ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » ЖКХ, СОЦИУМ, Собянин » ЖКХ, пенсионная система, образование, здравоохранение


ЖКХ, пенсионная система, образование, здравоохранение

Сообщений 101 страница 110 из 189

101

( сайт Dal.by)   http://s3.uploads.ru/t/2v7cN.gif

        Уберегаем от посадки
     
В Омской области поветрие: один за другим уходят с постов глав руководители районов. Досрочные выборы в последнее время стали явлением постоянным.

При этом региональный избирком отказывает в регистрации множеству претендентов. Его руководитель Алексей Нестеренко на недавнем брифинге объяснил это заботой о них - мол, если человек не умеет и не хочет чтить закон, "мы уберегаем его от посадки, его семью от несчастья, а бюджет от траты денег".

Украденные миллионы

За два последних года перевыборы глав уже прошли в 11 районах. Причина одна - превышали полномочия, ловчили с деньгами. Правда, только четверо получили сроки. Впрочем, условные. Не повезло разве что главе Черлакского района Василию Яцковскому. В сентябре суд, лишив Яцковского свободы на полтора года и права в течение двух лет занимать должности государственной службы, обязал выплатить нанесённый его деятельностью ущерб в 8,5 миллиона рублей. И глава Исилькульского городского поселения Владимир Прудник, раздававший квартиры своим людям и осуждённый чуть позже по той же статье и с тем же ущербом, тоже в тюрьму почему-то не сел. Что уж говорить о руководителе Нижнеомского района Анатолии Стадникове, которому ещё в декабре 2012 года присудили штраф за необоснованно перечисленные в стройконтору средства. В начале 2013-го он ушёл в отставку, но в мае того же года оказался опять "всенародно избранным".

И избирком ему не отказал.

- Коррупционные преступления, особенно экономические, сложны для расследования, - объясняет кандидат юридических наук Алексей Бирюков. - В них очень зыбка грань между деяниями, которые квалифицируются как уголовное преступление, например, злоупотребление должностными полномочиями, и теми, что расцениваются как гражданско-правовые отношения. Если материалы обычного уголовного дела можно изучить за 2-3 часа, то по коррупционным преступлениям документы насчитывают несколько томов. Одна маленькая справка может иметь решающее значение. Кроме Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, тут надо хорошо знать Гражданский кодекс, региональные законодательные акты, законы о бухгалтерском учёте и многое другое. Преступники-коррупционеры - солидные люди. Найти свидетелей по делам о коррупции и взяточничестве непросто - мало, кто верит в победу правосудия, а портить себе жизнь свидетелю не хочется...

В прошлом году, по данным СУ СК России по Омской области, было расследовано 645 преступлений коррупционной направленности. Установленный в ходе следствия ущерб, причинённый коррупционными преступлениями, составил 40 миллионов 296 тысяч рублей. Эти миллионы дают в основном немногие "солидные" подсудимые, из числа чиновников. Но 90 процентов преступников - преподаватели, врачи, директора школ, уличённые в мелких взятках. Поймать-то их легче, но растаскивают страну всё же не они. Интересно, что в целях возмещения причинённого преступлениями ущерба в судебном порядке был наложен арест на имущество обвиняемых на сумму всего 9 миллионов 481 тысяча рублей. Конфискация имущества, предусмотренная Конвенцией Организации Объединённых Наций против коррупции, у нас не практикуется - как объясняет юрист, механизма реализации такого действия у нас пока нет.

Всего лишь халатность

Чем выше ранг подозреваемого, тем, конечно, сложнее вести расследование. Поэтому изобличённых коррупционеров среди высокопоставленных чиновников крайне мало. Бывший теперь министр здравоохранения области Юрий Ерофеев, пожалуй, был единственным из первых лиц Омской области, обвинённый в причинении ущерба бюджету - более 138 миллионов рублей. В 2009 году в областную клиническую больницу были куплены томографы по явно завышенной цене. В деле сначала фигурировал и главный врач ОКБ, Константин Полежаев, сын тогдашнего губернатора. Потом он из списка подозреваемых почему-то выпал. Следствие тянулось долго, причём обвиняемый Ерофеев с делом знакомился целый год! В итоге в 2012-м оно было прекращено за истечением срока давности, хотя по экономическим статьям Уголовный кодекс предусматривает срок давности: два года для преступления небольшой тяжести, шесть лет - для средней, десять - для тяжкого и пятнадцать лет - для особо тяжкого. Но вменяли-то экс-министру не "экономику", а всего лишь халатность, потому он и отделался штрафом в 129 тысяч рублей и устроился научным сотрудником в Новосибирский НИИ гигиены.

Тем же грозит завершиться дело бывшего заместителя министра строительства и жилищно-коммунального комплекса Омской области 61-летнего Михаила Тюфягина, задержанного в 2011 году по подозрению в получении взятки в особо крупном размере - в виде автомобиля "Toyota Highlander". А вот экс-глава регионального Росимущества Ольга Пегасина, которая обвинялась в продаже конфискованных автомобилей по заниженным ценам, и вовсе попала в этом году под амнистию. В глазах общества, по словам старшего следователя регионального СУ СКР Романа Водолазского, это её не обеляет. Пострадавшее же государство, судя по всему, ущерб взыскивать не собирается.

- Борьба с коррупцией у нас, по моему мнению, больше напоминает борьбу неких политических и финансовых групп, чем вой­ну с казнокрадами и взяточниками, - считает омский писатель Георгий Боро­дянский. - Силы задействованы серьёзные. Я, например, несколько раз сталкивался с тем, что свидетели по коррупционным делам внезапно умирали по "объективным" причинам незадолго до вызова в суд. Думаю, победить коррупцию невозможно, пока сама правоохранительная система не менее коррумпирована, чем чиновничья. Несколько лет назад проводилось независимое исследование в Омске, выяснившее, что прокуратура более чем на 50 процентов состоит из родственников вип-чиновников.

Очередь из "мёртвых душ"

Историк Александр Рахно, депутат Муромцевского сельского совета, говорит, что официальная борьба с коррупцией похожа на некое жертвоприношение с целью отвлечь народ от политических проблем. А настоящую борьбу должны вести сами люди, это единственный путь. Как ни странно, такое вполне возможно, хотя и мучительно трудно. В Муромцевском районе живёт инвалид первой группы по зрению Дмитрий Щекотов, который в феврале этого года добился, чтобы Верховный суд РФ признал незаконным постановление правительства области "О порядке предоставления мер социальной поддержки инвалидам и некоторым категориям ветеранов". Как выяснил Щекотов, тысячи омичей, имеющих право на санаторно-курортное лечение, не имели шансов на его получение, поскольку никак не могли попасть в очередь, которая на треть, а то и наполовину состояла из "мёртвых душ". По расчётам правозащитника, на них в прошлом году в области потрачено около 66 миллионов рублей.

Виктор Назаров, губернатор Омской области, принявший пост в конце мая 2012 года, на расширенном заседании коллегии Управления МВД РФ по Омской области, посвящённом планам на 2014 год, говорил, что необходимо усиливать работу и в сфере противодействия коррупции, призывая действовать без оглядки на имена и должности. Причём посоветовал "в борьбе с этим социальным злом более тесно сотрудничать со структурами гражданского общества и средствами массовой информации".

Вполне логично: универсальный рецепт борьбы с коррупцией во всём мире - развитие демократического гражданского общества. Можно, конечно, посетовать на известные в таком случае "издержки переходного периода" и на "багаж от прежнего руководства", но даже публично обнародованные факты говорят о том, что ситуация в Омской области далека от благополучной. От прежнего губернатора Леонида Полежаева остался шлейф коррупционных историй, что не помешало ему 20 лет править областью. С кого, например, взыскивать региональные и федеральные деньги, "закопанные" в омское метро, которое за эти годы так и не продвинулось дальше одной станции?

И - последний эпизод из нашей коррупционной саги: совсем недавно на министра имущественных отношений завели дело, обвиняя его в незаконной продаже областной земли. Он сказался больным, улетел в Москву, лёг там больницу. И вдруг - исчез! Нигде найти не могут! Ни в Москве, ни в Омске.

Ау-у, уважаемый министр, откликнись! Тебя с нетерпением ждут омские следователи!..

ОМСК
Источник

102

ZRD.SPB.RU
ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

    «Основная цель — не помощь верующим, а уплотнительная застройка»

Строительство храмов на природных территориях столицы нарушает сразу несколько действующих природоохранных законов

Реализация программы строительства 200 православных храмов в Москве сопровождается конфликтами на религиозной почве и ростом социальной напряженности. По мнению экспертов, городские власти менее всего озабочены нуждами верующих, а саму программу используют как прикрытие для застройки зеленых зон.

Столичная общественная организация «Комитет защиты прав граждан» пытается опротестовать распоряжение Москомархитектуры от 22 ноября 2011 года №21 «О подготовке проектов планировки территорий города Москвы с целью размещения православных храмов и храмовых комплексов». Когда внутренний документ ведомства наконец оказался в открытом доступе, выяснилось, что каждый из 77 перечисленных в приложении участков для строительства находится на территории природного комплекса.

«Изначально чиновники утверждали, что под программу строительства 200 храмов в Москве пойдут пустыри и промзоны, но, когда проект начал реализовываться, стало ясно, что это далеко не так, — рассказала «Газете.Ru» член Комитета защиты прав граждан и Общественного экологического совета ВАО Алина Енгалычева. — Хотя в самой мэрии это ни для кого не было секретом.

В скрывавшемся больше двух лет распоряжении указаны четыре участка на неприкасаемых по закону ООПТ (особо охраняемые природные территории): в природно-историческом парке Царицыно, природном заказнике Долина реки Сетунь и природно-историческом парке Тушинский. Еще два участка оказались в охранной зоне объектов культурного наследия — усадьбы в Архангельском-Тюрикове и усадьбы Михалкова. Остальные — в парках, скверах, лесопарках, лугопарках и лесных массивах. Распоряжение тщательно скрывали и вывесили на сайте только 24 февраля, после того как, получив документ по своим каналам, мы подняли шум».

Между тем Минюст даже не признал распоряжение Москомархитектуры документом, достойным своего внимания, говорит Енгалычева. «Недавно мы получили ответ на запрос о регистрации документа, в котором сообщается, что распоряжение №21 «признаков нормативного правового акта не содержит, в связи с чем не подлежит включению в федеральный регистр нормативных правовых актов г. Москвы, а также проведению правовой и антикоррупционной экспертизы», — рассказала она. — Но юридическая коллизия заключается в том, что, хотя формально это всего лишь внутренний распорядительный документ Москомархитектуры, на деле он является основанием для нарушения законодательства», — отмечает Енгалычева.

При реализации проекта не считаются не только с мнением жителей, но и с бюджетными средствами. «Наш парк на Зеленом проспекте совсем недавно благоустроили, вложили деньги, — рассказала активистка. — Парк находится в красных линиях градостроительного регулирования. Но сейчас эти линии волевым решением сдвинуты, от парка отрезали и поставили на кадастровый учет участок для застройки».

Очаги напряженности возникают по всему городу, где люди узнают о предстоящем строительстве.

Среди горячих точек — Гольяновский парк, Измайловский бульвар, сквер на улице Федора Полетаева, Ходынка, Джамгаровский парк, Терлецкий лесопарк, Очаковский пруд, парк с Владимирским прудом и другие. Иногда благодаря активности жителей удается отбить природную территорию. Так произошло со сквером у кинотеатра «Высота» на юго-востоке города и ООПТ Измайлово.

«И это только начало, — отмечает Енгалычева. — Как официально заявил куратор проекта от правительства Москвы Владимир Ресин, тех церквей, которые намечено возвести в рамках проекта, недостаточно. И в будущем власти, по его словам, постараются «достичь соотношения: 8 тыс. человек на 1 храм». А это уже более 1,5 тыс. новых строек».

Между тем, продвигая программу нового строительства, власти ведут наступление на территорию существующих храмов, утверждают активисты. Так, в Свиблове мэрия решила построить ФОК в зоне охраны памятника — храма XVI века.

«На защиту культурного наследия встала не РПЦ, а люди, которых вовсю обзывают храмоборцами, — рассказала Енгалычева. — После того как жители обратились в суд, мэрия отменила свое постановление, но, поскольку ГПЗУ (градостроительный план земельного участка) остается в силе, мы опасаемся, что новое постановление не заставит себя ждать».

По словам депутата Гагаринского муниципального собрания Елены Русаковой, в ее округе на защиту природы района от застройки встали именно воцерковленные граждане.

«Люди говорили о том, что по границам района в пяти-десятиминутной транспортной доступности находится более десяти храмов, — рассказала Русакова «Газете.Ru». — И идея обязательно воткнуть что-то новое в границах района абсурдна и никак не связана с нуждами верующих». По ее словам, верующие просили власти пустить транспорт к расположенному на территории района старинному Андреевскому монастырю у Москвы-реки и оказать ему помощь в проведении реставрации. Однако эти предложения не вызвали интереса.

«Из этого можно сделать только один вывод: основная цель программы строительства 200 храмов в Москве — не помощь верующим, а открытие возможности застройки наиболее дорогой городской земли, —

считает депутат. — Выделение земель природного комплекса вовсе не вынужденная мера, а принципиальная позиция. Об этом говорят и сами архитекторы, получившие такую установку. А также специалисты-религиоведы, по чьему мнению программа никак не связана с вопросами веры и религии. И трактовать ее надо как вариант уплотнительной застройки».

Русакова напомнила, что два года назад в Москве был принят закон, позволяющий строить в зеленых зонах детские сады, школы и спортивные сооружения. «Этот закон развязал руки недобросовестным застройщикам, — считает она. — Теперь становится возможной такая схема: заявляется строительство детского сада, выдается ГПЗУ, которое и выносится на публичные слушания, и одобряется. И лишь потом появляется проект будущего объекта, в котором детский сад оказывается всего лишь первым этажом жилого дома.

Проблема куда масштабней, но она сознательно сводится к программе 200 храмов. А дальше разговор переводится на тему: нужны ли эти храмы городу? И уходит совсем в другое русло».

По словам депутата Мосгордумы от КПРФ Владимира Святошенко, побывавшего не на одном собрании жителей по поводу строительства храмов, повсеместно специально привезенные провокаторы сводят обсуждение к конфликту на религиозной почве, сталкивая между собой даже верующих москвичей. «Всех тех, кто выступает за строительство храма, но не на берегу водоема или в парковой зоне, а в другом месте, провокаторы очерняют и клянут. Не думаю, что они действуют самостоятельно», — считает депутат.

Между тем измененное городское законодательство, разрешающее нецелевую застройку природных территорий, нарушает сразу несколько федеральных законов, считают экологи.

По заключению руководителя Московского городского общества защиты природы Галины Морозовой, нарушаются Земельный кодекс РФ (ст. 85 «Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий», ст. 95 «Земли особо охраняемых природных территорий»), ФЗ «Об охране окружающей среды» (ст. 58 «Меры охраны природных объектов», ст. 59 «Правовой режим охраны природных объектов», ст. 61 «Охрана зеленого фонда городских и сельских поселений»), ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (ст. 27 «Режим особой охраны территорий памятников природы»). «Действующее законодательство запрещает хозяйственную деятельность, оказывающую негативное воздействие на природные территории. И касается это в первую очередь капитального строительства», — напоминает Морозова.

По ее словам, до 2010 года Москва по своей природоохранной политике лидировала среди мировых столиц: был выделен экологический каркас города, сформирована сеть ООПТ, издана Красная книга Москвы как официального документа правительства Москвы. Однако сейчас столица в этом отношении отброшена далеко назад.

«Москва испытывает острый дефицит экологически эффективных площадей, — отмечает Морозова. —

Последние три года, несмотря на заверения чиновников, в городе не создано ничего нового. Мэрия приходит на существующие природные территории, преобразовывает их по своему усмотрению и заявляет о создании нового парка. При этом население города постоянно растет. Рекомендованные ВОЗ нормы составляют 50 кв. м зеленых насаждений в границах города на человека. И оценивать наш зеленый фонд следует не по его площади, а по числу людей, лишенных этих 50 м».

http://www.gazeta.ru/social/2014/05/08/6022649.shtml
10.05.2014, 11:32 | Ирина Резник

 
Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

103

Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия

  Демон безграмотности
Юрий  Серб, Православный Санкт-Петербург

17.05.2014


Не раз приходилось мне слышать: «Зачем воевать за чистоту русского языка? Язык - живой организм, он должен развиваться, меняться, накапливать новую лексику... А вы его хотите загнать в раз и навсегда заданные рамки!»

Как ответить на такой упрёк, как возразить? Да, русский язык - живой язык, и он должен развиваться. Вот только как ему оставаться живым, если его упорно и целенаправленно убивают? И кто же это делает? Те, кто по долгу своему должны его беречь: писатели и журналисты.

Больше всего злодействуют, конечно, журналисты. Они и в прежние времена не отличались грамотностью, но теперь эти люди губят язык уже не столько по неграмотности своей, сколько по спецзаказу, то есть осуществляя определённую политику. Наши Средства Массовой Интоксикации ведут с нами не только информационную войну, но и языковую. Нас отучают от правильной, грамотной, красивой речи, делают всё, чтобы мы забыли свой родной язык, чтобы не знали его основных правил. Война эта началась не сегодня. Ещё в 20-30-е годы новое поколение филологов, приехавших в столичные университеты с западных границ СССР, начало троцкистскую атаку на русскую речь. Именно они придумали, например, «правило мягкого знака», которое касается существительных, оканчивающихся на «ье», - например «сиденье». В прежние времена говорили: «Он упал на сиденье», - но: «Он остался на сиденьи». Это было понятно: существительное должно изменяться в соответствии с падежом - в данном случае предложным. Анна Ахматова в своём дореволюционном стихотворении писала: «Исаакий в облаченьи из литого серебра. Стынет в грозном нетерпеньи конь великого Петра». Это понятно, это по-русски, это грамотно. Зачем же троцкисты от филологии заменили понятную и привычную форму иной: «На сиденье, в облаченье, в нетерпенье»? Куда девалось верное падежное окончание? И кому нужна была такая замена? Только тем, кто хочет разрушить логическую стройность нашего языка.

Хорошо, допустим, окончания «-ье» и «-ьи» на слух не очень различаются, и в устной речи их подмена почти незаметна. Но почему, объясните мне, перестали склоняться русские географические названия, заканчивающиеся на «о», - Дивеево, Кемерово, Купчино... Ведь это русские названия русских городов и сёл, а следовательно, все правила русской грамматики к ним по-прежнему применимы. Русскому человеку естественно говорить: «Храм в Дивееве», «Неподалёку от Кемерова», «Подъезжая к Купчину» и т.д. Но современные журналисты выдумали новое правило: ни в коем случае не склонять названия на «о», точно они принадлежат иностранным городам. И это правило усиленно навязывается нам через телевидение, Интернет, газеты... Хотя есть масса нормативных учебных пособий, изданных в том числе и МГУ, где утверждаются иные нормы - те, в соответствии с которыми писали Бунин, Паустовский, Андрей Платонов. Чехов в одном из писем сообщает: «Сижу в Мелехове...».

Иногда не вытерпишь, позвонишь редактору какого-нибудь новостного сайта: «Что же вы делаете? Откуда это - «Делегацию встретили в Пулково»?..» И что же я слышу в ответ? «А вот на «Грамота.Ru» написано, что можно и не склонять!..»

«Можно и не склонять...» Но либеральные СМИ принципиально не склоняют эти топонимы! Они, так сказать, топчут наши уши, чтобы мы совершенно оглохли и уже не различали, что правильно, что неправильно. И вот, пожалуйста: наши петербуржцы, жители культурной столицы, говорят: «Он живёт в Автово». Просто волосы дыбом поднимаются, когда слышишь такое. Но нет: «Живёт в Автово» - и всё тут!

Журналисты сами путаются в падежах и людей отучают правильно склонять слова. Пишут, например: «Я боюсь свою соседку...» Как это? До сих пор по-русски говорилось: «Боюсь соседки...» Пишут: «Горжусь за сына...» Вообще-то надо: «Горжусь сыном». И так далее... У журналистов эстафету безграмотности перенимают коммерческие литераторы вроде Донцовой или Марининой, и безграмотность гигантскими тиражами идёт в массы...

Филологи-троцкисты в 30-х годах внедрили в наши словари такие странные слова, как «значимость», «значимый». Много лет эти уродливые образования оставались втуне, и впервые зазвучали во всеуслышание лишь с трибуны горбачёвских съездов. Что же случилось затем? Вместо как минимум пяти русских слов - «значительный», «существенный», «важный», «весомый», «серьёзный», из которых каждое имеет свой смысловой оттенок, -
теперь повсюду твердят только «значимый». Но ведь это слово-ошибка, слово-нелепость! С точки зрения русского словообразования, оно не должно было появиться, ибо глагол «значить» не является переходным, у него нет объекта действия. От переходного глагола «любить» мы создаём слово «любимый», потому что можно сказать: «Я люблю тебя». Но нельзя сказать: «Я тебя значу» - нельзя, следовательно, изобретать слово «значимый». Я догадываюсь, что словечко это рождено в умах выходцев из определённых районов Белоруссии, где вполне законным считается слово «значимость», - но к великорусскому языку оно отношения не имеет.

Увы, даже церковные журналисты приложили руку к порче русского языка. До чего обидно бывает встречать укоренившиеся ошибки в православных газетах, на православных сайтах. Пишут, например: «патриаршая грамота, патриаршая резиденция». Я обращался в пресс-центр одного нашего владыки, чтобы указать на ошибку, но мне ответили: «Мы вынуждены придерживаться существующих нормативов». Так это норматив? Или просто недосмотр? Судите сами: существует слово «пастуший», в женском роде - «пастушья». Вовсе не «пастушая»! Есть «митрополичья», но нет «митрополичая»! Есть «Божия, Божья», но нет «Божая»! Точно так же дело обстоит и со словом «патриарший»: в женском роде оно звучит «патриаршья». Именно так это и писалось в прежние времена. Взгляните на старинные церковные документы - их копии легко найти в Интернете, - там всюду значится: «Патриаршья грамота».

Я уж не говорю о засилье латиницы в наших СМИ и на наших улицах, - это особая, очень печальная тема. Мне уже приходилось высказывать мысль, что иностранные слова и латиница на вывесках вполне могут быть источником пополнения городского бюджета. Когда человек, открывая кафе, хочет назвать его «не по-нашему», пусть платит особый налог в местный бюджет. Пусть сперва обоснует, зачем ему нужна латиница в названии, а затем раскошелится. Это у многих отобьёт охоту воспитывать в горожанах языковой нигилизм, губить чувство языкового патриотизма. Наши братья сербы активно протестуют против засилья латиницы, - но у них положение кириллицы куда более тяжёлое: в Сербии существуют целые издания, где употребляется лишь латиница. Теперь на асфальте сербских улиц нередко можно прочесть надпись: «Верните мне кириллицу!» И странно читать, что президент Казахстана Назарбаев, воспитанный советским строем, получивший образование на кириллице, ратует за то, чтобы Казахстан перешёл на латиницу во имя какого-то тюркоязычного братства. Он, видимо, хочет отлучить своих сограждан от всего культурного наследия, накопленного за годы существования республики...

Без твёрдого знания родного языка человек не может ни сам правильно мыслить, ни понять чужую мысль. Это относится и к юристам, и к физикам, и к биологам, да и к специалистам в любой области. Разрушая язык, наши враги пытаются разрушить самую сильную связь между нами; и к сожалению, я вынужден отметить, что разрушение это возведено сейчас в ранг государственной политики. Наши власти считают, что культура - это казино, фестивали, Олимпиада, музыкальные шоу... Все мы помним, кто ещё недавно возглавлял наше Министерство культуры, чьё ведомство выдавало государственные премии за изображения фаллосов размером с мост и за книги, в которых калечится не только русский язык, но и русская нравственность. Создатели этих книг ездят за границу, чтобы представлять там русскую литературу, их произведения массово переводятся на иностранные языки: именно это направление культурного обмена полностью отдано на откуп глобалистам и либералам. Изо всех сил рекламируются глубоко нерусские авторы - пусть даже с фамилиями Шишкин или Быков. Этих «творцов» подают нам в качестве образцов для подражания: успешные люди, умеющие продать свой товар! Но они наносят ущерб восприятию нас иностранцами: в их творениях русские люди предстают отвратительными существами... Между тем сами эти писатели - не побоюсь заявить прямо - морально ущербные люди. Вспомним ту же «Русскую красавицу» Виктора Ерофеева. Это же обыкновенная порнография!.. Однажды я спросил группу французских студентов-филологов, как им понравилась «Русская красавица», - они в ответ скорчили такую гримасу!.. Между тем Ерофеева активно переводят за рубежом и усилиями критиков из либерального лагеря там его творения стали широко известны.

Увы, приговор правительственной культурной политике выходит весьма неблагоприятный. И я уверен, что такая политика проводится сознательно и будет проводиться, пока у власти остаются люди либерального толка.

Однако если каждый из нас поймёт, что судьба русского языка, русской культуры зависит и от него лично, если мы сами себе не позволим уродовать свой язык, то никакая государственная политика не сможет пробить это сопротивление, не сможет сломить эту всенародную защиту.

Юрий СЕРБ, писатель, публицист, член Союза писателей России.

17 апреля писателю Юрию Сербу исполнилось 70 лет. Пользуясь случаем, редакция поздравляет своего автора с этой славной датой и желает ему здоровья и творческих успехов.

http://pravpiter.ru/

 
   
Другие статьи этого автора13.05.2014 | Вопль

01.05.2014 | Ще не сдохли те щенята!..

14.04.2014 | Украинский синдром: экономика, принуждение к миру, экология

11.04.2014 | Новороссия и Каталония. Спор гражданина с журналистом

09.04.2014 | Нехорошая фантастика

104

Осторожно! Технология информационной войны! В том числе разрушительное воздействие музыки на психику ребёнка!

  Школа рок-н-ролла

Классические уроки физкультуры решили заменить основами акробатического танца.

В российских школах начнут преподавать рок-н-ролл. Министерство образования включило его в обновленную программу по физкультуре. На обучение танцам в школах ежегодно будет отводиться по 35 часов. Чиновники обещают, что за это время школьники сумеют освоить основные акробатические трюки, научиться стоять на руках и садиться на шпагат.

О том, интересны ли школьникам танцы, как совместить рок-н-ролл и сдачу норм ГТО, где пройдут первые уроки по акробатике и что еще готовит министерство, "Ленте.ру" рассказала член экспертного совета Минобрнауки по совершенствованию системы физического воспитания, начальник отдела образовательных программ Всероссийской федерации акробатического рок-н-ролла Татьяна Цветкова.

"Лента.ру": Чем чиновников не устраивали прежние уроки физкультуры?

Цветкова: За последние годы мотивация занятий физкультурой у нас значительно снизилась. Конечно, насильно ребенка в зал не загонишь. Чтобы дети этого захотели, мы должны идти навстречу их интересам. Промониторив по России запросы детей, мы поняли, что надо вводить что-то новенькое. Дети любят танцевать. А рок-н-ролл — это синтез трех составляющих: искусства, танца и спорта. Плюс ко всему воспитание коммуникативных качеств, особенно добрых взаимоотношений между полами. Опять же музыка.

А почему не сальса или вальс, например?

Во-первых, у них нет своей федерации и они не присылали в Минобрнауки свои программы. Во-вторых, это все же только танцы. А рок-н-ролл — это не совсем танец. В нем много спорта. В программе много времени отведено гимнастике, элементам акробатики. Специально для школьной программы были убраны все сложные элементы, оставили только базовые трюки.

А кто будет учить рок-н-роллу в школах? Что-то я сомневаюсь, что среди физруков много танцоров.

Учителям школ будут предложены курсы переподготовки к этой программе. Все, кто захотят, пройдут обучение. В принципе, эта программа созвучна с фитнесом, с которым уже давно смирились, хотя аэробика в свое время тоже вызывала много вопросов.

У нас уже есть уроки фитнеса?

Есть, и идут на ура. Когда мы только вводили фитнес, многие школы уже имели по нему свои образовательные программы. У нас по закону каждый учитель может составить свою программу, утвердить ее в региональном или муниципальном методическом центре и использовать в работе.

В каких школах скоро появится рок-н-ролл?

Думаю, в первую очередь за эту программу возьмутся там, где есть филиалы федерации рок-н-ролла. Например, Санкт-Петербург, Томск, Подмосковье, Ростов-на-Дону. Кто именно будет первым, сложно сказать. По закону мы рассмотрели эту программу, составили ее в соответствии со структурой для школьников, и рекомендуем для использования. А дальше уже школы сами могут выбирать.

А выбор большой?

Конечно. У нас раньше какие были виды спорта в школе? Легкая атлетика, гимнастика, баскетбол, волейбол. Все. Кому-то нравилось, а кому-то нет. Сейчас выбор гораздо больше. У нас заключены соглашения о взаимном сотрудничестве между Минобрнауки и некоторыми спортивными федерациями — это художественная гимнастика, фитнес, футбол, борьба, регби, бадминтон. Бадминтон пошел очень хорошо.

Фото: Илья Щербаков / ИТАР-ТАСС / Интерпресс

Еще мы приняли программу по гольфу, хотя я всегда думала, что это невозможно, так как для гольфа нужно огромное поле, каким у нас не владеет ни одна школа. Но когда я съездила на показательные уроки в Дмитров, где очень развит этот вид спорта, я увидела, как можно интересно обучать гольфу буквально на половине спортивного зала.

А если я не люблю гольф, а школа приняла именно эту образовательную программу?

Вот поэтому мы и заинтересованы направить в школы как можно больше программ для того, чтобы у ребенка был выбор. А дальше директор школы сам себе президент и король по выбору приоритетных видов спорта. Есть регионы, в которых приоритетным является футбол, например. Они проводят свою политику, свой пиар этого вида спорта в муниципалитетах. Минобрнауки никоим образом не давит и не навязывает какие-то программы.

В одной школе может применяться несколько программ. Все зависит от человеческих и профессиональных качеств директора. Там, где директор хочет что-то делать, он делает. Он может организовать, набрать команду учителей, направить их на обучение. Проще, конечно, прийти в школу, отсидеть там с девяти до трех и уйти. И получать за это деньги.

Кстати, к директору могут обратиться и сами родители, если хотят ввести в школе какую-то программу обучения. Хотите сделать рок-н-ролл фишкой вашей школы — собирайте коллегиальный родительский орган и обращайтесь к директору. Или наоборот — если родители скажут, что не хотят вводить такую программу, то директор школы не имеет права этого делать.

А как быть со сдачей нормативов?

Есть нормативы, конечно, но какая разница, каким видом спорта готовить физически к тому, чтобы ребенок мог сдать те же нормативы ГТО. Надо быть просто физически подготовленным, а дальше не так важно, будет ребенок заниматься регби или фитнесом, волейболом или рок-н-роллом. Ребенку, который занимается интересным ему видом спорта, раз плюнуть — сдать эти нормативы. В конце концов, самое главное не сдавать нормативы, а подготовить ребенка физически.
Источник

   

   

Контакты© 2011 Dal.by

105

  Сергей Морозов. Обучение деградации     
Автор - публикатор     
05.06.2014 г. 

Нас ожидает полная отмена самого понятия о профессиональном высшем образовании
В сравнении с тем, что было год, а тем более два назад, тема образования как-то заглохла. И если бы не ожидающееся 3 июня заседание в Государственной Думе, можно было бы считать, что все окончательно потеряли к ней интерес, и еще вчера политически выгодная, она уже не рассматривается как нечто значимое.
ЕГЭ идет полным ходом, но интерес невелик не только у родителей, но и у тех, кто еще недавно отмечался в этой теме. Смолин, Привалов, был когда-то Комков, не проявляют особой активности. Эпоха крестовых походов на Минобраз и Ливанова, судя по всему, закончена. И даже воинственное бряцание депутата Хинштейна, пообещавшего разобраться с вузовским мониторингом, не идет ни в какое сравнение с прошлогодним навалом всех парламентских партий на непотопляемого министра.

В общем, почти тишина. Мир и спокойствие, на фоне которого перебранка по поводу результатов и принципов мониторинга смотрится рабочим моментом, обычной рутиной. Собственно и шум этот возник, кажется, на фоне оскорбленного достоинства отдельных московских вузов, которые по каким-то причинам попали в красную зону рейтинга.

Тем временем идет лоббирование интересов отдельных учебных заведений и образовательных организаций. Педагогическое, образовательное лобби более широкого масштаба отсутствует. Судьба образования в целом трогает только тех, кто завтракает под руководством Грефа на очередном экономическом форуме. Может быть, это потому, что остальные смирились и понимают, что у того, что умерло, уже не может быть никаких перспектив? Грефовское же обсуждение, это не обсуждение проблем образования как таковых, а обсуждение вопросов развития образовательных активов и индивидуальных карьер, выстроенных вокруг тела безвременно ушедшей от нас системы образования.

Собственно, слабое обсуждение образовательной тематики – сам по себе показатель признания того, что российское образование, несмотря на объем закачиваемых денег и победные реляции с международных тестирований, как факт уже не существует. Родители это знают лучше всех, приняв как факт то, что ничего кроме бумажек ожидать от школы и вуза не следует. Для того же чтоб увидеть насколько низок уровень любого российского ученика, нет необходимости прибегать к системе PIRLS или тестам PISA, огрехи в области знаний, прорехи в воспитании видны невооруженным взглядом.

Об умершем либо хорошо, либо никак. По этой причине градус негатива снизился и остались лишь добрые слова и сдержанный оптимизм как надгробные венки покойному. Опять же, сам себя не похвалишь, никто не похвалит. Вот представители министерства, вузов и нахваливают достигнутые результаты повышения качества образования путем сокращения его количества. Количества во всех смыслах. И с точки зрения объема занятий, которые в вузе урезаются год от года по всем предметам, и с точки зрения объема и сложности заданий, которые предлагаются учащимся для выполнения. Сравните учебники даже десятилетней давности с нынешними, и вы увидите, как усыхает наше образование в содержании, в осмысленности. Как, напротив, нарастает в них бред и бессвязность.

Повышение уровня образования идет чисто бухгалтерское, статистическое и бюрократическое, благо, что качественное ухудшение видно только при ближайшем рассмотрении, то есть только преподавателю и критически мыслящему студенту. И тот и другой сознают, что то, что называется обучением, проходит в совершенно извращенных и искаженных формах, при которых у преподавателя нет времени преподавать, а у студента возможности учиться. Но по бумагам и отчетности – все идет по плану.

Ситуация же между тем печальная. Особенно в системе высшего образования, которое отмирает, так уж получается, у нас последним.

Скандал по поводу результатов последнего мониторинга разгорается вокруг московских вузов. Между тем положение высшего образования в провинции много трагичнее, провинциальные вузы некому защищать (протекция местных властей – редкое исключение), и они отправляются под нож одним росчерком московского министерского пера. И все оптимизации и модернизации бьют по сети провинциальных вузов всего больней, потому что сокращают не столько фабрики дипломов, как нам обычно рассказывают по телевизору, сколько очаги дальнейшего развития провинциальных центров.

Разговоров об университетах как драйверах развития регионов хоть отбавляй. На деле, поболтав на конференциях, банкетах и фуршетах, от этих драйверов предпочитают избавляться как от неликвидных активов. И во многом это понятно: потому что и развивать ничего не надо.

Борьба за качество количественными методами ведет лишь к одному, к тому, что вместо нескольких «плохих» вузов у нас всякий раз остается один или два, но тоже «плохих», потому что оставить-то их оставили в живых, про запас, до следующего раза, но улучшать никто не улучшал. Почему? Потому что вся нынешняя система просто не ориентирована на улучшение. Она ориентирована на развитие живучести и способности изворачиваться в быстро меняющихся условиях всеми правдами и неправдами.

Из среды учащей она превратилась в среду мучающую, из сферы поддержки и развития - в сферу борьбы за существования и естественного отбора. Те из вузов и преподавателей (естественный отбор идет и на индивидуальном уровне), которые остаются нетронутыми оптимизацией, оказываются как в романе Д. Быкова «Оправдание» способны только к выживанию ради выживания. Ни науки, ни обучения, ни университетской среды там не может быть по определению. Только имитация. Потому что подлинная наука, подлинное преподавание не способны вынести жесткие условия естественного отбора. Потому что в вузе остаются профессиональные «последние герои», демонстрирующие чудеса выживания своего и умения выживать других.

От настоящих же героев, медлительных, принципиальных, думающих в масштабах общегосударственных, а не в масштабах своего образовательного «болота» избавляются как от балласта. Нам всю плешь проели с этой конкурентной средой и, в результате, в высшем образовании остается только и делать, что конкурировать, стремясь выпихнуть со стремительно сокращающихся мест своих коллег до того, как они выпихнули тебя.

Устраивая социал-дарвинистские забеги между провинциальными вузами и местными преподавателями, Минобраз отбирает не лучших, а приспособленных. В живых остаются не те, кто сильнее (умнее, талантливее, полезнее), а те, кто по каким-то причинам вписался в заданные критерии того же мониторинга. Однако изменчивость критериев, иррациональность их характера не дают никаких гарантий как отдельным оставшимся преподавателям, так и вузам.

Нынешняя инициатива по внедрению ЕГЭ в вуз и превращению рядовых промежуточных сессий в вакханалию тотального недоверия и слежки делает правила игры еще более неопределенными.

Движение в сторону обозначения различий между баллами, достаточными для получения аттестата, и необходимыми для поступления на конкретную специальность, еще более ухудшают ситуацию. Потому что создают все условия для ее закрытия под благовидным предлогом: нет соответствующего набора, с сокращением контрольных цифр приема на следующий год.

При этом провинциальные вузы уже сами по себе оказались в тяжелом положении. Сворачивание промышленных предприятий, сворачивание социальной сферы, учреждений культуры, непрестижность и непривлекательность этих сфер для молодежи, да и вообще для всякого нормального, в трезвом уме и здравой памяти человека, совпали с ударами по традиционным оплотам провинциальной вузовской системы – системе высшего профессионального образования с конкретной специализацией (педагогической, технической, сельскохозяйственной). В классическом вузе в провинции никогда не было необходимости (нерентабельно, да и куда бы трудоустраивать его выпускников), теперь нет и подавно. Ныне настало время сворачивания и вузов специализированных. Особенный удар по гуманитарной составляющей – вузам педагогическим, которые поставляли кадры не только для школы, но и для всей провинциальной гуманитарной среды, учреждений культуры и социальной сферы.

Возможно, время конца провинциальной вузовской системе настало не только по причине упразднения школ и промышленности, но и потому, что завтракающим за счет Сбербанка светилам нынешнего экспертного сообщества кажется, что специальное вузовское образование, с получением конкретной, а не абстрактно-отраслевой специальности – это слишком большая роскошь, это атавизм, отрыжка индустриальной эпохи. Концепция простая: знать все невозможно, а высшее образование должно учить думать и учить фундаментальным основам.

Чего?

Судя по суждениям новоявленных теоретиков от образования, всего.

Нас ожидает полная отмена самого понятия о профессиональном высшем образовании, потому что всем обедающим понравилось красивое западное название Liberal Arts. На месте нынешнего множества профилей и специализаций подготовки останется один бакалавр всего, чьим единственным достоинством будет лишь то, что он будет способен думать. Не маловато ли для высшего образования? Специализация будет уничтожена, понятие о норме и стандарте, четком учебном плане будет упразднено. Нет никакого дела до того, что это приведет к хаотизации всей системы, к ломке четких и ясных правил игры, к разрушению внятных структур. На первый план выдвигается обучение мышлению, а не специальности, так что на выходе мы будем получать либеральный искусственный мыслящий тростник, а не готового специалиста конкретного профиля.

Дискуссии, разворачивающиеся на базе бытовых стереотипов, а не научных знаний о самом образовании и на основе понимания объективных социальных потребностей, за банкирским столиком с яствами, а не в стенах научных учреждений, ведут к простым выводам: много образования не надо, а качественным оно может быть только за счет количественного сокращения и конкуренции.

Внизу то же самое. Весь вопрос реорганизации вузов на низовом уровне на поверку – это постоянное обсуждение двух вопросов – откуда деньги взять и сколько их потратить. С этим проходят все совещания. Вопросы методики, форм обучения, целей, задач и ценностей давно уже выветрились из высшей школы. И задача всего профессорско-преподавательского состава теперь только одна – сведение дебета с кредитом, вечная головная боль - избежать банкротства, которое так и маячит на горизонте.

Это умирающая, это деградирующая система, конец которой будет таким же неизбежным, как и конец всех тех промышленных гигантов, которые прошли сквозь руки разного рода банкиров и олигархов.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин.

http://www.svpressa.ru/society/article/88917/?vkb

  Последние статьи 
•Движение за возрождение отечественной науки
•Остановите разгром Московского педагогического государственного университета!
•Об обращении Игоря Стрелкова: Мне не нужна поддержка, мне нужна армия
•Сергей Морозов. Обучение деградации
•А.Ю. Пшеницын. Круг девятый
•Сергей Сокуров. Некоторые мысли вокруг ГазКремльПрома
•В.Ю. Катасонов. Золотой блеск смерти. - Нейромир - ТВ
•В.Ю. Катасонов. Кто вы, доктор Гарри Декстер Уайт?
•Обращение Игоря Ивановича Стрелкова 3.06.14
•Уже отовсюду выгнали - пора действовать!

106


Остановите разгром Московского педагогического государственного университета!     
Автор - публикатор     
06.06.2014 г. 

В Администрацию Президента РФ. В Правительство РФ.

Все более тревожные сведения поступают из МПГУ — старейшего педагогического университета страны. Собрав воедино разрозненные высказывания, можно получить целостную картину полного разгрома педагогического образования в МПГУ, совершаемого новым ректором А. Л. Семеновым и его «зондер-командой».

А.Л. Семенов активно внедряет т. н. универсальный бакалавриат. В более ранних версиях он называл это нововведение программой Liberal Arts, заявляя, что данная модель успешно зарекомендовала себя в США и странах Европы.

Это сводится к сокращению теоретической, т.е. специальной предметной подготовки студентов, к существенному уменьшению в 1,5 – 2 раза доли важнейших профильных дисциплин в создающемся учебном плане и новой образовательной программе.

Реформа в срочном порядке готовится и будет осуществляться без эксперимента – по замыслу реформаторов — в процессе учебы студентов нового набора 2014-2015 уч.г. При этом официальный сайт МПГУ извещает о привычном наборе, между тем студенты будут получать «универсальное образование».

«Одинаковость большей части содержания образования для всех студентов в первые годы обучения» (т.е. для всех факультетов и направлений подготовки, специальностей) — это положение прописано в концепции развития МПГУ и прозвучало на состоявшейся 26 мая конференции МПГУ.

Когда же и как студент будет изучать предмет? В минимальные сроки и в минимальном объеме — это уже сейчас закладывается в новые учебные планы универсального бакалавриата.

Специальная предметная подготовка будет начинаться не раньше 2 курса. Зато облегченные, а порой и развлекательно-занимательные программы, бессистемно заменяющие прежние курсы, принимаются как образцовые. Но ведь нынешним абитуриентам никто не говорит, на что они идут, происходит подмена образовательных программ и учебных планов, которые спешно создаются.

Кроме того готовящиеся изменения в подготовке учителей старейшего педвуза станут моделью для осуществления так называемых реформ в педвузах страны.

Не раз говорилось, что студент должен предпочесть «псевдофундаментальной» (определение А.Л. Семенова, растиражированное в интервью и статьях) подготовке практику уже с 1-го курса и слушать «упрощенные» курсы, причем дистанционно. Очевидно, что в результате такой системы будущий учитель не научится личностному воздействию, будет знать не многим больше, чем ученик, а подготовка к олимпиадам, работа в профильных классах вообще может быть поставлена под вопрос.

Вместо специальных профильных дисциплин вводятся лишенные научного содержания курсы «Драматизации» и др. (об этом свидетельствуют озвученные проекты учебного плана и новые кафедры), разрастаются дублирующие друг друга дисциплины. Между тем очевидно, что практика и методика преподавания предметов без серьезного освоения самих этих предметов окажется выхолощенным, неэффективным делом.

Преподаватели МПГУ, настроенные в начале учебного (2013-2014) года на конструктивные реформы, оказались глубоко разочарованными.

Коллективу университета, являющегося базой, кузницей кадров школьных учителей и преподавателей вузов не только Москвы и Подмосковья, но и всей России, а отчасти и Зарубежья, внушается мысль о бесполезности их прошлых усилий (прошлых – т.е. до прихода «реформаторов», получивших, по словам жены ректора Е.И. Булин-Соколовой, благословение министра Д.В. Ливанова.).

В университете создана тяжелая атмосфера нервозности, не способствующая плодотворному учебному процессу, инновационным проектам и позитивным изменениям Преподаватели с тревогой ожидают обещанный администрацией вывод за штаты в связи с реорганизацией вуза.

Аврал по поводу переделывания курсов, спешка административного деления, деморализация руководства факультетов, кафедр и преподавателей – такова реальность нынешнего МПГУ. Шантаж и угрозы («Найдем других людей, кто будет выполнять задачи вместо вас») — еще одна реальность старейшего вуза России.

26 мая выбирали новый состав университетского совета. В него вошла и супруга ректора Е.И. Булин-Соколова (советник при ректорате, против которой проголосовало 16 человек). В самом конце конференции ректором было сказано: "Началась новая история вуза!"

Она, вероятно, проявилась в том, что состав проректоров разросся за год руководства А.Л. Семенова, как минимум, до 13 (обозначено на сайте МПГУ). Не были системно приобретены крайне необходимые университету компьютерные классы, интерактивные доски и мультипроекторы. Так, в главном учебно-административном здании (ул. М.Пироговская 1 кор.1) аудитории не оснащаются новыми компьютерами и, несмотря на решение Ученого совета за сентябрь 2013 г., мультипроекторами; последние устанавливаются разово в ручном режиме при проведении массовых мероприятий, вроде педмарафона, проводимого издательским домом «Первое сентября» (март-апрель 2014 г.). Не создана материальная и правовая база для реализации ультимативных (со стороны администрации) требований дистанционной поддержки учебного процесса в системе Moodle.

На преподавателей оказывается давление по поводу срочного перевода разработанных авторских курсов на цифровые носители взамен аудиторных лекций и семинаров, которые являются незаменимым средством личностного профессионального взаимодействия студентов и преподавателей и формирования необходимых знаний и умений будущего учителя. Лекция огульно и демагогически объявляется устаревшей формой преподавания, и это в вузе, который гордится именами таких выдающихся лекторов, как В.О. Ключевский, С.М. Бонди, В.В. Виноградов, А.Ф. Лосев. Провозглашается требование: чтение лекций отечественным студентам осуществлять на английском языке.

Советник при ректоре и его жена Е.И. Булин-Соколова, не будучи специалистом в профильных областях знаний и не вникая в суть содержания, логики и прагматики вузовских (соответствующих школьным предметам) основополагающих дисциплин, настаивает на существенном уменьшении их доли в вузовском образовании. Так, физикам рекомендовано резко уменьшить долю физики, сократить теоретические курсы на факультете начальных классов и факультете дошкольной педагогики.

Полная деструкция и подрыв национальных основ культуры и национального самосознания предстает в результате «реформ», навязанных преподавателям филологического факультета. Здесь работают высококвалифицированные кадры преподавателей, которые имеют в своем активе монографии, словари/энциклопедии, вузовские и школьные учебники, получавшие премии, авторитетные государственные «грифы» и др.

Из учебного плана филфака исчезают обязательные для усвоения студентами лингвистические и литературоведческие дисциплины. Все, что связано с культурой, историей русского народа, корнями российского самосознания подвергается значительному уменьшению.Так, фольклор и древнерусская литература , на протяжении веков воплощавшие патриотические идеи, вместе с важнейшими курсами истории русского языка исчезают вовсе или сокращаются более чем в 2 раза. Между тем эти дисциплины не только представлены в школьных учебниках федерального перечня, но и особенно актуальны сегодня как источник патриотического и нравственного воспитания, формирования духовных скреп общества, о которых говорит Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Волевым решением ректора и его научного консультанта М.А.Кронгауза (является автором книги с дискредитирующим отечественный язык и культуру содержанием и названием «Русский язык на грани нервного срыва») исключены или сокращены такие курсы, как старославянский язык, историческая грамматика русского языка и стилистика – важнейшие для становления не только грамотности, но и национального мировидения, гордости за культуру и историю Отечества.  Курс современного русского языка, необходимый для формирования грамотной устной и письменной русской речи, сокращен на несколько семестров.

Страдают, если исходить из замысла реформаторов, курсы истории литературы. До предела сокращен объединенный в один семестр с древнерусской литературой курс литературы XVIII века, а ведь эпоха правления Петра I и Екатерины II привела не только к территориальному расширению, но и духовному расцвету государства, что нашло отражение в произведениях отечественных писателей того времени. Вся литература XIX-XX веков, которая по праву считается гордостью России и средоточием духовно-нравственного богатства, сжата с 9 семестров до 5; изучение устного народного творчество устранено вовсе, как устранен по личному указанию Булин-Соколовой и курс лекций по современному литературному процессу в России и за рубежом. Поэтому усвоить художественные произведения, системно изучаемые во всех классах средней школы, будет невозможно.

В перспективе отказ от глубокого изучения творчества А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого и многих-многих других писателей приведет к весьма драматичным для общества результатам. В результате такого «минимизированного» подхода преподавание литературы лишается главного завоевания отечественной филологии - исторического принципа, а сам курс превращается в конгломерат никак между собой не связанных имен и произведений. Это решительно противоречит школьному курсу преподавания литературы, до сих базирующемуся именно на принципах историзма, и вступает в разительное несоответствие с установками самих «реформаторов», якобы желающих максимально сблизить вуз со школой. Не говорим уже о том, что при таком подходе, по сути, выбрасывается на свалку вся колоссальная по масштабу и охвату учебно-методическая литература, созданная трудом предыдущих поколений ученых факультета. Сокращение и слияние самодостаточных литературных «эпох» XX века (например, «Серебряного века» и 1920-40-х гг.) видится неоправданным. Существенно сокращенным оказывается и курс зарубежной литературы, необходимой и для преподавания в школе, и для формирования устойчивых общечеловеческих духовных координат, широких культурных горизонтов будущего учителя. Получается что, с одной стороны, с высокой трибуны, устами Президента, мы провозглашаем курс на возвращение России статуса «самой читающей страны в мире», а с другой – устами «реформаторов» заявляем о «перегруженности» вузовских программ «ненужными» знаниями, к которым относится знание…того же Достоевского, у которого сейчас  фактически «отняты» все его знаменитые романы, кроме школьного «Преступления и наказания». Неужели мы вынуждены возвратиться в 1940- 1950-е годы, когда Достоевский был в числе «запрещенных» авторов для школы?

Намерения руководства по реорганизации учебной и административной сферы, а также способы их осуществления выглядят в своей основе деструктивными, вызывают в коллективе недоверие, глубокую тревогу за Державу. Деятельность А.Л. Семенова видится прямым разрушением российского педагогического образования в его лучших традициях.

В результате такой подготовки «универсальных» и «прикладных» бакалавров педобразования и внедрения программы Liberal Arts будущий учитель окажется некомпетентным и беспомощным перед учениками, не способным обучить их необходимыми в современном мире знаниями и умениями. Деструкция предметной подготовки учителей, которая проводится под лозунгом «практикоориентированности», сокращение часов на основные дисциплины обернется колоссальными потерями в образовании и воспитании у школьников любви к Отечеству, самостоятельного мышления и гордости за прошлое, настоящее и будущее Российского государства.

Когда-то Бисмарк сказал, что франко-прусскую войну выиграл немецкий учитель. Глядя на то, что происходит в МПГУ, который, по замыслу реформаторов, должен стать моделью для всех педагогических вузов страны, можно с уверенностью сказать, что Россия не выиграет ни «холодной», ни «горячей» войны, если в ее школу придет учитель, подготовленный в «реформированном», а по существу разгромленном университете.

Призываю всех неравнодушных, всех учителей и родителей, особенно выпускников прошлых лет, кому дорога память о старом добром МГПИ-МПГУ, выступить против безумной реформы и считать это письмо обращением к Президенту Российской Федерации и Правительству Российской Федерации с требованием отстранить А. Л. Семенова от руководства МПГУ, провести конференцию профессорско-преподавательского состава, на которой избрать демократическим путем нового ректора, облеченного доверием коллектива, способного и сохранить лучшие традиции прошлого, и внести оправданные изменения в содержание и структуру обучения в соответствии с требованиями времени.

 

Александр Камчатнов,

доктор филологических наук, профессор,

в 1987-2007 годах преподаватель МПГУ.

_________________________________

Подписать петицию проф. А.Камчатнова в защиту МПГУ

107

http://www.rg.ru/2013/06/14/priroda.html

   
В мире животных. Какие звери живут в Москве?Животные в Москве исчезают из-за превращения лесов в парки
Текст: Игорь Елков
 
   Животные в Москве исчезают из-за превращения лесов в парки.
Версия для печати 

Лоси выходят из леса в город и за пропитанием, да и просто потому, что тяга к миграции у них в крови. Фото: Виктор Васенин/РГ Ответственный редактор Красной книги Москвы, завсектором региональных природоохранных исследований ВНИИ природы Борис Самойлов - о людях и зверях.Голубь на иждивении
Борис Леонтьевич, популяции каких животных сокращаются на территории Москвы наиболее угрожающими темпами?
Борис Самойлов: Из земноводных - в десятки раз стало меньше бурых лягушек, которые могут жить только на природных территориях с чистыми водоемами - в лесах и на лугах. В высокой траве выпадает роса и сохраняется необходимая этим животным влага. А когда траву выкашивают, почвы иссушаются, растительность чахнет, и у лягушек пересыхает кожа, и если жара и засуха простоят долго, то может исчезнуть вся популяция. Раньше на гектаре, где были сыроватые луга, обитало до 10 - 12 особей, сейчас 1 - 2, а то и вообще лягушек не стало.
С амфибиями и рептилиями самая критическая ситуация. Не только у нас, но и вообще на Земле. В Москве они на пределе выживания, практически все в Красной книге.
Сокращается численность ежей, летучих мышей, зайцев, сов, серых куропаток, перепелов и других животных, которые еще недавно не представляли особой редкости на природных территориях Москвы. Они исчезают, потому, что московскую природу стали превращать в "зеленые декорации", среди которых не могут выживать даже самые обычные для города животные.
Кому же в Москве жить хорошо?
Борис Самойлов: Сизым голубям - их почти полмиллиона. До 20 тысяч у нас уток-крякв, этих птиц регулярно подкармливают горожане.
В Красную книгу Москвы занесено 16 видов млекопитающих, в издании 2001 года - 18. Всего их в черте Москвы обитает до 45 видов. Хотя мегаполис перенаселен, видовой состав животных пока довольно богатый.
Учет и контроль
Московская фауна вся пересчитана?
Борис Самойлов: Поштучно всех, конечно, не пересчитаешь, но сколько редких и малочисленных, нам известно: горностаев, например, не больше 20 на всю Москву, зайцев - 50 -60.
Но с каждым годом численность многих занесенных в Красную книгу видов сокращается, и многие ее страницы скоро могут стать черными. В Москве в ее старых границах осталось 16% площадей, где могут жить представители природной флоры и фауны. Остальное - застройка и зеленые насаждения с газонами, среди которых способны обитать лишь отдельные виды. Москвичи к диким животным стали относиться бережнее. Главная причина исчезновения видов -градостроительная политика, которая ведет к уничтожению природных местообитаний.
Леса в Москве занимают 10 тыс. гектаров. Но раньше их содержали как лес, теперь же уклон в сторону развлекательных парков с шашлычными, аттракционами, спорткомплексами. Останкинской дубраве 300 лет, там сохранились лесные травы и кустарники - все, что положено в настоящем лесу, второй такой в Европе нет. Сейчас южную ее часть превращают в развлекательный парк, и десятки обитающих там краснокнижных видов обречены. Например, редкая в Москве сова-неясыть остается без своего основного корма - рыжих полевок, которые на газонах жить не будут. Там пока еще обитает ласка, тоже питающаяся полевками. Если вместо рыхлой лесной подстилки, вместо ландышей, медуницы и других лесных растений под деревьями высеют газон, как это сделали с Царицынским лесопарком, все природное разнообразие дубравы обречено на вымирание. Ну не должно в лесу на особо охраняемой природной территории быть фонарей и асфальта. Это же не ПКиО и не стадион.
Но парки городу все-таки нужны.
Борис Самойлов: Крайне необходимы! Но создавать их надо не за счет лесов. Парк - развлечение, а лес - место, где люди, отдыхая в природном окружении, оздоравливаются.
Дым от мангалов и запах подгоревшего мяса- это катастрофа для всех диких животных, сигнал пожара. Разрешать и рекламировать такой вид отдыха в городских лесах - это дикость и варварство! Если не прекратить урбанизацию природных ландшафтов и такое сугубо потребительское отношение к природе, то мы загоним себя в экологический тупик, и нам придется думать уже не о сохранении редких видов, а о собственном выживании.
Заяц, потерпи
Рядом с Выхино на огромной свалке тяжелых бытовых отходов бегают зайцы. Это не мутанты?
Борис Самойлов: В зоне риска мутаций, прежде всего, водные животные. Вода в городских реках и водоемах загрязнена сверх всякого предела, есть рыба без чешуи, слепая. Для сухопутных животных эта проблема пока еще не стоит, до мутаций дело не дошло, зайцев с двумя головами в городе пока не встречал.
Слышал, соловьи "мигрируют" по округам Москвы. Дело в экологии?
Борис Самойлов: В распространении гнездящихся в Москве птиц, и не только соловьев, за последние годы произошли существенные изменения. Прежде всего - на озелененных и застроенных территориях. Обратите внимание: в городе почти исчезли галки, грачи, сороки. Гораздо меньше стало даже вездесущих ворон и воробьев. Главная причина - неправильное содержание озелененных и природных территорий. У нашего ЖКХ первостепенная задача - занять работой тысячи трудовых мигрантов. С мая до октября они выстригают траву. А Москва - не Англия, у нас другой климат, траву до-пустимо выкашивать максимум два раза за сезон, за исключением узких придорожных полос, спортивных газонов и участков сугубо декоративного назначения. Осенью у нас сгребают всю опавшую листву - необходимое естественное удобрение городских почв, без которого исчезают почвенные беспозвоночные - основной корм для многих видов птиц. Не может нормально развиваться устойчивая к любым погодным катаклизмам естественная травянистая растительность, а семенами и соцветиями именно дикорастущих трав питаются некоторые певчие птицы.
Газоны, конечно, городу нужны, но когда газонами объявили тысячи гектаров естественной травянистой растительности, то это уже не просто не глупость, а экологическая ди-версия с далеко идущими для экологической безопасности мегаполиса негативными последствиями.
И один вопрос о флоре. Вы утверждаете, что наводнение в Европе следствие уничтожения естественной природы. Какие аргументы?
Борис Самойлов: В Европе дикая природа была уничтожена в масштабах целых стран еще в далеком прошлом. Прежде всего, это касается лесов, которые уцелели там, да и то не во всех странах, на 10-15% площади. А ведь это лесная зона, где леса должны занимать основную площадь! Теперь "дикая природа" представлена там, как правило, парковыми ландшафтами или искусственными насаждениями. В естественном лесу почти вся дождевая вода впитывается в почву и уходит в подземный сток, который постепенно поступает в ручьи и реки. Когда же лес вырублен или превращен в парки и газоны в масштабах целых стран, то все происходит иначе. Настоящий газон с плотной дерновиной по водопроницаемости, если и не близок к асфальту, то не идет ни в какое сравнение с естественной растительностью. Итог: при ливневых или затяжных дождях вода, не постепенно, как в лесу или на лугу, а стремительно стекает в реки, которые, естественно, не могут вместить весь ее объем и широко разливаются. Потому так важно не застроить и не заасфальтировать оставшиеся в старой Москве и присоединенные к ней лесные и другие природные территории. Ведь в пределах 1-й бетонки площадь застройки в Подмосковье и без того уже превысила 40%! Ни в коем случае нельзя здесь и дальше уничтожать леса, заменяя водопроницаемую поверхность асфальтом и газонами - рано или поздно, но потонем, как европейцы.
Кстати
В Москве самые благоприятные для животных округа: Восточный (Лосиный остров, Измайловский лес), Северо-Западный и Западный (долина Москвы-реки, Серебряный бор). В ЦАО только Нескучный сад, в САО - небольшая Лесная опытная дача, в СВАО - Останкинская дубрава.
Нашли ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.
"Российская газета" - Неделя №6102 (126)

Отредактировано Zlata (07-06-2014 04:22:29)

108

Расскажите о РНЛ, нажав кнопки!Русская народная линия

  Погром гуманитарного образования
Обсуждаем закон об образовании / 06.06.2014


Несмотря на высказывания Президента о важной роли русской истории, Министерство образования ликвидирует исторические и филологические факультеты …

Преподаватели, студенты и выпускники исторического факультета Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого (НовГУ) выступили с обращением к обществу, в котором выражают крайнюю обеспокоенность судьбой факультета и исторического образования в России.

«Случилось то, во что почти невозможно поверить: в Новгороде, городе, где началась история Российского государства, оказалось под угрозой исчезновения историческое образование. Впервые за все годы существования нашего факультета, более чем за 80 лет, исключая трудные военные годы, Министерство образования РФ посчитало необоснованным выделение в 2015 году бюджетных мест для подготовки историков в Великом Новгороде. Это означает, что подготовка учителей истории, архивоведов, работников музея, окончательно пала жертвой коммерциализации высшего образования», - говорится в обращении историков, которое приводит «Новгородский портал».

В связи с этим сотрудники исторического факультета объявили сбор подписей в защиту одного из старейших факультетов в Новгородской области, опубликовав петицию на сайте Change.org.

Обращаясь к председателю Государственной Думы и Российского исторического общества Сергею Нарышкину, сотрудники факультета пишут: «Основная проблема всей системы высшего образования России последних лет заключается в последовательном и планомерном сокращении количества бюджетных мест для абитуриентов вузов. Руководство российского образования ориентирует вузы на максимальное расширение платного обучения студентов. Однако далеко не все направления подготовки в высшей школе могут приносить коммерческую прибыль. Высшее историческое образование также не является прибыльным для вуза. Если уж абитуриенты планируют оплачивать свое обучение в вузе, они выберут те направления подготовки, которые помогут им в будущем отработать затраченные средства. Но это не означает, что не приносящие прибыли направления высшего образования необходимо ликвидировать, ведь специалисты, в том числе и с историческим образованием, все-таки нужны стране, или хотя бы региону. По крайней мере, на это хочется надеяться».

Отмечая далее, что из года в год количество бюджетных мест для абитуриентов исторического факультета сокращалось, сотрудники факультета обращают внимание на то, что с 2015 года Министерство образования и науки РФ «вообще не планирует выделять бюджетные места для набора студентов на направление обучения "История"». Такая политика министерства приводит к постоянному увольнению высококвалифицированных преподавателей и грозит сокращением преподавателей-историков более чем в два раза. «Если не предпринимать никаких попыток к исправлению или стабилизации положения исторического факультета, его деятельность через несколько лет будет прекращена. Доучим последних студентов и Великий Новгород – родина России, город с уникальной историей потеряет исторический факультет», - предупреждают преподаватели высшей школы.

В связи с эти новгородские историки просят представителей органов власти взвесить и решить – «нужны ли древнему городу и региону профессионалы историки и исторический факультет или через пять-десять лет изучать историю Новгорода и обучать наших детей российской истории будут зарубежные специалисты. Потерять факультет легко, восстановить историческое образование будет очень сложно».

Отметим, что проблема, затронутая в обращении преподавателей Новгородского государственного университета, имеет отнюдь не региональный, а общероссийский характер. Резкое сокращение исторического, равно как и филологического образования, вплоть до полной отмены приема на бюджетной основе студентов на соответствующие факультеты в 2015 году характерно для большинства российских вузов. В 2012-м году большой скандал разразился на филфаке СПбГУ, когда количество бюджетных мест на факультете решили сократить почти в два раза; в 2013-м – на историческом факультете ведущего вуза Петербурга, который решено было упразднить, объединив историков с... философами. А весной сего года воронежские СМИ забили тревогу в связи с тем, что на филфаке Воронежского госуниверситета массово сокращаются бюджетные места для студентов, поступающих по направлению «филология» и «история». При этом отсылки на демографический кризис, которыми часто пользуются чиновники, в данном случае не работают, так как прием на такие направления как физико-математические и инженерные специальности с каждым годом увеличивается.

«В общей сложности количество бюджетных мест постоянно растет на специальностях, связанных с информационными технологиями, – сообщил изданию 36on.ru начальник учебно-методического управления ВГУ Александр Макушин, — что не может нас не радовать. Но в то же время количество мест по истории и филологии, к сожалению, неуклонно сокращается». «В принципе, ситуация с бюджетными местами в ВГУ благополучная, – добавил он. – Однако вызывает тревогу наличие двух "золушек" – истории и филологии». «У нас ситуация средне-плохая, но есть и те, кому не повезло еще больше. Наши коллеги из других регионов рассказывают, что на некоторых факультетах уже не осталось бюджетных мест», – сообщает завкафедрой русской литературы профессор Андрей Фаустов.

А учитывая то, что Министерство исходит из того, что количество преподавателей вузов и их нагрузка должны рассчитываться исходя из следующей формулы: один преподаватель – на 10 студентов, это значит, что, если на направлении «филология» или «история» останется даже по 10 студентов-бюджетников и 10 договорников, то им будут нужны лишь два преподавателя, которые, видимо, должны преподавать абсолютно все дисциплины, вне зависимости от своей специализации. «Через два года без работы останутся все», – выражают тревогу преподаватели.

Учитывая, что 2012 год был объявлен в России годом истории, 2014-й – русской культуры, а 2015-й – годом литературы, действия Министерства образования и науки выглядят просто издевательскими. Налицо парадокс. С одной стороны, Минобраз уничтожает бесплатное историческое и филологическое образование. Ведь надеяться на то, что на эти специальности хлынет поток студентов-платников, может только марсианин, поскольку профессии историка и филолога, в отличие от профессий юриста или экономиста не предполагают, что вложенные в образование средства быстро окупятся. С другой стороны, представители власти активно создают различные исторические общества, укомплектованные, правда, больше чиновниками, нежели историками, и не перестают публично заявлять, насколько важную роль в современных условиях играет история и историческое образование. Так, 16 января 2014 г. Президент России Владимир Путин подчеркнул роль отечественной истории как основы нашей национальной идентичности и культурно-исторического кода. О растущем общественном запросе на исторические исследования и о необходимости более широкой поддержки исторического образования на государственном уровне неоднократно говорил и председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин, который возглавил Российское историческое общество.

Одно из двух. Либо мы имеем дело с сознательным саботажем установок Президента России Владимира Путина и его ближайшего окружения, в которое как раз и входит Сергей Нарышкин. Тогда действия Министерства образования иначе как вредительством нельзя назвать. Либо заявления Путина и Нарышкина носят ритуальный характер, который не предполагает каких-либо действий по реализации их заявлений.

В любом случае профессионалам очевидно, если сегодня по всей стране прекратить набор на бюджетные места студентов-историков и филологов, ликвидировать магистратуры и аспирантуры (что и делается), то довольно скоро сложившиеся научные школы просто перестанут существовать. Разрушить традицию и преемственность можно очень быстро, а на ее восстановление потребуются годы. Впрочем, такое в нашей истории уже было. Большевики, ликвидировав историческое образование, спохватились, поняв роль истории в воспитании общества, только в 1930-е и начали воссоздавать по всей стране исторические факультеты. Спохватятся ли нынешние российские власти и если да, то как бы не пришло к ним это осознание слишком поздно...

Редакция «Русской народной линии»

109

Информационные войны. Как это делается...  http://www.smip.spb.ru/news/2014/0015.htm

ГЛАВНАЯ
КНИГИ СТАТЬИ
НОВОСТИ
ПИСЬМА
АРХИВ
КОНТАКТЫ

 
Школьные учебники истории учат сепаратизму и экстремизму

Такой вывод делают в своем новом докладе эксперты Центра политической информации

Применяемые в школах учебники истории закладывают в учащихся убеждение в непрочности российского государства, в возможности его распада в будущем. Такой вывод содержится в докладе «О проблемах преподавания истории в российских учебных заведениях», подготовленном специалистами Центра политической информации Алексея Мухина. Они считают, что история как учебная дисциплина утратила воспитательную функцию, вместо этого она способствует формированию в молодежной среде комплекса национальной неполноценности, разрыву связей между поколениями, росту популярности сепаратистской и националистической идеологии, идей религиозного экстремизма.

В документе констатируется, что историческое сознание россиян, поскольку оно выступает одним из важнейших элементов национальной идентичности, стало объектом планомерного и целенаправленного информационно-психологического воздействия геополитических конкурентов России, которые используют идеологические клише и мифы периода холодной войны для разрушения национальной идентичности и традиционных ценностей у значительной части российской молодежи, формирования у нее национал-сепаратистского и экстремистского мировоззрения.

По мнению авторов доклада, эффективность подобных политических технологий была доказана информационно-пропагандистской кампанией против СССР, которая способствовала распаду единого государства и установлению на постсоветском пространстве антироссийски настроенных политических режимов.

Поскольку в нашей стране государственная идеология запрещена Конституцией, именно историческое сознание (коллективная память, мифы и героика) выполняет ее функции, оказывая консолидирующее воздействие на идейно, этнически и конфессионально разнородное российское общество. Поэтому среди серьезных идеологических проблем, угрожающих формированию российской политической нации, аналитики ЦПИ выделяют углубляющийся раскол общества по оценке тех или иных исторических событий, чему способствует отсутствие официальной государственной позиции по наиболее дискуссионным вопросам и объединяющей большинство населения национальной идее. Также их тревожит доминирование в современной официальной исторической науке прозападного ценностного подхода и релятивизма, а также выраженная ангажированность российских историков новой волны, которые используют одномерную концепцию тоталитаризма, разработанную геополитическими противниками России в годы холодной войны.

На уровне школы это проявляется в проблемах, связанных с организацией преподавания истории, экспертизой и содержанием учебных пособий.

После распада СССР в российских школах был введена «концентрическая система» преподавания истории, при которой курс отечественной и зарубежной истории проходился с 5 по 9 класс, а в 10 и 11 повторялся. По мнению экспертов, следствием этого подхода стали сложность и концентрированность учебной программы для младшего и среднего возрастов, затрудненность понимания взаимосвязей между историческими событиями, трудности в понимании непрерывности и логики исторического процесса, оценке происходившего с позиции гражданина России. А в старших классах, когда учащиеся более подготовлены к изучению отечественной и мировой истории и оценке ее событий, она фактически превращается в факультативный предмет, когда количество подлежащих повторению тем превышает число отведенных для них часов (два урока в неделю). Так, отмечается в докладе, на реформы Петра I отводится один час и столько же — на Отечественную войну 1812 года. А после введения ЕГЭ преподавание истории во многих учебных заведениях свелось к зазубриванию «правильных ответов» на тестовые вопросы, что еще сильнее снизило уровень исторических знаний выпускников.

С другой стороны, в ходе зарубежных стажировок по повышению квалификации российским педагогам-историкам прививается «релятивистский тезис об отсутствии объективного подхода к истории». Им внушается, что история является не столько наукой, сколько набором мнений отдельных независимых исследователей о конкретных событиях и общественных процессах. Одновременно продвигаются «альтернативные взгляды» на наиболее сложные исторические проблемы, большинство из которых, по мнению исследователей ЦПИ, сводится к принижению исторических заслуг нашей страны в освобождении мира от нацизма, очернению российской истории, реабилитации коллаборационизма и национал-сепаратизма, осуждению «имперской, шовинистической политики России по отношению к угнетенным народам, населявшим Российскую империю и СССР». Такие взгляды, уверены авторы доклада, российским преподавателям истории и ученикам транслируют польская программа «Исторический долг и вера в будущее», спонсируемая США программа «Формирование гражданственности на основе изучения ключевых проблем истории России XX века» в Пермском краевом институте, латвийско-эстонский проект «Трансграничный Е-архив» в Северо-Западном ФО, различные финансируемые ФРГ программы, пропагандирующие равную ответственность Германии и СССР за развязывание Второй мировой войны.

В национальных республиках РФ нередко доминируют ученые, придерживающиеся националистических и антироссийских взглядов, местная историография зачастую имеет сугубо национальный, изоляционистский характер. Как следствие, учебные программы по отечественной истории в республиканских образовательных учреждениях открыто формируют у подростков представление о России как «жестокой империи, чьи колониальная политика и этнический террор на всех исторических этапах были направлены на насильственную ассимиляцию представителей конкретного титульного этноса и их эксплуатацию». Также происходит восхваление сепаратистов, нацистских коллаборационистов и иных исторических персонажей с подобной репутацией, которые представляются национальными героями, «борющимися за свободу и независимость своего народа».

При этом экспертиза учебников истории на соответствие федеральному государственному образовательному стандарту акцентируется не на идейно-смысловом наполнении, а на соответствии формальным требованиям. При этом разнообразие учебных пособий позволяет педагогам преподавать историю нашей страны в зависимости от собственных политических и идейных предпочтений. В билингвистических школах подчас используются напечатанные за рубежом пособия с тенденциозным изложением исторических проблем. В образовательных учреждениях национальных республик работают по местным учебным пособиям, которые могут содержать тенденциозные оценки истории региона в составе России.

Такие пособия часто спекулируют на темах «незаконного и насильственного (с признаками геноцида) присоединения отдельных территорий и народов к России», «оккупации» и «этнического террора», сопровождавших присоединение этих территорий к России. По мнению авторов доклада, эти идеологемы восходят к принятому в США в 1959 году акту «О порабощенных нациях», направленному на стимулирование национал-сепаратистских движений в СССР, в разработке которого принимали участие скрывшиеся на Западе пособники нацизма, воевавшие в составе сформированных по этническому признаку подразделений СС.

В качестве примеров эксперты называют пособия «История Кабарды и Балкарии» Кашифа Унежева, «История Осетии с древнейших времен до конца XIX века» Марка Блиева, «История марийского народа» Ксенофонта Санукова, «История Башкортостана XX век» Марата Кульшарипова. Однако представление о России как о «тюрьме народов» характерно и для федеральных учебников «История. Россия и мир. Древность. Средневековье. Новое время» Александра Данилова и Людмилы Косулиной, «История России, XX — начало XXI века» Анатолия Левандовского.

Также для современных учебников истории характерно понимание советского периода истории как «черной страницы отечественной истории». В них нивелируются или сознательно искажаются большинство объективных завоеваний, достижений и героических свершений этого периода, предпринимаются попытки поставить знак равенства между германским национал-социализмом и советским социализмом, переосмыслить победу советского народа в Великой Отечественной войне как его поражение, принизить его вклад в разгром фашизма, демонизировать солдат Красной армии, оправдать действия коллаборационистов. При этом часто «практически отсутствует осуждение нацизма, военная экспансия на Восток рассматривается в отрыве от плана «Ост» и содержания «Майн кампф», подразумевающих уничтожение большей части населения и национальной культуры на захваченной территории».

Авторы доклада подчеркивают, что подобная интерпретация событий Второй мировой войны не только не способствует патриотическому воспитанию, но и ведет к развитию «комплекса национальной вины за прошлое», характерного для жителей ФРГ. Они отмечают подобные тенденции в «Лекциях по советской истории 1917–1940 годов» Андрея Соколова, учебниках «История России. XX век» Никиты Загладина, «История России. XX — начало XXI века» Александра Данилова и Людмилы Косулиной, «Новейшая история» Олега и Андрея Сороко-Цюпа, детской энциклопедии «Великая Отечественная война» под редакцией академика РАЕН Марии Аксеновой.

В докладе отмечается осознание большинством специалистов тупиковости существующего положения вещей в преподавании отечественной истории в школах и его разрушительного воздействия на сохранение коллективной памяти и национальной идентичности, а также высокий уровень социального ожидания качественных изменений ситуации в этой сфере.

На основе исследования специалисты Центра политической информации считают необходимым обозначить главной социальной задачей при создании единого учебника истории доведение до молодежи российских регионов очевидных преимуществ проживания в единой и независимой стране. При этом для учета региональных отличий базовый текст необходимо адаптировать к конкретным этноконфессиональным условиям. В частности, в учебные пособия по истории для национальных республик следовало бы внести главы, более подробно и объективно рассказывающие о процессе вхождения этих территорий в состав России. Отдельной задачей для профессионального сообщества историков, выходящей за рамки проблем средней школы, авторы доклада считают разработку критериев выявления попыток фальсификации исторических событий и оценки ущерба, наносимого обществу деструктивным информационным воздействием.

— Единый учебник истории — вещь важная, так как закладывает основу политического мировосприятия с юных лет, здесь ошибаться очень опасно. В России благодаря попустительству органов власти и активности специфических НКО есть проблема ревизии значения исторических событий, накладывающих, к примеру, на русских серьезную ответственность за якобы репрессии и иные притеснения «малых народов», роль которых, наоборот, выпячивается. В дальнейшем это послужит для развития новых и реанимации старых сепаратистских движений на территории всей России с угрозой распада страны на «национальные квартиры», — сетует гендиректор Центра политинформации Алексей Мухин. — Поэтому, с помощью специалистов, прежде всего российских, и гражданского общества, крайне важно составить такой учебник, унифицировав тезисы, чтобы он и удовлетворял запросам отдельных национальностей, населяющих Россию, и не способствовал развитию сепаратизма в крайних формах.

Зампред комиссии по образованию Общественной палаты, директор центра образования «Наследник» Любовь Духанина согласна с выводами доклада.

— Современные способы преподавания истории, обществознания, патриотического воспитание не позволяют формировать историческую память. Поэтому необходимо внутри системы образования сформировать цивилизационную идентичность, — говорит она.

Член комиссии по исторической памяти СПЧ, член правления правозащитной организации «Мемориал» Сергей Кривенко признает, что единую концепцию российской истории нужно вырабатывать, но опасается возврата к советской, однобокой парадигме преподавания.

— Прежде всего в учебниках истории нужно излагать факты. Были в нашей истории и достижения, но и поражения. Нужно говорить и о победе в ВОВ, и о репрессиях, и о потерях. То есть показывать факты как они есть. И если есть противоречивые события — например, за Красной Армией, которая освободила Прибалтику от нацистов, шли войска НКВД, которые репрессировали латышей, литовцев, эстонцев, — это тоже нельзя замалчивать, чтобы дети понимали, почему там такое отношение к нашей стране. Нельзя допускать столкновения исторической памяти. Иначе такое однобокое единство приведет к еще более тяжелым последствиям, чем нынешнее разнообразие, — предостерегает правозащитник.

Идею единого учебника истории впервые выдвинул Владимир Путин в феврале 2013 года для формирования непротиворечивой и последовательной картины исторического развития страны у подрастающего поколения. Работу по созданию такого учебника ведет Российское исторической общество под руководством спикера Госдумы Сергея Нарышкина.

7 апреля 2014, 00:01 | Политика | Сергей Подосенов
http://izvestia.ru/news/568705

--------------------------------------------------------------------------------

Газета "Страницы Мировой Истории", г.Санкт-Петербург
Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

--------------------------------------------------------------------------------

Отредактировано Zlata (09-06-2014 05:00:49)

110

ZRD.SPB.RU
ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

   
«Основная цель — не помощь верующим, а уплотнительная застройка»

Строительство храмов на природных территориях столицы нарушает сразу несколько действующих природоохранных законов

Реализация программы строительства 200 православных храмов в Москве сопровождается конфликтами на религиозной почве и ростом социальной напряженности. По мнению экспертов, городские власти менее всего озабочены нуждами верующих, а саму программу используют как прикрытие для застройки зеленых зон.

Столичная общественная организация «Комитет защиты прав граждан» пытается опротестовать распоряжение Москомархитектуры от 22 ноября 2011 года №21 «О подготовке проектов планировки территорий города Москвы с целью размещения православных храмов и храмовых комплексов». Когда внутренний документ ведомства наконец оказался в открытом доступе, выяснилось, что каждый из 77 перечисленных в приложении участков для строительства находится на территории природного комплекса.

«Изначально чиновники утверждали, что под программу строительства 200 храмов в Москве пойдут пустыри и промзоны, но, когда проект начал реализовываться, стало ясно, что это далеко не так, — рассказала «Газете.Ru» член Комитета защиты прав граждан и Общественного экологического совета ВАО Алина Енгалычева. — Хотя в самой мэрии это ни для кого не было секретом.

В скрывавшемся больше двух лет распоряжении указаны четыре участка на неприкасаемых по закону ООПТ (особо охраняемые природные территории): в природно-историческом парке Царицыно, природном заказнике Долина реки Сетунь и природно-историческом парке Тушинский. Еще два участка оказались в охранной зоне объектов культурного наследия — усадьбы в Архангельском-Тюрикове и усадьбы Михалкова. Остальные — в парках, скверах, лесопарках, лугопарках и лесных массивах. Распоряжение тщательно скрывали и вывесили на сайте только 24 февраля, после того как, получив документ по своим каналам, мы подняли шум».

Между тем Минюст даже не признал распоряжение Москомархитектуры документом, достойным своего внимания, говорит Енгалычева. «Недавно мы получили ответ на запрос о регистрации документа, в котором сообщается, что распоряжение №21 «признаков нормативного правового акта не содержит, в связи с чем не подлежит включению в федеральный регистр нормативных правовых актов г. Москвы, а также проведению правовой и антикоррупционной экспертизы», — рассказала она. — Но юридическая коллизия заключается в том, что, хотя формально это всего лишь внутренний распорядительный документ Москомархитектуры, на деле он является основанием для нарушения законодательства», — отмечает Енгалычева.

При реализации проекта не считаются не только с мнением жителей, но и с бюджетными средствами. «Наш парк на Зеленом проспекте совсем недавно благоустроили, вложили деньги, — рассказала активистка. — Парк находится в красных линиях градостроительного регулирования. Но сейчас эти линии волевым решением сдвинуты, от парка отрезали и поставили на кадастровый учет участок для застройки».

Очаги напряженности возникают по всему городу, где люди узнают о предстоящем строительстве.

Среди горячих точек — Гольяновский парк, Измайловский бульвар, сквер на улице Федора Полетаева, Ходынка, Джамгаровский парк, Терлецкий лесопарк, Очаковский пруд, парк с Владимирским прудом и другие. Иногда благодаря активности жителей удается отбить природную территорию. Так произошло со сквером у кинотеатра «Высота» на юго-востоке города и ООПТ Измайлово.

«И это только начало, — отмечает Енгалычева. — Как официально заявил куратор проекта от правительства Москвы Владимир Ресин, тех церквей, которые намечено возвести в рамках проекта, недостаточно. И в будущем власти, по его словам, постараются «достичь соотношения: 8 тыс. человек на 1 храм». А это уже более 1,5 тыс. новых строек».

Между тем, продвигая программу нового строительства, власти ведут наступление на территорию существующих храмов, утверждают активисты. Так, в Свиблове мэрия решила построить ФОК в зоне охраны памятника — храма XVI века.

«На защиту культурного наследия встала не РПЦ, а люди, которых вовсю обзывают храмоборцами, — рассказала Енгалычева. — После того как жители обратились в суд, мэрия отменила свое постановление, но, поскольку ГПЗУ (градостроительный план земельного участка) остается в силе, мы опасаемся, что новое постановление не заставит себя ждать».

По словам депутата Гагаринского муниципального собрания Елены Русаковой, в ее округе на защиту природы района от застройки встали именно воцерковленные граждане.

«Люди говорили о том, что по границам района в пяти-десятиминутной транспортной доступности находится более десяти храмов, — рассказала Русакова «Газете.Ru». — И идея обязательно воткнуть что-то новое в границах района абсурдна и никак не связана с нуждами верующих». По ее словам, верующие просили власти пустить транспорт к расположенному на территории района старинному Андреевскому монастырю у Москвы-реки и оказать ему помощь в проведении реставрации. Однако эти предложения не вызвали интереса.

«Из этого можно сделать только один вывод: основная цель программы строительства 200 храмов в Москве — не помощь верующим, а открытие возможности застройки наиболее дорогой городской земли, —

считает депутат. — Выделение земель природного комплекса вовсе не вынужденная мера, а принципиальная позиция. Об этом говорят и сами архитекторы, получившие такую установку. А также специалисты-религиоведы, по чьему мнению программа никак не связана с вопросами веры и религии. И трактовать ее надо как вариант уплотнительной застройки».

Русакова напомнила, что два года назад в Москве был принят закон, позволяющий строить в зеленых зонах детские сады, школы и спортивные сооружения. «Этот закон развязал руки недобросовестным застройщикам, — считает она. — Теперь становится возможной такая схема: заявляется строительство детского сада, выдается ГПЗУ, которое и выносится на публичные слушания, и одобряется. И лишь потом появляется проект будущего объекта, в котором детский сад оказывается всего лишь первым этажом жилого дома.

Проблема куда масштабней, но она сознательно сводится к программе 200 храмов. А дальше разговор переводится на тему: нужны ли эти храмы городу? И уходит совсем в другое русло».

По словам депутата Мосгордумы от КПРФ Владимира Святошенко, побывавшего не на одном собрании жителей по поводу строительства храмов, повсеместно специально привезенные провокаторы сводят обсуждение к конфликту на религиозной почве, сталкивая между собой даже верующих москвичей. «Всех тех, кто выступает за строительство храма, но не на берегу водоема или в парковой зоне, а в другом месте, провокаторы очерняют и клянут. Не думаю, что они действуют самостоятельно», — считает депутат.

Между тем измененное городское законодательство, разрешающее нецелевую застройку природных территорий, нарушает сразу несколько федеральных законов, считают экологи.

По заключению руководителя Московского городского общества защиты природы Галины Морозовой, нарушаются Земельный кодекс РФ (ст. 85 «Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий», ст. 95 «Земли особо охраняемых природных территорий»), ФЗ «Об охране окружающей среды» (ст. 58 «Меры охраны природных объектов», ст. 59 «Правовой режим охраны природных объектов», ст. 61 «Охрана зеленого фонда городских и сельских поселений»), ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (ст. 27 «Режим особой охраны территорий памятников природы»). «Действующее законодательство запрещает хозяйственную деятельность, оказывающую негативное воздействие на природные территории. И касается это в первую очередь капитального строительства», — напоминает Морозова.

По ее словам, до 2010 года Москва по своей природоохранной политике лидировала среди мировых столиц: был выделен экологический каркас города, сформирована сеть ООПТ, издана Красная книга Москвы как официального документа правительства Москвы. Однако сейчас столица в этом отношении отброшена далеко назад.

«Москва испытывает острый дефицит экологически эффективных площадей, — отмечает Морозова. —

Последние три года, несмотря на заверения чиновников, в городе не создано ничего нового. Мэрия приходит на существующие природные территории, преобразовывает их по своему усмотрению и заявляет о создании нового парка. При этом население города постоянно растет. Рекомендованные ВОЗ нормы составляют 50 кв. м зеленых насаждений в границах города на человека. И оценивать наш зеленый фонд следует не по его площади, а по числу людей, лишенных этих 50 м».

http://www.gazeta.ru/social/2014/05/08/6022649.shtml
10.05.2014, 11:32 | Ирина Резник

 
Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » ЖКХ, СОЦИУМ, Собянин » ЖКХ, пенсионная система, образование, здравоохранение