ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » Ювенальная юстиция (ЮЮ). » Дума собирается принять "Регламент отобрания детей".


Дума собирается принять "Регламент отобрания детей".

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://www.za-nauku.ru/index.php?option … ;Itemid=39

   


        В Москве готовятся отбирать детей у родителей вопреки Конституции    

                Автор - публикатор     
                      04.03.2017 г. 

http://www.za-nauku.ru/images/stories/pictures/stop_juvenaljshina.jpg

        НЕТ незаконному «Регламенту отобрания детей»!

2 марта в Общественной палате Москвы прошло в полузакрытом режиме обсуждение проекта «Регламента отобрания детей из семей при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью или в случае жестокого обращения с ребенком».

Многие его нормы противоречат Конституции и законам Российской Федерации, а их применение поведет к нарушению конституционных прав граждан – семей, родителей и детей. При этом проект не публиковался официально для сведения широкой общественности.

Подпишите обращение, требующее не принимать эти антиконституционные и незаконные нормы и провести широкое и длительное обсуждение документа с участием всех заинтересованных семей и граждан!

 

Проект не был опубликован для сведения широкой общественности. Он не был заранее предоставлен даже узкому кругу приглашенных на обсуждение участников, которые получили его только на мероприятии.

При этом по итогам встречи общественности было предложено в неимоверно краткий срок – до 6 марта (то есть за 4 дня, два из которых – выходные!) – проанализировать этот многостраничный юридический документ и представить свои замечания и предложения.

На обсуждении присутствовали и модерировали его Уполномоченный по правам ребенка в Москве Е. А. Бунимович и заместители руководителя Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы Т. М. Барсукова и А. З. Дзугаева.

Проект Регламента был опубликован участниками обсуждения и сразу же вызвал возмущение родительской и семейной общественности. Он представляет серьезную угрозу не только для всех семей москвичей, но и для всех российских семей – ведь не секрет, что многие регионы копируют у себя московские нормативные документы, считая их за «образцы».

Нас беспокоят не только содержащиеся в проекте Регламента многочисленные противоречия Конституции и федеральным законам Российской Федерации, которые неизбежно поведут к серьезным нарушениям гарантируемых Конституцией РФ прав родителей и детей Москвы, неправомерному вмешательству в жизнь московских семей.

Не меньшее удивление вызывает сам кулуарный характер обсуждения затрагивающего наши права документа. А крайне малый срок для внесения поправок указывает на нежелание проводить подлинную, а не имитационную общественную дискуссию, стремление навязать родительской общественности принятые за ее спиной решения.

Такой подход является совершенно неприемлемым! Ранее об этом говорил Президент России В. В. Путин: «В этих вопросах, при принятии подобных проектов, не может быть места никакой келейности и навязыванию обществу. Скажу больше, это относится ко всем государственным решениям. Во всяком случае, должно относиться ко всем государственным решениям».

Кроме того, 1 января этого года Президент В. В. Путин поручил «проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью» (Поручение Президента Пр-21, п. 2).

Чтение проекта Регламента вызывает ощущение, что его авторы преследовали прямо противоположную цель: не прекратить случаи неправомерного и противозаконного вмешательства в семью, а оправдать их, подвести под них основание и «легализовать» существующие порочные и противозаконные практики.

Эксперты из Аналитического Центра «Семейная политика.РФ» и Межрегиональной общественной организации «За права семьи», профессионально занимающиеся защитой прав российских семей, в сжатые сроки подготовили подробный правовой анализ проекта Регламента и опубликовали его для всеобщего сведения.

Как показано в этом документе, Регламент противоречит Конституции Российской Федерации, действующим российским законам и даже нормам международного права. Его принятие может привести к массовому нарушению прав граждан – семей, родителей и детей.

Внесудебное отобрание детей из семьи допускается российским законодательством только в одном случае – при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью (ст. 77 Семейного кодекса РФ). Все иные способы отобрания детей – осуществляемые органами внутренних дел, с оформлением детей в качестве «безнадзорных», с помещением детей в учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации без согласия их не лишенных прав родителей или с принуждением их дать «добровольное» согласие полностью незаконны и противоречат действующим нормам федерального законодательства.

В этой ситуации подобный Регламент должен был бы решать две задачи: (1) исключить любую практику немедленного внесудебного отобрания детей у родителей иначе как на основании статьи 77 Семейного кодекса РФ и (2) указать на строгие границы «непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка» - единственного основания, на котором закон допускает такое отобрание.

Вне таких границ норма статьи 77 становится неопределенной и допускает полный произвол правоприменителя, то есть сотрудников органов опеки. Согласно ст. 1 ч. 2 ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» это делает эту норму коррупциогенной!

Однако проект Регламента не решает ни одну из этих задач. Вместо четкого требования соблюдения нормы федерального закона он пытается легализовать уже существующие на деле противозаконные практики, перечисленные выше. При этом понятие «непосредственной угрозы жизни и здоровью» остается неопределенным и отданным на откуп произвольному и широкому толкованию сотрудниками органов опеки и попечительства.

Регламент, вопреки нормам закона, предполагает возможность отобрания ребенка в ночное время и нерабочие дни сотрудниками ОВД, тогда как закон вообще не предусматривает такой возможности.  Отобрание может проводиться только органами опеки и только после установления ими же факта наличия непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка в ходе соответствующей проверки.

Регламент, ссылаясь на ст. 15 Федерального закона «О полиции», предполагает право сотрудников полиции проникать в жилище граждан без согласия проживающих там лиц при «наличии оснований полагать, что ребенок, находящийся в квартире, находится в обстановке, представляющей непосредственную угрозу его жизни или здоровью» и «наличие оснований полагать, что в отношении ребенка осуществляются противоправные действия». Однако это прямо противоречит тексту самой этой статьи закона, допускающей такое проникновение исключительно для пресечения преступления (а не при расплывчатых «основаниях полагать») или для выяснения обстоятельств несчастного случая, под которым право понимает ситуацию, приведшую к смерти человека или стойкой утрате им работоспособности. Во всех иных случаях тот же закон напрямую требует, чтобы сотрудники полиции не допускали проникновения кого-либо в жилое помещение без согласия жильцов.

Таким образом, нормы проекта Регламента напрямую нарушают конституционное право граждан, в том числе детей, на неприкосновенность жилища, защищаемое ст. 25 Конституции РФ.

Незаконно создание консилиумов с участием отобранных органами власти общественных организаций, их участие в «выходе в семью» - поскольку они не имеют права получать конфиденциальную информацию о жизни семьи без согласия родителей. Эти положения напрямую противоречат многочисленным нормам федеральных законов и статьям 23 и 24 Конституции РФ.

Это право может ограничиваться только прямой нормой федерального закона, которая при этом, согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ, не может толковаться расширительно.

Согласно ст. 55 ч. 3 Конституции РФ конституционные права граждан могут ограничиваться только федеральными законами. Никакие иные нормативные акты, в том числе Регламент, не могут ограничивать их и расширять полномочия полиции и других должностных лиц в этом отношении.

Даже при ограничении прав граждан федеральными законами, из Конституции из Конституции РФ следует целый ряд серьезных ограничений, на которые неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации.

Так, в своем Постановлении от 30.10.2003 N 15-П Конституционный Суд РФ указал, что ограничения конституционных прав, вводимые федеральным законодателем, «должны быть необходимыми и соразмерными конституционно признаваемым целям таких ограничений; в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания; при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и интересов, должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать само существо конституционного права, т. е. не ограничивать пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм; с тем чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения».

Все эти правовые позиции Конституционного Суда РФ, проясняющие содержание ст. 55 ч. 3 Конституции РФ, должны учитываться при интерпретации норм действующего законодательства, подразумевающих ограничение конституционных прав граждан. Учитывать их необходимо и при подготовке основанных на них подзаконных нормативных актов. Однако, предложенный «Регламент» и реализуемые в нем подходы прямо противоречат этой обязывающей позиции Конституционного Суда РФ.

Приведенный нами список противоречий Регламента действующим нормам федеральных законов, Конституции РФ и ратифицированных Россией документов международного права не является исчерпывающим. Более подробный анализ этих противоречий можно найти в документе, подготовленном экспертами общественных организаций.

Противореча множеству норм закона, ставя под угрозу права и свободы родителей и детей, данный Регламент не решает при этом основной задачи – не конкретизирует расплывчатое и двусмысленное понятие «непосредственная угроза жизни и здоровью».

А меж тем, и здесь мы снова обращаемся к словам Президента России В. В. Путина, «в законах, касающихся взаимоотношений между родителями и детьми, должны быть только определённые, чёткие формулировки, исключающие произвол чиновников и какое‑то двойное толкование. <…> В том числе, строго, исчерпывающе должны быть перечислены признаки крайнего неблагополучия семьи, когда представителям власти нужно и можно вмешиваться и оказать адресную помощь».

Мы убеждены, что «непосредственной угрозой жизни и здоровью ребенку» может быть только ситуация, при которой не вызывает никаких сомнений неизбежность наступления в случае оставления ребенка с родителями (иными законными представителям) негативных последствий в виде смерти или причиняющих серьезный вред здоровью ребенка телесных повреждений. Во всех иных случаях не может и не должна идти речь о существовании непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка. 

Регламент в таком виде не только противоречит Конституции РФ, законам Российской Федерации и даже международным правовым нормам, но и выглядит как саботаж упомянутого выше поручения Президента Российской Федерации, направленного на исключение «избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью».

Эту ситуацию необходимо изменить. Мы настаиваем на широком и открытом общественном обсуждении документа, на том, чтобы из него были исключены все положения, противоречащие Конституции и законам России, и чтобы он не был коррупциогенным и исключал применение к семьям избыточных мер и неправомерного вмешательства.

Подписывая наше обращение Вы автоматически отправляете письмо в поддержку этих требований в Общественную палату Москвы, Уполномоченному по правам ребенка в Москве Е. А. Бунимовичу, а также в Департамент труда и социальной защиты населения г. Москвы!

Родители из инициативной группы
«Защитим наши семьи»

Вы можете по гиперссылке

ПОДПИСАТЬ УКАЗАННУЮ ПЕТИЦИЮ    http://www.citizengo.org/ru/fm/41844-ne … mnashisemi

Отредактировано Zlata (05-03-2017 03:32:29)

2

проект

РЕГЛАМЕНТ

ОТОБРАНИЯ ДЕТЕЙ ИЗ СЕМЕЙ ПРИ НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ УГРОЗЕ  ЖИЗНИ РЕБЕНКА ИЛИ ЕГО ЗДОРОВЬЮ

ИЛИ В СЛУЧАЕ ЖЕСТОКОГО ОБРАЩЕНИЯ С РЕБЕНКОМ

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1.1. Настоящий Регламент разработан в соответствии со статьей 77  Семейного кодекса Российской Федерации, статьями 13 и 21 Федерального закона  от 24 июня 1999 г. No 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности  и правонарушений несовершеннолетних», Федеральным законом от 24 апреля  2008 г. No 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», Законом г. Москвы от 14 апреля  2010 г. No 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе  Москве», Законом г. Москвы от 7 апреля 1999 г. No 16 «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в городе Москве»,  Приказом МВД России от 15 октября 2013 г. No 845 «Об утверждении  Инструкции по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации».

Регламент определяет порядок действий органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних при
необходимости отобрания ребенка из семьи в случае непосредственной угрозы для его жизни и здоровья, жестокого обращения или нахождения ребенка в социально опасном положении.

1.2. При наличии непосредственной угрозы для жизни или здоровья ребенка  отобрание ребенка из семьи осуществляется на основании распоряжения органа опеки и попечительства о немедленном отобрании в соответствии со статьей  77 Семейного кодекса Российской Федерации.

1.3. В случае жестокого обращения с ребенком, а также при выявлении  непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка в нерабочее время, ночное  время суток, выходные и праздничные дни, составляется акт оперативного дежурного ОМВД по району города Москвы о помещении
несовершеннолетнего в специализированное учреждение в связи с нахождением в социально опасном положении или акт выявления безнадзорного и беспризорного несовершеннолетнего ОМВД по району города Москвы.

Для обеспечения безопасности ребенку и оказания немедленной помощи

семье с целью сохранения родительского попечения над ребенком, ребенок может

помещаться в специализированное учреждение для несовершеннолетних,

нуждающихся в социальной реабилитации, на основании распоряжения отдела

социальной защиты населения района административного округа города

Москвы о временном направлении ребенка в специализированное

учреждение для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной

реабилитации (далее - специализированное учреждение для

несовершеннолетних).

1.4. Вопрос обоснованности отобрания ребенка из семьи в нерабочее время,

ночное время суток, выходные и праздничные дни и временного помещения

ребенка в специализированное учреждение для несовершеннолетних,

рассматривается окружным консилиумом.

1.5. Окружные консилиумы создаются при управлениях социальной защиты

населения административных округов города Москвы (далее – УСЗН АО).

Положение, состав и численность окружных консилиумов утверждаются

УСЗН АО.

В окружной консилиум входят представители УСЗН АО, организаций

социального обслуживания семей с детьми, комиссий по делам

несовершеннолетних и защите их прав административных округов города

Москвы, органов внутренних дел административных округов города Москвы,

члены общественных организаций, включенные в Реестр общественных

организаций, осуществляющих работу по защите прав и законных интересов

несовершеннолетних на территории административного округа (далее – Реестр

общественных организаций).

Реестр общественных организаций ведет УСЗН АО.

1.6. В случае если Окружной консилиум не может определить степень

безопасности оставления ребенка в семье, принять решение об обоснованности

отобрания ребенка из семьи в нерабочее время, ночное время суток, выходные и

праздничные дни, УСЗН АО направляет информацию о ситуации в семье в

Департамент труда и социальной зашиты населения города Москвы для

рассмотрения на Городском консилиуме или Рабочей группе по контролю за

отобранием детей из семей.

1.7. Городской консилиум создается при Департаменте труда и социальной

защиты населения. Положение, состав и численность Городского консилиума

утверждаются приказом Департамента труда и социальной защиты населения

города Москвы (далее – Департамент).

В Городской консилиум входят представители Департамента, Московской

городской межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите

их прав, ГУ МВД России по городу Москве, Департамента образования города

Москвы, Департамента здравоохранения города Москвы и члены общественных

организаций, осуществляющих работу по защите прав и законных интересов

несовершеннолетних в городе Москве.

1.8. Решения Городского консилиума и Окружного консилиума носят

рекомендательный характер.

2. ПОРЯДОК ДЕЙСТВИЙ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ СИСТЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ БЕЗНАДЗОРНОСТИ И ПРАВОНАРУШЕНИЙ

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СЛУЧАЕ ПОСТУПЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ О ДЕТЯХ, НАХОДЯЩИХСЯ В ОБСТАНОВКЕ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩЕЙ В

НЕПОСРЕДСТВЕННУЮ УГРОЗУ ИХ ЖИЗНИ ИЛИ ЗДОРОВЬЮ

2.1. Сообщение граждан или организаций о ребенке, находящемся в

обстановке, представляющей непосредственную угрозу его жизни или здоровью,

поступившее в орган или учреждение системы профилактики безнадзорности и

правонарушений несовершеннолетних1

, немедленно передается указанными

органами или учреждениями в орган опеки и попечительства по месту

фактического нахождения ребенка.

Орган опеки и попечительства регистрирует в течение 15 минут

информацию о ребенке, находящемся в обстановке, представляющей

непосредственную угрозу его жизни или здоровью, поступившую от граждан и

организаций в соответствии с абзацем первым настоящего пункта, или

поступившую в орган опеки и попечительства непосредственно от граждан, в

Журнале учета поступившей информации о детях, находящихся в семьях, в

которых родители своими действиями или бездействием, создают условия,

представляющие угрозу жизни или здоровью детей, препятствующие их

нормальному воспитанию или развитию (далее – Журнал).

2.2. Орган опеки и попечительства после регистрации сообщения в течение

одного часа информирует по телефону оперативного дежурного ОМВД по району

города Москвы, организацию социального обслуживания семей с детьми,

закрепленную на территории района, и общественную организацию, входящую в

Реестр общественных организаций, о необходимости незамедлительного выхода

представителей указанных органов (организаций) для участия в проведении

обследования условий жизни несовершеннолетнего по месту фактического

нахождения ребенка.

При информировании специалист органа опеки и попечительства фиксирует

в Журнале должность (звание) и ФИО сотрудников органов (организаций),

принявших информацию.

2.3. Выход в семью для проведения обследования осуществляется органом

Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы управления и учреждения

социальной защиты населения, образовательные учреждения, медицинские организации, учреждения

органов по делам молодежи, органы службы занятости, органы внутренних дел, другие органы и

учреждения, общественные объединения, осуществляющие меры по профилактике безнадзорности и

правонарушений несовершеннолетних (Федеральный закон от 24июня 1999 г. No 120-ФЗ «Об основах

системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»).

опеки и попечительства совместно с представителями указанных органов

(организаций) (не менее трех и не более пяти человек) не позднее двух часов

после получения информации органом опеки и попечительства. Отсутствие

представителя какого-либо из указанных органов (организаций) не является

основанием для отмены проведения обследования.

В случае нахождения ребенка на территории другого района города Москвы

либо субъекта Российской Федерации, орган опеки и попечительства, в который

поступила информация, в течение одного часа передает поступившую

информацию в орган опеки и попечительства и ОМВД по месту фактического

нахождения ребенка. При информировании специалист органа опеки и

попечительства фиксирует в журнале должность (звание) и ФИО сотрудников

указанных органов (организаций), принявших информацию.

2.4. В случае отказа родителей (законных представителей) предоставить

доступ в квартиру для проведения обследования, при наличии оснований

полагать, что ребенок, находящийся в квартире, находится в обстановке,

представляющей непосредственную угрозу его жизни или здоровью, сотрудник

ОМВД в соответствии со статьей 15 Федерального закона 7 февраля 2011 г.

No 3-ФЗ «О полиции» принимает решение о проникновении в жилое помещение.

2.5. В процессе обследования условий жизни несовершеннолетнего

осуществляется первичная оценка непосредственной угрозы, проводится беседа

психолога с ребенком и его родителями (иными законными представителями),

оценка условий проживания, устанавливается наличие проблемы и источник

проблемы.

2.6. Если в процессе проведения обследования условий жизни

несовершеннолетнего возникает необходимость оценки состояния здоровья

ребенка или оказания ему экстренной медицинской помощи специалистом органа

опеки и попечительства вызывается бригада скорой медицинской помощи.

2.7. По результатам проведения обследования условий жизни

несовершеннолетнего органом опеки и попечительства составляется акт оценки

безопасности нахождения ребенка в семье (далее – акт оценки безопасности) по

утвержденной форме, в котором делается вывод о наличии или отсутствии

непосредственной угрозы жизни или здоровью несовершеннолетнего,

целесообразности или нецелесообразности немедленного отобрания. Акт оценки

безопасности составляется на месте обследования и подписывается всеми лицами,

принимавшими участие в обследовании.

Если непосредственная угроза жизни или здоровью не является результатом

действий родителей (иных законных представителей) и источником угрозы

являются внешние обстоятельства, принимается решение о дальнейшей работе с

семьей семьи с целью преодоления данных обстоятельств.

В случае если угроза исходит от одного из членов семьи, по возможности,

организуется совместное размещение несовершеннолетнего с другим близким

родственником иным близким взрослым в иное место проживания, учреждение

социальной защиты населения или иное учреждение.

2.8. В случае если непосредственная угроза жизни или здоровью ребенка

исходит от обоих родителей (единственного родителя или иного законного

представителя) специалист органа опеки и попечительства, участвующий в

обследовании, немедленно информирует начальника ОСЗН района о выявлении

указанных обстоятельств и о необходимости издания распоряжения об отобрании

ребенка.

Начальник ОСЗН района обеспечивает подготовку указанного распоряжения

и его доставку по месту осуществления отобрания ребенка.

Распоряжение составляется в двух экземплярах, один из которых вручается

родителям (законным представителям) в тот же день под подпись о вручении на

контрольном экземпляре.

При наличии обстоятельств, препятствующих возможности вручения

экземпляра распоряжения родителям (законным представителям), оно

направляется заказным письмом в тот же день. В случае если рабочий день

почтового отделения окончен, распоряжение направляется заказным письмом на

следующий рабочий день.

2.9. В случае необходимости госпитализации ребенка бригада скорой

медицинской помощи обеспечивает его доставку в медицинскую организацию.

В случае помещения ребенка в специализированное учреждение для

несовершеннолетних, доставку в указанное учреждение обеспечивает ОМВД по

району города Москвы.

Ребенка до места назначения сопровождают специалист органа опеки и

попечительства и, при возможности, близкий родственник или близкий взрослый.

2.10. В день осуществления отобрания ребенка УСЗН АО направляет об этом

письменную информацию в Департамент.

2.11. Орган опеки и попечительства в течение следующего рабочего дня

после осуществления отобрания ребенка уведомляет об этом прокурора и в

течение семи дней после отобрания обращается в суд с иском о лишении

родителей родительских прав или об ограничении их родительских прав.

2.12. По окончании рабочего дня, в ночное время, выходные и праздничные

дни отобрание ребенка из семьи при непосредственной угрозе его жизни или

здоровью осуществляет ОМВД по району города Москвы.

После отобрания из семьи ребенок помещается в специализированное

учреждение для несовершеннолетних (на основании акта оперативного дежурного

ОМВД по району города Москвы) или в медицинскую организацию (на

основании акта выявления безнадзорного и беспризорного несовершеннолетнего).

2.13. О принятом решении ОМВД по району города Москвы в первый час

первого рабочего дня, следующего после дня отобрания ребенка из семьи,

информирует орган опеки и попечительства по месту отобрания ребенка.

Орган опеки и попечительства регистрирует поступившую от ОМВД по

району города Москвы информацию в Журнале в течение 15 минут.

2.14. Орган опеки и попечительства после регистрации сообщения в течение

одного часа информирует по телефону оперативного дежурного ОМВД по району

города Москвы, организацию социального обслуживания семей с детьми,

закрепленную на территории района, и общественную организацию, входящую в

Реестр общественных организаций, о необходимости незамедлительного выхода

представителей указанных органов (организаций) для участия в проведении

обследования условий жизни несовершеннолетнего, а также его первичной

диагностики.

При информировании специалист органа опеки и попечительства фиксирует

в Журнале должность (звание) и ФИО сотрудников органов (организаций),

принявших информацию.

2.15. В случае помещения ребенка в специализированное учреждение для

несовершеннолетних первичную диагностику проводят специалисты указанного

учреждения.

В случае помещения несовершеннолетнего в медицинскую организацию,

первичную диагностика проводится специалистами организации социального

обслуживания семей с детьми по согласованию с администрацией медицинской

организации.

2.16. Проведение обследования условий жизни несовершеннолетнего

осуществляется органом опеки и попечительства совместно с представителями

указанных органов (организаций) в день получения информации из ОМВД по

району города Москвы.

2.17. По результатам проведения обследования составляется акт

обследования условий жизни несовершеннолетнего, по форме, утвержденной

приказом Минобрнауки России от 14 сентября 2009 г. No 334, к которому

приобщаются акт ОМВД и результаты первичной диагностики

несовершеннолетнего.

2.18. Орган опеки и попечительства в день, не позднее дня проведения

обследования, направляет акт обследования условий жизни несовершеннолетнего

в УСЗН АО для рассмотрения на Окружном консилиуме.

2.19. С учетом рекомендаций Окружного консилиума орган опеки и

попечительства принимает одно из следующих решений:

- в случае принятия решения о необоснованности отобрания ребенок

возвращается в семью на основании распоряжения органа опеки и попечительства

о передаче ребенка родителям (законным представителям);

- в случае принятия решения об обоснованности отобрания ребенка ОСЗН

района издает распоряжение о временном помещении ребенка в

специализированное учреждение для несовершеннолетних. С учетом

рекомендаций Окружного консилиума орган опеки и попечительства организует

профилактическую работу с семьей, направленную на возвращение ребенка в

семью.

Если ребенок был помещен ОМВД по району г. Москвы в медицинскую

организацию, ОСЗН района издает распоряжение о временном помещении

ребенка в специализированное учреждение для несовершеннолетних, после

выписки ребенка из медицинской организации.

Распоряжение составляется в двух экземплярах, один из которых вручается в

день издания распоряжения родителям (законным представителям) под подпись о

вручении на контрольном экземпляре.

При наличии обстоятельств, препятствующих возможности вручения

экземпляра распоряжения родителям (законным представителям), оно

направляется заказным письмом в тот же день. В случае если рабочий день

почтового отделения окончен, распоряжение направляется заказным письмом на

следующий рабочий день.

2.20. При отобрании ребенка орган опеки и попечительства производит сбор

информации об имеющихся у ребенка родственниках или других близких

взрослых, в семью к которым ребенок может быть устроен. При этом орган опеки

и попечительства проводит обследование обследования условий жизни

гражданина, которому будет передан ребенок.

В случае если гражданин, которому можно передать ребенка, проживает в

другом районе города Москвы либо другом субъекте Российской Федерации,

орган опеки и попечительства по фактическому месту нахождения ребенка

направляет запрос в орган опеки и попечительства по месту фактического

проживания гражданина для проведения обследования условий жизни

гражданина, которому будет передан ребенок.

До момента поступления акта обследования условий жизни гражданина

ребенок временно помещается в специализированное учреждение для

несовершеннолетних на основании распоряжения ОСЗН района.

3. ПОРЯДОК ДЕЙСТВИЙ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ СИСТЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ БЕЗНАДЗОРНОСТИ И ПРАВОНАРУШЕНИЙ

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СЛУЧАЕ ПОСТУПЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ О СЛУЧАЯХ ЖЕСТОКОГО ОБРАЩЕНИЯ С РЕБЕНКОМ

3.1. Сообщение граждан или организаций о случае жестокого обращения с

ребенком, поступившее в орган или организацию системы профилактики

безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, немедленно передается

указанными органами (организациями) в орган опеки и попечительства по месту

фактического нахождения ребенка.

Орган опеки и попечительства после регистрации сообщения действует в

соответствии с пунктами 2.1. - 2.3. настоящего Регламента.

В случае если ребенок в момент получения информации органом опеки и

попечительства находится вне фактического места жительства, сотрудники органа

опеки и попечительства и сотрудники ОМВД по району города Москвы

немедленно выезжают по месту фактического нахождения ребенка в целях

принятия мер по его защите до проведения обследования условий жизни

несовершеннолетнего.

3.2. В случае отказа родителей (законных представителей) предоставить

доступ в жилое помещение при наличии оснований полагать, что в отношении

ребенка осуществляются противоправные действия, сотрудник ОМВД в

соответствии со статьей 15 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. No 3-ФЗ «О

полиции» принимает решение о проникновении в жилое помещение.

3.3. Проверка информации и принятие решения о возбуждении уголовного

дела или об отказе в возбуждении уголовного дела осуществляются ОМВД по

району города Москвы в порядке, установленном статьями 144 (Порядок

рассмотрения сообщения о преступлении), 145 (Решения, принимаемые по

результатам рассмотрения сообщения о преступлении) Уголовно-

процессуального кодекса Российской Федерации.

3.4. В целях оценки состояния здоровья ребенка и характера, имеющихся у

него повреждений, или оказания ему экстренной медицинской помощи

инспекторами ОМВД по району города Москвы вызывается бригада скорой

медицинской помощи.

3.5. По результатам проведения обследования условий жизни

несовершеннолетнего органом опеки и попечительства составляется акт оценки

безопасности, в котором делается вывод о наличии или отсутствии признаков

жестокого обращения с ребенком, непосредственной угрозы его жизни или

здоровью, целесообразности или нецелесообразности немедленного отобрания

ребенка. Акт оценки безопасности составляется на месте обследования и

подписывается всеми лицами, принимавшими участие в обследовании.

3.6. В случае выявления сотрудниками полиции обстоятельств,

составляющих объективную сторону состава преступления «Неисполнение

обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», предусмотренного статьей

156 Уголовного кодекса Российской Федерации, делается соответствующая

запись в акте обследования семейно-бытовых условий жизни

несовершеннолетнего, составляемом сотрудниками ОМВД по району города

Москвы.

3.7. ОМВД по району города Москвы обеспечивает доставку ребенка в

травматологический пункт для медицинского освидетельствования имеющихся у

ребенка телесных повреждений. Ребенка в травматологический пункт

сопровождает специалист органа опеки и попечительства и, по возможности,

родитель (законный представитель) или близкий родственник (близкий

взрослый).

3.8. По результатам медицинского освидетельствования ребенка в

травматологическом пункте принимается одно из следующих решений:

- в случае отсутствия подтверждения жестокого обращения ребенок

возвращается в семью;

- при наличии необходимости госпитализации ребенок временно помещается

в медицинскую организацию на основании акта выявления безнадзорного и

беспризорного несовершеннолетнего;

- при отсутствии необходимости в госпитализации ребенок временно

помещается в специализированное учреждение для несовершеннолетних, на

основании акта оперативного дежурного ОМВД по району города Москвы;

- при наличии обстоятельств, указывающих на непосредственную угрозу

жизни или здоровью ребенка, органом опеки и попечительства принимается

решение об отобрании ребенка у родителей (законных представителей) в

соответствии с разделом 2 настоящего Регламента.

При наличии у ребенка второго родителя (законного представителя) ребенок

может быть передан ему только в том случае, если родитель, допускавший

жестокое обращение с ребенком, не будет иметь доступа к ребенку.

В случае отсутствия у ребенка второго родителя, либо когда жестокое

обращение с ребенком допускали оба родителя, орган опеки и попечительства

организует работу в соответствии с п.2.20 настоящего Регламента.

3.9. По результатам проведения обследования орган опеки и попечительства

составляет акт обследования условий жизни несовершеннолетнего по форме,

утвержденной приказом Минобрнауки России от 14 сентября 2009 г. 334, к

которому приобщаются акт оценки безопасности, акт ОМВД и результаты

медицинского освидетельствования несовершеннолетнего.

3.10. Орган опеки и попечительства не позднее дня, следующего за днем

проведения обследования, направляет акт обследования условий жизни

несовершеннолетнего в УСЗН АО для рассмотрения на Окружном консилиуме.

С учетом рекомендаций Окружного консилиума орган опеки и

попечительства принимает одно из следующих решений:

- в случае принятия решения о необоснованном помещении ребенка в

специализированное учреждение для несовершеннолетних на основании акта

оперативного дежурного ОМВД по району города Москвы, ребенок возвращается

в семью на основании распоряжения органа опеки и попечительства о передаче

ребенка родителям (законным представителям);

- в случае принятия решения об обоснованности помещения ребенка в

специализированное учреждение для несовершеннолетних на основании акта

оперативного дежурного ОМВД по району города Москвы, ОСЗН района издает

распоряжение о временном помещении ребенка в специализированное

учреждение для несовершеннолетних.

Если ребенок был помещен ОМВД по району г. Москвы в медицинскую

организацию, ОСЗН района издает распоряжение о временном помещении

ребенка в специализированное учреждение для несовершеннолетних, после

выписки ребенка из медицинской организации.

Распоряжение составляется в двух экземплярах, один из которых вручается в

день издания распоряжения родителям (законным представителям) под подпись о

вручении на контрольном экземпляре.

При наличии обстоятельств, препятствующих возможности вручения

экземпляра распоряжения родителям (законным представителям), оно

направляется заказным письмом в тот же день. В случае если рабочий день

почтового отделения окончен, распоряжение направляется заказным письмом на

следующий рабочий день.

3.11. В случае принятия решения о передаче ребенка родителям (законным

представителям), орган опеки и попечительства организует дальнейшую работу с

семьей в соответствии с Регламентом межведомственного взаимодействия в

сфере выявления семейного неблагополучия и организации работы с семьями,

находящимися в социально опасном положении или трудной жизненной

ситуации.

3.12. По окончании рабочего времени, в ночное время, выходные и

праздничные дни в случае жесткого обращения с ребенком действия по

отобранию ребенка из семьи осуществляются в соответствии с пунктами

2.12. – 2.20. настоящего Регламента.
Регламент Москва - 02.03 2017 ОП Москвы.pdf

3


Подготовлен Аналитическим Центром «Семейная политика.РФ» при участии Межрегиональной

общественной организации «За права семьи».

Правовой анализ проекта

«Регламента отобрания детей из семей при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью или в случае жестокого обращения с ребенком»1

2 марта в Общественной Палате Москвы был представлен на обсуждение с участием

представителей общественных организаций проект, разработанного для Москвы «Регламента

отобрания детей из семей при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью или в

случае жестокого обращения с ребенком» (далее «Регламент»).

Необходимо отметить, что представленный проект подготовлен на фоне данного Президентом

Российской Федерации В. В. Путиным 1 января 2017 года поручения (Пр-21, п. 2)

«проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно

применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью». В поручении Президента

Российской Федерации поставлена вполне очевидная задача: исключить случаи неправомерного

вмешательства в семью и избыточно применяемые при таком вмешательстве меры.

На этом фоне представленный проект «Регламента» вызывает недоумение и удивление,

поскольку целый ряд его положений прямо и существенно противоречат нормам федерального

законодательство и даже нормам прямого действия Конституции Российской Федерации.

Создается впечатление, что «Регламент» призван вовсе не исключить случаи неправомерного

вмешательства в семьи и избыточность применяемых при таком вмешательстве мер, а напротив –

расширить возможность вмешательства в семью и «узаконить» уже существующую незаконную

практику в этой области.

В предложенном виде проект «Регламента» незаконен и неконституционен, и его принятие

поведет к серьезному нарушению прав семей и граждан – как родителей, так и детей.

При этом важно отметить, что «Регламент», содержа множество противоречащих закону норм, не

решает при этом самой центральной задачи – не конкретизирует понятие

«непосредственная угроза жизни и здоровью», сохраняя, тем самым текущее расплывчатое,

коррупциогенное правоприменение, когда критерии существования такой угрозы целиком

определяются усмотрением сотрудников органов опеки и попечительства. Представляется

необходимым, чтобы «непосредственная угроза жизни и здоровью ребенку» определялась хотя

бы как «ситуация, при которой не вызывает сомнений неизбежность наступления в случае

оставления ребенка с родителями (иными лицами, на попечении которых он находится)

негативных последствий в виде смерти, причиняющих вред здоровью ребенка телесных

повреждений, стойких нарушений функций организма ребенка». Во всех иных случаях, не

подпадающих под данное определение, не может и не должна идти речь о существовании

непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка.

А. Общая правовая рамка

В этой связи следует напомнить, что в соответствии со ст. 38 ч.ч. 1 и 2 Конституции Российской

Федерации, нормы которой имеют прямое действие и высшую юридическую силу на всей

территории Российской Федерации2, «*материнство и детство, семья находятся под защитой

государства» и «забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей». Статья

25 Конституции РФ устанавливает, что жилище неприкосновенно, и никто не вправе проникать в

жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным

законом, или на основании судебного решения. Статьи 23 и 24 Конституции РФ провозглашают

право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, запрет сбора, хранения и

использования информации о частной жизни лица без его согласия.

В соответствии со ст. 55 ч. 2 в Российской Федерации не могут издаваться законы, отменяющие

или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Это, очевидным образом, относится и к

подзаконным актам. При этом согласно ст. 55 ч. 3 Конституции РФ права и свободы человека и

гражданина могут быть ограничены только федеральным законом, и только в той мере, в какой

это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и

законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, нормы, ограничивающие конституционные права граждан, не могут вводиться

подзаконными нормативными актами, такими как «Регламент». Даже в случае, когда такие нормы

вводятся федеральным законом, из Конституции РФ следует целый ряд серьезных ограничений,

на которые неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации.

Так, в своем Постановлении от 30.10.2003 N 15-П Конституционный Суд РФ указал, что

ограничения конституционных прав, вводимые федеральным законодателем, должны быть

необходимыми и соразмерными конституционно признаваемым целям таких ограничений; в тех

случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения

закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на

само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания; при

допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми

целями государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и интересов,

должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими

целями меры; публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции, могут оправдать

правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям

справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми

для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других

лиц, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать само

существо конституционного права, т. е. не ограничивать пределы и применение основного

содержания соответствующих конституционных норм; с тем чтобы исключить возможность

несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной

правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, точной, четкой и

ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и,

следовательно, произвольного их применения.

Все эти правовые позиции Конституционного Суда РФ, проясняющие содержание ст. 55 ч. 3

Конституции РФ, должны учитываться при интерпретации норм действующего законодательства,

подразумевающих ограничение конституционных прав граждан. Учитывать их необходимо и при

подготовке основанных на них подзаконных нормативных актов. Однако, предложенный  Ст. 15 ч. 1 Конституции РФ 

«Регламент» и реализуемые в нем подходы прямо противоречат этой обязывающей позиции Конституционного Суда РФ.

Они также противоречат базовым нормам российского законодательства в семейной сфере,

таким как принцип «недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи»,

зафиксированный в ст. 1 п. 1 Семейного кодекса РФ, и принятым Российской Федерацией нормам

международного права, таким как ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и

основных свобод, ст. 17 Международного пакта ООН о гражданских и политических правах, ст. 9 и

ст. 16 Конвенции ООН о правах ребенка, ст. 9 Конвенции СНГ о правах и основных свободах

человека.

Ниже мы отметим основные проблемы предлагаемого «Регламента»


Б. Вводные замечания

I. Действующее законодательство предусматривает единственную законную возможность внесудебного отобрания ребенка у родителей или
иных законных представителей – в порядке, определенном ст. 77 Семейного кодекса РФ.

Согласно ст. 77 Семейного кодекса РФ немедленное отобрание ребенка может быть

осуществлено только органом опеки и попечительства (далее «ООиП»), и только при

непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью.

Никаких других возможностей немедленного внесудебного отобрания ребенка у родителей

действующее законодательство не предусматривает.

Серьезно противоречат действующему законодательству ситуации, когда ребенка отбирают у

родителей представители органов внутренних дел (далее «ОВД»), затем оформляя его в качестве

«безнадзорного» или «беспризорного». Действующее законодательство не предусматривает

подобной процедуры.

В качестве «безнадзорного» федеральное законодательство (ст. 1 Федерального закона от 24

июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений

несовершеннолетних", далее «120-ФЗ») рассматривает несовершеннолетнего, «контроль за

поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения

обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или

иных законных представителей». Таким образом, только несовершеннолетний, контроль за

поведением которого со стороны родителей отсутствует, может рассматриваться как

«безнадзорный». Беспризорный – это «безнадзорный, не имеющий места жительства и (или)

места пребывания» (там же). Таким образом, даже в случаях, если существует предполагаемая

угроза жизни и здоровью ребенка, но контроль за его поведением со стороны родителей или

законных представителей не отсутствует, он не может рассматриваться как «безнадзорный»,

тем более не может рассматриваться как «беспризорный» ребенок, забранный из семьи от

родителей. Само по себе признание ребенка «безнадзорным», в соответствии с действующим

законодательством, не дает права на отобрание его у родителей. Не дает основания для

отобрания ребенка у родителей и признание ребенка или семьи находящимися в социально

опасном положении (120-ФЗ, там же).

II. Предусматривая возможность помещения ребенка в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, без согласия родителей,

действующее законодательство (120-ФЗ, ст. 13) по своей направленности исходит из

необходимости защитить ребенка, который лишился попечения родителей, родители которого

лишены родительских прав или в них ограничены по решению суда, который был отобран у

родителей законным образом на основании ст. 77 Семейного кодекса РФ, который был законным

образом выявлен в качестве безнадзорного или беспризорного и не может быть в настоящее

время возвращен родителям в силу их отсутствия, неизвестности их местонахождения, наличия

непосредственной угрозы для жизни и здоровья ребенка дома и по аналогичным причинам.

Иная, более широкая интерпретация ст. 13 120-ФЗ необоснованна и недопустима, поскольку

вступит в прямое противоречие с правами граждан, защищаемыми ст. 38 Конституции РФ, и теми

требованиями к федеральному законодателю, которые предъявляет ст. 55 ч. 3 Конституции РФ в

ее обязывающем истолковании Конституционным Судом РФ.

III. Ситуация, когда дома ребенок, как предполагается, подвергается жестокому обращению, однако при этом отсутствует непосредственная угроза его жизни и здоровью, по нормам

действующего законодательства не позволяет произвести отобрание ребенка у родителей. В таких

случаях возможны лишь действия, предусмотренные уголовно-процессуальными нормами, и

судебный порядок лишения родителей родительских прав или их ограничения в родительских

правах.

IV. Действующее законодательство ни в каком случае не дает ООиП права входа в жилище против воли проживающих в них граждан. Нормы действующего законодательства не содержат

указания на такое право. При этом, поскольку такое право прямо ограничивало бы

конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, оно может быть предусмотрено

только конкретной нормой федерального закона, прямо указывающего когда, при каких

обстоятельствах и в каком порядке то или иное должностное лицо – в данном случае сотрудники

ООиП – может войти в жилище гражданина без его согласия. В жилище граждан без их согласия

могут входить только должностные лица, конкретные полномочия которым дают прямые нормы

федерального законодательства, и только в случаях, предусмотренных законом.

V. Действующее законодательство не предполагает возможности существования

предусмотренных «Регламентом» «консилиумов» с участием представителей общественных

организаций и иных посторонних лиц. Конституционные нормы защищают право граждан на

неприкосновенность информации об их частной и семейной жизни. Получать соответствующую

информацию могут только должностные лица, которым соответствующие полномочия дают

прямые нормы федерального закона, и только в случаях и в порядке, предусмотренных данными

нормами. Таким образом, недопустимо и невозможно, без согласия самой семьи, ни

рассмотрение информации о ее частной жизни участниками «консилиумов» (представителями

общественных организаций) с целью оценки «обоснованности отобрания», ни «выход в семью»

представителей общественных организаций совместно с должностными лицами ООиП. В

последнем случае это было бы прямым нарушением ст. 121 п. 1 Семейного кодекса РФ, которая

устанавливает: «Деятельность других, кроме органов опеки и попечительства, юридических

и физических лиц по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей,

не допускается».

В. Конкретные противоречия текста проекта «Регламента» Конституции РФ и нормам федерального законодательства:

Название «Регламента» - противоречит нормам действующего законодательства. Действующее

законодательство предусматривает возможность немедленного отобрания ребенка у родителей и

иных законных представителей только при наличии непосредственной угрозы его жизни и

здоровью. В иных случаях т. н. «жестокого обращения» возможность немедленного внесудебного

отобрания законом не предусмотрена.

П. 1.3., 2.12-2.14 – противоречит нормам федерального законодательства (см. выше). Отобрание

ребенка сотрудниками ОВД законом не предусмотрено. Само по себе «выявление» факта

«жестокого обращения» не является основанием для немедленного отобрания ребенка в

отсутствие непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка. В случае наличия такой угрозы

отобрание должно производиться ООиП в порядке, предусмотренном ст. 77 Семейного кодекса. В

случае ее отсутствия отобрание производиться не может. Отобрание сотрудниками ОВД

проводиться не может ни в каком из этих случаев (см. выше Б.I). Помещение ребенка без согласия

родителей в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в

социальной реабилитации, возможно лишь в отношении беспризорных детей или детей,

законным образом отобранных у родителей в порядке ст. 77 СК РФ, а также по заявлению самого

ребенка. Иные толкования норм ст. 13 120-ФЗ противоречат конституционно-правовым рамкам, в

которых они должны рассматриваться и применяться (см. выше Б.II).

П. 1.4.-1.8. – существование «консилиумов» с участием общественных организаций, иных структур,

не уполномоченных в данном случае федеральным законом иметь допуск к конфиденциальной

информации о семье без ее согласия, противоречит нормам действующего законодательства (см.

выше Б.V).

П. 2.2-2.3, 2.19, 3.10 и т.п. – информирование общественных организаций, иных структур, не

уполномоченных в данном случае федеральным законом иметь допуск к конфиденциальной

информации о семье без ее согласия, о содержании поступившего сообщения, участие их в

«выходе в семью» противоречит нормам действующего законодательства (см. выше Б.V).

Граждане не обязаны впускать в свой дом как сотрудников ООиП, так и (тем более)

представителей указанных структур. Все ситуации, когда должностные лица вправе войти в

жилище граждан без их согласия, должны быть указаны в соответствующих прямых нормах

федерального законодательства. Федеральное законодательство не содержит таких норм в

отношении ООиП и, тем более, каких-либо общественных организаций.

П. 2.4, 3.2 – «наличие оснований полагать, что ребенок, находящийся в квартире, находится в

обстановке, представляющей непосредственную угрозу его жизни или здоровью», как и само по

себе «наличие оснований полагать, что в отношении ребенка осуществляются

противоправные действия», не является, само по себе, основанием для проникновения

сотрудников полиции в жилое помещение без согласия проживающих в нем граждан. Ст. 15 ФЗ

«О полиции», на которую ссылается данное положение «Регламента», не предусматривает такого

основания. В соответствии с указанной статьей сотрудники полиции могут проникать в жилище

без согласия проживающих в нем граждан только (перечисляются лишь относящиеся к делу

основания) для пресечения преступления или для выяснения обстоятельств несчастного случая. В

соответствии с действующими правовыми нормами и принципом аналогии закона под

несчастным случаем подразумевается не любая травма, а лишь ситуация, приведшая к смерти

человека или стойкой утрате им работоспособности. Ни в каком ином случае ст. 15 ФЗ «О

полиции» сотрудникам полиции права войти в жилище без согласия проживающих в нем граждан

не дает. В случае, когда речь идет не об «обстановке, представляющей непосредственную

угрозу его жизни или здоровью», а о наличии информации о конкретном преступлении, полиция

может осуществлять вход в рамках норм Уголовно-процессуального кодекса РФ и Федерального

закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Однако к ним не имеют отношения

формулировки вида «наличие оснований полагать, что ребенок, находящийся в квартире,

находится в обстановке, представляющей непосредственную угрозу его жизни или здоровью»

и нет никаких оснований смешивать эти разные правовые категории, ставя под угрозу

конституционное право граждан на неприкосновенность жилища. Термин «противоправные

действия» вообще является неоправданно широким и, в любом случае, неуместен в данном

контексте (речь должна идти о конкретных преступлениях, при которых соответствующее

полномочие полиции возникает на основании строгих критериев ст. 15 ФЗ «О полиции» и ФЗ «Об

оперативно-розыскной деятельности»). При подобных расплывчатых трактовках, противоречащих

нормам федерального законодательства, право на неприкосновенность жилища, фактически,

полностью перестает существовать, будучи подвергнуто неоправданно расплывчатым,

коррупциогенным ограничениям.

П. 2.7, 3.5 – Нет никакой необходимости вводить новый тип документа – «акт оценки

безопасности нахождения ребенка в семье». В соответствии с действующим «Порядком

проведения обследования условий жизни несовершеннолетних граждан и их семей» (утв.

Приказом Минобрнауки РФ от 14.09.2009 г. N 334) наличие обстоятельств, которые создают угрозу

жизни и здоровью ребенка, фиксируется в акте обследования условий жизни

несовершеннолетнего гражданина и его семьи. Соответствующие действия ООиП (в том числе, в

случае необходимости, немедленное отобрание ребенка) основываются именно на этом акте.

П. 2.16, 3.9 – противоречит нормам действующего законодательства. При поступлении

информации о наличии угрозы жизни и здоровью ребенка ООиП сперва должна провести

обследование условий жизни несовершеннолетних граждан в соответствии с «Порядком

проведения обследования условий жизни несовершеннолетних граждан и их семей» (утв.

Приказом Минобрнауки РФ от 14.09.2009 г. N 334), зафиксировав информацию о наличии

обстоятельств, которые создают угрозу жизни и здоровью ребенка, в том числе

непосредственную. Только на основании этого может приниматься решение об отобрании и

осуществляться само отобрание ребенка.

П. 3.6 – «выявление сотрудниками полиции обстоятельств, составляющих объективную

сторону состава преступления» - следует помнить, что в соответствии со ст. 49 Конституции РФ

гражданин считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном

федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Представляется, что подобная формулировка игнорирует эту конституционную норму. Речь может

идти лишь о признаках состава преступления. Устанавливать, имеет ли место объективно состав

того или иного преступления, сотрудники полиции не вправе – это задача суда, на основании

собранной в ходе следствия информации.

П. 3.7 – противоречит федеральному законодательству. Медицинское освидетельствование

ребенка, не утратившего родительское попечение, может проводиться только с согласия и по

решению его родителей (законных представителей), кроме случаев, когда оказание медицинской

помощи необходимо для спасения жизни ребенка, или в иных случаях, предусмотренных ст. 20 ч.

9 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан».

П. 3.8 – безосновательно фактически отождествляет наличие «жестокого обращения» и наличие

«непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка». Возможность такого отождествления не

вытекает из норм федерального законодательства, это разные категории. Наличие «жестокого

обращения» в отсутствие непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка, само по себе, не

является основанием отобрания ребенка у родителей.

П. 3.11 – «Регламент межведомственного взаимодействия в сфере выявления семейного

неблагополучия и организации работы с семьями, находящимися в социально опасном

положении или трудной жизненной ситуации» - нормы данного документа также содержат

многочисленные противоречия с нормами действующего федерального законодательства и

Конституции РФ. В этой части данный документ не подлежит применению и нуждается в срочном

пересмотре.

Все указанные нормы вступают в прямое противоречие с действующими нормами

федерального законодательства и (или) Конституции Российской Федерации (в том числе с

учетом ее интерпретации Конституционным Судом РФ). В связи с этим принятие таких норм

будет незаконным, а сами нормы, в случае их принятия, не должны подлежать применению.

Правовой анализ регламента отобрания детей в Москве.pdf

4

ПОДПИСАТЬ УКАЗАННУЮ ПЕТИЦИЮ    http://www.citizengo.org/ru/fm/41844-ne … mnashisemi


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » Ювенальная юстиция (ЮЮ). » Дума собирается принять "Регламент отобрания детей".