ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » Извечное противостояние » Информационная война.


Информационная война.

Сообщений 181 страница 190 из 291

181

Фильм Галины Царёвой "Я хочу остаться человеком".   http://s2.uploads.ru/t/3H00K.gif

    http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=39

   В "мозаике" представлен прекрасный фильм Галины Царёвой "Тотальный контроль".
  "... детям будут вживлять в мозг микрочипы..." и описаны способы управления через
   чипы - считывать информацию сможет только хозяин устройства считывания.

Отредактировано Zlata (25-09-2016 23:40:51)

182

http://www.dal.by/news/149/23-09-16-9/   http://s2.uploads.ru/D7NWE.gif

        Биохакинг грайндеров – скоро с этим столкнется каждый?

     Биохакинг - набирающая популярность тенденция, которая заключается во вживлении электронных приборов в организм человека.

В мире даже появилось сообщество людей, экспериментирующих на своем собственном теле - их называют "грайндерами". Грайндеры вживляют импланты сами, не прибегая к помощи врачей.

То, о чем еще какие-то десять лет назад можно было прочесть лишь в научно-фантастических романах, потихоньку становится реальностью: во многих странах мира биохакеры собираются в группы по интересам, а в США и Англии уже открывают свои лаборатории, исследовательские центры и организуют конференции.

Издание "Gizmodo" подготовило целую подборку различных примеров биохакинга, некоторые из которых являются якобы удачными, а другие - неоднозначными экспериментами по "улучшению" человеческого тела.

Так, Габриэль Лисина, который закапал хлорин е6 (Ce6) в собственные глаза, надел темные контактные линзы и научился видеть в темноте. А вот слепнущий Рич Ли решил "усилить" свои органы обоняния и вживил в уши магниты, и теперь для того, чтобы слушать музыку с мобильного телефона, ему не нужны наушники. Еще один биохакер, Тим Кэннон, вживил себе под кожу датчик, отслеживающий различные биометрические показатели. "Человеческое тело становится все слабее и слабее, а я хочу дожить до тысячелетнего возраста", - так объяснил мотивы своего поступка трансгуманист.

Впрочем, наивно было бы полагать, что модификации используются только в "альтруистских" целях "улучшения" человеческого тела и ускорения "научного прогресса". Эксперименты некоторых сторонников "технологической эволюции" человека могут представлять потенциальную угрозу для каждого из нас.

Так, в конце апреля журнал "Forbes" рассказал об американском инженере Сете Уэйле, вживившем себе в ладонь микрочип с функцией NFC. Чип автоматически посылает сигналы на находящиеся рядом смартфоны под управлением ОS Android, предлагая им установить соединение. В случае, если владелец телефона соглашается на это, посредством чипа устанавливается удаленное соединение с компьютером, с которого можно получить полный доступ к смартфону, его функциям и, разумеется, хранящимся на нем данным. Более того, Уэйл утверждает, что "улучшил" себя еще во время службы в ВМС США, и что даже продвинутое военное оборудование не могло обнаружить передатчик в его ладони.

Опрошенные "Forbes" специалисты предупреждают, что подобного рода импланты могут представлять серьезную угрозу для крупного бизнеса, в котором применение NFC получает все большее распространение. В недалеком будущем корпоративные сети можно будет взломать, просто подойдя поближе к офису той или иной компании. В зону риска попадает и гражданская авиация: установленные в аэропортах системы безопасности попросту не замечают подобные микрочипы, потому что металлов в них содержится в разы меньше, чем в обычном обручальном кольце. Можно представить ситуацию, когда злоумышленники смогут получать контроль над воздушным судном без какой-либо необходимости выламывать дверь в кабину пилотов - им вообще не придется вставать со своего сиденья.

Результаты простого поискового запроса демонстрируют, что биохакинг - давно уже не просто развлечение немногочисленных "гиков" из Америки. В том, что всем нам в скором времени придется так или иначе столкнуться с этим явлением, не приходится сомневаться.

--------------------------------------------------------------------------------
Источник
     

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (26-09-2016 21:13:00)

183

http://www.dal.by/news/149/25-09-16-1/   http://s2.uploads.ru/t/3H00K.gif

         Недостойные вещи, унижающие человека

     В практике воспитательной работы нашей школы за многие годы выработались нравственные правила о "Десяти недостойных вещах, унижающих человека". Мы утверждаем в сознании детей мысль о мерзости, недопустимости ряда поступков.

Только на основании мысли, убеждения крепнет чувство презрения к недостойному.

Слияние мысли и чувства утверждает ценную моральную черту личности — брезгливость к недостойному в своем собственном поведении, активное стремление к достойным поступкам, возвышающим человека; готовность, несмотря ни на что, действовать так, как подсказывают собственные убеждения о достойном и недостойном.

1. Недостойно добывать свое благополучие, радости, удовольствия, спокойствие за счет притеснения, неустроенности, огорчения, беспокойства другого человека. Мы стремимся к тому, чтобы в детском коллективе царствовала гармония благополучия, радости, счастья. Благополучие одного ребенка не должно ущемлять благополучия другого. Маленький человек не должен замыкаться в скорлупе своего счастья. Идеал мы видим вот в чем: счастливый переживает угрызения совести от того, что его сверстник лишен счастья. Это переживание — очень чувствительный уголок детской души, в котором таится тонкое чувство достоинства. Подлинное достоинство не может быть самодовольным, спокойным, безразличным к тому, что делается в сердце другого человека.

2. Недостойно оставлять товарища в беде, опасности, проходить равнодушно мимо чужого горя, огорчения, страдания. Нравственная глухота и слепота, одеревенение сердца — один из самых мерзких пороков. Чувствование чужой беды и понимание того, что остаться в стороне от этой беды мерзко и гадко, — одна из основных линий всей воспитательной работы. Воспитание достоинства на отношении к беде играет очень большую роль в школьной жизни, в связи с тем что большой бедой в учении являются неудачи в овладении знаниями. Очень важно, чтобы в отставании товарища, в его плохих отметках дети видели беду, сочувствовали ей, не оставались равнодушными к тому, что в классе есть неудачники.

3. Недостойно пользоваться результатами труда других, прятаться за чужую спину. Это сфера очень тонких духовных отношений, связанных и с учением, и со всем строем жизни коллектива и личности. Быть тружеником — честь, быть нахлебником — бесчестье. Воспитание такого взгляда мы считаем средоточием убеждений, на основе которых формируется гражданин. Очень важно, чтобы первым изумлением, первым откровением, пережитым человеком, была мысль: это сделал я своими собственными усилиями, этого достиг я своим разумом. Большого воспитательного мастерства требует оказание помощи слабому, несообразительному, несмышленому. Какой бы необходимой ни была помощь, она должна задевать самолюбие того, кому помогают. У маленького человека надо развивать стремление в конечном счете избавиться от помощи. Быть слабым зазорно — такое убеждение стремится утвердить мастер-воспитатель у слабого. Напряжение мысли, поиск, самостоятельное решение задачи — плодородное поле, на котором можно вырастить людей, сильных духом.

4. Недостойно быть боязливым, расслабленным; позорно проявлять нерешительность, отступать перед опасностью, хныкать. Боязливость и нерешительность рождают трусость, подлость, предательство. Храбрость и отвага — источники мужества. Там, где опасно, я должен быть первым — такое нравственное правило наш педагогический коллектив стремится сделать нормой поведения. Проявление храбрости, отваги, решительности, бесстрашия перед опасностью, стойкости — ни с чем не сравнимое состояние духа, накладывающее отпечаток на весь облик человека, рождающее в нем истинное благородство. Я убежден, что только в храбрости и отваге человек по- настоящему выражает и познает сам себя.

5. Недостойно давать волю потребностям и страстям, как бы освободившимся из-под контроля человеческого духа. Тебе хочется есть или пить, отдохнуть или согреться у костра — в этом нуждается твое тело, но не забывай, что ты человек! Удовлетворяя свои потребности, ты должен проявлять благородство, сдержанность, выдержку. Это не только скромность. Это нечто более высокое и значительное: властвуя над своими потребностями и страстями, ты возвышаешь свою духовную сущность.

6. Недостойно молчать, когда твое слово — это честность, благородство и мужество, а молчание — малодушие и подлость. Недостойно говорить, когда твое молчание — честность, благородство и мужество, а слово — малодушие, подлость и даже предательство. Как много говорит о достоинстве человека его умение быть мудрым властелином слова, мастером, владеющим этим тонким человеческим инструментом!

7. Недостойно настоящего человека не только лгать, лицемерить, пресмыкаться, подстраиваться под чью-то волю, но и не иметь собственного взгляда, потерять свое лицо. Омерзительно и гадко наушничанье: оно хуже предательства. Наушничать, доносить на товарища равносильно выстрелу в спину. Здесь мы вступаем в сферу очень тонких человеческих отношений, благородство и чистота которых во многом определяют моральный облик человека на всю жизнь. Чтобы воспитывать мужество слова и мужество молчания, воспитателю самому надо быть благородным и мужественным. Надо уметь уважать собственный взгляд, убеждение маленького человека, особенно подростка, даже тогда, когда не всё в его поведении кажется нам понятным и оправданным.

8. Недостойно легкомысленно бросаться словами, давать невыполнимые обещания. Одну из очень тонких граней подлинно человеческого характера, которую оттачивает воспитатель, я вижу в том, чтобы питомец был личностью кристально чистого и твердого слова. Для этого необходимо воспитание в юной душе того, что я назвал бы благородством воли. С малых лет человека надо учить ставить перед собой цели, направленные на самовоспитание, самосовершенствование. Пусть эта цель вначале будет, казалось бы, незначительной; но человек не должен жить впустую; им должно двигать стремление; достижение цели пусть приносит ему радость и гордость.

9. Недостойна чрезмерная жалость к самому себе, как и безжалостное отношение, равнодушие к другому человеку. Недостойно чрезмерное преувеличение личных огорчений, обид, бед, страданий. Недостойна слезливость. Человека украшает выдержка. Атмосфера стойкости, выносливости, несгибаемости — это, образно говоря, свет, при котором маленький человек видит истинные ценности в своем поведении.

10. Недостойно пьянство и чревоугодие. Алкоголь и человек так же несовместимы, как разврат и верность. Алкоголь затуманивает сознание и освобождает инстинкт, низводя человека до скотского состояния. Я считаю исключительно важной миссией школы утвердить в юной душе презрение к этой мерзости. Самое главное в этой воспитательной работе — богатство духовных интересов, человеческая гордость мыслителя. Самым большим счастьем, роскошью, наслаждением для ребенка, особенно для подростка, юноши должно быть общение с хорошей книгой, чтение, мышление. Презрение к затуманива-нию сознания воспитывается также тонким пониманием и чувствованием прекрасного — в природе, в искусстве, в человеческих отношениях. Наш идеал — красота должна стать мерилом собственного достоинства, чтобы наслаждение и красота слились воедино. Чем тоньше понимание и чувствование прекрасного, тем глубже отвращение ко всему грубому, животному, инстинктивному.

В.А. Сухомлинский

--------------------------------------------------------------------------------
Источник
   
Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (26-09-2016 21:16:20)

184

  А Гериании начали вживлять чипы.(видео)

    http://www.dal.by/news/177/27-09-16-4/

  50 тыс. человек в Германии уже вживили чипы.
А "мозаике" после просмотра фильма есть наши
великолепные фильмы о чипировании, в том числе
такой как "Чипизация через вакцинацию".

185

http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=39

     
 

     Полина Федотова. Невежество - опора тирании     
          Автор - публикатор     
              28.09.2016 г. 


    Наш сайт повторяет сегодня давнюю , примерно десятилетней давности, публикацию статьи нашего постоянного и замечательного автора Полины Игоревны Федотовой -ученого из северной столицы  В ней автор глубоко проанализировала коренные причины демонтажа образования в России и общекультурного одичания новых поколений сограждан. Неблагоприятные рогнозы, сделаннные много лет назад сбываются, и критический анализ становится все более актуальным. - Ред.
Мудрый правитель должен заботиться о том, чтобы в государстве всегда были две вещи: сильная армия и глупый народ. Древнекитайский философ.

Мы всегда гордились советской системой образования. На фоне нынешнего развала и упадка эта гордость выглядит вполне оправданной. И, тем не менее, за репутацией «самой читающей» нации как-то упускалась из вида весьма болезненная и крайне важная по своим социальным и политическим последствиям проблема – колоссального разрыва в образовательном уровне между интеллектуальными слоями и основной массой населения. Доставшаяся по наследству от полуфеодального прошлого, эта проблема не только осталась нерешенной, но и усугубилась по причине возросшего количества и сложности знания.

В России формирование нового социального слоя интеллигенции, порожденного потребностями индустриальной эпохи, началось на двести-триста лет позже, чем в Западной Европе. Появившись в эпоху петровских преобразований, так сказать, «по царскому велению, по высочайшему хотению», интеллигенция по своему происхождению, существованию и источникам дохода была тесно связана с государственной властью. Немногочисленный, этот слой носил верхушечный характер, не имея прочных социальных, культурных и даже этнических корней в самом обществе.

На протяжении XVIII века, т.е. в течение целого столетия, положение дел в этой области существенно не менялось. На одной стороне – мизерная по численности и в основном импортированная из Европы группка научной и творческой интеллигенции, на другой – огромная масса незатронутого никаким образованием «туземного» населения. Ситуация стала меняться лишь в начале XIX века. Этому способствовали, во-первых, новые геополитические реалии, обострившие потребность в образованных кадрах со стороны государства, а с другой, стала приносить свои плоды такая правительственная мера, как обязательность образования для дворянских детей. Количество учебных заведений, в том числе высших, резко возросло, а уровень образования существенно повысился. В результате в России сформировался, пускай еще немногочисленный, слой кадровой национальной интеллигенции. Последствия этого малозаметного для самого общества социального сдвига были колоссальными. Именно в XIX веке русская культура переживает небывалый в ее истории взлет, становясь культурной единицей мирового значения. Однако, выдающиеся культурные достижения того времени как-то заслонили от нашего сознания тот факт, что во времена Пушкина элементарно грамотным (т.е. умеющим читать и писать) было только 6 % населения, а во времена Толстого средний уровень грамотности составлял всего 21,1 % (среди мужчин – 29,3 %, среди женщин – 13,1 %). При этом высшее и среднее образование имели чуть больше одного процента населения. [См.: Балакина Т.И. История русской культуры. – М.: Изд.центр АЗ, 1996. С.150.].

Пожалуй, ни в какой другой области Россия так не отставала от ведущих стран мира, как в сфере образования. Законы об обязательном начальном обучении продолжительностью от 4 до 6 лет были приняты в отдельных государствах Германии еще в XVII веке, в Дании – в 1814 году, в Швеции – в 1842, в Норвегии – 1848, в различных штатах США – в 1852-1900, в Японии – 1872, в Италии – в 1877, в Англии – в 1880, во Франции – в 1882, в странах Латинской Америки – в начале ХХ века [См.: Педагогическая энциклопедия. В 2 т. – М.: Советская энциклопедия, 1964. Т.1. Стлб.612.]. В России законодательное введение всеобщего начального образования было осуществлено лишь в советское время: в первой половине 30-х годов. Всеобщее семилетнее образование было введено в 1950-1956 гг., а восьмилетний всеобуч – в 1958-1962. К середине 70-х годов в основном был завершен переход к всеобщему среднему образованию [См.: Российская педагогическая энциклопедия. В 2 т. – М.: Большая рссийская энциклопедия, 1993. Т.1. С.175.].

Таким образом, хотя в советский период неграмотность была ликвидирована, вплоть до второй половины ХХ века, т.е., по сути, к началу научно-технической революции, СССР оставался страной начального образования. Такое положение дел приводило к тому, что на протяжении ХХ века, как и в девятнадцатом, высшие достижения культуры продолжали соседствовать с архаическим невежеством основной массы населения.

Могут, однако, возразить, что раз такая модель образования (сохраняющая резкий разрыв в образовательном уровне населения) на протяжении последних двух столетий обеспечивала стране научные и культурные достижения, то она не только приемлема, но и оптимальна. При таком узко-прагматическом подходе остается в стороне социально-политический аспект этой проблемы. Общеизвестен факт устойчивости монархической традиции в России. Никакие революционные потрясения ХХ века, включая Великую русскую революцию 1917 – 1922 гг. и так называемую «перестройку», проходившую под лозунгом «демократизации общества», не смогли изменить характера российской государственной власти. Правда, демократические институты формально существовали – и в советский и постсоветский период – но и в том и другом случае это была не более, чем парадная вывеска.

Следует обратить внимание и ещё на одну историческую закономерность. Общества с развитыми демократическими институтами всегда имели систему образования, доступную всем полноправным гражданам. И, наоборот, монархия в своих различных исторических формах всегда сочеталась с массовой неграмотностью населения.

Классический пример первого рода – Древняя Греция. Общеизвестно, что одной из наиболее характерных черт древнегреческой культуры было создание особой системы образования – так называемой «пайдейи». Эта система образования отличалась общедоступностью (охватывая всё свободное полноправное население) и отсутствием узкой специализации образования. Оно было направлено на широкую гуманитарную подготовку, которая включала в себя обучение чтению, письму, литературе, музыке, математике, геометрии, риторике. Этим греческая «пайдейя» резко отличалась от древневосточных обществ, где знание и образование было монополизировано жреческой и бюрократической верхушкой, а остальная масса населения обучалась только узко-профессиональному мастерству, оставаясь в массе своей неграмотной. Из всех древних цивилизаций только в античной цивилизации письменность стала не профессиональным навыком, а общедоступным умением. И в то же время, только в античной цивилизации сложились такие демократические институты и нормы, которые не удалось превзойти и современным развитым демократиям.

Вряд ли это случайное совпадение. Историческая тенденция здесь очевидна: в истории наблюдается соответствие между образовательным уровнем народа и его политическими институтами. Демократия неизменно соседствует с высоким уровнем образования нации в целом, тогда как монархия – с массовой малограмотностью населения. Что здесь причина, а что следствие – ответить затруднительно. Скорее всего, здесь предпочтительнее говорить не о детерминации (причинно-следственной связи), а о корреляции, т.е. взаимодействии, взаимообусловленности этих двух факторов. Способствуя одному, мы, тем самым, способствуем другому. И совершенно безразлично, с чего начинать – итог будет одинаков. Форма правления и система образования, как день и ночь, существуют только в паре и неотделимы друг от друга.

Каковы выводы? Та или иная политика в области образования всегда отражает и реализует политическую стратегию более широкого порядка, направленную либо на демократизацию общества и власти, либо на их монополизацию. С этой точки зрения – какие социально-политические процессы отражает нынешняя ситуация в этой области – и следует рассматривать проблемы современного образования.

Первое, что можно констатировать, – это общее падение образовательного уровня. Причины этого, как правило, усматривают в развале школьного и вузовского образования. Но это чисто эмпирическое объяснение, скользящее по поверхности явлений. Ибо «развал» и «упадок» системы образования происходит не сам собою, не стихийно, а является частью проводимой государственной политики. Сам «развал» может быть понят, только исходя из уяснения целей этой политики. Это во-первых.

Во-вторых, если уж говорить о главных факторах, влияющих на уровень образования, то ближайшим оказывается не школа, а семья. Семья оказывает значительно большее влияние на уровень образования ребёнка, чем школа. Статистика показывает, что образовательный уровень детей зависит прежде всего от образовательного уровня родителей. Кризис образования – это прежде всего не кризис школы как таковой; это кризис семьи и результат общей духовной деградации общества, связанной с деградацией всей социально-политической и экономической системы.

Больше всего на упадок образования влияет массовая люмпенизация населения, что связано с разрушением системы отечественного производства.

Советская система образования была ориентирована прежде всего на подготовку научно-технических и инженерно-технических кадров для нужд отечественной промышленности, сельского хозяйства и других отраслей экономики. Закрытие предприятий, развал колхозов, свёртывание промышленного строительства, прекращение ассигнований на научно-исследовательские работы привело к резкому снижению потребности экономики в квалифицированных кадрах. В постперестроечное время бывшему главному архитектору какого-нибудь бывшего «НИИпроекта» приходилось мыть посуду в ресторане, бывший главный механик цеха зарабатывал деньги в шарашке по ремонту квартир, а профессор археологии, чтобы не пойти по миру, подрабатывал ночным сторожем в музее.

Наряду с распылением и люмпенизацией интеллигентских кадров, мы имеем ещё одно существенное новшество в социальной структуре – появление отечественной буржуазии. Этот фактор оказывает наиболее разлагающее влияние на всю систему образования. Тлетворное действие этого фактора происходит по двум направлениям в зависимости от социальной градации внутри самой буржуазии.

Крупная и средняя буржуазия стремится к созданию элитных учебных заведений, ограждённых китайской стеной от системы массового образования. Являясь, наряду с государством, главным «доильщиком» общества и концентрируя в своих руках главные денежные средства, буржуазия не стремится вкладывать деньги в образование нации-донора. В социальном плане она хочет оградить своих детей от конкуренции со стороны непривилегированных слоёв и закрепить за своим потомством монополию на ключевые и наиболее важные сферы знания.

В экономическом плане паразитический, торгово-спекулятивный, характер крупной буржуазии отрывает её от отечественного производства, и ей нет никакого дела до подготовки квалифицированных кадров для национальной экономики.

Таким образом, выступая главным социальным агентом деградации экономики, крупная буржуазия является и главным фактором развала образования. Выкачивая денежные средства из страны, она лишает этих средств сферу образования, а разрушая промышленность и другие сферы производства, она подрывает и его кадровый рынок. Отсутствие кадрового запроса на специалистов приводит к резкому сокращению или прекращению их подготовки. Только возрождение передовых и наукоёмких отраслей промышленности может создать запрос на квалифицированные кадры и, тем самым, повысить уровень образования в стране.

Разлагающее влияние мелкой буржуазии, по большей части люмпенизированной, идёт в другом направлении. Дети мелкой буржуазии демонстрируют наиболее низкий уровень образования и дисциплины, несмотря на материальную обеспеченность. Это не мешает им оканчивать школы и поступать в вузы: требования к учащимся и студентам крайне низкие; где не взял знаниями – возьмёт деньгами, чему способствует бесправное и нищенское положение преподавателей.

Существуют и другие сопутствующие факторы упадка образованности. Когда родители с утра до вечера на работе, детей воспитывают подвалы. Нередко дети с подросткового возраста (а то и раньше) включаются в «трудовую» деятельность родителей, особенно в сфере мелкого бизнеса. О пагубном влиянии нищеты и бытового неустройства и говорить не приходится. Немаловажную роль играет падение престижа и материальной обеспеченности научной и преподавательской деятельности. Труд интеллигенции оплачивается ниже других категорий работников. В начале XXI века зарплата уборщицы в метрополитене равнялась профессорскому окладу. Такая ситуация приводит к вымыванию квалифицированных кадров из системы образования и криминализации и деградации оставшихся.

Таким образом, хорошо организованный «кризис школы»: падение качества преподавания, низкий уровень требований к учащимся, коррупция преподавательского состава, материальная необеспеченность школ и вузов, – влияя на снижение образовательной подготовки населения, не является главной причиной этого снижения. Перечисленные выше явления – причины второстепенного, если не третьестепенного порядка. Осмелюсь утверждать, что даже если бы наша школа процветала и в материальном, и в кадровом отношении, это не остановило бы падения образовательного уровня учащихся. Причины этого упадка лежат в н е школы: в положении и потребностях господствующих социальных слоёв и провозглашаемой ими системе ценностей, где «иметь» значит для человека больше, чем «быть».

Вспомним, в каких условиях получала образование значительная часть дореволюционной русской интеллигенции: в перерывах между тюрьмой и ссылкой, находясь в эмиграции, в тюремной камере, на каторге и ссылке, в самых стеснённых материальных обстоятельствах. Условия получения образования и самообразования были гораздо хуже тех, в которых обучаются нынешние школьники и студенты. Это, однако, не мешало старой интеллигенции иметь более высокий уровень образования, чем нынешние поколения. Если кому-то тезис об архаическом невежестве нашего общества кажется преувеличенным, можно привести многочисленные тому примеры. Настолько многочисленные, что на эту тему можно исписать десятки страниц. Ограничусь немногими, только «для примера».

Хорошо помню такой случай в женской раздевалке одного из цехов Кировского завода. «Девочки, – вещала душа компании Нина Сергеевна, – вчера в нашем универсаме продавали афганскую телятину. Я вам скажу, никакая это не телятина, это лошадки у них есть такие полосатые, как их…– Зебры, – подсказывает кто-то. – Вот-вот, зебры. Не телятина это, враньё одно». Все дружно кивают, соглашаясь, что кругом «одно враньё». Я не выдерживаю и вмешиваюсь: «Нина Сергеевна, вы афганскую перепутали с африканской. Зебры водятся только в Африке, а Афганистан находится в Центральной Азии. Там никаких зебр и в помине нет, разве что в зоопарках». Наступило гробовое молчание. Все головы, как одна, повернулись ко мне. Никогда не забуду тех строго-осуждающих и даже гневных взглядов, которые были наградой за мою неуместную эрудицию.

Кто-то из моих молодых приятелей хотел побывать на «озере Ла-Манш», а кто-то хотел стать, как Гомер. На мой недоуменный вопрос: «Как Гомер? Ого! Ты что, хочешь вторую «Илиаду» написать?» – последовал столь же недоуменный ответ: «А что такое «Илиада»?». Я удивляюсь еще больше: «А кто такой, по-твоему, Гомер?» – «Как кто? Трагический актер времен Шекспира», – что повергло меня в окончательное изумление. Другой «не хотел бы умереть, как Добролюбов». – «А как умер Добролюбов?» – «Его вместе с декабристами казнили». Кто-то, увидев по телевизору африканца в национальной одежде, с хохотом кричал, тыча пальцем в экран: «Смотрите, мужик в юбке!».

Но больше всего мне пришлось наслушаться всякой ереси отнюдь не в рабочих раздевалках, а в студенческих аудиториях высших учебных заведений города Срам-Петербурга. Никакой Кировский завод не идет в сравнение с нынешними академиями и всякого рода университетами. На зачете по философии у студентки вопрос «Философские идеи Ленина». Долго молчит, потом отвечает: «Ленин был против бога. Он был за революцию. Он считал, что все люди должны подчиняться власти». Выслушав этот лапидарный ответ в спартанском вкусе, я спрашиваю: «Это все?». – «Ну, все основное». – «Назовите годы жизни Ленина». – Молчит. – «Ну примерно». – Молчит. – «Хоть когда он умер?». – «Умер? Где-то в пятидесятые годы». – Тут молчу я. – «Погодите, а вы со Сталиным случайно не перепутали?». – «А, да, может быть». – «Скажите, а как может человек, который проповедует послушание властям, в то же время быть революционером?». – Смотрит на меня непонимающими глазами.

На культурологии студентка отвечает про эпоху Возрождения. Вопрос знает плохо. Я ее, что называется, «тяну». Спрашиваю: «Вы можете назвать кого-нибудь из великих художников, скульпторов, архитекторов эпохи Возрождения?». Милая девушка улыбается и … ничего не говорит. Задаю «наводящий вопрос»: «Вы слышали что-нибудь про Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэля?» – «Да, слышала», – радостно восклицает она. – «Что вы слышали?» – радостно спрашиваю я. – «Имена». – «Н-да… А картины какие-нибудь видели?» – Молчит. – «Ну назовите хотя бы самую известную картину Леонардо», – взмаливаюсь я. – Молчит. – «Вы в Эрмитаже были?» – «Была», – говорит, но как-то неуверенно. – «Ну хоть кого они изображали, знаете?», – спрашиваю я в надежде, что она вспомнит про «мадонн». – «Не знаю». – «Голых теток», – шепчет кто-то с задней парты.

На истории ответы типа: «На Сенатской площади 14 декабря 1825 года произошел расстрел пяти декабристов» или «перед революцией сложился блок левых партий: социал-демократов, анархистов, монархистов, большевиков, меньшевиков»,- не исключение, а правило. Как-то в одной молодежной компании я сказала: «Как говорил Гегель…». В ответ молодые люди заржали: «Ты что, дура, что ли? Какой Гегель, когда Гоголь!». Тут заржала я. И так далее и тому подобное. Не буду утомлять конкретикой.

Действительно, частенько, разговаривая с нашей молодежью, я думаю: отчего я не Гоголь, отчего не Салтыков-Щедрин? И как же мы дошли до такой жизни, что студенты столичных вузов путают Гоголя и Гегеля, Бунина и Бунича, Ленина со Сталиным, анархистов с монархистами, диктатуру с демократией, свободу с рабством?

Социальная цена этого невежества – конформизм и слепое подчинение власти, потому как на какое «самостоятельное», «творческое», «критическое» мышление способен человек, у которого в голове путаница относительно самых элементарных вещей? Но это все примеры невежества на уровне «банальной эрудиции». Они свидетельствуют всего лишь о недостатке сведений. За этим скрывается еще более крупный изъян – недостаток понятий, т.е. невежество на понятийно-категориальном уровне. Его куда труднее разъяснить и исправить. Оно выражается в том, что человек не в состоянии понять и правильно оценить то, что он видит и знает.

Одна маленькая девочка на вопрос взрослого: «Кто это устроил такой беспорядок в комнате?» – ответила: «Дракончик». – «Маша, я же знаю, что это не дракончик, а ты». – «Откуда ты знаешь? Тебя же не было!». Разговор с публикой очень часто принимает форму этого «разговора с Машей», когда невозможность объяснить ребенку «откуда ты знаешь» упирается в отсутствие в его мышлении категорий «необходимости», «возможности», «субъекта» и т.п. Но эти категории формируются не парой фокуснических фраз, а долгим и трудным освоением человеческого опыта, который кристаллизуется в научном знании. А вникать в науку, это, по мнению «народа», – «сушить мозги». Истина должна быть проста и доходчива, как долларовая купюра.

Пожалуй, главный парадокс нынешней ситуации заключается в поразительном единодушии «верхов» и «низов». Прошли те времена, когда «верхи» не могут, а «низы» не хотят. По отношению к образованию «не хотят» ни те, ни другие. Речь идет не о дипломе – его жаждут все, даже те, кто ни слова не может написать без ошибки. И «верхи» и «низы» алчут не образования, а тех карьерных возможностей, которые открывает диплом. Содержательная сторона мало кого интересует. Вызывают интерес только знания, из которых можно извлечь прямую выгоду. Остальное отметается как ненужное и, прежде всего, классическая гуманитарная традиция. А ведь национальная литература, язык, философия – это иммунная система нации, разрушение которой делает человека беззащитным против проникновения чужеродных, разрушительных для организма сил.

Только вот беда: в борьбе с невежеством и в попытках сеять «разумное, доброе, вечное» та часть интеллигенции, которая сохранила чувство социальной ответственности и профессионального долга, оказывается между молотом и наковальней.

Верхи делают все от них зависящее, чтобы обескровить систему народного образования, поскольку их политической целью является «глупый народ». Проводимая политика направлена на разгон кадров и подрыв материальной, кадровой, учебной и даже научной базы образования. В свою очередь, низы алчут денег и карьеры, а не образования. Деньги – цель, образование – средство. Но никак не наоборот. При таком положении вещей закономерно возникает вопрос: что делать? Позиция многих работников образования: от нас ничего не зависит, мы ничего не сможем изменить, - сомнительна и с моральной, и с научной точки зрения. С моральной – потому что прикрывает стремление снять с себя ответственность за происходящее, банальную лень и трусость. С научной – потому что выводы современной науки прямо опровергают этот тезис.

К числу установленных в области синергетики фактов относится тот, что для неравновесных систем с большим количеством параметров (а таково, например, общество) изменение одного-единственного параметра «на входе» приводит к значительному изменению результата «на выходе». Получается, что от единичного действия единичного лица могут зависеть судьбы мира. Но это значит, что каждый несет ответственность за эти судьбы. Человек не должен смущаться своими малыми силами, наоборот, он должен приобрести сознание того, что от его личных усилий зависит будущее.

Другое дело, необходимо правильно организовать эти усилия. Если ограничиться лишь исполнением профессионального долга или беготней в поисках заработка, воз российского образования будет продолжать движение по наклонной плоскости. Первое и главное здесь – гражданская активность, поскольку (как мы старались показать) причины расцвета или упадка образования лежат в н е системы образования. Главная задача заключается в смене того политического курса, который привел российское образование к его нынешнему состоянию. Пока России отводится роль сырьевой базы Запада и рынка сбыта западных товаров, ждать увеличения спроса на квалифицированную рабочую силу не приходится. Без радикального изменения политического курса проблем образования не решить.

Если этого не произойдет, то в скором времени мы будем иметь, с одной стороны, немногочисленные элитные учебные заведения, где будут готовить кадры колониальной администрации. С другой – школы для «туземного» населения, которые будут служить резервуаром узко-специализированной, а в остальном малограмотной рабочей силы, не способной к социальному и профессиональному творчеству. За Россию нужно бороться, а это значит, что нужно бороться за образование. Кто радеет о будущем, то заботится о молодежи. Кто заботится о молодежи – тот радеет за образование. Все это – прописные истины. Имеющий уши – да услышит.

_________________________

См. также некоторые др. публикации автора:

Полина Федотова. Новая образовательная политика: причины, цели, результаты

Полина Федотова. Час Быка: размышления на развалинах державы   

Полина Федотова. Печально я гляжу на ваше поколенье...

Полина Федотова. Что в имени твоем?..

Полина Федотова. Театр абсурда

Полина Федотова. Бердяев и русская интеллигенция

Отредактировано Zlata (29-09-2016 22:57:00)

186

"К вопросу о лексических взаимосвязях..."     http://s2.uploads.ru/t/Kt3OQ.gif

  http://www.zrd.spb.ru/letter/2016/zvezda.pdf

187

http://www.dal.by/news/149/08-10-16-8/   http://s3.uploads.ru/t/NubDM.gif

        С помощью слова нами управляют

Чем же обогатился наш язык в последние десятилетия? И обогатился ли? Новых слов много, но какие это слова?

Бабки (в значении деньги), байк (мотоцикл), баксы и грины, башлять, бодипирсинг, бой-френд, виповский, гей-клуб, дампинг, имиджмейкер, китчмен, клипмейкер, ксивник, лейбл, медиа-баинг, наркодоллары, ништяк, пиарить, плюрализм, пофигист, прикид, рейв-тусовка, рэппер, секс-шоп, секс-идол, секстренинг, секьюрити, татуаж, тетёха, тинейджер, транссескуал, тусоваться, хавальник, шейпинг — и далее в том же духе...

Нетрудно заметить, что это или иноязычные слова, отражающие не свойственные русской традиции и зачастую весьма отвратные реалии, или жаргонизмы, которыми сегодня считают приличным пользоваться и некоторые писатели, и политики, и ученые".

Елена Галимова, профессор ПГУ, г. Архангельск

Оказывается, такие качества, как застенчивость и целомудрие, могут относиться не только к человеку, но и к языку, каковым и является язык русский. В нем попросту нет слов, обозначающих близость мужчины и женщины (понятно, что речь в данном случае идет не о гинекологических терминах). Досадно слышать, когда молодые люди сводят всю головокружительную гамму чувств друг к другу к донельзя опостылевшему заокеанскому понятию сексуальности, похоже, напрочь позабыв такие хорошие русские слова, как желанный, желанная. Что касается отдающего откровенной "скотобазой" и ставшего (увы и ах!) привычным, в особенности в молодежной среде, выражения "заниматься любовью", то оно, мягко говоря, граничит с некоей неполноценностью.

"Тайны русского слова"

Объясню почему. Любовь, как известно, чувство. А "заниматься" чувствами — ну никак нельзя. Ими можно быть возвышаемыми, охваченными, обуреваемыми, подавленными... Но "заниматься"?! Это равносильно тому, чтобы, к примеру, "заниматься ненавистью". Представьте себе такой монолог: "Хочу до обеда позаниматься ненавистью, а после него планирую заняться жалостью. Ну, и перед сном, напоследок, позанимаюсь, так и быть, с полчасика недоумением — и на бочок!"

К слову, Священное Писание далеко от ханжества. Но как же воистину достойно человека, а значит божественно, названа здесь физическая близость. Только вслушайтесь: познал жену! Искусство, а не "занятие".

Современные пиарщики от рекламы посягают не только на русский язык — они специализируются на иезуитской манипуляции нашим сознанием, ведут войну с высокими понятиями, намеренно принижая, опошляя их, подменяя высокое — низким, великое — ничтожным. Что такое "неземное блаженство"! Оказывается, всего лишь удовольствие от съеденной шоколадки!

Очередной ролик предлагает еще одно "блаженство" — "для умножадных", где слово высокое и слово низкое по смыслу насильственно сплетены в уродливого монстра. Заметьте, даже правила русского языка для этой манипуляции нарушили, написав не так, как положено по законам грамматики: "умно-жадных", а создав новое словечко-кентавр:"умножадных". Слова-уроды, слова-кентавры, слова-змеи, испускающие свой убийственный яд в сердцевину А взять утверждение: "Изменитьлюбимому кофе то же, что изменить любимому мужчине!", где смертный грех уравновешен с мимолетным вкусовым ощущением. Только ли наше невежество — источник этих чудовищных подмен?

Священник Александр Ильяшенко в предисловии к книге "Как защитить вашего ребенка?" приводит данные из издания бывшего сотрудника спецслужб Джона Колемана "Комитет 300". В нем говорится о том, что Тавистокский институт человеческих отношений, входивший в состав Суссекского университета и Калифорнийский научно-исследовательский Стэнфордский институт "создали специальные слова", предназначенные, в частности, "для массового управления новой целевой группой, то есть американской молодежью", "сознание которой планировалось изменить против ее воли". Делается это в полном соответствии с программой "Изменение образа человека". "Необходимо отметить намеренно вызывающий разделение язык... "Тинэйджерам" и в голову не могло прийти, что все "нетрадиционные" ценности, к которым они стремятся, были тщательно разработаны пожилыми учеными в мозговых центрах Англии и Стэнфорда. Они были бы потрясены, обнаружив, что большая часть их "клевых" привычек и выражений была специально создана группой пожилых социологов".

Таким образом под разглагольствования о стихийном создании какой-то якобы особой "молодежной" культуры (а по сути — низменной субкультуры, которая стоит вне культуры) планомерно меняется образ человека. Неужели мы окажемся столь неразборчивыми и слабыми, что проглотим ядовитую наживку?

--------------------------------------------------------------------------------
Источник

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (08-10-2016 18:26:39)

188

Пол мозга. Истинные отличия мужчины и женщины.

        http://ruskolan.com/rasa/mozg.htm       http://s2.uploads.ru/t/3H00K.gif

189

Лекции Алексея Холопова, такие как "Информационная агрессия" и др.

  http://masterkosta.com/load/kak_poznava … /1-1-0-121

        http://s2.uploads.ru/t/gY0NE.gif

Отредактировано Zlata (09-10-2016 06:24:08)

190

http://www.dal.by/news/19/29-10-16-9/   http://s3.uploads.ru/t/NubDM.gif

    Война за приватность в Сети почти проиграна

    Вы все еще старательно выдумываете сложные пароли, применяете двухфакторную аутентификацию и боитесь сболтнуть лишнего в Facebook, чтобы вас не взломали? Выдыхайте, это уже произошло и довольно давно.

Правда в том, что что бы вы не делали, вам не удастся защитить свои персональные данные. Но кое-что еще можно спасти. На конференции Kaspersky Security Weekend старший специалист и аналитик компании по кибербезопасности Штефан Тенеси рассказал о том, что делать, чтобы окончательно не проиграть битву человечества за приватность. AIN.UA приводит репортаж с его выступления.

Я начинал свою карьеру в кибербезопасности почти десять лет назад, и мне было интересно наблюдать за тем, как меняется эта ниша. Тогда все сводилось к борьбе против кибермошенников, которые хотели завладеть нашей информацией. Сегодня на нее пытаются наложить лапу не только преступники, но также правительства, корпорации. Очень много глаз и ушей прикованы к персональным данным интернет-пользователей. Поэтому сегодня я бы хотел поговорить о приватности. Я думаю, что ее больше нет. Это битва, которую мы почти проиграли.

У всех нас (или почти у всех) есть Facebook и Twitter. Большинство из вас, скорее всего опубликовали чекин из отеля, в котором проходит эта конференция. Я не буду читать вам нотации относительно распространения вашего местоположения в социальных сетях, потому что осознаю, что это обыкновенная человеческая потребность, которой мало кто может сопротивляться. Каждый хочет быть звездой, и социальные сети отлично справляются с удовлетворением этой потребности. В Facebook каждый "сам себе селебрити" для своих фоловеров и друзей.

Но есть еще одна очень древняя и очень сильная потребность человека — это приватность. Посмотрите хотя бы на старинные изображения Адама и Евы: самое сокровенное у них прикрыто фиговыми листочками.

В книге Джорджа Оруэлла "1984" автор рисует нам картину будущего мира, в котором у каждого человека дома установлена камера и микрофон, и единственное место, где можно спрятаться от наблюдения — это угол, в котором установлена камера. Но даже когда вы там, наблюдатель знает, где вы находитесь.

Мир, в котором мы живем сегодня, не очень-то отличается от антиутопии, обрисованной Оруэллом.

В наших гостиных стоят smart-телевизоры с веб-камерой и микрофоном, подключенные к интернету. Потому что это же так удобно — общаться с кем-то в видеочате на большом экране.

Но ведь нас никто не заставлял устанавливать в своих домах эти телевизоры. Мы сделали это добровольно, своими руками. Мы купили эти телевизоры и поставили в своих гостиных. Потому что нам нравится пользоваться возможностями, которые они предлагают.

Мы больше не контролируем свои данные

Раньше, когда письма были бумажными, а покупки совершались в физических магазинах за наличные, вы могли контролировать свою приватную информацию. Но сегодня все происходит онлайн, и даже у себя дома с появлением интернета вещей вы теряете этот контроль. Ваши данные мгновенно улетают в сеть и вы больше не отвечаете за то, куда они попадают потом и как используются.

Мало кто осознает, что когда он или она открывает веб-страницу, то коммуницирует не только напрямую с веб-сервером. Когда вы открываете веб-страницу, ваш браузер отправляет десятки, сотни и тысячи запросов на самые разные серверы — для снятия статистики, для показа рекламы и т.д. То есть каждый из нас сегодня находится под наблюдением со стороны различных организаций, которые хотят получать данные о пользователях, выделять какие-то тренды, а потом монетизировать их.

Но вот что меня пугает. Вы читали новости о том, что "умной" хотят сделать даже одежду? Она будет подключена к интернету и сможет делиться тем, где мы и что делаем.

Сейчас отслеживается все, что мы делаем в интернете, но в будущем будет отслеживаться и то, что мы делаем в физическом пространстве.

Уже сегодня я вижу несколько трендов, которые заставляют меня нервничать. Например, ценовая дискриминация. Некоторые компании уже практикуют это в нескольких странах мира, в том числе в моей родной Румынии. Эти компании предлагают клиентам разные цены на один и тот же продукт, отталкиваясь от того, что они знают про этого клиента. Например, если вы покупаете билеты на самолет с компьютера Mac, вам покажут более высокую цену, чем пользователю, который делает запрос с ПК. Потому что если вы можете позволить себе Mac, значит и на путешествие можете потратить больше.

Представьте себе, как этот тренд может отразиться на таких сферах, как, например, медицинское страхование. Как думаете, что было бы, если бы ваша страховая компания заранее знала, что вы искали в интернете какое-то редкое заболевание и как его лечить? Меня нервирует, что этот тренд может стать новой общепринятой моделью ценообразования в будущем.

Кто за нами следит

Сегодня разные организации отслеживают наше поведение в интернете, чтобы таргетировать на нас рекламу. Они также отслеживают наши IP-адреса, чтобы знать, где мы находимся, ваши привычки — не сомневайтесь, если они могут получить от вас какую-либо информацию, они попытаются это сделать. При этом все, что они делают, на 100% легально.

Мы знаем, что у бизнесов есть доступ к нашим данным. Но он есть у кое-кого еще. Например, у этого парня:

Он выглядит как Иисус с той лишь разницей, что не приносит Спасения. Это экс-гуглер, более известный как GCreep. Довольно грустная история о 27-летнем сотруднике, который, используя служебное положение, шпионил за несовершеннолетними. У него был доступ к внутренним системам Google — всем чатам, письмам и любой интернет-активности его жертв.

Важно понимать, что когда вы даете какой-то компании доступ к вашим данным, вы также даете этот доступ всем ее сотрудникам. Но вы не можете знать, кто эти люди и насколько их помыслы чисты. И к сожалению, вы мало что можете с этим поделать. Но есть еще более опасные личности, которые также имеют доступ к нашим данным — это киберпреступники.

В 1994 году за час в киберпространстве появлялся только один новый вирус. В 2006 году новый вирус появлялся каждую минуту. В 2011-м — в секунду. Сегодня в 2016 году Kaspersky Security Lab обнаруживает 310 000 новых уникальных вирусов каждый день. Отрасль быстро растет, и если раньше атаки в основном были направлены на ПК, то сегодня под прицелом и мобильные устройства.

Все "умные" устройства, которые входят в нашу жизнь — умные телефоны, умные дома, умные автомобили, умные вещи — это части нашего будущего, в котором все аспекты жизни человека подключены к интернету и просто напросто отслеживаются. Микс из умных операционных систем, бесплатных приложений, которые мы устанавливаем на эти операционные системы, и перманентное интернет-подключение — золотая жила для киберпреступников.

Не полагайтесь на облака

Как только вы загружаете их в интернет, они уходят куда-то в облако. Облака, конечно, безопасны. По крайней мере людям нравится так думать. Но реальность такова, что облака создают люди, и люди же ими управляют. А люди склонные делать ошибки.

Эти люди могут быть сколько угодно умными и квалифицированными, но они тоже рано или поздно устают. И однажды уставший сисадмин сделает ошибку, которая приведет к масштабной утечке данных. Вопрос нужно формулировать не "если это произойдет", а "когда это произойдет". Потому что рано или поздно утечка случится.

Есть много примеров масштабных утечек из прошлого, когда фигурантом скандалов становились крупнейшие IT-компании, казалось бы, защищенные до зубов. Тогда в интернет утекли миллионы паролей от учетных записей пользователей в Last.fm, Dropbox, LinkedIn, Yahoo...

С Yahoo, кстати, это один из масштабнейших инцидентов в истории. Два года назад учетные данные практически каждого первого пользователя были скомпрометированы. Причем, известно об этом стало недавно. То есть два года ваши персональные данные (если у вас есть аккаунт на Yahoo) свободно дрейфовали по интернету на радость хакерам.

Меня взломали?

Есть очень хороший пример того, что ваши данные и ваша личная информация больше вам не принадлежат. Это сайт Haveibeenpwned, на котором можно проверить свой аккаунт на предмет утечек. Его создал интернет-активист, который собрал воедино 155 баз данных когда-либо скомпрометированных аккаунтов. Сегодня в этой единой базе содержится почти два миллиарда взломанных аккаунтов.

Чтобы проверить, есть ли в этой базе что-то про вас, достаточно ввести в поиск email или имя пользователя. Это я и сделал. И в базе нашлось сразу пять моих аккаунтов с разных сайтов, которые были скомпрометированы: Dropbox, Last.fm, LinkedIn, а еще аккаунт на аналитической платформе Stratfor. Мне нравится изучать аналитику с геополитическими инсайтами, и я исправно платил за этот сервис, пока в 2011 году в результате его взлома в интернет не утекли мои платежные данные. Так что взломали заодно и мою кредитную карту.

Даже эксперт по кибербезопасности с огромным опытом вроде меня не застрахован от уязвимостей. Меня взломали пять раз. И это не моя вина — я все делал идеально.

Я сделал все, что мог. У меня сложные двухэтажные пароли, разные для всех сервисов. Я не кликаю ни на какие фишинговые ссылки и все равно я стал жертвой утечки данных.

Как только вы впервые заходите в интернет, вы должны понимать, что рано или поздно вас взломают, а ваши данные, ваша личная информация станет общедоступна. И вы ничего не можете с этим сделать. Разве только подать в суд на компании, которые допустили утечку. Но кто знает, что там написано в их соглашениях и политике использования, которые мы принимаем не читая? Может, они заранее предусмотрели такую возможность и сняли с себя ответственность.

Но помимо компаний, их сотрудников и хакеров доступ к вашим данным также есть у правительства. Они используют их преимущественно для того, чтобы защищать свою страну от внутренних и внешних опасностей. Правительства обеспокоены распространением шифрования, которое защищает данные пользователей от перехвата. Потому что его могут использовать не только хорошие парни, но и плохие.

В идеале если вы не хотите, чтобы какая-то секретная информация попала в интернет, просто не храните ее в онлайне.

Шифрование — наше все

Все это — обыкновенное нарушение нашей приватности, и поделать ничего мы не можем. Но можем предвидеть. Я очень рад, что такая штука, как шифрование end-to-end, становится все более популярна по всему миру. Все больше интернет-сервисов устанавливают этот режим шифрования данных пользователей по умолчанию.

Проблема шифрования в том, что еще до недавнего времени это была прерогатива гиков. Большинство шифровального ПО невозможно было использовать, если только вы не один из этих полусумасшедших доморощенных хакеров, которые сидят дома и сутками копаются в компьютерах. Все изменилось после инцидента с Эдвардом Сноуденом и массивной утечки секретной информации. Стало понятно, что в идеале любая информация должна быть зашифрована. И тогда, даже если случится взлом, ничего страшного не произойдет, потому что ваши данные никто не сможет прочитать.

Я не хочу развить в вас паранойю, потому что если вы начнете сильно из-за этого париться, вы просто не сможете нормально работать.

Давайте представим себе самый безопасный в мире компьютер — каким он должен быть? Это компьютер, запертый в подвале, отсоединенный ото всех сетей и даже от розетки. Едва ли он может быть сильно полезным.

И все-таки битва пока не проиграна. Есть шифрование, и шифрование — ваш друг. Оно не обманет, не подставит, потому что это чистая математика. Если мы используем шифрование, и используете правильно, получить доступ к вашим данным становится математически невозможно.

Заходите в интернет через VPN или с помощью Tor, чтобы браузить интернет анонимно, не оставляя за собой никаких следов. Технология Fulldisk encryption пригодится, если вы много путешествуете и не хотите, чтобы власти разных стран копались в ваших данных. Используйте GPG/PGP для шифрования электронной переписки или Pidgin для чата на компьютерах Mac. Еще очень полезная штука — криптовалюты.

Объединить усилия в неравной борьбе

Инструментов много, вам лишь нужно их использовать и убедиться, что их также используют ваши друзья и родные. Потому что если они не будут этого делать, доступ к вашей информации можно получить через них. Но, к сожалению, я пока не наблюдаю массового распространения этих инструментов среди пользователей.

Давайте представим себе, что каждый облачный сервис, который вы используете, каждый веб-сайт, на который вы заходите, на 100% безопасен. Давайте представим себе утопический Facebook, который на 100% понятный и прозрачный в плане настроек безопасности, и все его пользователи сделали настроили все очень правильно. При этом каждый сотрудник Facebook — идеал человека, который ни за что не станет заглядывать в ваши персональные данные, а уж тем более использовать их в своих целях.

И вот один из ваших друзей инфицирован. Что это означает? А то, что вся ваша с ним переписка, все действия на его странице и даже на своей собственной теперь известны кому-то третьему. Взломав одного пользователя, хакер получает доступ ко всей информации, которая доступна этому пользователю.

В будущем, когда вся информация в мире будет зашифрована методом end-to-end, хакер сможет получить доступ только в одном месте, где она все еще уязвима. И это место — ваш собственный компьютер, на экран которого она попадает в расшифрованном виде. Поэтому защитить ее можно, только защитив компьютер. И смартфон. Каждое ваше устройство.

Мы не можем изменить желание компаний, правительства и преступников получить доступ к нашим данным. Но мы можем изменить наше поведение в интернете. Это единственная надежда не проиграть битву за приватность.

--------------------------------------------------------------------------------
Источник
   

Контакты© 2011 Dal.by

Отредактировано Zlata (30-10-2016 08:13:34)


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » Извечное противостояние » Информационная война.