему вы ограничиваете время с гаджетами. Ужинайте с детьми без электронных устройств за столом - так же, как Стив Джобс проводил низкотехнологичные обеды со своими детьми. Не поддавайтесь синдрому отвлекающегося родителя - дети всё повторяют за родителями.

Когда я беседую с моими 9-летними мальчиками-близнецами, я честно объясняю, почему я не хочу, чтобы у них были планшеты или они играли в видеоигры. Я объясняю, что некоторые дети настолько увлекаются игрой со своими устройствами, что им тяжело остановиться или контролировать проводимое за ними время. Я помогаю им понять, что если они чрезмерно увлекутся экранами и майнкрафтом, как некоторые из их друзей, могут пострадать другие части их жизни. Они не захотят играть в бейсбол, читать книги, интересоваться наукой и природой, отдалятся от своих друзей в реальном мире. Что удивительно, долго их убеждать не приходится, они и сами наблюдают изменения, которым подвергаются их друзья, слишком увлечённые гаджетами.

Психологи, занимающиеся развитием детей, понимают, что здоровое развитие ребёнка включает социальное общение, творческие игры и взаимодействие с реальным миром. К сожалению, создающий эффект присутствия и притягательный мир замедляет и задерживает рост и развитие.

Нам также известно, что дети более склонны к убеганию от реальности, если они чувствуют себя одинокими, отчуждёнными, им скучно и у них нет цели. Поэтому решением будет помощь детям в получении реального жизненного опыта и взаимоотношений с реальными людьми. Ребёнок, занимающийся творчеством и близкий к своей семье, с меньшей вероятностью захочет убежать в вымышленный цифровой мир. Но даже если у ребёнка есть наилучшая поддержка и любовь, он может провалиться в "матрицу", увлёкшись притягательными экранами и испытать их эффект на себе. Каждый десятый человек имеет предрасположенность к зависимостям.

В результате, моя клиентка Сюзан отняла у Джона планшет, но его выздоровление было сложной борьбой с кучей препятствий и проблем.

Через четыре года, после поддержки и укрепления, Джону стало гораздо лучше. Он научился использовать компьютер в более здоровом режиме и вернул чувство баланса в свою жизнь: он играет в бейсбольной команде и у него есть несколько близких друзей в школе. Но его мать всё ещё сохраняет бдительность и позитивно/проактивно относится к использованию им гаджетов, потому что, как в случае с другими зависимостями, рецидив может подкрасться в момент слабости. Чтобы убедиться в его выздоровлении, у него нет компьютера в спальне и ужин также проходит без гаджетов.

Доктор Николас Кардарас - исполнительный директор одного из самых престижных центров реабилитации The Dunes East Hampton и бывший клинический профессор в медицинском центре Стони Брук. Недавно вышла его книга: "Дети света: как зависимость от экранов захватывает наших детей и как прервать транс".

--------------------------------------------------------------------------------
     Источник

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (05-09-2016 23:20:10)

170

Клип фестиваля "Трезвая Россия".

   http://www.zrd.spb.ru/news/2016-03/news-1067.htm

       Особенно мне понравился парень с брёвнышком и упражнения
     девушки с саблей!   http://s2.uploads.ru/t/nLPO1.gif


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » Извечное противостояние » Информационная война.