ЗООМИР и не только о нем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » ЖКХ, СОЦИУМ, Собянин » ЖКХ, пенсионная система, образование, здравоохранение


ЖКХ, пенсионная система, образование, здравоохранение

Сообщений 211 страница 220 из 222

211

http://www.dal.by/news/109/05-09-13-18/

    Кадры в ЖКХ: Начальники - воры, работники - таджики

     Почему в сферу обслуживания жилья не идут трудиться нормальные специалисты [обсудим?]

Помню свою радость, когда в начале 90-х вместо прежнего вечно пьяненького сантехника из жэка пришел сантехник трезвый, вежливый и в чистой спецодежде. Был он очень интеллигентный, как потом выяснилось, даже с высшим образованием, а в сантехники пошел, поскольку в НИИ денег не платили.

Радость была недолгой. Через несколько дней установленную интеллигентом трубу прорвало, и я залила два нижних этажа. Прежний сантехник хоть пил, матерился и постоянно где-то терял инструмент, но дело определенно знал лучше...

С тех пор ситуация с кадрами в ЖКХ мало изменилась - ее по-прежнему хорошо описывает известная поговорка «не понос, так золотуха». По оценкам экспертов, дефицит профессионалов различных специальностей в этой сфере приближается к 50%. А президент на одном из заседаний Госсовета назвал еще более внушительную цифру - около 70%. И речь идет не только о сантехниках или электриках. Но и - что совсем плохо - о специалистах с высшим образованием, тех, кто должен принимать грамотные инженерные и управленческие решения. И чего хорошего ждать от отрасли, если там работает абы кто?! Вот она, причина наших коммунальных бед!

Но как же так получается, что в сфере, где ежегодно крутится порядка 4 трлн. рублей и каждый год исправно растут цены, некому трудиться?

Версия 1

Нужных спецов просто нет

Официальная версия такова. На спецов по управлению многоквартирным домом учиться у нас негде. Разве что на практике. Как поясняют в Фонде содействия реформированию ЖКХ, долгое время подготовка таких кадров напрямую не велась. То есть строительные и инженерные кадры у нас готовят. Но специалист управляющей компании должен разбираться не только в конструкциях, но и в экономике вопроса, уметь снижать расходы, знать достаточно сложное законодательство. А вот этому и не учат.

- Специалистов для компаний, которые занимаются  водоснабжением, теплоснабжением, еще как-то готовят. Но и то по старым советским лекалам, без учета современных технологий. Про автоматизацию, энергоэффективность они мало что знают, - говорит Андрей Чибис, руководитель рабочей группы по развитию ЖКХ Экспертного совета при правительстве РФ, исполнительный директор некоммерческого партнерства «ЖКХ Развитие». - В компаниях по управлению жилыми домами - дела еще хуже. Там профессионалы - разве что из старых советских жэков, и подход у них соответствующий.

Проблема, впрочем, будет решена. Ведомства уже подготовили новые профессиональные стандарты и программы подготовки. И скоро у нас начнут обучать и на управдомов, и по другим необходимым специальностям.

Это, конечно, здорово и верно. Если бы... не другая сторона вопроса.

Версия 2

А этих профессионалов и не ищут

Своя версия - у кадровых агентств, которые специализируются на подборе квалифицированного персонала.   Именно его вроде как остро не хватает сейчас в нашей сфере ЖКХ. Но данные рекрутеров свидетельствуют: специалисты по эксплуатации квадратных метров и необходимых в доме коммуникаций...  не очень-то востребованы.

- Сфера эксплуатации зданий и сооружений становится все более популярной. Число резюме за год выросло на 40%. А число вакансий практически не изменилось, прирост составил всего 1%, - говорит Валерия Чернецова, руководитель отдела аналитики рекрутингового портала Superjob.ru.

По данным портала, на одну вакансию инженера по эксплуатации - очень нужная в управляющих компаниях специальность - приходится аж 8,6 резюме. Электрика - 4,1. И даже от слесарей-сантехников вроде как отбою нет - 3,5 резюме на вакансию. Причем, по утверждению спецов по персоналу, похожее соотношение и в Москве, и в провинции - разница лишь в размерах зарплат.

Допустим, большинство имеющихся специалистов - не те или не с той квалификацией. Но скромный рост числа вакансий в 1% за год слабо увязывается с разговорами о растущем кадровом голоде.

Специалисты по персоналу подтверждают, что есть и другая сторона медали. Хорошие спецы скорее пойдут в гостиничный сектор или в сферу управления коммерческой недвижимостью - но только не в ЖКХ.

Почему? Попробуем послушать сами «кадры».



Версия 3

«Кто к нам пойдет? Нас ненавидят!»

«В управляющую компанию люди обращаются только по двум причинам - недовольство качеством услуг или проблемы бытового характера - соседи залили, сгорела проводка, в лифте нас...но и т. п. В общем, спасибо не говорят. Нервы должны быть вроде стальных канатов: 90% общения - разозленные люди», - рассказывает на одном из интернет-форумов «бывалый» работник УК.

«До меня мастером по работе с населением (это человек, который, в частности, разбирается с претензиями граж-дан. - Ред.) была молодая девушка с мягким характером, она все время рыдала. Видимо, я тоже рыдать буду», - пишет соискательница этой самой должности мастера.

- Социальный статус работника ЖКХ в глазах людей - с минусом, - подтверждает Андрей Чибис. - Очень непросто работать с клиентами, много обоснованных претензий.

Не случайно, видимо, в жилищных конторах осело довольно много бывших военных, которые пришли туда после сокращений в армии. Профильного образования нет - зато какая психологическая подготовка!

А материальная компенсация за столь увлекательную деятельность? Как говорят эксперты, хотя и известны случаи, когда руководители управляющих компаний становились неожиданно богатыми, на рядовых работников это обычно не распространяется.

Версия 4

Долой «распил» - будут вам ЛЮДИ!

Вообще зарплата в ЖКХ может быть и неплохой. Но...

«Пытался в Москве устроиться в ДЕЗ электриком. Допуск 2000 вольт, 15 лет опыта работы. Официально зарплата - 35,5 тысячи. Когда узнал, что реально на руки буду получать 16,5 т. р. на испытательном сроке и 17 т. р. после... Да пусть за такую дележку сами с вольтажом работают! ...Пошел в частную фирмочку, на сдельную оплату. А в ДЕЗе наверняка наняли таджика», - рассказывает один из читателей нашего сайта.

Схема известная: руководители жилищных контор «неожиданно богатеют» в том числе и за счет неофициального перераспределения фонда оплаты труда в свой карман и карманы «своих» людей. Статистики, насколько такое явление распространено, конечно же, нет. Но специалисты подсказывают: если на управляющую компанию работают сплошь мигранты и приезжие студенты - это оно. Поскольку даже бабушки-пенсионерки уже не хотят отстегивать «господину начальнику» за трудоустройство.

ИТОГО

Дефицит, говорите?

А похоже, профессионалы в сфере жилья нашему нынешнему ЖКХ никак не нужны. Те, кто много знает, многого и требуют. И зачастую еще и хотят обслуживать клиентов, а не отбиваться от них. Такие ли люди нужны нашим управляющим компаниям?

- В чем у нас проблема с УК? На этот рынок все кому не лень лезут за очень легкими, быстрыми деньгами, - комментирует мои выводы Андрей Чибис. - Но сейчас законодательство радикально ужесточено - по сравнению с первоначальной задумкой, когда предполагали, что «рынок все отрегулирует». Многие УК закрываются. И пусть! Пусть жулики уходят! А приходят предприниматели, которые видят в жилищной сфере нормальный бизнес - не супердоходный, но зато стабильный, поскольку эти услуги нужны всегда независимо ни от каких кризисов. И вот им нужны хорошие специалисты. Но на процессы обеления бизнеса в этой сфере нужно еще несколько лет.

...Мне лично в обрисованный экспертом «нормальный бизнес» - с диспетчерской в режиме онлайн, возможностью вызвать того же сантехника в любое удобное мне время суток и полной открытостью всех расчетов - пока верится с трудом. Но вот тогда и можно будет поговорить о профессионалах в ЖКХ.

ПРОВЕРКА НА МЕСТНОСТИ

В двух из трех столичных управляющих компаний, куда я позвонила наугад типа в поисках работы, заявили, что им никто не требуется - даже дворники. В третьей УК - крупной ДЕЗ - оказался нужен диспетчер. О зарплате предложили поговорить на месте.

- Но ведь вы у нас все равно работать не станете, - добрым голосом предупредила тетенька. - Судя по выговору, вы москвичка. У нас такие не задерживаются...


- Смертельная битва Путина за тарифы на ЖКХ.

   К чему ведут "реформы ЖКХ"?

  Источник

Отредактировано Zlata (26-02-2018 04:18:45)

212

[url=http://zoomir.mybb.ru/viewtopic.php?id=3400#p26421]Только себе. Структуры мэрии купили полисы с бесплатным
лечением рака[/url]

Кому принадлежит вода в Рф.

  Мафия в "мусорном бизнесе."

Дожить бы до пенсии или похоронный фонд России.

Пресс-конференция Г.А.Зюганова "Пенсионная реформа в РФ." 15.06.20.

  Профицит бюджета, т.е. неиспользуемые остатки - 7,8 трлн.рублей!

Российская пенсионная система крайне несправедлива.

Отредактировано Zlata (21-06-2018 23:58:31)

213

214

Оплата ЖКХ. Деньги уходят в США! (видео)

215

https://meduza.io/feature/2016/09/09/ho … iy-sub-ekt

        Хозяйствующий субъект
Как вице-мэр Москвы Петр Бирюков управляет благоустроительными миллиардами
        Meduza17:14, 9 сентября 2016

Фото: Дмитрий Коротаев / «Коммерсантъ»

   В эти выходные в Москве пройдет очередной День города. К празднику должны быть завершены масштабные работы по благоустройству улиц, в рамках которых этим летом был перекопан практически весь центр столицы. Ответственный за выполнение этих работ — заместитель мэра по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петр Бирюков, выходец из курской деревни, работающий в структурах московского правительства уже 25 лет. Чтобы разобраться, как Бирюков смог удержаться в администрации города после увольнения Юрия Лужкова и стать одним из самых влиятельных московских чиновников, спецкор «Медузы» Илья Жегулев отправился на родину заместителя мэра в деревню Старый Бузец — и подробно изучил его профессиональную биографию.
К 2016 году Патриаршие пруды превратились в одну из главных гастрономических точек Москвы — дошло до того, что жители района потребовали от ресторанов и баров закрываться не позже 11 вечера: иначе мешал шум. Новые места здесь возникают постоянно — вот и в Ермолаевском переулке за последние месяцы открылись сразу два заметных заведения: индийское «Москва — Дели», где вечером играют на ситаре, а суетливые повара готовят на открытой кухне аутентичные закуски, и грузинское Patara с авторскими фокусами вроде аджики из мяты. Места в обоих немного — и несмотря на то что вид из окон ресторанов открывается прямо на пруд, в переулок столики не выставляют.

Виктор Толкачев помнит Ермолаевский совсем другим. Шесть лет назад на месте «Москва — Дели» располагался принадлежащий ему ресторан «Крылов», а рядом — куда более традиционный, чем Patara, грузинский «Сулико». Лето 2010 года оказалось небывало жарким — и еще до того, как Москву накрыл дым от лесных пожаров, заведения организовали в переулке импровизированные летние веранды. Как выяснилось, себе на беду: одним июльским вечером веранды с нарядом милиции разгромил первый заместитель мэра Петр Бирюков, которому, почти как обитателям Патриарших летом 2016-го, не понравился шум под окнами его квартиры.

Мэр Москвы Юрий Лужков и его заместитель Петр Бирюков на церемонии открытия фонтанов на Поклонной горе, 30 апреля 2010 года
Фото: Митя Алешковский / ТАСС / Scanpix / LETA
Как вспоминает Толкачев, он попытался поговорить с чиновником. «Мы же хотели как в Европе, столики поставили, маркизу повесили», — пытался объяснить ресторатор Бирюкову. «Мы не в Европе, мы в жопе», — отрезал тот. Эта фраза быстро превратилась в поговорку, но, по словам Толкачева, этим афоризмом Бирюков не ограничился. «Это моя улица. Это мой город», — заявил чиновник хозяину кафе.

Судьба «Крылова» после того конфликта не сложилась: в какой-то момент Толкачеву не продлили лицензию на алкоголь, собственник поднял арендную плату — и ресторатор продал заведение знакомому за миллион рублей (сейчас Толкачев делает ребрендинг паба на Покровском бульваре и собирается строить кафе в Академии Генштаба на «Юго-Западной»). Зато хорошо сложилась судьба Петра Бирюкова. Несмотря на то что вскоре после истории на Патриарших в Москве сменился мэр и почти вся его команда, заместитель мэра, отвечающий за городское хозяйство, остался на своей должности — и впоследствии даже усилил свое влияние. Именно Бирюков, уроженец курской деревни, начинавший свою карьеру прорабом, управляет огромными финансовыми потоками, которые Сергей Собянин выделяет на благоустройство Москвы, и замещает мэра, когда тот отсутствует в городе.

По любопытному совпадению программа, которая в 2016 году стала символом административного могущества Петра Бирюкова и в рамках которой летом перекопали весь центр города, так и называется — «Моя улица».

Прораб-воспитатель
Из курского райцентра Железногорска в сторону деревни Старый Бузец ведет дорога с идеальным асфальтом — хотя машин на ней мало. Автобус в город ходит два раза в день, поэтому местные препочитают передвигаться на попутках. «Все по-старому. Все грустно, — вздыхает мужчина лет 60, только что голосовавший на дороге. — Нечем заниматься. Один рыбхоз только остался да „Агропромкомплектация“». По словам моего попутчика, с подачи высокопоставленного земляка Петра Бирюкова, который тут родился и прожил первые 28 лет своей жизни, местный совхоз хотели купить москвичи — но столкнулись с сопротивлением чиновников. Сейчас, по словам главы сельсовета Александра Асютикова, в Старом Бузце живут 150 человек. Их средний возраст — 70 лет. «Еще лет 15 — вообще никого не останется», — говорит Асютиков.

Одна из этих 150 человек — мать Бирюкова Мария Платоновна, которая так и не захотела уезжать из родного села. Дом Бирюковых в Старом Бузце все знают. Небольшая деревянная изба от других отличается только тем, что рядом с ней стоит будка охраны; впрочем, охранник в ней находится не постоянно — слишком здесь спокойно. Вместе с Марией Платоновной живет сестра Бирюкова Валентина; она помогает по хозяйству матери, которой недавно исполнилось 90 лет. Семья заместителя мэра Москвы до сих пор часто привозит сюда внуков на лето, а сам Бирюков специально просит сестру высаживать тыкву, чтобы потом увезти ее с собой. На праздники чиновник привозит артистов — вся деревня помнит, как гуляли в 2015 году на юбилее матери: за большим столом на улице собрались под сотню человек, для которых выступали Надежда Кадышева и Феликс Царикати.

Мария Платоновна Бирюкова у cебя дома в деревне Старый Бузец, июль 2016 года
Фото: Илья Жегулев / «Медуза»
Исторически Старый Бузец — одно из самых значимых поселений региона, рассказывает местный краевед и зам. главы администрации Железногорского района Геннадий Александров, на свои деньги издавший четыре тома «Истории селений Железногорья». Как удалось выяснить исследователю, главными занятиями крестьян Старого Бузца была, наряду с животноводством и земледелием, кража леса — вплоть до конца ХХ века; причем друг друга односельчане никогда не сдавали.

«Если их не поймали с поличным, то ничего доказать нельзя, — цитирует книга Ивана Яншина, работавшего лесничим в 1960-х годах. — Даже если около двора в их деревне обнаружишь свежеспиленные деревья, жители станут отрицать, что это их рук дело: мол, „черт их знает, как они здесь очутились“». По данным Александрова, даже милиция в Старый Бузец наведывалась неохотно: тамошние мужики могли дать суровый отпор. «Эта поддержка, круговая порука до сих пор у них в крови», — рассказывает краевед.

Именно в 1960-х ходил в школу уроженец Старого Бузца Петр Бирюков. В деревне, правда, школы не было — приходилось каждый день гнать на велосипеде семь километров в соседнее село, а зимой даже оставаться там ночевать. В железногорской газете «Ударный фронт» можно встретить несколько подписанных Бирюковым заметок, в которых рассказываются подробности о школьной жизни. Здесь же будущий чиновник нашел себе невесту — Антонину Землякову из деревни Зорино. По воспоминаниям сестры, с женой Бирюков познакомился как-то на Троицу, когда жители всех окрестных сел собрались на праздник на реке Свапе, — и еще несколько лет бегал к ней на свидания по пять километров в одну сторону, переходя Свапу вброд. Вместе с Антониной Бирюков живет до сих пор.

Отслужив в армии, Бирюков поступил в Курский пединститут, где учился на преподавателя математики, параллельно работая воспитателем интерната в селе неподалеку от родного. Впрочем, довольно скоро специализацию он сменил, начав работать в строительно-монтажном поезде «Мострансстроя», — он прокладывал рельсы для доставки руды Михайловского горнообогатительного комбината в Москву. Там Бирюков стал прорабом и главой профсоюза — а параллельно получал уже строительное образование в Курском политехническом. Вскоре «Мострансстрой» решил забрать энергичного молодого человека в Москву.

«Петр Палыч очень добрый»
В 1980-х Бирюков работал в нескольких московских строительных компаниях, был управляющим двух ремстройтрестов, а в 1986-м попал в переплет — его вместе с двумя коллегами обвинили в хищении стройматериалов. Арестован Бирюков, впрочем, не был (ограничились «применением мер общественного воздействия») — а уже через пять лет перешел на госслужбу.

В 1991-м, когда мэром Москвы был Гавриил Попов, новый префект Юго-Восточного округа Москвы Владимир Зотов позвал строителя на должность супрефекта района Выхино — по сути, главы районной управы. Там Бирюков принялся продвигать новые, негосударственные методы управления жилищно-коммунальным хозяйством. «Мне удалось создать альтернативную частную негосударственную дирекцию управления жилищным хозяйством, которой передают выделяемые на эти цели бюджетные деньги — и она их толково использует, привлекая подрядчиков», — рассказывал он позже. Начальство, по всей видимости, усилия Бирюкова оценило — все 1990-е он шел вверх по карьерной лестнице, сначала став заместителем префекта Центрального округа, а потом, в 2000-м, префектом Северного округа.

Последний карьерный успех Бирюкова положительно отразился на бизнесе фирмы «Гарант-Инвест». Существовавшая без особенных прорывов с 1993 года финансово-промышленная компания вдруг занялась девелоперской деятельностью. В 2000-м, почти сразу после прихода чиновника в Северный округ, дочернее предприятиее «Гарант-Инвеста» получило право долгосрочной аренды земельного участка на площади Тельмана под строительство торгового комплекса — прямо у метро «Аэропорт» (в «Галерею „Аэропорт“», открывшуюся три года спустя, «Гарант-Инвест» вложил 16 миллионов долларов).

Превращение фирмы в девелопера и ретейлера рынок встретил с недоумением — эксперты не прочили успеха финансистам на новой для них территории. Однако «Гарант-Инвест» продолжил строительство торговых центров, только теперь в Южном округе: там компания поучаствовала в экспериментальной программе, в рамках которой земельные участки для строительства магазинов шаговой доступности выделялись на бесконкурсной основе. Именно в Южный округ перешел работать префектом в 2002 году Петр Бирюков. 8,5% акций компании «Гарант-Инвест» принадлежат его дочери Ирине и племяннице Екатерине; мажоритарный акционер — Алексей Панфилов, который параллельно на общественных началах работает советником Бирюкова по вопросам ЖКХ и благоустройства.

Дочь — не единственный бенефициар карьерных успехов Бирюкова. «Петр Палыч очень добрый и всех родственников объединяет, — объясняет сестра чиновника Валентина. — В Москве еще двоюродный брат у нас живет». Алексей Бирюков, также выросший в Старом Бузце, до 39 лет работал директором школы в селе под Железногорском — но в 1995-м рванул в столицу и возглавил подмосковный детский санаторий «Тишково», а уже через три года стал главой управы Некрасовки в Юго-Восточном округе (возглавлял его тогда чиновник Зотов, принимавший Бирюкова на работу в администрации города). В 2003-м двоюродный брат Петра Бирюкова возглавил управу района Печатники в том же самом Юго-Восточном округе, а четыре года назад стал главой управы Люблино.

Помимо двоюродного брата Алексея у Петра Бирюкова есть и родной брат Алексей — он младше чиновника на четыре года. Он также начинал карьеру с работы на стройках — в частности, по данным краеведа Александрова, ездил на БАМ и в другие места с трудными природными условиями, где «обрел огромный опыт». Именно Алексей Бирюков в 2000 году, когда его брат впервые получил должность префекта, стал акционером и гендиректором компании «Универсстройлюкс». Фирма довольно быстро оказалась основным подрядчиком на многих подведомственных старшему брату стройках. Сначала «Универсстройлюкс» возводил школы и делал капитальный ремонт в казенных учреждениях Северного округа. Затем вместе с Петром Бирюковым деятельность компании переместилась на юг, где заказов у «Универсстройлюкса» было еще больше — Алексей Бирюков даже ездил по городу на автомобиле с мигалкой.

Музей-заповедник «Царицыно» после реставрации, август 2007 года
Фото: Григорий Собченко / «Коммерсантъ»
В семье Бирюковых с гордостью говорят о том, что именно компания Алексея занималась реконструкцией музея-заповедника в Царицыно. Проект обошелся городскому бюджету в 10 миллиардов рублей, это один из самых ярких манифестов московского стиля эпохи Юрия Лужкова. Местные жители возмущались тем, что в рамках восстановления парка натуральную растительность заменили искусственным озеленением (в результате оттуда исчезло несколько видов животных); специалисты — тем, что вместо задуманного Екатериной II романтического английского парка получился муляж в версальском стиле с фонтанами, газонами и множеством новых построек, которых в оригинальном проекте попросту не было. Архитектурный критик Григорий Ревзин красноречиво озаглавил статью о новом Царицыно «Пустое место» и прямо указал, что московскому архитектурному сообществу «наплевали в рожу»: «В комплексе остро ощущается отсутствие хотя бы одного человека, который в принципе разбирается в том, как оно бывает в дворцах XVIII века».

Тем не менее открывать музей-заповедник приехал Владимир Путин, который заявил, что за принятые по реконструкции решения отвечает Москва. Как рассказывают источники в окружении Петра Бирюкова, именно тогда Путин познакомился с чиновником и высказал ему слова поддержки — президенту Царицыно понравилось, и он посоветовал префекту не переживать из-за того, что о нем говорят.

Хуже у Алексея Бирюкова получилось с реконструкцией Коломенского дворца царя Алексея Михайловича. Вместо деревянного дворца «Универсстройлюкс» построил бетонное здание с деревянной облицовкой, по дороге увеличив стоимость проекта почти вдвое, с 800 миллионов рублей до полутора миллиардов. Последнее повышение цены администрация города утверждать отказалась — однако после нескольких судов компания Алексея Бирюкова по мировому соглашению получила недостающие 500 миллионов.

Брату Бирюков доверил даже возведение собачьих приютов, на которые в 2007 году было выделено 2,7 миллиарда рублей. Однако к 2016-му большинство приютов построены не были: из 13 участков сданы два; остальные, как и в 2008-м, представляют собой асфальтированные площадки с собачьими клетками («Медуза» подробно писала об этой проблеме).

Так или иначе, работу Петра Бирюкова и его подрядчиков оценил Юрий Лужков — летом 2007-го мэр назначил его своим первым заместителем и руководителем комплекса городского хозяйства Москвы. Хуже сложилась жизнь у Юрия Буланова — человека, который пять лет проработал первым замом у Бирюкова, а потом сменил его на посту префекта Южного округа. Через три года, в 2010-м, Буланов был арестован по обвинению в хищении бюджетных средств, а впоследствии осужден на три с половиной года тюрьмы. В ходе расследования выяснилось, что именно Буланов владел тем самым домом на Патриарших прудах, где жил Петр Бирюков и где ему помешал шум из уличных кафе.

Крепкий хозяйственник
Уже после отставки в 2010-м Юрий Лужков сожалел о том, что взял Бирюкова в правительство города. Предателем он его не называл, но в целом относился к заместителю отрицательно. «Я не считал его сильным и грамотным руководителем, хорошим хозяйственником. Многое мне самостоятельно приходилось делать за него, — говорил уже бывший мэр. — Кроме того, имелись и проблемы морально-этического характера… Скажу кратко — это не тот человек, с точки зрения порядочности, с которого можно писать образ». «Медузе» поговорить с Лужковым не удалось.

На новом посту Бирюков, как всегда, развил бурную деятельность. Например, постановил, что убирать весь выпавший снег теперь нужно будет за три дня. Для выполнения этой задачи потребовалось больше транспорта — для чего государственные предприятия заключили контракт на 219 миллионов рублей с компанией «Вента». Ее учредительницы — все те же Ирина (дочь) и Екатерина (племянница) Бирюковы, а за строительство двух дополнительных баз для накопления противогололедных реагентов отвечал все тот же «Универсстройлюкс».

Сам Бирюков, когда его спросили о таких совпадениях, ответил, что никому никакой протекции не оказывает. «Я люблю общаться с семьей и придерживаюсь принципа: мы никогда не говорим о бизнесе», — сказал чиновник в интервью «Ведомостям». С «Медузой» Бирюков говорить не захотел — его пресс-секретарь Игорь Пергаменщик, узнав круг вопросов и набор источников материала, написал сообщение: «Этика госслужащего не позволяет дать интервью на интересующую вас тему, поскольку общественно значимой является информация исключительно о профессиональной деятельности государственных чиновников».

Петр Бирюков (на переднем плане слева) инспектирует ход снегоуборочных работ в ЦАО вместе с другими городскими чиновниками. На переднем плане справа — руководитель Департамента транспорта Максим Ликсутов. 9 февраля 2013 года
Фото: Евгения Гусева / «Комсомольская правда» / PhotoXPress
Активно взялся Бирюков и за реализацию федеральной реформы ЖКХ, которая началась в 2007-м и должна была стимулировать разгосударствление этого сектора экономики и передачу управления домами в частные руки. Как рассказывает эксперт Института экономики города Дмитрий Гордеев, в Москве создавались десятки липовых товариществ собственников жилья, куда граждан либо записывали без их ведома, либо заставляли вступить под угрозой отключения от программы капитального ремонта. Таким образом Москва делала вид, что выполняет формальные требования, позволявшие получить финансирование из Фонда содействия реформированию ЖКХ. По словам Гордеева, реально переходили в ведение частных управляющих компаний только новостройки — в большинстве домов конкуренции не было. Случалось, что бывшие сотрудники городских компаний организовывали собственные аффилированные фирмы и получали подряды от Дирекций эксплуатаций зданий (ДЭЗов).

Впрочем, когда Юрия Лужкова сменил Сергей Собянин, новый мэр начал скептически отзываться о «тысячах мелких предприятий», которые занимаются домами и не поддаются контролю. Теперь Бирюков осуществлял реформу с противоположным смыслом: все бывшие государственные унитарные предприятия влились в новое образование, ГБУ «Жилищник», с которым приходится сотрудничать частным управляющим компаниям. По сути, объясняет Гордеев, вместо создания рыночных условий город пошел на монополизацию. «ГБУ „Жилищник“ в одном районе не будет конкурировать с ГБУ „Жилищник“ другого района. Требования города для него важнее, чем требования граждан. Логика мэрии такая — мы отвечаем за стабильность и качество домов, поэтому должны управлять мы. Но также можно сказать — мы отвечаем за питание, поэтому все магазины будут государственные», — возмущается эксперт. По его словам, такого нет ни в одном регионе страны — там домами давно управляют частные компании.

Сейчас ГБУ «Жилищник» функционируют более чем в 120 районах столицы; в них работают больше 40 тысяч сотрудников. Сам Бирюков считает, что реформа прошла успешно: качество работы выросло, при этом бюджетные средства удалось сэкономить. «Плюс к этому — уровень зарплаты в ГБУ „Жилищник“ более чем в два раза превышает зарплаты в других управляющих компаниях», — говорил заместитель мэра в эфире «Москвы 24».

Официальные зарплаты сотрудников ГБУ «Жилищник» действительно высокие — правда, иногда сами сотрудники об этом не знают. Так, для уборщицы ГБУ «Жилищник» Юлии Лыжиной в Ясенево оказалось сюрпризом, что ее жалование доходило до 193 тысяч рублей в месяц. Обман вскрылся только после того, как Пенсионный фонд снизил Лыжиной пенсию. На деле уборщица получала 11 тысяч рублей в месяц наличными — остальные деньги начислялись на банковскую карту, которую Лыжина даже не получала. Уборщица подала запрос в прокуратуру; дело, возбужденное в результате прокурорской проверки, находится в производстве.

Жители другого района, Тропарево-Никулино, рассказали на сайте созданной ими ассоциации ТСЖ и ЖСК о том, как работает схема получения доходов через зарплаты сотрудников. По их мнению, коррупция является основой управления московским жилищно-коммунальным хозяйством, подведомственным Бирюкову. Подрядные организации по конкурсам получают право эксплуатировать конкретный дом — но затем зачастую нанимают субподрядчиков, что вряд ли было бы возможно при экономически обоснованном тарифе. «Ответ прост. Никто и не собирается выполнять весь объем работ, выплачивать ту заработную плату, которая установлена нормативными актами и трехсторонним соглашением», — считают представители ассоциации, полагающие, что прямая коррупционная нагрузка на бизнес подрядчиков составляет около 40%. Например, по данным ассоциации, которая, среди прочего, вела скрытый мониторинг ряда городских работ, каждому гастарбайтеру ежемесячно недоплачивают примерно 30 тысяч рублей. «Дворникам дают дополнительные участки, которые потом формально оформляют на неработающих людей», — объясняет председатель ассоциации Андрей Шкурко. Схожие схемы вывода бюджетных денег описывала «Новая газета» в опубликованном летом 2016 года расследовании.

Еще одна зона ответственности Бирюкова — озеленение города. Летом 2013 года телеканал «Дождь» посчитал, что стоимость начатого той же весной озеленения Тверской была завышена в 16 раз. Одним из бенефициаров в этой ситуации стала Московская инженерно-строительная компания, возглавлял которую Фарит Хайдаров, до того работавший топ-менеджером крупных компаний в Когалыме — в то же время, когда городом руководил Собянин. Другим — ООО «Альянс», соучредитель которой Вадим Самыловский до 2011 года владел компанией «ЕВС» вместе с Евгением Бирюковым («Ведомости» называли его племянником вице-мэра; чиновник это отрицал, указывая, что Бирюков — четвертая по популярности фамилия в Москве). Раньше Самыловский работал главным инженером все того же «Универсстройлюкса», а сама компания «Альянс» изначально называлась «УСЛ Альянс» (брат Бирюкова Алексей владел тремя компаниями, в которых фигурирует эта аббревиатура). Также «Альянс» обслуживался в маленьком банке «Город», который делит здание с компаниями брата и дочери Бирюкова.

Укладка рулонного газона на Кутузовском проспекте в Москве, 31 июля 2012 года
Фото: Митя Алешковский / ТАСС
Тем временем у самого «Универсстройлюкса» дела складывались не столь удачно. В 2010 году при разборе завалов дома, стоящего в программе сноса пятиэтажек, было обнаружено тело бездомного. В ходе расследования инцидента выяснилось, что компания Алексея Бирюкова не сама сносила здания, а заключила договор с субподрядчиком, заплатив за два снесенных дома сумму меньшую, чем город выделял на один. Более того, следствием было установлено, что по документам был снесен дом, которого в плане города вообще не существует, — за это заказчики заплатили «Универсстройлюксу» почти 10 миллионов рублей. Уголовное дело сильно ударило по компании брата Бирюкова — она перестала получать заказы от города, за несколько лет ее выручка сократилась в 41 раз, закончилось все банкротством. Впрочем, сам Алексей Бирюков не пострадал. Под другими юридическими лицами он стал заниматься новыми заказами — теперь уже по благоустройству московских улиц.

Благоустроитель
Идею пешеходных зон Сергей Собянин начал активно продвигать почти сразу после своего прихода на пост мэра Москвы — и поначалу за их обустройство отвечал именно Бирюков. Заместитель мэра выполнял распоряжение старательно, однако архитекторы и публика критиковали результаты его работы — слишком эклектичные и не слишком уместные лавочки; клумбы, напоминающие могилы.

В начале 2015 года Департамент по конкурентной политике Москвы провел конкурс на разработку проекта благоустройства московских улиц, победителем которого стало консалтинговое бюро «Стрелка». Это КБ — компания, образованная на платформе института, который был основан в 2009 году предпринимателем Александром Мамутом «для изменения культурного ландшафта и физического облика российских городов». Контракт с мэрией на сумму 922 миллиона рублей — самый крупный за всю историю бюро. «Стрелка» должна была разработать стандарт благоустройства улиц и общественных пространств и организовать сопровождение реализации программы «Моя улица», а также проводить аудит работ по подготовке проектных решений.

Григорий Ревзин, партнер КБ «Стрелка» и автор разгромного текста про реконструкцию Царицыно, столкнулся с тем, что отвечавший за «восстановление» музея-заповедника Петр Бирюков стал его заказчиком. Разумеется, идея привлечь «Стрелку» к благоустройству принадлежала не чиновнику — как рассказывает источник в правительстве Москвы, Бирюков, наоборот, мечтал поскорее отделаться от новых партнеров. Ревзин признается, что общение трудно давалось и представителям «Стрелки». Много возмущались подрядчики. «Была проблема с тем, что у них по прошлым расчетам скопилось больше, чем нужно, строительных материалов, — рассказывает Ревзин. — Они знают, что будет сделана улица, заранее закупают, а в проекте материалов вдруг нет. Они приходят — у нас есть материалы, включите в проект. И происходит бодание».

По словам Ревзина, проект каждой улицы нужно было согласовывать с Бирюковым — представители «Стрелки» бывают его в кабинете примерно раз в две недели. Как рассказывают источники в окружении Бирюкова, спорили стороны не только о подрядчиках. Например, Бирюков наотрез отказывался сажать деревья на Тверской в грунт, предпочитая ежегодно заменяемые клумбы. Ревзин рассказывает, что заместитель мэра хотел, чтобы деревья были пострижены прямоугольно — как на Елисейских Полях. «Но Тверская — не прямая улица, она поворачивает. Нам казалось, что гораздо лучше, чтобы деревья росли свободно», — объясняет партнер «Стрелки». По словам источника в правительстве Москвы, представителям КБ поначалу даже приходилось жаловаться Собянину. Впрочем, мэр не всегда поддерживал их предложения — так, вспоминает Ревзин, ни мэр, ни его зам не согласились с предложением строить наземные переходы на выездных магистралях: это потребовало бы конфликта с ФСО, которой подведомственны режимные трассы.

Постепенно, впрочем, Бирюков вошел во вкус новой работы — все больше ему нравилась роль урбаниста. «Мы ему объясняли, что, когда строили новые города, самая ответственная специальность была „градостроитель“. А теперь, когда города построили, главное — это их поддержание, и урбанисты теперь главнее градостроителей», — рассказывает Ревзин. По словам партнера «Стрелки», Бирюков проникся этой идеей: весь кабинет чиновника завален альбомами, где показаны лучшие улицы мира. «У него целая библиотека, и каждую книгу он закладывает разноцветными бумажками, — говорит Ревзин. — Есть, например, английское издание книги „Великие улицы“, все в синих закладочках». По его словам, больше всего Бирюкову нравятся Сингапур, Барселона и южные города США.

Крупнейший подрядчик «Моей улицы» — компания «Спецстрой», связанная с девелопером Capital Group. Именно в Capital Group, как сообщал «Коммерсант», начинал свою карьеру сын Бирюкова Александр. А еще одна бывшая сотрудница Capital Group Ольга Белостоцкая вместе с дочерью Бирюкова Ириной организовала совместный бизнес: они владели автобусными остановками, в которые вмонтированы торговые павильоны.

Если в 2015 году компания отказывалась комментировать участие в благоустройстве города, то уже весной совладелец компании Павел Тё подтвердил в интервью Forbes, что в рамках «Моей улицы» Capital Group выполнила городские заказы на сумму 4,5 миллиарда рублей. «Мы провели работу по благоустройству вылетных магистралей, люди работали по 24 часа в сутки, мы можем гордиться своей работой», — говорил бизнесмен. Другими крупными подрядчиками «Моей улицы» являются «Альянс», которую связывают с братом Бирюкова Алексеем, и структуры девелоперов «Ташир».

Круг полномочий подведомственных Бирюкову организаций настолько велик, что иногда одна подчиненная ему структура хоронит начинание другой. Так, по данным источника «Медузы», знакомого с работой московской администрации, заместитель мэра придумал специальные датчики, которые бы определяли количество парковочных мест на улице и выводили их количество на специальный монитор. Система обошлась в 4 миллиарда рублей, монтировало их предприятие «Атэкс», подведомственное Федеральной службе охраны. Впрочем, через год датчики работать перестали: находящееся в ведении Департамента жилищно-коммунального хозяйства ГБУ «Автомобильные дороги» положило на них асфальт.

Непотопляемый
Главный вопрос по поводу карьеры Бирюкова заключается в том, как заместителю Юрия Лужкова удалось сохранить и даже упрочить свои позиции в новой администрации — притом что Сергей Собянин, став мэром Москвы, сменил практически всю руководящую команду. Григорий Ревзин считает, что сыграл роль большой опыт работы чиновника в Москве. «Лично мне казалось, что новая команда несколько переживала на тему того, что они были не москвичи, — рассуждает партнер КБ „Стрелка“. — Важно было, что Бирюков при Лужкове давно работал и все знает».

Источник, близкий к администрации президента, считает, что именно экспертиза Бирюкова в области ЖКХ стала решающим фактором в том, что он продолжил работать в городской администрации. «Собянин понимает, что он жулик, но ценит его как профессионала, — рассказывает собеседник „Медузы“. — Когда Собянин пришел, у него была мысль его менять. Но постепенно он увидел, что Бирюков работает, сфера довольно сложная, а он в этом эксперт. Свыкся — и лучше никого не нашел». Это мнение разделяет и Алексей Навальный, создатель Фонда борьбы с коррупцией и конкурент Собянина на выборах мэра в 2012 году. «У Собянина требование одно к ЖКХ: „Я не хочу ничего знать и ничем заниматься, но пусть зимой ни у кого не отключают горячую воду“. Вот Бирюков и решает эту проблему без шума и пыли», — сообщил политик «Медузе».

По словам Андрея Шаронова, бывшего заместителя мэра по экономической политике, поначалу к Бирюкову новый начальник относился настороженно — Собянин даже понизил его с должности первого зама до обычного заместителя. «Но потом он сильно доверился Бирюкову и очень часто стал оставлять его даже исполняющим обязанности», — рассказывает Шаронов. После ухода первого вице-мэра Владимира Ресина из московского правительства в 2011 году, его сменщик так и не был назначен — и де-факто первым после Собянина оказался именно Бирюков. Именно он замещает мэра, когда тот отсутствует на работе.

Мэр Москвы Сергей Собянин (в центре) и Петр Бирюков (второй справа) инспектируют ход работ по благоустройству Тверской улицы, 6 июня 2016 года
Фото: Виктор Гусейнов / «Комсомольская правда» / PhotoXPress
При этом сразу несколько источников подтвердили, что у Бирюкова не сложилось тесных отношений ни с кем из новой команды. С другими заместителями Собянина — например, Маратом Хуснуллиным, ответственным за стройкомплекс, и главным по транспорту Максимом Ликсутовым — у них идет постоянная аппаратная борьба, которая иногда даже выходит за стены кабинетов. Так, осенью 2014-го по распоряжению Ликсутова в центре города поставили парковочные столбики, чтобы машины не заезжали на тротуар. Вскоре другие рабочие стали их ликвидировать — уже по распоряжению Бирюкова. Сергей Собянин в итоге принял сторону последнего, заявив, что «столбики не так безобидны». Муниципальный депутат района Щукино Максим Кац предполагает, что нужную бумагу с ответом мэру подложил Бирюков.

Несмотря на эти небольшие победы, слухи о грядущей отставке Бирюкова возникали регулярно. Так, вскоре после выборов 2013 года говорили, что на его место будет назначен Сергей Капков. Однако в итоге через некоторое время ушел из администрации города именно Капков — а Бирюков остался на месте. Два года спустя, весной 2015-го, главного помощника Бирюкова Андрея Цыбина, возглавлявшего департамент ЖКХ, сменил Владимир Говердовский. Решение никак не было согласовано с Бирюковым, более того, как свидетельствуют источники в мэрии, Говердовский к зиме должен был сменить Бирюкова на посту заместителя мэра. В ответ на это люди Бирюкова начали портить жизнь нового главы департамента, вставляя палки в колеса и саботируя его решения. На открытый конфликт Говердовский не решился — и в итоге в ноябре того же года ушел работать префектом ЦАО. На запрос «Медузы» о комментарии чиновник ответил отказом, сославшись на то, что тема материала не имеет отношения к его нынешней работе.

Коллеги Бирюкова в правительстве Москвы уверены, что у Бирюкова есть свои защитники среди федеральных тяжеловесов. Об этом косвенно свидетельствуют связи с подрядными организациями, подчиненными силовым ведоствам. Так, связанная с ФСО компания «Атэкс» не только разрабатывала датчики для парковок, но и получила контракт на благоустройство развязок на 200 миллионов рублей. А компанией «Чистый город», выигравшей тендеры на благоустройство Новослободской улицы и территории вокруг Новодевичьего монастыря на общую сумму более миллиарда рублей, владеет Сергей Пруссов. По данным «Ведомостей», Пруссов — ветеран службы связи МВД России, его сын Максим работает в министерстве первым замом начальника управления оперативно-разыскной информации.

Однако источник в Кремле советует не верить конспирологическим теориям — по его словам, у Собянина достаточно ресурса, чтобы напрямую прийти к Путину и попросить убрать Бирюкова, но мэр этого не делает. Шаронов считает, что причина в том, что Бирюков «ментально близок начальнику». «Он трудоголик, сторонник ручного управления, очень много держит в голове, — рассказывает бывший заместитель мэра. — Очень много ездит по городу, смотрит, контролирует». По словам Шаронова, для Собянина важно, чтобы в городе постоянно что-то происходило — и Бирюков хорошо выполняет эту задачу.

* * *
Один из участков недостроенного коттеджного поселка под Красногорском завален плиткой. Сам поселок принадлежит партнерам Павла Тё из Capital Group, а конкретный участок — партнеру по бизнесу дочери Бирюкова Ольге Белостоцкой. Плитка закупалась подрядчиком на бюджетные деньги по смете и осталась от благоустройства Бульварного кольца, работы по которому уже завершены. Теперь гранитные блоки штабелями свалены на земле и даже не огорожены забором. Как говорят про такое в Старом Бузце, «черт их знает, как они здесь очутились».

Илья Жегулев
Москва

Отредактировано Zlata (29-07-2018 23:40:24)

216

https://meduza.io/feature/2018/04/12/ch … udet-stoit
  (Текст, карта Москвы.)

 
    Что перекопают в Москве в 2018 году. И сколько это будет стоить
         Meduza15:34, 12 апреля 2018

   Как сказал прошлым летом вице-мэр Петр Бирюков, перекапывать улицы в Москве не закончат никогда. В 2018 году программа «Моя улица» продолжится по всему городу (включая территории за Третьим транспортным кольцом и за МКАД). В связи с чемпионатом мира по футболу масштаб работ будет меньше, чем раньше, однако проходить они будут более интенсивно. Спецкор «Медузы» Иван Голунов выяснил, что именно будут благоустраивать в Москве в этом году и сколько это будет стоить городскому бюджету.
«Моя улица — 2018»: карта

Что и где благоустроят
В этом году работы по программе «Моя улица» в основном будут сосредоточены в переулках и дворах. Из крупных магистралей планируется реконструировать Остоженку и Бутырский Вал. В центре также перекопают Рождественку, Лесную с прилегающими переулками, кварталы вокруг Киевского вокзала, переулки вдоль Смоленской набережной и переулки на Китай-городе — между улицами Мясницкая, Покровка и Солянка. Закончат работы в переулках вокруг Пушкинского музея и на улицах, прилегающих к территории ВДНХ. Также благоустроят площади вокруг станций метро, где несколько лет назад были снесены торговые павильоны, — «Улица 1905 года», «Савеловская», «Динамо». Также починят и облагородят скверы и дворы домов, расположенных вдоль Садового кольца; благоустроят набережную в парке Горького и сделают новый вход в парк со стороны Ленинского проспекта.

Скромный размах работ в центре — следствие двух факторов. Во-первых, это чемпионат мира по футболу — из-за него все благоустройство в центральных районах приостановят с 10 июня по 20 июля. Во-вторых — выборы мэра Москвы, которые состоятся 9 сентября. Предполагается, что к этой дате действующий глава города Сергей Собянин должен открыть как можно больше благоустроенных объектов.

Поэтому основные работы в рамках «Моей улицы» в 2018 году развернутся в парках за Третьим транспортным кольцом. Реконструируют Петровский парк, Кусково, усадьбы Люблино и Воронцово, парк около Северного речного вокзала, а главное — создадут несколько новых: в Капотне, возле озера Черного в Некрасовке, на пустыре возле Курьяновской станции аэрации, где появится парк технических видов спорта (например, в парке будут зона мотокросса, скалодром и велотрекинг).

Сколько стоит благоустройство и кто на этом, скорее всего, заработает
По данным плана-графика закупок мэрии Москвы, в 2018 году на благоустройство планируется потратить не менее 46,5 миллиарда рублей.

За предыдущие семь лет на благоустройство общественных пространств Москвы, по подсчетам «Медузы», было потрачено 197,9 миллиарда рублей — и почти половину этих денег получили пять компаний (или связанные с ними структуры).

Крупнейший подрядчик «Моей улицы» — компании, аффилированные с Павлом Тё, владельцем девелоперской компании Capital Group; за время правления Сергея Собянина они выполнили работы почти на 21,5 миллиарда рублей. Чуть меньше денег — почти 21,2 миллиарда — получили структуры холдинга «Ташир», принадлежащего миллиардеру Самвелу Карапетяну.

Работы на сумму 15,4 миллиарда рублей выполнила малоизвестная компания «Агентство развития перспективных технологий» с Мурадом Бениаминовым, партнером владельца Crocus Group Араса Агаларова и мужем дочери миллиардера Гавриила Юшваева. Еще 11,4 миллиарда рублей получили связанные между собой компании, которыми владеют или управляют бывшие сотрудники холдинга «Универсстройлюкс» (ликвидирован в 2015 году). Владельцем «Универсстройлюкс» являлся Алексей Бирюков, младший брат вице-мэра Петра Бирюкова, курирующего благоустройство Москвы.

Также среди лидеров по полученным контрактам на благоустройство — структуры холдинга «Москапстрой» (общая сумма полученных подрядов — 10,2 миллиарда рублей). До недавнего времени основным акционером холдинга была АФК «Система» миллиардера Владимира Евтушенкова, но летом 2017 года 98% «Москапстроя» было куплено компанией «Мосинжпроект», принадлежащей стройкомплексу правительства Москвы.

Некоторые объекты, которые должны благоустроить в 2018 году, планировали реконструировать и раньше — причем стоимость реконструкции оценивалась иначе. Так, в 2015 году благоустройство Большого Златоустинского переулка планировали провести за 35,7 миллиона рублей. Этим летом аналогичные работы обойдутся городу в два с половиной раза дороже — 95,3 миллиона рублей.

КАК И ПОЧЕМ БЛАГОУСТРАИВАЮТ МОСКВУ
Хозяйствующий субъект Как вице-мэр Москвы Петр Бирюков управляет благоустроительными миллиардами
270 миллионов рублей за гектар Как изменится Москва летом 2017 года и кто на этом заработает. Расследование Ивана Голунова
Москва собиралась заплатить 2,2 миллиарда рублей за разработку концепции благоустройства. Тендер отменили из-за корреспондента «Медузы»
Москва планирует потратить 6 миллиардов рублей на подсветку деревьев. Проект курирует самый богатый чиновник города
В Москве уложили больше гранита, чем добывают в России. Из-за этого в Сибири дефицит камня для надгробий Иван Голунов — о том, кто зарабатывает на московских мостовых и бордюрах

Иван Голунов

Отредактировано Zlata (29-07-2018 23:43:22)

217

https://meduza.io/feature/2017/01/12/fu … otenbergov
(Текст, фотографии.)

         Фужеры от братьев Ротенбергов
   Кто заработал на новогоднем оформлении Москвы. Расследование Ивана Голунова
         Meduza13:17, 12 января 2017

    Новогодняя иллюминация на Пушкинской площади
Фото: Владимир Астапкович / Sputnik / Scanpix / LETA
Расходы московского бюджета на новогоднее оформление города в этом году увеличились более чем в десять раз — на обновление праздничной иллюминации, световые инсталляции и прочие украшения столица потратила в общей сложности почти 7 миллиардов рублей. Спецкор «Медузы» Иван Голунов внимательно изучил, как, кому и на что пошли деньги, — и выяснил, сколько стоили сани Деда Мороза, как елки на московских площадях связаны с благоустроителями центральных улиц и какое отношение к этому имеют братья Борис и Аркадий Ротенберги.
Новый год в десять раз дороже
«Автор идеи Сергей Семенович [Собянин], мы только проводники идеи», — рассказывал в 2013 году вице-мэр Москвы Петр Бирюков, комментируя новогоднюю Москву, расцвеченную праздничной иллюминацией и световыми инсталляциями. Именно Собянину, сменившему в 2010 году Юрия Лужкова на посту мэра, принадлежала идея украсить центр на зимние каникулы — и с каждым годом эта идея воплощается все с большим размахом.

До 2016 года большую часть расходов (80%) на новогоднее оформление города брали на себя частные компании — городские власти отвечали только за обмотку деревьев в центре светодиодными лампами, тратя на это несколько сотен миллионов рублей. В этот раз, однако, все изменилось: на организацию новогодней иллюминации мэрия решила потратить 5,8 миллиарда рублей (а на праздничное оформление в целом — в общей сложности почти 6,7 миллиарда). Основным источником денег стала ежегодная компенсация из федерального бюджета, которая платится Москве за то, что она исполняет функции столицы. Сумма этой компенсации в 2016 году составила почти 12 миллиардов рублей (при этом любопытно, что в 2004-м выплаты Москве были приостановлены — и возобновились уже при мэре Собянине).

До середины 2016 года за праздничное оформление города отвечал департамент СМИ и рекламы. Теперь развешиванием гирлянд на улицах Москвы занимается Объединенная энергетическая компания (ОЭК), которую курирует вице-мэр по экономической политике и имущественно-земельным отношениям Наталья Сергунина. За последние три года под ее контроль перешли несколько проектов, которыми ранее занимался бывший глава департамента культуры Москвы Сергей Капков, — например, реконструкция ВДНХ и проведение городских фестивалей. Именно ОЭК с сентября 2016-го провела, по подсчетам «Медузы», более 250 тендеров на обновление праздничной иллюминации и создание декоративных фигур и инсталляций, общая сумма которых составила 6,69 миллиарда рублей.

Сколько стоили «бокалы» и сани Деда Мороза — и кто их делал

Орнаменты в итальянском стиле на Театральной площади
Фото: Василий Кузьмиченок / ТАСС
По заявлениям мэрии, Москву предполагалось украсить «в итальянском стиле», а проект декораций должен был быть разработан на основе опыта Парижа, Мадрида, Палермо и Токио. Разработкой этой занималась компания «Эдлайн», что обошлось бюджету в 17,5 миллиона рублей.

Тот же «Эдлайн» отвечал за самый распространенный акцент оформления — инсталляции с итальянскими орнаментами, которые были установлены по всему центру города: на Манежной и Пушкинской площадях, перед Большим театром, в Камергерском и Газетном переулках. Всего на них потрачено более миллиарда рублей, из которых «Эдлайну» досталось 825 миллионов. Причем закупать инсталляции администрация города не стала: Москва просто арендовала их до 20 февраля, заплатив за это 446,2 миллиона рублей.

Основные владельцы «Эдлайна» — художественный руководитель фестивалей «Круг света» и «Рождественский свет» Мария Черняк и бывший работник комплекса городского хозяйства мэрии Алексей Холинов. В 2011 году Холинов укладывал тротуарную плитку на улицах Москвы; также он владеет патентом на изобретение «снеготаялки» — такие установлены на снегоплавильных пунктах, куда свозят снег со столичных улиц.

«Бокалы с шампанским» на Тверской
Фото: Евгений Биятов / Sputnik / Scanpix / LETA
Фонари в начале Тверской к Новому году украсили световыми конструкциями, похожими на фужеры с шампанским. За 64 «бокала» город заплатил 143,4 миллиона рублей (по два с лишним миллиона за каждый). Контракт на их изготовление и установку выиграла компания «Форум», которая согласилась изготовить и установить «бокалы» всего за два дня. Ранее «Форум» занимался алкогольным бизнесом: кредитовал одного из крупнейших владельцев ликеро-водочных заводов России, государственный холдинг «Росспиртпром», участвовал в судебных разбирательствах с «Росалкогольрегулированием». За 2016 год, согласно тендерным документам, компания сильно расширила штат: ранее в ней работал один сотрудник, теперь — трое.

По данным ЕГРЮЛ, владелец и гендиректор «Форума» — адвокат Ольга Керецман, которая часто представляет интересы банка «Северный морской путь» («СМП-банк») в судах. Основные акционеры банка — Борис Ротенберг и его брат Аркадий, которые на двоих контролируют более 65% его акций. Вышеупомянутый «Росспиртпром», в свою очередь, активно пользуется услугами «Северного морского пути», а представители бизнес-структур Ротенбергов входят в советы директоров большинства ликеро-водочных заводов, входящих в госкомпанию. Офис «Форума» располагается в соседнем здании с центральным офисом «СМП-банка», а несколько бывших директоров «Форума» продолжают работать в компаниях, связанных с братьями Ротенбергами.

Официальный представитель Аркадия и Бориса Ротенбергов заявил «Медузе», что ни одна из компаний, принадлежащих бизнесменам, не имеет отношения к новогоднему оформлению Москвы.

«Сказочный лес» на Кузнецком Мосту
Фото: Марина Лысцева / ТАСС
Всего от Москвы по случаю Нового года «Форум» получил контрактов на 688,5 миллиона рублей. Например, они же построили инсталляцию на Кузнецком Мосту, который, по замыслу мэрии, превратился в сказочный лес. Здесь было установлено 112 деревьев из светодиодов, каждое из которых стоило почти 3 миллиона рублей.

Светодиодные цветы на снегу на Тверской
Фото: Кирилл Каллиников / Sputnik / Scanpix / LETA
Крупнейшим подрядчиком оформления города к Новому году стали структуры «Ташира» — холдинга, принадлежащего миллиардеру Самвелу Карапетяну, который вообще крайне активно сотрудничает с правительством Москвы: его структуры занимались, в частности, реконструкцией улиц в рамках программы «Моя улица», ремонтировали подземные переходы и больницы, прокладывали теплосети и так далее.

На контрактах, связанных с новогодними праздниками, структуры «Ташира» заработали 1,93 миллиарда рублей. Например, компания стала монополистом в обмотке деревьев светодиодными лентами — для этих целей понадобилось 1650 километров светодиодов, стоивших бюджету 316,3 миллиона рублей.

Основные деньги, впрочем, структуры «Ташира» заработали на изготовлении конструкций в виде своего рода светодиодной грядки из лежащих на земле цветов. Их — с разным количеством цветов и орнаментов — всего было установлено по городу 68; в общей сложности они обошлись Москве в 1,717 миллиарда рублей.

Сани Деда Мороза на Кутузовском проспекте
Фото: Виталий Белоусов / Sputnik / Scanpix / LETA
К новогодним каникулам на улицах Москвы появилось около сотни световых композиций в виде шаров, животных, танцующих людей, а также «больших и малых геометрических фигур» — на них было потрачено более 450 миллионов рублей.

Одна из самых дорогих конструкций — сани-тройка Деда Мороза, установленные у Триумфальной арки на Кутузовском проспекте. Стоили они 44,1 миллиона рублей, а изготовила их компания «Все сам», в общей сложности получившая от мэрии за создание декоративных фигур и новогоднее оформление вылетных магистралей более 780 миллионов.

Ранее компания «Все сам» никогда не занималась светотехническими работами, зато успешно сотрудничала с департаментом торговли и услуг Москвы, который курирует вице-мэр Наталья Сергунина. Например, организация была единственным участником эксперимента по установке роботизированных киосков, которые должны были заменить обычные продуктовые киоски на улицах Москвы (в мае 2016-го эксперимент был приостановлен). В 2015–2016 годах компания «Все сам» стала крупнейшим производителем новых уличных киосков, получив от департамента торговли и услуг Москвы заказов почти на 2,87 миллиарда рублей.

Принадлежит «Все сам» владельцу спа-центра «Посольство красоты» на Тверском бульваре Анатолию Малькову и 33-летней уроженке Ставропольского края Юлии Свинторжицкой (она также владеет сетью вендинговых и платежных терминалов и компанией по установке кофейных аппаратов).

Иллюминированное кресло на одной из площадок фестиваля «Путешествие в Рождество»
Фото: Иван Голунов / «Медуза»
448,5 миллиона рублей Москва потратила на развеску новогодних шаров на тросах над проезжей частью Большой Дмитровки, Кузнецкого Моста, а также Камергерского и Столешникова переулков.

Произвела 649 шаров за более чем 185 миллионов рублей компания «Мастерская городского оформления», принадлежащая Александру Зарецкому, бывшему директору по маркетингу одного из подразделений крупнейшего владельца рекламных щитов холдинга RussOutdoor. Та же «Мастерская» в эти новогодние каникулы установила на площадках городского фестиваля «Путешествие в Рождество» световые кресла и другую иллюминированную мебель для фотосъемок. На изготовление 44 торшеров, 32 столов, 40 кресел, 13 диванов, 51 стула, 15 табуретов и семи тележек для мороженого, декорированных светодиодами, было потрачено 76,5 миллиона рублей.

Световой туннель на Тверском бульваре
Фото: Александр Вильф / Sputnik / Scanpix / LETA
Один из самых заметных московских новогодних объектов — световой арочный туннель на Тверском бульваре, декорированный цветами, — обошелся бюджету сравнительно дешево: всего в 82,5 миллиона рублей.

Тендер на его создание выиграла компания «Промо-лэнд», принадлежащая Сергею Колбаскину, который также владеет мясоперерабатывающим заводом «Радуга» и небольшой сетью магазинов оптики. Основным видом деятельности «Промо-лэнд», согласно ЕГРЮЛ, является «строительство жилых и нежилых зданий»; ранее компания участия в конкурсах на праздничное оформление не принимала.

После новогодних каникул компании, занимающиеся световым оформлением улиц, не останутся без работы. В 2017 году Москва запланировала выделить из бюджета более 10 миллиардов рублей на создание «художественной подсветки и праздничной иллюминации» города. Еще 6,3 миллиарда рублей планируется потратить на ремонт столбов наружного освещения, а 1,9 миллиарда — на оплату электроэнергии, которая необходима, чтобы все это светилось.

Елки от благоустроителей
Традиционно одной из крупных статей новогодних расходов города была установка на улицах Москвы искусственных елок. К Новому, 2015 году мэрия установила 98 деревьев, обошедшихся бюджету в 180 миллионов рублей; а по случаю наступления 2016 года город обеспечил только 62 елки. Правда, стоимость их эксплуатации при этом выросла до 258,7 миллиона рублей — например, самая дорогая ель, «Имперская», 20-метровая конструкция со световыми шарами и снежинками, установленная на Воробьевых горах, обошлась в 14,6 миллиона.

В 2016 году, как заявил мэр Собянин, елки в Москве устанавливали за счет спонсоров, которые могли разместить на них свою рекламу (сам город отвечал всего за два дерева — у мэрии и у здания Государственной думы). Впрочем, в итоге большую часть объектов отчего-то установили малоизвестные компании, самым заметным достижением которых были выигрыши подрядов на благоустройство центра по программе «Моя улица», а также другие бенефициары городского бюджета.

Так, вышеупомянутый холдинг «Ташир» оплатил установку трех елок в центре Москвы — на Пушкинской и Арбатской площадях, а также на Дорогомиловской Заставе. Елку на Кутузовском проспекте около музея «Бородинская панорама» установила компания «Дормет», которая этим летом получила 2 миллиарда рублей на благоустройство Нового Арбата. Елка в Сокольниках установлена за счет компании «Радор-М» — она благоустраивала Тверскую, поставляла Москве гранитные бордюры, получив за это 5,2 миллиарда рублей; также компания помогает городу вывозить снег (что обходится бюджету еще в неполный миллиард рублей).

Установку елки в Зеленограде оплатила компания «Арпт», которая благоустраивала в рамках «Моей улицы» часть Садового кольца и занимается очисткой от объявлений автобусных остановок «Мосгортранса». Елку на Павелецкой площади установила компания «Электротехсетьстрой», которая получает от столичных властей крупные подряды на ремонт подземных переходов и подсветку зданий. Близкая к «Электротехсетьстрою» крупная девелоперская компания ФСК «Лидер» украсила праздничным деревом Садовую-Спасскую улицу.

Компания «МКТ», получившая по программе «Моя улица» более 600 миллионов рублей, установила елки в музее-заповеднике «Царицыно» и около метро «Кузьминки». «МКТ» входит в неформальный холдинг, который РБК связывал с родным братом вице-мэра Москвы Петра Бирюкова Алексеем.

Дочерняя компания АФК «Система» «Лидер-инвест», которая в 2016 году запомнилась тем, что, несмотря на протесты, снесла конструктивистское здание бывшей АТС на Покровском бульваре, отвечала за установку елки на Чистых прудах неподалеку от снесенного здания.

Новогодний фестиваль «Ледовая Москва» на Поклонной горе
Фото: Рамиль Ситдиков / Sputnik / Scanpix / LETA
За самые ответственные участки — елки на Лубянской площади, Поклонной горе, смотровой площадке около Воробьевых гор, около храма Христа Спасителя и здания мэрии на Новом Арбате — отвечал банк ВТБ, который в 2016 году присоединил Банк Москвы. Сбербанк установил елки на площади Никитских Ворот, Славянской площади и около здания Российской государственной библиотеки. Девелоперская компания «Интеко» установила елку перед зданием Счетной палаты. Группа «ЛСР», застраивающая территорию автозавода ЗИЛ, — на Большой Якиманке. MR-Group, застраивающая промзоны бизнес-центрами, — на Триумфальной площади.

«Медузе» удалось найти одну компанию, которая решила порадовать москвичей елкой и бизнес которой никак не связан с городскими властями, — это кондитерский концерн «Бабаевский», установивший новогоднее дерево на Комсомольской площади.

Впрочем, среди меценатов есть и загадочные структуры. Две ели — на проспекте Маршала Жукова и около Дворца пионеров на Воробьевых горах — установлены некой организацией «Суджа». В ЕГРЮЛ зарегистрированы две компании с таким названием, ни одна из которых не занимается бизнесом в Москве. Суджа — один из райцентров Курской области, в которой родился вице-мэр Москвы Петр Бирюков, проводник новогодних идей Сергея Собянина, курирующий программу «Моя улица».

МОСКОВСКИЙ БЮДЖЕТ И ЕГО БЕНЕФИЦИАРЫ
Хозяйствующий субъект Как вице-мэр Москвы Петр Бирюков управляет благоустроительными миллиардами
Липы за 200 тысяч Как и зачем сажают деревья на Тверской — и стоят ли они заплаченных за них денег

Иван Голунов
Москва

Отредактировано Zlata (29-07-2018 23:48:31)

218

https://meduza.io/feature/2017/10/19/v- … -nadgrobiy

      В Москве уложили больше гранита, чем добывают в России.
Из-за этого в Сибири дефицит камня для надгробий Иван Голунов — о том, кто зарабатывает на московских мостовых и бордюрах
        Meduza13:39, 19 октября 2017

Андрей Махонин / ТАСС
По подсчетам «Медузы», за семь лет мэрия Москвы потратила на благоустройство улиц и парков более 189 миллиардов рублей, из этой суммы почти половину — в 2017 году. Одна из крупнейших статей городских расходов в рамках программы «Моя улица» — бетонные и гранитные плитка и бордюры. Как выяснил спецкор «Медузы» Иван Голунов, гранита Москве нужно столько, что его приходится завозить из Китая и с Украины, — а из-за крупных столичных заказов гранита на Урале и в Сибири возникают проблемы у изготовителей надгробий и могильных плит. При этом компании, выигрывающие контракты на поставку гранита, зачастую связаны с московскими чиновниками, которые курируют программу «Моя улица», — а сам гранит не слишком пригоден к московской городской среде.
Когда Сергей Собянин только стал мэром Москвы, его любовь к бетонной плитке была одним из главных городских предметов обсуждения — уже в первый год работы на новом посту Собянин заменил на нее более миллиона квадратных метров асфальта, объясняя это тем, что плитка куда долговечнее. Уже через несколько лет вместо бетонной плитки начали класть гранитную — как еще более долговечную и экологичную. Это сильно повлияло на всю индустрию гранита в стране: за время пребывания Собянина в его нынешней должности, по данным Росстата, объемы добычи этой породы в России выросли почти в 2,7 раза (объемы производства бетонной тротуарной плитки выросли меньше — в два с небольшим раза).

За последние семь лет на улицах Москвы были уложены почти 5,2 миллиона квадратных метров тротуарной плитки и 1,82 миллиона квадратных метров гранитных тротуаров, а также более 1400 километров бетонного бордюра и 1111 километров бордюра гранитного. Таким образом, только одних бетонных бордюров хватило бы, чтобы выложить дорогу от Москвы до Кирова.

«Программа „Моя улица“ буквально возродила горнодобывающую отрасль в стране», — заявил «Медузе» глава городского департамента капремонта Алексей Елисеев, отвечающий за благоустройство. По его словам, за 20 лет, прошедших после распада СССР, многие гранитные карьеры переориентировались на добычу щебня для строительства дорог — и только с началом «Моей улицы» вернулись к производству гранитных плит.

При всех этих достижениях, однако, российское производство гранита просто не успевает за темпами московского благоустройства. Так, в 2017 году Москва уложила почти 1,2 миллиона квадратных метров гранитных тротуаров и еще около 674 километров гранитных бордюров. При этом в 2016-м из всего российского камня произвели в общей сложности 885 тысяч квадратных метров гранитных плит. По подсчетам «Медузы», стоимость гранитных тротуаров и их укладки — это больше четверти стоимости от всего благоустройства: один квадратный метр таких тротуаров обходится государству в 10 301 рубль (это почти в 10 раз больше, чем за квадратный метр асфальта, и в пять — чем за квадратный метр плитки). За последние два года мэрия Москвы потратила на покупку и укладку гранитных тротуаров не менее 24 миллиардов рублей, из которых более 17,5 миллиарда — в 2017 году.

Бордюры вместо надгробий
Сложности с поставкой гранита в Москве привели к тому, что сразу несколько больших улиц в этом году начали благоустраивать только осенью — когда в прежние годы работы по «Моей улице» заканчивались. На нескольких из них в середине августа появилась плитка с необычной маркировкой. Например, наклейки на упаковках гранита в Лубянском проезде сообщали, что он был поставлен для компании «Матюхин стиль». Она занимается ритуальным бизнесом — изготовлением памятников и элитных надгробий.

Как рассказали «Медузе» в трех компаниях Сибири и Поволжья, которые делают надгробные памятники, у них возникли проблемы, поскольку весь гранит с уральских месторождений уходил в Москву. «Из-за московских заказов уральские гранитчики ведут себя грубо и почти перестали брать заказы на небольшие партии в 300–400 квадратных метров», — объясняет собеседник в одной из компаний Новосибирска. В Центральной России такой проблемы пока не возникает. «Из-за позднего начала лета в этом году сократился объем заказов на памятники, и никаких проблем с поставками гранита не возникало», — сообщил «Медузе» гендиректор подмосковной ритуальной компании «Грейс-М» Виталий Гущин (памятники обычно ставят в сухую погоду). При этом предприниматель добавил, что уральский гранит столичные ритуальщики используют редко — только в 5% заказов.

Так или иначе, уральского гранита для благоустройства Москве все равно не хватило — камень пришлось закупать из-за границы. Например, в августе на территории возле парка «Зарядье» корреспондент «Медузы» обнаружил контейнеры с гранитной плиткой производства китайской компании Xiamen Pagoda Build. По словам главы департамента капремонта Елисеева, на территории возле «Зарядья» было уложено 4,5 тысячи квадратных метров гранита — однако китайское телевидение, снимавшее репортаж о поставках бордюров для парка, утверждало, что в Москву отправили 12 тысяч квадратных метров.

Основной владелец Xiamen Pagoda Build — гражданин Украины Максим Трясунов, а его компания также занимается поставками в Россию плит из гранита и мрамора с украинских месторождений. Эти месторождения часто используют и московские чиновники — несмотря на неофициальную «торговую войну» с Украиной. По подсчетам «Медузы», в 2016 году на Большой Якиманке уложили почти 20 тысяч квадратных метров гранита с месторождения в Житомирской области. Тем же летом на Бульварном кольце появились 25 тысяч квадратных метров черных гранитных плит, которые, согласно этикеткам, были произведены на заводах в житомирских селах Галиновка и Торопище. В департаменте капремонта не ответили на вопрос «Медузы», по какой схеме в Москву поставлялся гранит с Украины.

Украинский гранит на Бульварном кольце, лето 2016 года
Иван Голунов / «Медуза»
В 2017 году на Садовом и Бульварном кольце появились ящики с гранитными плитами, с которых были сорваны этикетки, — однако сами ящики и дизайн упаковки совпадал с прошлогодними. Часть плит была проложена картонными упаковками из-под украинских продуктов; по словам директора одного из украинских камнерезных заводов, его и другие аналогичные предприятия пакуют гранит именно так. В мэрии Москвы не стали отвечать на вопросы «Медузы» об украинском камне.

Гранит от РПЦ
В России более 170 месторождений гранита, однако Москва закупает камень только в нескольких — 89% гранита для городских улиц производят три компании, владеющие гранитными месторождениями. При этом еще при Юрии Лужкове мэрия приобрела несколько месторождений гранита в Карелии и Хакасии. Принадлежали они городскому Московскому камнеобрабатывающему комбинату, который, однако, от правительства Собянина заказов почти не получал — в 2016 году предприятие поставило для программы «Моя улица» менее полутора тысяч квадратных метров гранитной плитки. С марта 2017 года комбинатом владеет компания «Гранель». Ее основной бизнес — девелоперский: «Гранель» строит жилые комплексы в Москве и Подмосковье (например, «Императорские Мытищи»); принадлежит компания выходцам из башкирского города Сибай, бывшему депутату Госдумы и сопредседателю ассоциации «Деловая Россия» Андрею Назарову и его бизнес-партнеру Ильшату Нигматуллину, которые владеют ТЦ и гостиницами в Магнитогорске и нескольких городах Башкирии. На судьбу месторождений, ранее принадлежавших Москве, смена владельца не повлияла; насколько можно судить, комбинат находится в предбанкротном состоянии.

С Магнитогорском связаны и крупнейшие производители московского гранита. Почти половина гранита добывается на Мансуровском месторождении на востоке Башкирии. «Мансуровка — „мягкий“ гранит, его легче добывать и резать, можно быстро увеличить его добычу, поэтому Москва и стала там закупать свои огромные объемы», — объясняет директор компании, продающей изделия из гранита. Мансуровский гранит использовался при благоустройстве Садового и Бульварного кольца, Малой Дмитровки, Воздвиженки и других улиц. По проектной документации и расчетам «Медузы», в 2016–2017 годах с этого месторождения поступило в столицу более 771 тысячи квадратных метров гранитных плит и более 100 километров бордюров. При этом, согласно отчетности самого месторождения, в 2015–2016 годах здесь произвели куда меньше гранитной плитки — 274,7 тысячи квадратных метров. «Карьеры часто занижают объемы производства, чтобы меньше платить налогов», — поясняет собеседник «Медузы», гендиректор крупной компании, продающей изделия из гранита. По его словам, также под существующей торговой маркой может продаваться камень с других карьеров — либо нелегальных, либо тех, которые нельзя использовать, например по политическим причинам. Владеет Мансуровским месторождением семья Алексея Шабалина — экс-депутата магнитогорского горсовета, которому принадлежат в городе несколько рынков и торговый центр «Каскад», где располагалось первое в городе казино «Синий таракан». Шабалин не ответил на вопросы «Медузы», направленные его представителям.

Второй по величине поставщик тротуарных плит из гранита — группа компаний «Возрождение», принадлежащая петербургскому бизнесмену Игорю Букато и его дочери Евгении. Компания владеет несколькими гранитными карьерами в Ленинградской области и Карелии, и занимается она не только выработкой камня, но и непосредственно благоустройством улиц. Так, именно «Возрождение» переделывало Пятницкую улицу и Краснопресненскую набережную, получив за два контракта совокупно более полутора миллиардов рублей. Впрочем, основные заказы компания получает все же на родине: «Возрождение» — фактически единственная компания, благоустраивающая улицы в центре Петербурга в рамках программы, на которую «Газпром» ежегодно выделяет около 800 миллионов рублей.

Третий большой производитель гранита для Москвы — уральская группа компаний «Гранит-Индустрия», владеющая тремя месторождениями в Челябинской области. Принадлежит она выходцу из Азербайджана Рахману Махмудову, который также владеет несколькими месторождениями мрамора, гостиницей и кафе в Верхнем Уфалее, городке в Челябинской области с населением 27 тысяч человек.

Производят гранит для Москвы и на менее крупных месторождениях. Например, около 123 тысяч квадратных метров плитки приехало с Исетского месторождения в Свердловской области, совладельцем которого до недавнего времени была Екатеринбургская епархия Русской православной церкви.

Садовая-Каретная улица и окрестности после благоустройства, 13 сентября 2017 года
Сергей Бобылев / ТАСС / Scanpix / LETA
Люди из Верхнего Уфалея
В первые годы программы «Моя улица» строительные компании, выигрывавшие тендер на благоустройство, закупали гранит самостоятельно. Впрочем, по наблюдениям корреспондента «Медузы», почти весь камень поставляли две компании: все то же «Возрождение» (с северных месторождений) и «Гранит-Инвест» (с уральских). Принадлежит «Гранит-Инвест» екатеринбуржцу Алексею Степанченко и Андрею Худякову — уроженцу того же Верхнего Уфалея, где есть активы у азербайджанского владельца «Гранит-Индустрии». Ранее Худяков и Степанченко занимались поставками канцтоваров. Помимо уральских месторождений ГК «Гранит-Инвест» поставляет гранит с месторождений Казахстана и Украины. В частности, летом 2017 года Объединенная энергетическая компания, принадлежащая московскому правительству, закупала через «Гранит-Инвест» облицовочные плиты с месторождения, расположенного в Кировоградской области Украины.

В 2015 году мэрия решила опробовать схему с консолидированными закупками гранитных бордюров — мотивировалось это тем, что так будет дешевле, надежнее и качественнее. Занималось этими закупками городское предприятие «Автомобильные дороги». Тогда была объявлена рекордная закупка 343 километров гранитных бордюров, которые было необходимо поставить в течение 25 дней после заключения контракта. Победителем стала малоизвестная компания «К-холдинг», получившая контракты на сумму 1,07 миллиарда рублей. Издание РБК выяснило, что владелец холдинга Игорь Зимин имеет отношение к группе связанных между собой компаний, которые получают почти треть контрактов на ремонт дорог в Москве. Одна из этих компаний — «Радор-М», выигравшая в этом году большинство тендеров «Автомобильных дорог»; «Радор-М» и связанные с ней фирмы («Роуд групп», «СК Мира», «Дорожные материалы и технологии», «Магистраль Проект») за последние три года получили в рамках «Моей улицы» контрактов почти на 17 миллиардов рублей.

Среди владельцев компаний, связанных с «Радор-М», были экс-начальник отдела капремонта «Автомобильных дорог» Антон Олещук и тогдашний замгендиректора этого учреждения Алексей Елисеев (в 2015 году он передал свои доли в компаниях своему брату Андрею Елисееву). В 2017 году Алексей Елисеев возглавил Департамент капитального ремонта Москвы, который курирует реализацию программы «Моя улица».

По всей видимости, власти сочли эксперимент с консолидированными закупками успешным — и с 2016 года крупные партии гранита город приобретает именно так. «Автомобильные дороги» провели в этих целях 18 тендеров. В двенадцати из них победила все та же «Радор-М» (в пяти случаях компания была единственным участником), еще в двух — «СК „Мира“», в контактных данных которой указан тот же телефон, что у «Радор-М». Эти две компании получили контракты на 9 миллиардов рублей (общая сумма всех тендеров — чуть более 12 миллиардов). Еще два контракта на поставку гранита — на сумму почти 1,7 миллиарда рублей — выиграла компания «Виатекс», единственным владельцем которой является Наталья Ступарик, работающая директором ресторана Boho в Набережных Челнах. Оставшиеся два контракта (почти на 1,4 миллиарда рублей) заключила фирма «ТД „Спецпласт“», которая поставляет для «Автомобильных дорог» материалы для дорожной разметки. Все компании-победители имеют расчетные счета в небольшом Банке корпоративного финансирования (занимает 262-е место по размеру активов среди российских банков) и там же получали гарантии для участия в тендерах.

Этикетки упаковок гранита, обнаруженных «Медузой» на улицах Москвы
Иван Голунов / «Медуза»
Консолидированные закупки привели к созданию новых посредников в цепочке доставки гранитной плитки от месторождений до тротуаров. Согласно товарным накладным по уже выполненным контрактам (накладные имеются в распоряжении «Медузы»), победители тендеров указаны как продавцы, а грузоотправителями являются все те же «Возрождение» и «Гранит-Инвест». Вопреки намерениям чиновников, переход на новую систему закупки увеличил цену плитки для города почти вдвое — если в 2016 году она составляла 3803 рубля за квадратный метр, то в 2017 году — 7591 рубль. В департаменте капремонта «Медузе» сказали, что анализ экономической эффективности консолидированных закупок пока не проводился.

Сделки со стройматериалами для благоустройства привлекали внимание и правоохранительных органов. В июне 2017 года Федеральная антимонопольная служба в ходе проверки программы «Моя улица» обнаружила нарушения на 4 миллиарда рублей, которые, в частности, касались закупки тротуарной плитки и бордюров. Тогда же сообщалось о возбуждении уголовного дела по статье «мошенничество» в отношении руководителей «Автомобильных дорог». По данным телеграм-канала Mash (связан с изданием Life), следствие изучает вопрос хищения около 200 миллионов рублей в рамках контракта на закупку бордюров.

Тайна «Готики»
Хоть московские власти и признали гранитную плитку более подходящей для благоустройства, бетонной плитки на улицах города тоже хватает — за последние семь лет ее уложили более 5,2 миллиона квадратных метров. Одним из крупнейших ее поставщиков, если судить по маркировке упаковки, является компания «Бекам» — при этом рядом с ее названием на этикетке располагается логотип и адрес сайта фабрики «Готика». На сайте говорится, что предприятие входит в состав крупной строительной компании «Крост», которая владеет заводом по производству тротуарной плитки в Солнечногорском районе Подмосковья. Владелец «Кроста» Алексей Добашин во время выборов президента России и мэра Москвы выступал доверенным лицом Владимира Путина и Сергея Собянина.

Компанией «Бекам», по данным ЕГРЮЛ, владеют Сергей Ковалев и Наталья Разникова (никаких других бизнесов у них нет). Выручка компании в 2016 году составила 1,672 миллиарда рублей, чистая прибыль — 18,9 миллиона рублей. «Бекам» практически не участвует в госзакупках: в 2016 году компания приняла участие в единственном тендере — поставке тротуарной плитки на 398 тысяч рублей для управления делами президента. Возглавляет «Бекам» гражданин США Алекс Геллер.

Бетонная плитка с маркировкой фабрики «Готика» и компании «Бекам»
Иван Голунов / «Медуза»
Полный тезка Геллера в 2000-х годах занимался строительством. В частности, его компания AMG Group консультировала иностранных производителей холодильников и косметики, которые строили заводы в Наро-Фоминском районе Подмосковья. Согласно материалам арбитражных судов, компания Геллера в начале 2010-х годов также принимала участие в реконструкции Дорогомиловского рынка и рынка около метро «Багратионовская», которые контролировал бизнесмен Шабтай Калманович, убитый в 2009 году. В 2010 году Алекс Геллер объявил о создании лаборатории доклинических исследований лекарств в подмосковной Дубне — ее стоимость должна была составить 1,6 миллиарда рублей, а вкладываться в проект собирались «Роснано» и «Уралсиб» (также обе компании предоставили AMG Group кредит на сумму 38,6 миллиона долларов). Строительство лаборатории не началось, а в 2015 году Геллера и его партнеров начали подозревать в промышленном шпионаже — об этом сообщало издание «Информ-Дубна».

В «Роснано» «Медузе» сказали, что госкорпорация вышла из проекта в 2012 году. «Геллер почти не скрывал, что его интересует доступ к технологиям и разработкам, а не сам бизнес, — рассказывает „Медузе“ собеседник в „Роснано“. — [К этому проекту] действительно были вопросы со стороны правоохранительных органов. Он сильно подкосил позиции [Леонида] Меламеда (экс-глава „Роснано“, обвиняемый в растрате 220 миллионов рублей — прим. „Медузы“)».

По телефонам «Бекам», указанным в регистрационных данных, связаться с Геллером не удалось. По телефонам двух других компаний, принадлежащих Алексу Геллеру, «Медузе» сообщили, что фирмы освободили офисные помещения, которым принадлежат эти номера, больше двух лет назад. Пресс-служба «Крост» не ответила на запрос «Медузы».

Вандалы против гранита
Как быстро выяснилось, гранит оказался не самым простым камнем для эксплуатации в городе. Сначала оказалось, что при минусовой температуре он становится очень скользким — и после позапрошлой зимы Москва перешла на закупку только термообработанных плит, с которыми такой проблемы не возникает (дополнительную термообработку прошли и уже уложенные плиты).

Вскоре обнаружились и другие проблемы: например, с гранита сложно удалить краску и грязь. При Собянине камень стали также использовать для облицовки подземных переходов — и специалисты «Гормоста», отвечающие за их содержание, неоднократно жаловались, что им не удается полностью удалить с гранита краску.

Ежемесячно на портале «Наш город» появляется несколько десятков жалоб о вандальных надписях на гранитной облицовке переходов. Ответы на них всегда выглядят одинаково: «Химические средства очистки не обеспечивают удаление рисунков в полной мере». При этом в ответах гражданам упоминается керамогранит, хотя по документам стены переходов облицованы гранитом от «Возрождения». «Проблема не в граните, а в новых красках, которые используют подростки. Даже специальными средствами их сложно вывести не только с гранита, но и пластика и металла», — утверждает представитель мэрии.

На красках, однако, проблемы чиновников не заканчиваются. «В мансуровском граните содержится много железа, — объясняет „Медузе“ директор компании, торгующей гранитом. — Его редко используют как тротуар, потому что при частом контакте с водой и химикатами он окисляется и на светлом камне начинают появляться ржавые разводы и пятна. На граните, уложенном несколько лет назад, их можно увидеть уже сейчас».

Отредактировано Zlata (29-07-2018 23:51:39)

219

https://meduza.io/feature/2016/11/07/li … 00-tysyach

        Липы за 200 тысяч
Как и зачем сажают деревья на Тверской — и стоят ли они заплаченных за них денег
Meduza14:45, 7 ноября 2016

Фото: Антон Белицкий / ТАСС
   В начале ноября 2016 года на Тверской улице в Москве высадили липы — несмотря на то что в городе уже шел снег. Еще несколько тысяч деревьев и кустарников будут в скором времени высажены в центре Москвы и в районе МКАД. По просьбе «Медузы» Иван Голунов разобрался в том, почему деревья сажают в ноябре, как их стоимость для городского бюджета за несколько недель упала вдвое, кто занимается новой фазой озеленения и зачем закупать липы в Германии.
Что это за деревья? Их везде будут высаживать?
Липовая аллея на Тверской появилась на прошлой неделе — и это только начало. С 7 ноября начнется озеленение реконструированной части Садового кольца, где будут высажены несколько сотен кленов и лип, несколько десятков яблонь и рябин, а также три вяза и один куст японского багряника.

Новые деревья появятся на всех улицах, благоустроенных в этом году по программе «Моя улица». Всего планируется высадить 2875 деревьев, но больше половины из них будут расти не в центре Москвы, а вокруг транспортных развязок МКАД с семью вылетными магистралями: там посадят все те же клены, липы, вязы, рябины, а также дубы, черемуху и ясень.

Есть, однако, нюанс: деревьев может оказаться в два раза больше. Помимо отдельного тендера на высадку 2875 деревьев, закупить и посадить зеленые насаждения должны были компании, занимавшиеся благоустройством по все той же программе «Моя улица». Например, помимо 97 лип, уже появившихся на Тверской, подрядчик, благоустраивавший улицу, по контракту должен обеспечить ее еще 126 кленами.

Параллельное озеленение кое-где приводит к комичным результатам. В небольшом Черниговском переулке в Замоскворечье в рамках программы «Моя улица» должно быть высажено 48 кленов и 2260 кустарников, а по тендеру на закупку деревьев — еще 20 кленов. Каким образом все это разместится в переулке, длина которого составляет всего 150 метров, пресс-служба мэрии не сообщила.

«Конечно же, это ошибка. Из договора со строителями будет исключен пункт о покупке деревьев», — говорит источник «Медузы» в Комплексе городского хозяйства Москвы, однако на начало ноября никаких изменений в госконтракт не было внесено. Портал мэрии «Наш город» и вовсе настаивает, что в Черниговском переулке в 2016 году будут высажены в общей сложности 4532 дерева, кустарника и цветника.

Зачем опять деревья на Тверской, если их недавно уже сажали?
Действительно, летом 2013 года на Тверской установили гранитные кадки с деревьями и кустарниками. Тогда на эти цели было потрачено 279 миллионов рублей, что привлекло внимание Алексея Навального, который подробно разобрал, на что ушли деньги. Спустя год озеленение было признано удачным: «погибли лишь 4 процента деревьев, тогда как ожидалась гибель до 30 процентов растений из-за плохой экологической ситуации в центре столицы», — заявляли  чиновники. Впрочем, источник «Медузы» в мэрии Москвы признал, что, деревья, высаженные в 2013 году, практически полностью сменились новыми.

Сейчас власти города решили высадить сразу взрослые деревья, выращенные в немецких питомниках. Например, на Тверской высажены 35-летние липы высотой более семи метров. «С одной стороны, взрослое дерево смотрится красиво, с другой — оно более адаптировано к городским условиям и более живучее, чем саженцы», — объясняет источник «Медузы» в мэрии.

Почему деревья сажают в ноябре? Сколько из них выживут?
Оптимальным временем для посадки деревьев считается весна и осень, когда среднесуточная температура составляет около пяти градусов. Такая температура была в первые дни ноября в прошлом году — именно поэтому липы сажали на прошлой неделе. Однако ноябрь 2016 года оказался одним из самых холодных за последние десять лет. Как это скажется на судьбе посадок, пока неизвестно. Гарантийный срок на высаженные деревья, согласно госконтракту, составляет один год. Если за год дерево погибнет, предоставившая их компания «Европарк» обязана заменить растение за свой счет (для частных клиентов «Европарк» предлагает гарантию на два года.)

В отношении общей выживаемости растений в Москве Департамент природопользования и охраны окружающей среды ограничивается общими цифрами: в пресс-службе департамента «Медузе» пояснили, что не приживаются в среднем пять процентов деревьев и семь процентов кустарников, «что соответствует нормативам». При этом чиновники отказываются раскрывать данные о судьбе деревьев на конкретных улицах, ссылаясь на конфиденциальность информации и «охрану прав и интересов третьих лиц». «Публикация отчетной документации по исполнению заключенных государственных контрактов не предусмотрена», — говорится в ответе замглавы департамента Сергея Мельникова на обращение активистов.

Фото: Александр Щербак / ТАСС / Scanpix / LETA
Зачем деревья покупали в Германии? Неужели своих нет?
В России нет питомников, которые способны поставить несколько тысяч взрослых деревьев. Раньше столичные власти пересаживали взрослые деревья в парки из мест, где планировалось начать строительство, — так, например, озеленялся парк «Южное Тушино». «Для того чтобы вырастить дерево, нужно потратить 20–30 лет, — это достаточно большой срок. Предпринимателю нужна для этого как минимум экономическая стабильность», — объясняла Варвара Мельникова, директор института Strelka, который имеет отношение к созданию концепции благоустройства улиц. Одна из крупнейших российских компаний, занимающихся выращиванием взрослых деревьев, принадлежит главному редактору газеты «Комсомольская правда» Владимиру Сунгоркину и его супруге Ирине Савватеевой — но их основные питомники были открыты всего несколько лет назад, и до нужного возраста деревья там пока не доросли.

Сколько это стоит?
Деревья закупало ГУП «Мосремонт», которое прежде занималось ремонтом исторических зданий. Вероятно, неопытностью предприятия в этой сфере можно объяснить то, что тендер на покупку деревьев объявлялся трижды — причем менялась в нем только сумма: к последнему тендеру она снизилась более, чем вдвое, с 1,7 миллиарда рублей до 755 миллионов.

Первый тендер «Мосремонт» объявил 9 августа 2016 года. В нем на посадку и уход за одним деревом предполагалось потратить 600 тысяч рублей (отсюда общая сумма в более чем полтора миллиарда рублей за 2875 деревьев). Начальная цена закупки была определена на основе коммерческих предложений трех неназванных компаний, которые направили их непосредственно в день объявления тендера. Впрочем, после запроса издания РБК в столичную мэрию этот тендер был отменен, а еще через несколько дней стало известно, что замглавы департамента капитального ремонта столицы Петр Туркин, который его курировал, уволился по собственному желанию.

6 сентября был объявлен новый тендер, в котором начальная цена была снижена до 1,34 миллиарда рублей (466 434 рублей за одно дерево). Однако для госзакупок на сумму свыше одного миллиарда должны проводиться общественные слушания — а «Мосремонт» размещал свои тендеры без них. В третьей и финальной итерации тендерной документации, которая была размещена 16 сентября, начальная цена закупки составляла уже 755 миллионов рублей.

Победителем стала компания «Европарк», предложившая выполнить работы за 740 миллионов. Таким образом, каждое дерево обошлось городскому бюджету в 191 171 рубль. Еще почти 40 тысяч пришлось заплатить за посадку и 27,7 тысячи — за уход в течение года. Ранее «Европарк» занимался озеленением нескольких жилых комплексов на Коровинском шоссе и в районе Хорошово-Мневники, а также благоустраивал территорию корпоративного университета «Сбербанка», школы управления «Сколково» и резиденцию президента Татарстана в Казани.

Почему все это так дорого стоит?
Неясно. «Медуза» изучила тендеры на покупку деревьев, которые размещали столичные власти за последние два года. Один из них выиграла компания «Макси Флора», принадлежащая сыну бывшего директора ГУП «Мосзеленхоз» Максиму Воскобойникову. Семиметровые липы того же рода, что сейчас высаживают на Тверской, «Макси Флора» для озеленения Якиманки предлагала по цене в 132 752 рубля за дерево, а для Парка Горького — и вовсе поставляла за 114 259 рублей. Компания «Ривьера», занимающаяся деревьями из немецких питомников, продает частным клиентам аналогичное дерево за 135 500 рублей, обещая скидку за крупный заказ («Ривьеру» отстранили от участия в тендере на поставку деревьев, потому что она планировала использовать для ухода за деревьями поливочную машину, а не обыкновенную автоцистерну, как требовал заказчик).

Согласно договору с «Европарком», 25-летние липы, аналогичные тем, что посадили на Якиманке, Москва закупила по цене 140 998 рублей за одно дерево. А одну липу на десять лет старше (такие посадили на Тверской) город купил за 226 461 рублей.

Как вообще устроен рынок озеленения в Москве?
Это закрытый мир, не терпящий новых игроков. При этом в нем крутятся большие деньги: мэр Москвы Сергей Собянин говорил, что за последние шесть лет в Москве было высажено около 4 миллионов деревьев и кустарников. В это число входят не только истории вроде Тверской и Черниговского переулка: весной и осенью в Москве проводится озеленение дворов по заявкам жителей, оставленных в мобильном приложении «Активный гражданин».

В качестве примера подозрительных сделок можно привести в пример тендер, который в марте 2016 года выиграла компания «Атон». По контракту она должна была высадить более чем 150 тысяч растений за 218 миллионов рублей (заявленная сумма тендера составляла 370 миллионов). Через несколько дней чиновники аннулировали итоги конкурса на том основании, что «Атон» указал «недостоверную информацию в отношении конкретных характеристик товара» — в частности, удобрений. Аналогичные нарушения чиновники обнаружили в документах еще четырех компаний-участников тендера. «Атон» опротестовала решение чиновников в управлении антимонопольной службы по Москве (УФАС), которое обязало столичные власти заключить контракт с «Атоном», — однако к этому моменту деревья уже были высажены. Сделали это компании «Стройиндустрия» и «Гриндор» — с ними были заключены контракты по максимальной начальной цене, несмотря на то что «Гриндор» был в числе участников первого тендера, отстраненных властями из-за недостоверной информации. Более того, если прежде деревья планировалось высадить в течение 30 дней, то новые подрядчики должны были успеть выполнить работы за 10 дней.

По данным «СПАРК-Интерфакс», «Стройиндустрия» — давний партнер дирекции Мосприроды. За последние четыре года компания выиграла тендеры на сумму почти в полмиллиарда рублей, и большинство из них разыгрывало природоохранное ведомство. При этом по одному адресу со «Стройиндустрией» зарегистрировано еще 424 компании, что, по методическим указаниям ФНС, является одним из признаков компаний-однодневок. Контактный телефон «Стройиндустрии» совпадает с телефонами еще двух компаний-подрядчиков правительства Москвы — «Ресурс» и «Юнимикс». Учредителями последней выступали Константин Вячеславович Воронцов и Вячеслав Иванович Воронцов (в марте 2015 «Юнимикс» был ликвидирован). До декабря 2008 года генерал-майор Вячеслав Воронцов занимал пост замначальника Академии управления МВД, позже работал в Счетной палате, а сейчас служит помощником бывшего председателя Счетной палаты Сергея Степашина и является членом Императорского Палестинского общества.

Компания «Гриндор» ранее также неоднократно побеждала на торгах, объявленных «Мосприродой». Ее гендиректором и владельцем компании является Алексей Козлов. Ранее Козлов возглавлял «Гильдию предприятий коммунального хозяйства», учрежденную столичным ГУП «Доринвест» и рядом крупных подрядчиков Комплекса городского хозяйства Москвы. По данным Федеральной налоговой службы, в одной комнате с «Гриндором» зарегистрированы еще 216 юрлиц. По мобильному номеру компании, указанном в ЕГРЮЛ, сообщают, что он «не подключен к станции».

Иван Голунов
Москва

Отредактировано Zlata (29-07-2018 23:56:40)

220

  Собянин и банда или кто и сколько "заработал"
на ремонте дорог и улиц.

    ( Бюджет Москвы в 2018 году составит 2.4 трлн. рублей!)  o.O

https://www.youtube.com/watch?v=CgrvcJoLkkI

Собянин, верните украденные липы!

https://www.youtube.com/watch?v=3_hJeKkci90

Собянинские чиновники в коррупционных схемах по озеленению города.

Отредактировано Zlata (08-08-2018 07:21:12)


Вы здесь » ЗООМИР и не только о нем » ЖКХ, СОЦИУМ, Собянин » ЖКХ, пенсионная система, образование, здравоохранение